ДВОЙНАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ВАЛЕРИЯ ЛЕГИНА

15 января, 1999, 00:00 Распечатать

Игра нужна не только актерам. Она нужна и зрителям. Нам с вами. Инстинкт игры в глубокой древности осуществлялся в ритуалах...

Игра нужна не только актерам. Она нужна и зрителям. Нам с вами. Инстинкт игры в глубокой древности осуществлялся в ритуалах. Но ритуалы ушли в прошлое. Игра - естественное состояние и потребность человека - стала прерогативой профессионалов. Мы неосознанно доверяем им осуществить этот свой инстинкт и смотрим на его выявление, усевшись в кресле в зрительном зале. Правда, дистанция между зрителем и homo ludens последнее время начала сокращаться, благодаря компактным размерам малой сцены.

Понятно, не все профессионалы способны исполнить эту миссию, другими словами, способны внушить чувство, что это не только он, актер, а и я, зритель, в самозабвенной игре. Но тот, кто избран... Им не в тягость этот крест, даже если общество и не очень внимательно к своему театру, даже если ему не до игры. Не в тягость, ибо разве может быть в тягость твое естественное состояние?

Вы скажете, ну а возвращаться в реальность все равно необходимо. Безусловно. Возможно, оно и ранит, но бывает, дарит минуты полного слияния, когда на лету хватают каждый твой вздох, жест, взгляд. Признание, благодарность, слава - ничто не может сравниться с блаженством этих мгновений...

Думаю, Валерию Легину творческая жизнь такие минуты дарила. Его отстраненность от суеты, его равнодушие к сиюминутной славе и признанию - как бы свидетельство тому. Но не только это.. Есть еще одно, которое окончательно убеждает, - главное - сцена, состояние игры, непрерывный творческий процесс. Я имею в виду его двойную театральную жизнь. Но все по порядку.

Его театральная карьера началась в Могилеве, хотя вырос он во Львовской области, окончил Киевский институт театрального искусства имени И.Карпенко-Карого. Юрий Мироненко позвал его и еще нескольких киевских актеров в Белоруссию, и этот старт Легин очень высоко ценит, как бы считая, что он, актер, родился именно там. И родился именно с крупных ролей (например, в спектакле «Орфей спускается в ад» Т.Уильямса). Два года работы дали удивительные результаты - гастроли в Минске окончились тем, что Юрия Павловича вместе с его коллективом оставляют работать в Минском ТЮЗе. «И я бы до сих пор там жил и работал, - говорит Валерий Легин, - если бы не случилось несчастье. Юрий Павлович погиб. Об этом сообщили летом, когда я был дома в отпуске».

Именно в то время (1979 год) в Киеве формировался Молодежный театр. И его организатор

А. Заболотный приглашает молодого перспективного актера. Вероятно, Валерию было предначертано судьбой стать артистом -выразительные глаза, подкупающая улыбка, голос, располагающий к откровенности. А тогда романтического героя ценили. И для него всегда было место в текущем репертуаре. Другое дело, что репертуар был характерный для времен застоя - в условиях идеологической регламентации театры вынуждены были сидеть на «голодном пайке» современной темы, советской драматургии. Показать на что способен удавалось редко, но все-таки удавалось. Сам актер из всего сыгранного называет несколько ролей и прежде всего две, которые оказались особенно жизнеспособными (визитная карточка театра - «За двумя зайцами», поставленный В.Шулаковым, где он играет Голохвастова, сыграна уже 670 раз; многие годы идет спектакль «Стена» по Ю.Щербаку о взаимоотношениях Тараса Шевченко и княжны Варвары Репниной - там он исполняет главную роль). Особо ценит Легин своего Мака-Мерфи в «Полете над гнездом кукушки» и, конечно, жалеет, что с переездом в новое помещение этот спектакль перестали играть (особенная сценография, сделанная из стекла, была просто нетранспортабельной).

Но и тогда, а конкретно в 1980 году, естественное желание вырваться за пределы привычного привело Валерия к интересному эксперименту - построенному на новых творческих технологиях спектаклю «Стойкий принц» по Кальдерону. Эта работа объединила искания режиссера М.Нестантинера, стремления Г.Гладия овладеть методикой Е.Гротовского и группы молодых актеров, пожелавших этим заниматься. Прорыв в неизвестное оказался несанкционированным и эксперимент окончился запретом. Но, как не парадоксально, запрет не охладил стремления к новому опыту, для его участников - для кого раньше, для кого позднее - он сработал взрывом творческой реализации. Раньше это произошло с их лидером - Григорием Гладием, который реализовал себя уже за пределами Украины, чуть позднее - с актерами Киевского экспериментального театра, возглавленного Валерием Бильченко (который после удачного старта тоже оставил свою страну, а в ней - и свое детище, Экспериментальный театр). Но - еще один парадокс - театр не исчез, не растворился, не канул в Лету. Он продолжает свою творческую жизнь и продолжает успешно, тая в себе огромный творческий потенциал. Думаю, что в этом случае тоже сработала та самая «мина замедленного действия», заложенная в 1980 году спектаклем «Стойкий принц». Ибо актеры Экспериментального - это актеры этого спектакля. Легин в нем играл Короля мавров - антипода Стойкого принца (Г.Гладия). И пришел он в Экспериментальный в трудную для театра минуту, когда Бильченко уже удалился, а замены ему не было. Основной сценой для Легина оставался Молодежный. Но, придя в Экспериментальный, он влился в коллектив настолько естественно, как будто никогда с ними не расставался. Он как бы создан для того, чтобы вносить необходимое здоровое, жизненное начало, искоренять распространенный в театральной среде вирус - распри, порожденные завистью, нежеланием признать чужие успехи. И это вполне естественно - если для актера главным есть сам процесс творчества, он несет в себе конструктивное, а не разрушительное начало, он всегда найдет единомышленников, а не противников. Ему просто не интересно тратить время и силы на что-то другое, кроме творчества.

Придя в Экспериментальный, он принес в спектакль «В ожидании Годо» по С.Беккету не только свою краску для персонажа, но и что-то фундаментальное и основательное для всего спектакля. Его «партия» гармонично дополнила интимно-нервный дуэт А.Петрова и Я.Черненького, и образовавшееся трио получилось спаянным и завершенным, несмотря на импровизационный характер игры. Точнее, импровизационность и стала возможной, благодаря этой спаянности и завершенности. Поццо Валерия Легина, в отличие от главных персонажей, претерпевает ощутимую эволюцию - возникая на сцене как нечто безумно-угрожающее, он через короткое время превращается в нечто беспомощное и никому ненужное и сразу забытое персонажами существо. Но не забытое зрителями - его облик, начиная с кожаного пальто и заканчивая завернутыми в газету ногами, запоминается, как и каждая произнесенная фраза. Тембр голоса, особенно вначале, подчиняет себе не только его несчастного бессловесного слугу Лакки, но и зрителей. Власть абсурда воздействует мгновенно. Актер в этой роли оставляет ощущение некоторой загадки.

Успех «Годо» стимулировал интерес к драматургии абсурда и вскоре воплотился в «Лысой певице» по Э.Ионеско в том же Экспериментальном театре. Валерий играет мисс Смит - супругу мистера Смит. Зрителей, естественно, озадачивает такой выбор - почему женские роли в спектакле играют мужчины, а Главпожарника, наоборот, женщина? Но жанр «абсурда» может оправдать что угодно. Откровенно «валять дурака», оказывается, тоже интересно, тем более, что в союзники взят классик драматургии абсурда. Это может обескураживать - как можно так фамильярно обращаться с классикой? Но классика, и особенно драматургия - только тогда и оживает, когда ее воспринимают со сцены зрители. А «Лысую певицу» воспринимают -спектакль режиссера Ларисы Парис (Москва) рассчитан на широкий спектр вкусов. Кому нравятся хореографические вставки и громогласная музыкальная фонограмма, но лично я прежде всего воспринимаю актерское умение вызвать здоровый смех своим умением «дурачиться». Это как оздоровительная терапия - все плохое в нашей реальности куда-то уходит, жизнь нормализуется, зритель получает хорошую дозу смеха.

А совсем недавно - новая премьера. Валерий Легин сыграл и в «Амфитрионе» по П.Хаксу. Сыграл Юпитера - главного в сонме богов. Юпитера, влюбленного в земную женщину Алкмену и ради нее спустившегося на землю. Спектакль о той земной жизни, увиденной божеством. Юпитер Валерия Легина, воплощая на сцене абсолют любви, стремится посвятить в секреты этой ценности и Амфитриона, но земному человеку, втянутому в бесконечные дела (войны, бизнес, политику и так далее), трудно воспринять эту простую, но для авторов пьесы и спектакля непреложную истину.

Конечно, эту роль - роль любовника, воплотившегося в мужа Алкмены, нетрудно опошлить и, наверное, при нынешнем понимании свободы творчества в другом театре это могло б и произойти. Но в случае з Легиным это невозможно - на сцене господствует стихия игры, способная оправдать любые рискованные интриги.

Умение пребывать в постоянном поиске, страсть к эксперименту закономерно привели Валерия Легина в круг единомышленников. Нет, он остается рыцарски предан Молодому театру - там живут, кроме уже упомянутых персонажей, его Юхан в «Сценах из супружеской жизни», Вальтер из «Игры королей», Войцек из одноименного спектакля. Граф из «Зойкиной квартиры». А сейчас - начало работы над спектаклем, который осуществляет художественный руководитель Молодого театра Станислав Моисеев по двум источникам - «Ревизору» Н.Гоголя и «Хурио Хурина» Н.Кулиша. А на горизонте, пока еще отдаленном, маячит Гамлет в замыслах того же Моисеева. Не очень спешат наши режиссеры браться за него. Одни мечтают, другие, не смея мечтать, иронизируют. А третьим эту пьесу суждено играть. Каким он будет? И будет ли? Да. Несомненно. Ведь творческий, актерский азарт наполнен силой и энергией, которая неизвестно откуда берется. Но которая всегда живет в избранных для игры, не давая им покоя.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно