Джордж Баланчин: «Достаточно появиться на сцене мужчине и женщине — и вот вам уже сюжет»

5 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 5 января-12 января

Драгоценности... Изумруды, рубины, бриллианты... Они покрывают костюмы танцовщиков, сверкают в прическах балерин, таинственным мерцанием окутывают сцену...

Драгоценности... Изумруды, рубины, бриллианты... Они покрывают костюмы танцовщиков, сверкают в прическах балерин, таинственным мерцанием окутывают сцену. «Драгоценности» — так назвал свой балет Джордж Баланчин. Киев увидит это роскошное произведение балетного искусства 20 февраля 2001 года на сцене Дворца «Украина» благодаря генеральному спонсору гастролей — кондитерской фабрике «АВК».

 

Рассказывают, что поводом для создания этого балета послужило посещение Баланчиным магазина известной ювелирной фирмы «Ван Клеф и Арпель». «Я люблю драгоценности, — вспоминал Баланчин, — я ведь грузин по национальности, выросший в Петербурге. Обе страны — и Россия, и Грузия — понимают толк в драгоценностях. Будь у меня достаточно денег, весь бы покрыл себя драгоценными каменьями».

Газеты писали, что многие покидали знаменитый магазин, опустошив свои кошельки, Баланчин же, так ничего и не купив, вынес из него свои «Драгоценности». Хореограф разговаривает со зрителем на языке танца. «Я не люблю сюжетов, — повторял Баланчин. — Я люблю всякие истории: с удовольствием читаю детективы, смотрю вестерны. Но балет — иное дело: он не должен ничего иллюстрировать. Достаточно появиться на сцене мужчине и женщине — и вот вам сюжет».

Три части балета Баланчин назвал «Изумруды», «Рубины», «Бриллианты», и к каждой из них он выбрал музыку, которая показалась ему наиболее подходящей к магическому значению камня и его цвету. К «Изумрудам» он взял музыку французского композитора Форе к драматическим спектаклям «Пеллеас и Мелизанда» и «Шейлою»; для «Рубинов» — «Каприччио» Игоря Стравинского, для «Бриллиантов» — одну из частей Третьей симфонии Петра Чайковского. Разная музыка, разные настроения, разное хореографическое решение.

Премьера этого балета состоялась в апреле 1967 года в труппе New York City Ballet, созданной хореографом в Америке (кстати, Россия первый и последний раз видела эту хореографию в 1972 году, на гастролях в Москве).

Ваlanchine-way — дорога Баланчина — так называется недлинный проход, ведущий от Бродвея в сторону, вглубь, к Линкольн-центру, комплексу из трех зданий, в левом из которых размещается Нью-Йорк сити балле, Нью-Йоркский городской балет. Детище Баланчина (1904—1983), уже 17 лет существующее его наследием, его именем, его легендой.

Ваlanchine-way — дань благодарности мастеру балета, прославившему и в этой области великий город.

Судя по многим свидетельствам, Баланчин любил Нью-Йорк, чувствовал себя в нем легко и свободно, именно здесь Баланчин окончательно стал Баланчиным — величайшим балетмейстером-урбанистом.

В Петербурге (Петрограде) его звали Георгием Баланчивадзе; в Париже, по воле Сергея Дягилева, его Русским балетом он руководил четыре года, стал Баланчиным; а в Нью-Йорке, городе кратчайших аббревиатур, его все называли мистером Би (mister B).

Баланчин, окончивший Императорскую театральную школу в Петербурге, был последователем московского фанатика от балета Касьяна Голейзовского, балетмейстера, культивировавшего акробатизм на академической основе. Акробатизм и комизм стали главными «коньками» и Баланчина, прошедшего в Лондоне и Париже другую школу — Фокина, Мясина, Нижинской.

И вот, впитав в себя все достижения старинного и современного балетного искусства, Баланчин выпускает премьеру балета «Драгоценности» — 32 года тому назад. «Драгоценности» рекламировались как первый в мире бессюжетный и одновременно мультисюжетный полноценный спектакль.

Вот первая пара в «Изумрудах» — Жанна Аюпова и Андриан Фадеев. Знатная дама и юный паж, покоренный ее изяществом. Иные ассоциации в «бродвейском шоу» под названием «Рубины». На личные взаимоотношения здесь нет времени.

Перед нами артисты, нанятые развлечь и очаровать публику в русском императорском балете. Диана Вишнева, Вячеслав Самодуров, Ирма Ниорадзе, Андриан Фадеев. Гладя на последнего, критики Петербурга поняли, почему Баланчин заставил дебютировать Михаила Барышникова в NYCB именно в этой партии.

А после «изумрудного» подводного царства и рубиново-земной бойкости зритель попадает в разреженный воздух небесных сфер. Это «Бриллианты» и дуэт высочайшего класса Ульяны Лопаткиной и Игоря Зеленского.

В мировом балете известно, что «Драгоценности» Баланчина как единый спектакль идет только в Америке. Это понятно, ибо найти в любой труппе даже четыре действительно драгоценных солиста — задача не из простых. Но это оказалось по плечу Мариинке. В чем и убедится киевская публика, побывав 20 февраля на единственном спектакле этой труппы с уникальной хореографией Джорджа Баланчина — грузина по рождению, петербуржца по воспитанию и американца по месту жительства и творчества...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно