ДРУЖБА СЧЕТ ЛЮБИТ

14 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 14 июля-21 июля

Для того, чтобы попытаться найти истину в конфликтной ситуации, необходимо выслушать аргументы обеих сторон...

Для того, чтобы попытаться найти истину в конфликтной ситуации, необходимо выслушать аргументы обеих сторон. Позиция, которую представляет народный депутат Украины Владимир Алексеев, четко изложена в его интервью. А теперь давайте выслушаем доводы другой стороны — председателя Государственного комитета Украины по телевидению и радиовещанию Зиновия КУЛИКА.

— Зиновий Владимирович, какова экономическая подоплека возникновения проблемы с транслированием передач «Останкино» в Украине?

— Прежде всего я хотел бы отметить, что технико-экономические условия — это только половина проблемы. Очень важная, очень серьезная, но только половина. Есть еще политико-правовая ситуация: как, согласно какому международному договору, конвенции, по каким правилам мы имеем право транслировать чей-то информационный продукт? Ведь мы же подписали международную конвенцию по охране авторских прав и прочие подобные документы.

С самого начала нужно очень четко подчеркнуть, что «Останкино» — государственная российская телерадиокомпания — в эфир не выходит. Выходит акционерное общество «Общественное российское телевидение». Так называемое общественное, ибо общественность России к нему никакого отношения не имеет. Это — банковско-государственная структура (причем, насколько банковская, насколько государственная — это остается, как говорят, «за кадром»). То есть, по юридическому статусу — это частное предприятие, и спекулировать на счет того, что из государственного бюджета мы должны оплачивать вещание частной зарубежной компании на Украину — и политический, и правовой нонсенс. Если учесть, что с 1 августа ОРТ начнет транслировать рекламу, тогда это просто превращается в чистый грабеж. Почему?

Начнем с того, что российское теле- и радиовещание в Украине, как и украинское — в России должны транслироваться на основе межправительственного соглашения. Проекты такого соглашения с российской и украинской стороны готовы, но пока их тексты резко отличаются. Я не буду давать детальной их характеристики, но приведу, хотя бы такой пример: если с российской стороны речь идет о взаимном содействии в распространении информации на территории другой страны, то с украинской предусматривается паритетность в этом вопросе: сколько вы — нам, столько мы — вам. И, по-моему, это справедливо.

Сейчас идет черновая работа по отработке принципиальных статей этого соглашения. С этой целью налажены контакты нашего Гостелерадио с Федеральной службой РФ по телевидению и радиовещанию, аналогичная работа осуществляется и по линии министерств иностранных дел обоих государств.

Когда такое соглашение будет подписано, когда определится объем обмена информацией — тогда можно будет говорить о существовании правовой основы для работы.

— Что же, надеемся, что в будущем так и произойдет. А каковы «расклады» на сегодняшний день?

— Судите сами. В 1994 году наш концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения (РРТ) подписал тогда еще с государственной телерадиовещательной компанией «Останкино» соглашение об оплате услуг по трансляции их сигнала на Украину. Согласно этого договора, действительного и по сегодняшний день, российская сторона (подчеркиваю — государственная компания) согласилась оплачивать в сутки шесть часов вещания. То есть понятие «шестичасовой блок», о котором говорят депутаты и коллеги-журналисты — это инициатива и принципиальная позиция «Останкино». При этом делалась ссылка на то, что больший объем денег из бюджета России выделить не смогут.

Если учесть, что все это время мы транслировали их программы в среднем около 19 часов в сутки, то понятно, что оплата должна была осуществляться, приблизительно, только за третью часть.

Есть и еще одно кабальное для украинской стороны условие — разница в тарифах на электроэнергию в России и в Украине. Там она в 2,3 раза дешевле. То есть фактически для распространения сигнала «Останкино» наши реальные затраты превышали в шесть раз те, которые, согласно договору обязалась оплатить российская сторона.

Учитывая интерес к программам «Останкино», да и то, что это наши коллеги, которые тоже находятся в затруднительном положении, мы пошли на это. Но опять-таки, принимая во внимание более чем льготные, можно сказать — дружеские условия соглашения, мы надеялись, что они будут выполнены полностью. Ну представьте: получать определенные услуги в полном объеме, а платить за них только шестую часть — такого международная практика не знает.

Так при чем тут «русофобия», в которой нас кое-кто обвиняет? Подчеркиваю — есть реальная ситуация: государственная телерадиовещательная компания «Останкино» не смогла выполнить взятые на себя обязательства.

— И как производилась оплата трансляции сигнала?

— Ни за один месяц не было уплачено полностью. А всего долг «Останкино» за 1994 год составил 12 519 158 355 российских рублей. Добавьте сюда же долг за первый квартал нынешнего года — 2 596 418 696 рублей, в том числе и за трансляцию «Маяка» — 1 134 115 000 рублей. То есть общий долг «Останкино» нашим средствам связи составляет на сегодня свыше 15 миллиардов российских рублей.

С 1 апреля «Останкино» в эфир не выходит. Его правонаследником стало ОРТ. Мы обратились к генеральному директору АО ОРТ С.Благоволину с предложением заключить договор об оплате услуг (почти аналогичный «останкинскому»). Проект был ему направлен, но остался без ответа... Более того, на днях мы получили из Москвы уведомление, что отныне телепрограмму на неделю для публикации в газетах мы получать не будем. Дескать, они теперь акционерное общество, это их информационный продукт, так что если хотите иметь программу — платите по 00 в месяц.

Естественно, вытесненное из эфира «Останкино», которое теперь не является вещательной компанией, отказывается платить за трансляции сигнала, а учитывая его финансовое состояние — и покрывать долги, образовавшиеся до 1 апреля.

— Зиновий Владимирович, а не компенсируются ли суммы убытков на транслирование сигнала тем, что мы действительно не тратимся на приобретение их информационного продукта?

— Это вы относительно тезиса наших оппонентов о «флоридском телевидении»? Дескать, если бы там была хорошая программа, а мы бы ее транслировали, тамошние телевизионщики выставили бы нам счет. Да, если бы это была частная программа, они бы счет выставили. Если ОРТ — частная компания, она сегодня на вполне законном основании может нам выставить счет, и, я думаю, если учесть возможные штрафные санкции, не хватит бюджета Украины, чтобы с ними рассчитаться. Потому что сегодня мы транслируем этот информационный продукт без всяких юридических основ.

Что же касается договоров между государственными организациями — тут дело иное. В этом случае исходят из международной практики, которая предусматривает, что за продвижение своей информации нужно платить. Скажем, получаем мы «Вiкно в Америку» как информационный продукт из Соединенных Штатов — они заказывают линию, частично компенсируют наши работы, то есть — оплачивают. И так платит любая страна, заинтересованная в продвижении своей информации за рубеж. Это является предметом межправительственного соглашения, которого у нас с Россией нет. Поэтому с «Общественным российским телевидением» — очень серьезные проблемы. Если завтра они обратятся в Европейский вещательный союз или в Международный арбитраж — мы заведомо проиграли, и будем вынуждены выплатить, как говорится, сумасшедшие деньги в свободно конвертируемой валюте, которых у нас, естественно, нет.

Этого, к сожалению, не понимают некоторые наши государственные мужи, заявляющие, что «Останкино» — это национальное достояние Украины. Извините, но таковым оно никогда не было и не будет. Это было раньше национальное богатство России, а сейчас — определенных владельцев, которые составляют акционерное общество ОРТ. То есть — собственность группы лиц.

— Высказанная вами позиция ясна. Но, насколько я наслышан, финансовыми отношениями с «Останкино» и ОРТ проблемы отрасли не ограничиваются?

— Да. Если посмотреть на выделяемые нам из бюджета средства, они составят 43 процента от необходимого объема. Более того: бюджетом вообще не предусмотрена оплата трансляции российских теле- и радиопрограмм. Поэтому не сочтите это менторством, но так и хочется сказать: господа депутаты, рассматривая статьи бюджета, старайтесь прогнозировать последствия ваших решений. Ведь на трансляцию передач первого канала в Украине работают свыше тысячи передатчиков, «съедающих» массу электроэнергии. Их обслуживает большое количество людей. Значит, добавьте зарплату, запчасти... Короче, все это требует больших денег. И когда депутаты выходят на трибуну и говорят, что в «в перiод тотального зубожiння населення, коли люди не можуть купити газет i журналiв, радiо i телебачення є єдиним безкоштовним джерелом інформації», мне хочется сказать: загляните в свои дипломы — инженеров, экономистов, какие там еще... Да ничего «безкоштовного» в этой жизни нет! Формирование и распространение телерадиосигнала — это одна из самых дорогих информационных технологий.

Так вот по самым последним данным (на 27 июня) за распространение всех программ телевидения и радиовещания мы задолжали 913 миллиардов карбованцев. Из-за этого во всех без исключения областных передающих центрах людям не выплачена зарплата за май и июнь, нет запасных частей. В этой ситуации с трансляцией передач «Останкино» может произойти то же, что случилось с «Маяком», только за счет неплатежей. То есть, выходит из строя передатчик, заменить генерирующие лампы телевизионного изображения и радиосопровождения нечем — не за что купить. Пойдет цепная реакция, найдут кого-то «крайнего».

Конечно, можно устраивать пикеты, митинги... Но это — не решение вопроса! Есть реальная ситуация, о которой я предупреждал руководство страны уже который месяц. Единственный, кто в этой ситуации что-то сделал -— это лично Президент. Две недели тому назад он дал министру финансов жесткое распоряжение — покрыть часть долгов. На сегодняшний день из предыдущих долгов было покрыто 450 миллиардов карбованцев. Естественно, эти деньги с неба не упали, а были выделены за счет кого-то. Но за это время долги выросли опять, ведь система постоянно эксплуатируется.

Конечно, можно заниматься «тришкиным кафтаном», но вопросы нужно решать радикально. Национальная телерадиокомпания сейчас не может заниматься тремя каналами, поэтому я предлагал и предлагаю передать первый телеканал в области. Сегодня мы имеем подтверждение почти из 20 областей о готовности оплачивать расходы на трансляцию по этому каналу. В этом случае каждая областная государственная телерадиокомпания, выступающая как юридическое лицо под эгидой облсовета, сама должна заключать соответствующий договор с ОРТ о том, какой объем вещания и на каких условиях она готова оплатить. Этим шагом мы, во-первых, хотя бы частично сохраним этот канал в Украине; во-вторых, снимем политический вопрос. Я считаю, это будет демократично и готов защищать этот проект. Кроме того, он наиболее реалистичен.

Кое-кто предлагает собрать с областей деньги и централизованно оплачивать трансляцию программ ОРТ. Но это будет равнозначно взиманию налога за просмотр его программ. Если же каждая область будет подписывать свой договор, то она будет иметь возможность перекрывать в своей зоне вещания их рекламу и заменять ее своей, зарабатывая таким образом деньги для проплаты информпродукта ОРТ.

Понятно, что существует большой интерес к передачам «Общественного российского телевидения». Как сохранить их трансляции? Я предлагаю выход: решать этот вопрос через областные государственные телерадиокомпании при поддержке облсоветов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно