DE PHAZZ — МУЗЫКАЛЬНЫЙ АНТИДЕПРЕССАНТ И АФРОДИЗИАК - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

DE PHAZZ — МУЗЫКАЛЬНЫЙ АНТИДЕПРЕССАНТ И АФРОДИЗИАК

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Не открою Америку, если скажу, что музыканты такого уровня наведываются в Украину не очень часто. Е...

Не открою Америку, если скажу, что музыканты такого уровня наведываются в Украину не очень часто. Если вспомнить смельчаков, отважившихся посетить наши палестины в последние десять лет, то хватит пальцев одной руки — британские рейвовые скандалисты Prodigy, классики трип-хопа Red Snapper, неисправимые «новые романтики» Duran Duran, словенские неотрадиционалисты-электронщики Leibach... (О старых и легендарных дип-перплов и иже с ними скорпионзов промолчу, учитывая неактуальность предложения.) Подобные кратковременные и словно случайные гастроли оголили и без того голый, как правда, факт несуществования украинского шоу-бизнеса вообще и гастрольной деятельности в частности.

И вот — еще одно случайное (потому что предвыборное), но чрезвычайно приятное исключение: 13 марта в Киев наведался De Phazz — пожалуй, самый успешный музыкальный проект последних пяти лет в континентальной (минус Великобритания) Европе. 12 марта до сих пор активно не топтаная нестабильная, пиратская и, добавлю, целинная для такой публики украинская земля приветствовала музыкальных космополитов из Берлина. Неожиданно посетив «Сезоны моды», дефаззовцы отметили для себя уровень развития отечественной модной индустрии, а посетители показов прет-а-порте были приятно удивлены приветливостью и открытостью к автографам и искренним улыбкам, охотно продемонстрированным немецкими музыкантами и техниками в количестве 25 человек. На следующий же день в бывшем Октябрьском дворце De Phazz презентовал свою прошлогоднюю программу «Death By Chocolate» («Смерть от шоколада»), а несколькими часами позже уже в клубном формате развлекал ночную публику в «44» на Крещатике.

Причудливые композиции Пита Баумгартнера, главного креатора дефаззовской эстетики и архитектора композиций, трансформировались на сцене в яркий перформанс. Страстный джазовый вокал Пет Эпплтон вместе с семплеванными партиями главного голоса группы Барбары Лар сменял сногсшибательный голосище американца Карла Фриерсона, почти дейвисовская труба соединилась с «мягким» тромбоном, а на богатство перкуссии наслаивался сложный мир новомодных семплов. Все это звуковое разнообразие разбавлялось танцами сестер Доннебергер и причудливым видео, проектировавшимся на экран. Судя по реакции одних, публика ожидала более богатого сценического действа, другие же благодарно реагировали блаженно-сдержанными покачиваниями головы. К сожалению, Октябрьский дворец не прошел испытания таким типом музыки — тесные ряды с полнейшей невозможностью свободно двигаться и отсутствие танцевальной площадки перед сценой накладывались на советский интерьер и физически противостояли распространению волн дефаззовского оптимизма. К счастью, киевская публика оказалась стойкой к внешним факторам, сосредоточившись на музыке.

Кое-кто сравнивает De Phazz со своеобразным музыкальным кооперативом — фабрикой продуцирования хитов, некоторым кажется, что они задают качественный, тем не менее «середнячковый» стандарт европейской музыки из-за отсутствия традиционной для шоу-бизнеса перверсивности — многочисленных атрибутов «звездной команды» во главе с непременной скандальностью. Находятся и такие, которые считают их музыку отрыжкой электронной культуры, упрекая их в чрезмерной эклектичности. Наверное, в этом есть доля правды, поскольку, несмотря на немецкую прописку проекта, De Phazz демонстрирует удивительную как для номинальных берлинцев способность к созданию эклектичного музыкального продукта. Хорошо замешанный на джазовом духе и импровизации, De Phazz демонстрирует фантастическое умение экспериментировать, смешивая многочисленные стили, в которых неопытному слушателю нетрудно и запутаться, — ретро, acid-jazz, trip-hop, ambient, intelligent electro, dub, funk, soul, drum-n-bass, lounge, jive... Опытное же ухо способно дополнить этот перечень своими стилистическими находками, хотя, пожалуй, все-таки не за это любят De Phazz. А за то, что остается вне стилевых определений, — атмосферу абсолютного позитива, заложенного в каждую ноту каждой композиции, какую-то абсолютно нездешнюю романтичность, сквозную эротичность, черную сентиментальность, тропическую лиричность и, отважусь на несуразный эпитет, смелую красоту.

Слушать De Phazz три года назад было признаком определенной меломанской продвинутости. Уже первый диск группы «Detunized Gravity» с акцентом на элементы hip-hop и соула нашел своего слушателя — немного разочарованного в жизни интеллектуала. Но уже через два года ни один клуб, дискотека или вечеринка не обходились без горячих дефаззовских пьес с непременными паузами и зависаниями, богатством семплов и басовых линий, глубокими вокальными партиями и... музыкальной дисциплиной. Второй альбом De Phazz «Godsdog» явил смесь джаза, экзотической мамбы, ретроспективной lounge и страшно модного и актуального trip-hop. Музыка группы приобрела черты респектабельности и эйфории одновременно, абсолютной позитивности и комфортабельности. Именно этим альбомом De Phazz открыл «золотую жилу» позитива на много лет вперед. А уже третий альбом «Death By Chocolate» с энергичными эклектическими «брызгами шампанского» стал воплощением плюсового драйва De Phazz. Музыка стала не такой нервно-современной, а больше джазово-ностальгической и саркастической — с определенным подчеркиванием поп-эстетики 50—60-х годов.

Лично у меня De Phazz оставляет впечатление музыкальной кондитерской. Крем, шоколад, ваниль — непременные ассоциации после прослушивания. Кое-кто утверждает, что дефаззином можно лечить психическую депрессию и потому альбомы группы должны продаваться в аптеках как антидепрессанты. Недавно же кельнские профессора путем полевого эксперимента обнаружили бесспорное влияние музыки группы на мужскую потенцию. Выяснилось, что, слушая De Phazz, мужчины просто неистовствуют от сексуальной эйфории и восторга, а женщины — от реакции мужчин на музыку группы. Лидера De Phazz Пита Баумгартнера это совсем не тревожит: «На самом деле, когда мы сочиняем свою музыку, то совсем не думаем о том, что будут делать люди во время ее прослушивания. Но мы совсем не против, чтобы наша музыка стала сопровождением к сексу».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно