Для «Любви» не названа цена. Соискатель «Оскара-2008» аниматор Александр Петров: «Золотая статуэтка Американской киноакадемии в 2000-м мою судьбу не изменила» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Для «Любви» не названа цена. Соискатель «Оскара-2008» аниматор Александр Петров: «Золотая статуэтка Американской киноакадемии в 2000-м мою судьбу не изменила»

25 января, 2008, 13:51 Распечатать

В столице в рамках форума «АнімаКрок» появился человек, к которому не пристает медийное «легенда»...

В столице в рамках форума «АнімаКрок» появился человек, к которому не пристает медийное «легенда». Между тем режиссер-аниматор Александр Петров — один из немногих творцов на советских и постсоветских широтах, награжденный золотом Американской киноакадемии — да-да, самим «Оскаром». После Сергея Бондарчука («Война и мир»), после Владимира Меньшова («Москва слезам не верит»), после Никиты Михалкова («Утомленные солнцем»). Престижную статуэтку Петров получил еще в 2000 году за свой анимационный взгляд (в манере «ожившей живописи») на шедевр Хемингуэя «Старик и море». А на днях очередная сенсационная новость: лента Петрова «Моя любовь» попала в одну из престижных номинаций уже «Оскара-2008». Случай уникальный!

Парадокс еще и в том, что после такого всемирного почета режиссер не стал «столичным светочем», а отправился в провинцию — в Ярославль, где на своей студии в редкой интересной технике (масляной краской по стеклу) корпит над анимационными чудесами. Среди его работ — замеченная академиками «Моя любовь», а также «Корова», «Русалка». В интервью «ЗН» анима-мастер рассказал о некоторых перипетиях, связанных с продвижением своего оскаровского фильма «Старик и море».

«У меня хватило мудрости не бросить это дело...»

— Не поверю, если ваши коллеги-аниматоры не изумляются: да как же так, с таким трофеем — и за столичной чертой! Другие бы на «Оскаре» уже так себя пиарили — с утра до ночи. А вы в тишине, вдали от центра, вдали от популярных СМИ.

— А знаете, ведь именно сейчас я переживаю лучшие свои времена! А вовсе не на «Оскаре». Хорошо — это когда спокойно на душе. Когда у тебя есть дело и оно тебя поглощает — это и есть счастье. С другой стороны, может быть, у меня действительно исключительная ситуация по сравнению с коллегами. У меня есть своя студия. Она в том самом месте, где я мечтал, — в Ярославле, городе, где я родился. Я переехал из Свердловска в Ярославль, когда закончил свой фильм «Сон смешного человека» по Достоевскому. В 1992 году туда перевез свою семью. Мы поначалу снимали квартиру. А я искал возможность обустроить свое «кинохозяйство». Это были не лучшие годы для страны и для многих моих художников. Однако у меня, видимо, хватило то ли мудрости, то ли мужества, а может — глупости, чтобы не бросить это дело в годы безденежья. Можно было тысячу раз разочароваться и податься в Москву! Или поехать искать счастья за границей. Но нашлись заинтересованные люди. И у меня появилась возможность снимать «свое кино». Фильм «Русалка» создан на примитивном оборудовании. Но это первая ласточка. Деньги выделили только на производство. Потом уже пошли призы, которые компенсировали затраты.

— Вы хотите сказать, что даже денежные призы пускаете в «производство»?

— А что с этими призами еще делать? Раньше вознаграждения каким-то образом прилипали к верхним структурам и до художника не доходили. А в 90-е у меня уже никто деньги не отбирал. Поэтому я мог спокойно покупать на них нужные мне железяки.

— Но на призовые деньги кино ведь не снимешь. А вы один свой фильм сняли в Канаде. Повезло? Помогли? Заметили?

— Отчасти помог случай. Отчасти — закономерность. В Москве в середине 90-х начали организовываться разнообразные студии. Мои коллеги работали с иностранными инвесторами. Возникла серьезная серия картин с английскими производителями. Это были заказы для Би-би-си и 4-го канала. Аниматоры делали фильмы по Шекспиру. Пошли циклы на тему известных опер. Эти проекты спасли многих художников от безденежья. Они оказались востребованы, остались в профессии, не уехали за границу. Я мечтал творить только в Ярославле. И вдруг сложилось!

— Стечение обстоятельств? Улыбка судьбы?

— Да уж не знаю… В один прекрасный день приехала из Канады молодая симпатичная женщина, желая освоить анимационный метод, в котором я работаю. Мы с ней подружились. Она узнала, что у меня есть несколько задумок — практически готовых сценариев. Уезжая, она и предложила познакомить с моими идеями канадских продюсеров. Для меня это и был один из вариантов получить финансирование на будущий анимационный проект. Дама вызвала меня в Канаду, когда ей удалось провести переговоры с несколькими частными и государственными студиями. Я с ними и встретился. Через месяц мне перезвонили и объявили о готовности работать совместно над моим проектом.

— Заманчивое предложение по тем временам!

— Но я же не собирался ехать в Канаду — именно там создавать «Старика и море». Хотел стать на ноги в Ярославле. Рассчитывал, что мне просто дадут деньги и позволят работать дома. Но заокеанские продюсеры эту идею отвергли. Правда, их аргумент показался весомым: ненадежная ситуация в России! Они готовы были реализовать этот проект в Канаде или в любой другой стране, стабильной в экономическом и политическом плане. Я и решил: «Ну и ладно! Неизвестно, что у меня дома выйдет». Четких перспектив развития не видел, поэтому и согласился ехать за океан. Так я оказался почти в трехлетней ссылке. Из которой с радостью вернулся домой.

— А что, так плохо было жить в Канаде? Или условия контракта были очень жесткими?

— Как раз в Канаде мне было все интересно! Я с удовольствием использовал этот шанс для того, чтобы познакомиться с принципами их производства, с отношением к работе. Было любопытно «подглядеть» иную технологию, которую потом можно использовать дома. Но оказалось, что там все очень похоже на то, чем мы занимались в Свердловске, Москве или других городах. Та же схема производства! И люди такие же. Есть талантливые. Но и бездарей никто не отменял. Есть честные. Но и бесчестные встречаются.

«На премьеру был приглашен принц Чарльз»

— Вам именно из иностранцев пришлось набирать анимационную команду?

— Команда сложилась сама собой. Я взял с собой за океан семью. Взял оператора. Мой сын, тогда он еще не успел окончить художественное училище, стал первым ассистентом. До этого я работал вообще без помощников. В Канаде я понял, что недооценивал возможности собственного ребенка. Случалось, мы начинали работу в десять или одиннадцать утра. Я садился за свое рабочее место. Рисовал какое-то количество кадров… Уставал и приглашал на свое место сына. А Дима мог закончить рисовать часам к трем ночи.

— Наверное, вы здорово были «зажаты» в сроках. Продюсеры, должно быть, подгоняли?

— Сроки непривычно жесткие! Меня это и угнетало. В конце концов мы все равно опоздали. Каждый месяц выдавали лишь почти по минуте готового материала. Обязаны были закончить фильм к мировой премьере, давно объявленной в Лондоне. У продюсеров оставалась всего неделя, чтобы отпечатать копии к открытию одного грандиозного кинозала, неподалеку от знаменитого моста Ватерлоо. Для англичан это почему-то оказалось очень важным культурным событием. На открытие этого кинотеатра и на премьеру моего фильма был приглашен сам принц Чарльз…

— И как прошла премьера? Вы хотя бы были в числе приглашенных?

— Конечно! Всей съемочной группой. Но мы ехали в Лондон из России. На премьеру приехали и наши продюсеры из Японии и Канады. Все происходило весьма торжественно. Фильм приняли с воодушевлением. Показалось, что мы сделали достойное кино. Поверили, что у «Старика» сложится благополучная прокатная перспектива. Этот проект создавался специально для показа в кинотеатрах новейшего технического уровня. Экран кинотеатров этого класса напоминает белый купол, внутрь которого проецируется изображение. Однако эта суперсистема неожиданно стала сворачиваться в силу того, что в каких-то странах такие кинотеатры не приносили запланированного дохода. Еще до выхода нашего фильма делались неимоверные усилия, чтобы убедить людей: анимация может приносить прибыль! И вдруг эти кинотеатры один за другим стали закрываться, в Канаде в том числе! Надежды продюсеров не оправдались. Коммерческая судьба фильма по Хемингуэю оказалась не очень успешной.

«Проходных лент, как мне кажется, нет»

— Но хотя бы после «Оскара» ситуация изменилась?

— Вообще-то золотая статуэтка американской киноакадемии никак не изменила мою судьбу… «Оскар» в 2000 году не помог, поскольку произошла еще одна непредвиденная «авария»… Мы доверились известной команде дистрибьюторов. Это была солидная американская корпорация, которая чем только не занималась: дороги строила, станки продавала! И надо же было им именно в этот период закрыть свое дочернее предприятие, которое занималось кинопрокатом! Это тоже подкосило предполагаемый благополучный ход событий. Было потеряно время. И моим продюсерам пришлось снова потратить деньги и силы, чтобы восстановить нужные связи, чтобы фильм двигался по предполагаемому пути.

— Этот период и от вас потребовал больших усилий. Наверное, пришлось оторваться от творчества и помогать продюсерам продвигать своего «Старика…»?

— Я не умею этого делать! Другое дело, что «Оскару» придается огромное значение в мире и шлейф за этой статуэткой тянется постоянно. Получаешь такой приз — и понимаешь: это дело ответственное и многообещающее. Но я не ожидал, что от меня потребуется так много «общественной работы» после оскаровской церемонии. Мне это не понравилось. Но в силу сложившихся обстоятельств пришлось и с этим смириться.

— Получается, «до» «Оскара» у вас были более беззаботные эпизоды в жизни?

— Есть призы, которые стали вехой. К примеру, Гран-при, которое я получил в Хиросиме за фильм «Корова». Считаю, что этот мой приз стал ярким эпизодом для российской анимации. Его тоже выдвигали на «Оскар».

Я, правда, не обделен вниманием публики, жюри, фестивалей. У всех моих фильмов, так или иначе, есть своя биография (в разной степени удачная). Проходных фильмов, мне кажется, нет. Это греет. Честно говоря, с волнением ждал реакции на новый фильм на фестивале «Крок». Это близкий и родной по духу мир. Это люди, с которыми вырос и вошел в профессию. Которые за тобой следят. Или ты думаешь, что следят, потому что сам следишь за ними. Мне приз этого фестиваля был очень дорог. Я это им и сказал. Но меня, видимо, не поняли. И говорили: «Ну конечно, ты же только «Оскара» ждешь! А поскольку здесь находишься, вынужден благодарить из вежливости». Прекрасно понимаю весомость «Оскара». Но внимание людей, которых ценю, мне дороже нежели приз мистической академии, где никого и в лицо-то не знаю. Я даже не представляю, как они смотрят мои фильмы, как их обсуждают и что при этом чувствуют…

Из досье

Александр Петров первым из аниматоров СНГ получил премию «Оскар» — за свой фильм по Эрнесту Хемингуэю «Старик и море». Три предыдущие его работы — «Корова», «Русалка», «Сон смешного человека» получили множество других призов на различных фестивалях. Уникальность метода Петрова в том, что свои картины он создает на стекле пальцами («именно это — главный инструмент, остальное так, для макияжа»). Он лауреат Государственной премии России в 1990 и 1995 годах, член Союза кинематографистов России, член Международной ассоциации аниматоров (АСИФА), член Американской киноакадемии. Родился в 1957 году в селе Пречистое Ярославской области. Окончил Ярославское художественное училище и художественный факультет ВГИКа, позже — Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. В анимации с 1981 года. Живет и работает в Ярославле, где создал студию «Мастерская Александра Петрова».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно