Два капитана-2. Герой популярного советского фильма вернулся из киноэкспедиции по местам Омара Хайяма

19 ноября, 2010, 15:39 Распечатать

Актера Бориса Токарева ассоциируют с Саней Григорьевым из телефильма «Два капитана» (1976). Правда, ...

Актера Бориса Токарева ассоциируют с Саней Григорьевым из телефильма «Два капитана» (1976). Правда, поклонники актера знают и другие фильмы с его участием («Горячий снег», «А зори здесь
тихие», «Вступление», «Где ты теперь, Максим?»), и иные творческие ипостаси: Токарев — продюсер и режиссер.

Причем его первый режиссерский успех был отмечен в Киеве, на кинофестивале «Молодость»: «Ангел мой» (1989). В этой же картине снималась и его супруга — актриса Людмила Гладунко.

Нынче они, как два капитана, совместно ведут корабль своей студии «Дебют», снимают для ТВ. Недавно этот тандем завершил работу над масштабным фильмом, в котором раскрываются мифы и тайны вокруг личности Омара Хайяма.

О новом проекте и некоторых своих прежних картинах Токарев и Гладунко рассказали «Зеркалу недели».

— Я не была в Украине три десятилетия! — говорит Людмила Гладунко. — С того момента, когда «Ангел мой», где я играю главную роль, получил Гран-при на «Молодости»! А ведь у меня и фамилия украинская — Гладунко. И мама моя, актриса Рита Гладунко, связана с Украиной. Здесь ее хорошо знали. Она снималась у Ивана Кавалеридзе в фильме «Гулящая», играла с Людмилой Гурченко. Мама дружила с Сергеем Параджановым…

— А я в связи с Украиной вспоминаю такой эпизод, — продолжает Борис Токарев. — Режиссер и киноначальник Тимофей Левчук вручал мне награду и очень долго говорил… А я не сдержался и стал смеяться как сумасшедший! Тогда в Киеве не ошиблись, наградив мой первый фильм. Ведь за «Ангела» я получил еще пять международных призов.

— «Ангел» — ваш первый режиссерский опыт. А вот последний на сегодня — «Прорицатель. Омар Хайям. Хроника легенды». Почему возникла восточная тема?

Б.Т. — Эту картину мы сдали месяц назад. Очень трудная была работа. И по объему, и по нагрузкам. Съемки проходили в Тегеране (в Иране), в Узбекистане.

— Какой период жизни знаменитого поэта вы решили охватить?

Б.Т. — От рождения и до смерти… Предприняли попытку «посмотреть» на его жизнь в свете тех событий, которые происходили в далекие времена. Точные даты рождения и смерти Омара не установлены. И наша картина называется «Омар Хайям. Хроника легенды». Хайяма играют четыре актера разного возраста. Количество ролей — около 130!

Л.Г. Сценарий появился не вчера… Кинодраматург Одельша Агишев («Нежность», «Влюбленные») написал его еще в советское время. Но из-за масштабности проекта привлечь достаточное количество стран в производство не получалось. Это был период «излета СССР». И до последнего боялась, что проект не осилим. Самая сложная работа была в Иране. Мы нашли там настоящий киногород. Готовые декорации девятого века. Когда это увидели, поняли: просто обязаны снимать здесь!

— Кого хотели раскрыть в Хайяме — поэта, ученого, философа?

Л.Г. — Каждый человек — определенный микрокосм. А Хайям пробился к нам через века. Сказать, кого в нем больше — сложно… Он разный даже в своих рубаи. Многие посмеиваются, воспринимая Хайяма как гуляку и любителя вина. Но воспринимают его и как великого философа. Иногда у меня возникало ощущение, что его рубаи написаны разными людьми. Мы творили собирательный образ человека большой души.

Б.Т. — Он настолько поднялся над своим временем, что стал даже нашим современником. Он пишет: «Я знаю этот мир напыщенных глупцов, пусты как барабан, а сколько громких слов. Они рабы имен — составь себе лишь имя и каждый ползать пред тобой готов…»

Абсолютно современная история! Он был великим ученым. Создал знаменитый лунный календарь. Мусульманский мир живет по нему до сих пор. Этот календарь настолько точен, что практически не нуждается в поправках. А ведь в свое время Омар обладал минимальными средствами… Он знал лишь карту звездного неба. Еще он был знаменитым математиком. Открыл теорию уравнения. 700 лет спустя она была подтверждена Лобачевским.

При этом Омар оставался романтиком. Хотя у него и существовал вечный спор с Творцом, который заключался в вопросах: дескать, почему же Ты, создавший нас, сделал нас столь несовершенными, ведь все мы в итоге должны уйти из этого мира…

— Так или иначе вы касаетесь в фильме мусульманской темы — довольно непростой в свете межэтнических и межконфессиональных конфликтов в современном мире.

Б.Т. — Очень часто сталкиваемся с ментальным непониманием. Попросту потому, что многого не знаем… «Сон разума рождает чудовищ». И вот в картине есть попытка показать мусульманский мир. В фильме задан основополагающий мотив: почему так, а не иначе? Ведь мусульманин живет так, как ему велит Коран…

— Как вы распределяете обязанности во время работы? Кто главный на площадке?

Б.Т. — У каждого своя зона ответственности. Людмила отвечает за работу с артистами, за мизансцены, сценарий. Мои объекты — камера, технические вопросы, массовые сцены. Когда нужно ехать и выбирать натуру, здесь главный я. Смотрю как продюсер: насколько может осилить наш бюджет ту или иную сцену? Сразу в голове прокручивается масштаб действа.

— Наверное, для восьмисерийного фильма о Хайяме и бюджет предполагается внушительный?

Б.Т. — Бюджет небольшой. Когда со мной разговаривали иранские продюсеры, то говорили, что за те деньги, которые нам выделялись, нельзя снять полноценную картину. И действительно, затрат на производство должно быть раз в десять больше. Помогали правительство Москвы, администрация Узбекистана, посольство и гостелерадио Ирана. Ведь Омар Хайям был похоронен в иранском городе Нишапуре, а в свое время Персидская империя распространялась от границ Красного моря, охватывая и Азербайджан, и Узбекистан, и Таджикистан. Когда я во все это погрузился, понял: мы действительно открываем для себя новый мир!

Снимая для ТВ, сознательно создаем масштабное кино… Наш предыдущий сериал «Моя Пречистенка» прошел в Украине с большим рейтингом (под названием «Две любви»). Там в центре история трех семей, которая охватывает весь ХХ век.

— А кем вы себя прежде всего позиционируете сегодня — актерами, режиссерами, продюсерами, драматургами?

Б.Т. — Интересно заниматься всем, что имеет отношение к кино. Я попал на съемочную площадку давно, еще в середине прошлого века. Впервые снялся в 12 лет. 1959 год… Фильм «Спасенное поколение». О блокаде Ленинграда. Следующий фильм — «Вступление». За эту картину даже получил «Серебряного льва» в Венеции. Еще мальчишкой испытал возможное искушение славой… А когда поступал во ВГИК, у меня за плечами было уже шесть картин! Обучаясь во ВГИКе, снялся в фильмах «Горячий снег», «А зори здесь тихие», «Два капитана».

То есть кино для меня — попросту жизнь. Поэтому не могу сказать, кто я в большей степени — актер, режиссер или продюсер. Хотя в последнее время профессию продюсера осваиваю с удовольствием.

Л.Г. — Мне интересна драматургия. Мои авторские проекты: «Для начинающих любить», «Дистанция» (об олимпийской чемпионке Мастерковой).

Что же касается актерского дела, то здесь я отошла в сторону. Появляются предложения… Но воспринимаю себя в другом «визуальном» качестве. Не вижу своего лица на экране! Может несколько критично к себе отношусь? Но не кокетничаю! Ведь сейчас я хозяйка положения: от сценария до утверждения. И если бы хотела, то уже давно «себя любимую» имела бы на экране. Когда собирались снимать нашу картину «Не покидай меня, любовь», Женя Симонова говорила, что не будет даже пробоваться, поскольку это только моя роль. Но я не собиралась сниматься! И играла Женя.

— Сегодня критики сетуют на кризис в кинодраматургии. Мало интересных оригинальных сценариев…

Л.Г. — Не могу с этим согласиться! Просто все зациклились на чем-то псевдокриминальном. По этой составляющей прошлись довольно жестко. Уже всех «поубивали» — и родители детей, и дети родителей. Так же все всех уже «перелюбили» — на грани комедийного гротеска. Думаю, Феллини посмеялся бы над нами сильно… Но в драматургии нужно идти от простого. Самое интересное — это человек и все, что с ним происходит.

— Выбирая ту или иную тему, чем руководствуетесь, как прогнозируете «спрос» на свои картины?

Б.Т. — Телевизионщики иногда нам говорят: «Это не наш формат!», «Наш зритель это смотреть не будет!» Я в это не верю… Константин Эрнст утверждал, что «исторические сериалы не очень рейтинговые, гораздо интереснее делать современные истории». И тут же запускает «Адмирала» с Константином Хабенским! Значит, есть элемент лукавства? И он в том, что если это «собственный продукт», то его нужно раскрутить. У телевидения для этого небывалая мощь. ТВ с утра до вечера в подкорку вбивает зрителю: «Этот фильм смотреть обязательно!» И другой момент: что, собственно, рекламировать? А рекламировать нужно только качественное, интеллектуальное и своеобразное кино.

В искусстве важна степень участия зрителя и «заразительность» произведения. Наш учитель Борис Бибиков говорил, что «нравится — не нравится» — это те категории, которыми пользуются только зрители. Но не профессионалы. Последние говорят «Верно!» Даже работая с дебютантами, которые приходят из ВГИКа к нам на студию «Дебют», я вижу, какая у них в головах сегодня каша…

— Как вы открыли в себе таланты кинопедагогов? Ведь, судя по всему, даете «путевки в жизнь» многим молодым дарованиям?

Б.Т. — Вот Людмила, да, она педагог от Бога! Невероятно выстраивает задачи, умеет все объяснить… Меня же иногда захлестывают эмоции. Но педагогическая работа и стимулирует. Молодежь часто удивляется: откуда у вас столько энергии? Многие приходят к нам депрессивными, вообразив, что они гении непризнанные. Я говорю: на вас больно смотреть! И тогда они зажигаются, оживают. Ребята-то толковые.

Нынче в российском кино есть целая «плеяда» режиссеров, ориентированных только на фестивали. Основная цель — завоевать любой приз. Появился даже «новый» жанр — фестивальный. Этакая «интеллектуальная помойка». Некое повествование о родине, где все в грязи, где мужики — алкоголики, женщины — шлюхи, а действо — мат-перемат…

Л.Г. — Мы с Борисом Васильевичем набрали актерский курс… И хотя говорят, что время больших актеров прошло… Сейчас среди молодежи по-прежнему много талантливых! Просто ко всем нужен подход. Я, например, всей душой люблю выдающихся русских актрис Доронину, Борисову. И студентам как заклинание повторяю, чтобы они шли в театр на любую работу Татьяны Васильевны! Или Юрия Яковлева. На многих-многих других, кого еще можно увидеть…

— Борис Васильевич, а вот у вас была недавно небольшая роль в российском блокбастере «Код Апокалипсиса». Нужно ли сегодня снимать такие затратные проекты? Или все-таки это подражание Голливуду?

Б.Т. — Да можем делать любые фильмы. И свои «Звездные войны», и свои «Титаники». Но одно дело — на отечественном материале снимать блокбастеры, а другое дело — эти блокбастеры копировать. Копия всегда хуже оригинала. Ведь есть одна особенность, которую подарила нам великая русская литература. Эта литература всегда глубоко проникала в человека — в характеры, ситуации… В американском кино многое выстроено лишь на внешних сюжетах… Но есть и глубинные картины, которые они создали как раз на основе нашей театральной школы…

— Интересно, на чьей вы стороне в конфликте между Никитой Михалковым и Марленом Хуциевым — вокруг киносоюза?

Б.Т. — Никакого конфликта не было! Все раздуто прессой. Просто возникла ситуация, когда нужно было собрать очередной съезд, а сделать этого не смогли… И суд подтвердил: данный съезд нелегитимен, потому что нет кворума. Марлен Мартынович — мой сосед. Мы живем в одном доме. Поэтому знаю: конфликт инспирирован! Большие художники не могут быть врагами. Хотя, конечно, у каждого может быть своя точка зрения...

— Расскажите о вашем сыне. Чем он занимается? Не пошел по вашим стопам?

Б.Т. — Степан закончил Институт международных отношений. Он юрист международного класса. Работает в большой нефтяной компании. Время от времени нам помогает. Кино оставило в нем свою «занозу». Еще в
14 лет снялся у Сергея Соловьева в главной роли в фильме «Сто дней после детства» — светлой, щемящей картине о первой любви. Да, он мог бы заниматься и кинематографом… Но когда вступал во взрослую жизнь (это
90-е годы), кино погибало. А он хорошо учился. С серебряной медалью закончил школу. Блестяще знает два языка. Перед ним сегодня открыт мир…

— Если вспомнить фильм Евгения Карелова «Два капитана», который сделал вас кумиром советской молодежи… Кто из актеров был вашим конкурентом, претендовавшим на роль Сани Григорьева?

— Конкурентов было много! Но и этика тогда соблюдалась. Если актера вызвали на пробу, то в это время других оберегали от ненужной информации. Актеры самолюбивы и ранимы. Когда тебе дышат в затылок, это выбивает из колеи. Уже потом, когда меня утвердили, я узнал, кто эти соперники… Например, известный актер Геннадий Сайфулин.

— Вы являетесь примером счастливой семейной пары — в кино и в жизни. Вместе еще с 15 лет… Поделитесь секретом столь долгого и счастливого тандема.

Л.Г. — В этом вопросе мы с Борисом Васильевичем часто выступаем экспертами в различных семейных журналах и телепередачах. Мое убеждение: в семье сделайте все возможное, чтобы не наскучить друг другу! Рутина начинается со скуки. Разнообразьте свою жизнь! Ведь когда молодые люди объединяются, то им каждую минуту интересно друг с другом, они смотрят в глаза, ловят каждое слово. Но в определенный момент все остывает!

Нам с мужем всегда интересно вдвоем. И некие «провокации» были обоюдными. Нужно постоянно подбрасывать в эту топку дров! Ведь и мы много раз начинали все заново… И прошли длинный путь вместе — как в кино, так и в жизни.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно