Доля аудитории. Игорь Кондратюк: о феномене «Х-фактора», ТВ-моде на талант-шоу, а также персональном уголовном деле — в связи с «Караоке...»

26 ноября, 2010, 16:57 Распечатать Выпуск №44, 26 ноября-3 декабря

Очевидное и невероятное: разнообразные талант-шоу за непродолжительный промежуток времени «утрамбовали» праймы украинских телеканалов, словно каток, который тянут по пашне на сельском огороде.

Очевидное и невероятное: разнообразные талант-шоу за непродолжительный промежуток времени «утрамбовали» праймы украинских телеканалов, словно каток, который тянут по пашне на сельском огороде.

Исторической справедливости ради отметим, что одним из первых «агрономов» и «мелиораторов» на тогда еще не распаханном поле украинских телевизионных талант-шоу был Игорь КОНДРАТЮК. Его неугомонные любители (из «Шанса») держали на своих худющих плечах рейтинги «Интера».

Сегодня Игорь — на СТБ. Руководит самодеятельным «Майданом» (караоке) в районе Пассажа. И вершит судьбы нынче всей стране известных песенников — в «Х-факторе».

— Игорь, нынешнее количество талант-шоу на украинском ТВ — дань какой-то очередной моде? Или же просто маневры контрпрограммирования? Или, может, просто «клепки» не хватает некоторым каналам, чтобы поискать другие интересные форматы?

— Здесь, на мой взгляд, все довольно просто... Спрос определяет предложение! Есть у зрителя спрос именно на такой продукт — телеканалы и предлагают его. Что касается отдельных проектов на других каналах... Мне, например, кажется, что украинская «Фабрика звезд» только в третьем сезоне вызвала интерес.

А вот «Суперзірка» «1+1» сделана неправильно — поспешно. Она очень дискредитировала саму идею талант-шоу.

— Думаете, эти талант-шоу уже достигли пика внимания зрительской аудитории? Или все еще впереди?

— Достигли пика охвата аудитории. Ознакомленность масс с этими форматами почти 100%. И возможно, будет спад популярности...

Но что такое спад? Где-то в СМИ написали, что шоу СТБ снизили показатели с 32 до 24%, а ТРК «Украина» — повысили до 11%.

Да на других каналах сейчас вообще нет таких форматов, которые брали бы 30%! Ну, «Квартал» иногда... А так, сегодня героическими передачами считаются те, которые берут до 25%. И это — хедлайнеры.

— У зрителей «Х-фактора» возникают сомнения в честности итогов голосования, ведь в эфире не дают реальных процентов зрительских симпатий. Почему?! Это предусмотрено «библией» британского формата или исключительно политикой СТБ?

— Думаю, любая «библия» — не догма. И предусматривает вариации. Результаты же знают только продюсеры проекта. И я им верю. Кстати, если члены жюри не могут прийти к общему мнению, дальнейшие действия им подсказывает продюсерская группа проекта. И уже тогда принимаем решение в эфире.

— Получается, «Х-фактор» — это проект, где продюсерская группа берет на себя ревизионное участие. Даже, возможно, не всегда комфортное для жюри?

— Я этого не говорил! Последнее слово — исключительно за телезрителями.

— Доля аудитории проекта «скачет». Сначала до отметки 31%. Потом — до 22%. Есть в этом закономерность — относительно изменчивости зрительских симпатий?

— Какая закономерность? Контрпрограммирование... А это уже отдельная игра! Тот же «Гарри Поттер» на «Новом» может быть в паре с «Вечерним кварталом» на «Интере»...

— И все же вы не ответили на конкретный вопрос. Почему зрителям не доносят достоверную информацию об их голосах? Ведь это и их деньги — за sms?!

— В Англии зрителям таких показателей, насколько мне известно, вообще не афишируют! Почему? Потому что программа предусматривает абсолютное доверие к создателям проекта. Например, недавно читал, что там даже наказали кого-то за недостоверную информацию в интерактивных передачах. Даже прикрыли — или программу, или целый канал. Штраф выписали колоссальный! Потому что некоторые «проверяющие» несколько минут не могли дозвониться.

С другой стороны, мне кажется, существует специфическое восприятие именно нашей аудиторией любых результатов. В той же Британии к тому, о чем вы спрашиваете, относятся намного проще. А у нас люди, наверное, накручены известными лозунгами: «Ні — брехні!», «Фальсифікаціям — ні!»

— И из социально-политической плоскости это в некоторой степени переходит и в развлекательную?

— Думаю, да. Знаю, что и в Англии (а это моя осознанная постоянная параллель) возникали спорные моменты вокруг формата. В украинской версии, убежден, все достаточно толерантно. Иначе я мог бы найти примеры «другого» подхода...

— Вам лично обидно, что с проекта одной из первых выбыла одна из самых молодых ваших подопечных — 15-летняя Маша Стасюк, которая интересно исполнила хит Пугачевой «Ты на свете есть». Эмоционально, будто бы посвящение однокласснику. По-детски искренне и убедительно.

— Я думал, Маша была на вершине зрительских симпатий... Среди лидеров! И для меня странно, что так произошло. Объясняю это тем, что, возможно, не совсем удачно выбрали для нее следующую песню... К сожалению, ошиблись...

— Ту или иную композицию сами выбираете? Или опять действует «диктат» СТБ? Возможно, лично г-жи Пилютиковой?

— Выбор должен быть согласованным. Представьте, эту же песню композитора Марка Минкова «Ты на свете есть» могли выбрать еще трое участников проекта! И была бы повторяемость. А программа предусматривает своеобразную драматургию. Конкурс «Новая волна» в Юрмале, кстати, начал делать акцент на драматургии концертов. И потому песни, которые конкурсанты привозили в Прибалтику, часто менялись...

…Да, иногда расходятся мнения с продюсерской группой: хит или не хит? Такие вопросы дискуссионны. Но продолжается еще и притирка к новому формату.

— «Х-фактор», говорят, предварительно рассчитан в Украине на три сезона? Даже заранее некоторые контракты подписаны?

— Не владею такой информацией. Но опять же... Почему продолжается третий сезон «Танцуют все»? Потому что показатели второго сезона были лучше, чем первого. А третий — собирает больше, чем второй. Все нормально! А кастинги — процесс рейтинговый. Иногда их смотрит намного больше людей, чем потом основные выступления.

— В «Х-факторе» довольно свободно обращаются с жанровыми законами. Например, тематический блок, посвященный мюзиклам, собственно, номеров из мюзиклов предложил не так много. Разве это не нарушение «библии»?

— Не согласен. Некоторые композиции, возможно, и были в зоне риска, но многие жанровые признаки выверялись. Например, по Википедии.

— Википедия — не лучший компас в искусстве!

— Понимаю. Но принимали во внимание то, что и музыкальный фильм может считаться мюзиклом: «Чикаго», «Кабаре». Или же «Двенадцать стульев» с Андреем Мироновым.

— А последний фильм — действительно далековат от мюзикла!

— Телевизионный мюзикл — явление пространное. Возможно, в других странах к нему и следует выдвигать более строгие критерии — мюзикл это или не мюзикл? Ведь это направление там чрезвычайно популярно. А в Украине?

— А что в Украине?

— Возможно, только «Экватор» Злотника и «Белая ворона» Татарченко.

— Не только. Еще «Эдит Пиаф» — у франковцев. Замечательный мюзикл. Который, к сожалению, в театре не смогли достойно пропиарить.

— Возможно...

— Когда ребенка, совсем юное существо, «выбрасывают за борт» в прямом эфире, — понятно, что он чувствует. А что чувствуете вы — как ее опекун?

— Конечно, девочка плакала... Она — киевлянка. С ее родителями я познакомился, когда она уже «вылетела». Родители отнеслись к ситуации спокойно. Дескать, кто-то же должен был выбыть... А девочке жаль было расставаться с последним месяцем своей жизни... Это не самый плохой эпизод. Она последней появилась в моей тройке. А было шесть претенденток. Долго колебался. Мне казалось, что она слишком «простенькая». В результате оказалась классной! Работящей, готовой все хватать на лету. Все участники вместе с ней плакали.

— В какой степени «Х-фактор» меняет этих любителей? Хотя бы то, что они живут изолированно — где-то под Киевом... Кстати, где именно?

— На базе отдыха в Пуще-Водице. Там суровая обстановка. Никакого «звездного дома» нет, как в «Фабрике». С ними несколько кураторов от канала. Проживают в том же доме, что и участники шоу «Танцуют все». Но им даже запрещено ходить друг к другу. К ним приезжают учителя вокала. Каждый день их возят на репетиции в классы хореографии.

— На «Новом» в свое время хвастались показателями «Фабрики звезд». Сможет ли «Х-фактор» со временем «задушить» успех канала-конкурента? Чем вообще, на ваш взгляд, эти форматы уж так существенно отличаются?

— Если сравнивать результаты первых сезонов, то уже, как вы говорите, «задушили». Хотя мне такое слово не нравится!

Что касается отличий... Первое — у нас нет закулисной жизни, которая мне никогда не нравилась. Они живут только с надеждой выступить в субботу как можно лучше. Есть участники, которые перед каждым выступлением собирают чемоданы, но потом выступают и остаются жить дальше. А самое трудное для них — ожидание.

— То, что зритель не видит такой «закулисной жизни» — как спят, общаются или чистят зубы, — это плюс или минус для рейтингов?

— «Закулисная жизнь» давно выхолощена — благодаря активности других проектов. Тот же «Дом-2». Ведь лучше посмотреть молодежный сериал, который написали опытные сценаристы, вложили в уста героев иногда напряженные диалоги. Хотя и «Большой брат» в Америке идет уже 12-й сезон на ура. Впрочем, не знаю, что там показывают... Может, там философы какие-то живут в доме?

Кажется, единственная страна, где пересекались «Х-фактор» и «Фабрика звезд», — это США.

— Вас можно считать одним из основателей большого «талант-движения» в Украине. Если вспомнить «Караоке...» и рейтинговые показатели «Шанса»…

— Знаете, показатели «Шанса» на «Интере» иногда достигали 42%! Кажется, все было хорошо... И это при том, что «Шанс» по сравнению с «Х-фактором» вообще не раскручивался. Почти не было промо. Количество анонсов, которые были выданы за всю историю этого проекта, вдвое меньше, чем количество анонсов, уже выданных «Х-фактором». И вообще это был самый дешевый талант-проект в Украине. «Караоке...» тоже могло спорить за пальму первенства в категории цена/рейтинг...

— А может, решите со временем вернуть свой «Шанс»? Если так дешево по производству.

— Не верю, что этот проект когда-то вернется. Ведь кастинг участников «Шанса», который происходил в «Караоке...», уникален с точки зрения достоверности... А если делать стандартный кастинг — четыре члена жюри или три продюсера, это уже другой формат. Словом, немножко «не то».

…И в самом деле, был период, когда существовал только «Шанс», а уже потом началась новая волна нынешних талант-шоу. Для некоторых стран наше «Караоке...» вообще остается «ментально» непонятным. Я показывал программу в Америке нескольким дилерам. Все как один говорили: «Классно!» В Японии также показывали фрагменты из украинской программы и многое говорили о нашей стране в контексте шоу. Интересовались: почему такой успешный продукт нигде в мире не идет? В России, правда, было «Караоке на Арбате» по местному «31 каналу». Потом приостановили...

— Кстати, кем из своих «воспитанников» — времен «Шанса» — и сегодня занимаетесь?

— У меня продюсерские отношения только с Виталием Козловским. Раньше занимался певицами Вороновой и Валевской. Сейчас продюсер Наталии Валевской ее муж. Но у нас остались определенные общие обязательства.

— Сегодня вы на СТБ. А за временами на «Интере» не жалеете?

— Нечего об этом жалеть! Ушел, потому что тогда невозможно было работать там. Что было, то было...

…Вообще через мои программы прошло очень много украинских талантов. Было 620 передач «Караоке...»! В каждой — по четыре финалиста. Это около 2500 участников! Я уже не говорю о тех, кто стоял рядом...

Сейчас в украинском шоу-бизнесе около 30 исполнителей из тех, кто раньше выступал в моих программах: Козловский, Валевская, группа «Авиатор», Вика из «НеАнгелов», Барских, Каднай, Николь, «Антитела», Собко, Розенфельд...

Тина Кароль, например, уникальный случай. Дважды была в «Караоке...» и не победила! Но она вряд ли об этом жалеет. Хотя так было.

— И еще раз о «доле» аудитории, но уже той аудитории, которая в талант-шоу надеется на «звездную карьеру». Не влияют ли все эти шоу на психическое здоровье их участников? Ведь несколько вечеров ты «звезда», а потом снова пропасть безвестности и провинциальной темноты? Ведь это непросто пережить впечатлительным творческим натурам.

— Есть и другое — талантливые люди, которые сразу начинают ловить «звездочку». Считают, что уже стали «крутыми», если с ними сняли одну-две программы... Впрочем, в моем коллективе была такая атмосфера, когда мы не давали людям «крутить» собой, это был бы нонсенс! Согласен, телевизионные эфиры «гипнотизируют» их участников. Но у всех по-разному... Нет общего «диагноза». В моей практике было два-три неадекватных «клиента», за которыми, как оказалось, «кто-то стоял». Потом звонили по телефону, требовали «встреч»! Но за этим — не ко мне! Это вообще бессмысленно. Если уж согласились на такую игру, так давайте играть по определенным правилам...

…Представьте, есть даже уголовное дело, которое заведено на меня лично — за «Караоке на Майдані»!

— А это почему?!

— Один человек считает, что я, не взяв его в финал программы, нарушил таким образом его гражданское право! Хотя этот герой дважды фигурировал в передаче.

Никакой справки у человека не обнаружено. Мужчине —
под 50. Представьте: то, что я ему запрещаю исполнять первый хит в «Караоке...», — это «нарушение» моих обязательств перед зрителями! Он приходит-приходит, а я его не выбираю... Достаточно большой том дела! Я даже встречался со следователем недавно...

— И что же? На чем остановилось следствие?

— История продолжается. Следователя, который ведет это дело, даже не повышают в звании, поскольку дело не закрыто. Нужны объяснения с нашей стороны. Вообще это первый такой случай за 12 лет моей работы в сфере талант-шоу.

— Кто из профессионалов шоу-бизнеса в Украине вам сегодня по-настоящему интересен? Зритель-слушатель устает от попсовой «синтетики», все же ищет «натуральный» продукт.

— Исполнителей уважаю за творчество. Персонально же мне почти никто не интересен. Какая разница, какая личная жизнь у Билык или Вакарчука? Если они поют хорошие песни, я их уважаю без общего чаепития. В этом смысле у меня нет «кумиров».

— В вашем жюри заметна «пикировка» между одним украинцем и известными россиянами. Это режиссура от продюсерской группы? Или все происходит стихийно?

— Стихийно! К тому же в жюри все-таки двое украинцев, белорус и русский. На самом деле я слышал упреки: дескать, почему там русский, а не одни украинцы?

Проходил серьезный кастинг. На СТБ подошли к этому вопросу фундаментально. Кстати, говорят, что жюри самое интересное... Но здесь мне трудно судить. Например, певица Елка — она из Украины — очень понравилась СТБ во время кастинга. Было несколько претенденток на ее место. Но в результате она стала «лидером симпатий». Я же бывал почти на всех кастингах, сидел с Кароль, Джамалой, Гребенюк, Могилевской. Со многими...

— Вы будете принимать участие в следующем сезоне «Україна має талант»?

— Что касается нового сезона, то уже записали две передачи. Жюри осталось неизменным. От добра добра не ищут. Англичане, которых я часто вспоминаю, тоже консервативны в этом вопросе. У них третий сезон одно и то же жюри. Когда кто-то болеет или не может принимать участие, то его никем не заменяют. Получается персональная ответственность каждого.

— А вам не кажется, что в нынешнем «Х-факторе» есть одна проблема?

— Какая?

— Нет колоритного ядра талантов-локомотивов, которые тянули бы за собой вал зрительских симпатий?

— Не согласен. На мой взгляд, тот же боксер Алексей Кузнецов имеет свою немалую аудиторию. С первых программ. Он поразил всех на кастинге, его харизма держит миллионы девушек у телевизора.

— На песне «Не отрекаются любя» продюсеры заставили его лить слезы? И таким образом заводить поклонниц?

— Нет, их никто не учит плакать! Это спонтанно.

— А не жалеете, что даже самые колоритные ваши таланты все же со временем где-то теряются, исчезают? И ничего здесь не поделаешь!

— На СТБ действует продюсерский центр. Он поддерживает талантливых. Знаю, что из самых ярких участников шоу «Україна має талант» СТБ сотрудничает, например, с пародистом Валерием Юрченко. Практически все финалисты двух первых сезонов «Танцуют все» задействованы в живом 3D шоу «Барон Мюнхгаузен» (премьера запланирована на 3 декабря). Кстати, насколько мне известно, это первое шоу в Украине, реализованное по «бродвейской схеме». То есть оно будет демонстрироваться почти каждый день — до середины января.

— Что больше заводит участников «Х-фактора» — творчество или все-таки два миллиона?

— Ни от одного участника не слышал и слова о деньгах! Пока все они хотят победить...

— Но ведь деньги и шоу-бизнес всегда рядом?

— Да, продюсеры Украины практически не работают без инвестирования. Но если есть конкретный инвестор, тогда, пожалуйста, работайте... Ко мне приходят разные «серьезные» люди со своими девочками-мальчиками... Но я откровенно говорю: шоу-бизнес — это только мой второй заработок. Основной — телевидение. И я не вижу смысла перераспределять заработанные мною на телевидении деньги в шоу-бизнес. Хотел бы, чтобы мой портрет был в зале славы телевидения, а не шоу-бизнеса.

— Кто из «Х-факторовских» гениев мог бы рискнуть презентовать Украину на Евровидении в 2011 году?

— Знаете, после прошлогоднего «отбора» меня вообще не интересует, что там происходит на Первом канале относительно Евровидения. Это неплохой конкурс для тех, кто туда прорвался. С точки зрения пиара. В Англии, например, участие в финале «Х-фактора» — это намного «круче» для карьеры в шоу-бизнесе, чем возможность попасть на Евровидение! Победить в «Х-факторе» там означает годовое пребывание в чартах национальной популярности. А на Евровидение у них чаще посылают исполнителей «второстепенных». Тем не менее у нас этот конкурс песни «народу нравится». Дескать, Евровидение — это что-то «такое»...

— Дескать, мы уже приблизились к ЕС!

— Впрочем, сейчас меня волнует другое: очень хочется, чтобы победила одна из девушек, которыми занимаюсь. Но… Все решит зритель.

 

В ЧЕМ ЖЕ ФАКТОР?

THE X-FACTOR — британский проект. Идея продюсера Саймона Ковелла. Этому телепродукту шесть лет. Программа предусматривает поиск песенных талантов. В основном среди самодеятельности. Украинская версия в определенных деталях отходит от «устава». Определив в круг конкурсантов певца, который принимал участие даже в международных профессиональных песенных соревнованиях (Владимир Ткаченко).

Интрига формата: определение таланта через «фактор» харизмы. Через, образно говоря, «небесное» вмешательство. В этом смысле пока самая яркая иллюстрация такого «фактора» — исполнение боксером известной женской песни («Не отрекаются любя»). Когда сильный мужчина не сдержал слез. И расплакался перед многомиллионной аудиторией. То есть в конце концов вмешался «Х-фактор»!

Среди зрителей существуют различные мнения относительно феномена проекта. Часто его воспринимают как шоу фриков. Ведь обычно именно фрики (даже в составе жюри) и «держат» телеаудиторию, провоцируя конфликты. Некоторые считают программу аналогом сельского школьного концерта перед районо. Концерт строго оценивают завуч, директор и представитель из города (то есть жюри).

Одна из особенностей «Х-фактора» — интересная судьба реальных неизвестных людей... Которые мгновенно становятся известными, вплетаясь в музыкальную «аранжировку» программы.

Очевидно также, что у идеи англичанина Саймона Ковелла — дружественный «привет» соотечественнице Агате Кристи. Роман которой — «Десять негритят» — воспринимается как сценарный элемент «Х-фактора». Когда «герои» друг за другом исчезают. И коварного зрителя иногда больше интересует не песенный талант, а исключительно процесс «выбывания». Свидетельство этого — чрезвычайно высокие рейтинги именно второй части «Х-фактора». Когда наши «негритята» куда-то исчезают...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно