Чужой плен. Великое прошлое и туманное будущее украинской книги - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Чужой плен. Великое прошлое и туманное будущее украинской книги

4 июля, 2008, 13:04 Распечатать

Одна из вещей, которыми украинцы могут гордиться, это книга, но... в прошлом. Историки уверены: книга существовала в Украине раньше официальной даты, провозглашенной пропагандой СССР...

Одна из вещей, которыми украинцы могут гордиться, это книга, но... в прошлом. Историки уверены: книга существовала в Украине раньше официальной даты, провозглашенной пропагандой СССР. Конечно, как могло тогдашнее руководство признать, что когда на территории Украины печатали книги, в Москве только начали строить типографию? Тем не менее, как утверждается сейчас, книгопечатание в Украине возникло в ХV в. Результаты поисков ряда отечественных и зарубежных ученых подтверждают, что задолго до прибытия Ивана Федорова во Львов, основания им в 1572—1573 годах типографии и издания в 1574 году «Апостола», на западноукраинских землях существовало книгопечатание.

История с математикой

Непривычно осознавать на фоне устоявшегося со времен СССР взгляда на историю, что книга в Украине древнее, и обязаны мы этим не России. Да, исторические документы, обнаруженные львовским исследователем Орестом Мацюком в конце 60-х годов ХІХ в. в Центральном государственном историческом архиве во Львове, указывают на существование в этом городе типографии Степана Дропана еще в 1460 году (!). Всего за каких-то там сто лет до появления на территории Украины официального основателя книгопечатания! Но если даже «не заметить» львовскую типографию середины ХV в., быть обязанными за приход собственной книги в Украину, как свидетельствуют некоторые источники, мы должны были бы не России. Хотя бы потому, что первым печатником украинских книг был немец Швайпольт Фиоль, который в 1491 году напечатал в Кракове кириллицей «Октоих» и «Часословец» для потребностей Украинско-Белорусской православной церкви. О церковном назначении этих книг свидетельствуют язык и упоминание отдельных восточнославянских православных святых. Украинизмы в языке изданий Фиоля объясняются вероятным украинским происхождением помощников печатника, как и его заказчиков, которые, наверное, были из ближайшего православного Перемышльского епископата. Однако важен сам факт существования такого прецедента. Как и распространение в Украине с конца XV в. «Часослова» (1493), изданного в венецианской типографии Андрея Торесанского, черногорских изданий «Октоиха» (1494) и «Псалтыри» (1495) и напечатанных в Вильно белорусом Франциском Скориной «Малой подорожной книги» (1523) и «Апостола» (1525).

Если прибегнуть к современной лек­сике, можно отметить значительный рост предложения украинских книг бла­годаря быстрому развитию книгоиздательского бизнеса. Конечно, речь идет не о бизнес-буме или значительном расширении линейки товаров, ведь мы говорим о средневековье — пусть и более толерантной православной Украины, — когда книги были все таки товаром не повседневного употребления. Тем не менее не многие страны могут похвалиться полным изданием всех книг Священного Писания, переведенного на язык, бытующий среди народа, уже в конце ХVІ в., тогда как Украина может гордиться Острожской Библией, напечатанной в 1581 году на церковнославянском языке. Или выпуском свыше 138 книг за период с 1561 по 1722 год одной типографией, чем может похвалиться Братская Ставро­пигийская типография. Или изданием уже за первые 15 лет существования (1616—1630) свыше 30 произведений, а именно столь­ко их напечатала Киево-Печерская типография Лавры. Кстати, по свидетельст­ву отдельных источников, именно типография на Печерске еще в первой половине XVIII в., имея исключительную монополию на печать и продажу церковных книг, оставалась с технической стороны наилучшей типографией во всей России. А это уже о многом говорит.

Вообще, как свидетельствуют некоторые источники, в типографиях восьми городов Волыни, пяти типографиях Львова и семи городов Галиции за два столетия было напечатано, соответственно, 75 и 150 разных книжных изданий. А по статистическим данным за 1798—1883 годы, украинская литература, даже в условиях постоянных притеснений и запретов, жила и развивалась. За шесть лет зафиксировано 445 изданий около 300 писателей лишь той час­ти Украины, которая входила в Российскую империю. В Западной Украине, по данным указателя «Галицко-русской библиографии ХІХ века», в период с 1801 по 1860 год было издано 1224 книги, брошюры и различных открыток.

Высокие показатели. Но, к сожалению, они дискредитируют нынешнюю Ук­раину, которой сравнительно мало удалось достичь за эти столетия. Официаль­ные данные за 2007 год весьма неутешительны. Как указано на официальном сайте Книжной палаты Украины (кстати, име­ни Ивана Федо­рова), в 2007 году было издано 17 987 книг и брошюр. При этом, по исторической справке Госком­телерадио Украины, за 1917 и 1918 годы на украинском языке было напечатано 1753 книги — 58% от общего количества изданий; за 1919—1926 годы — 7282 книги — 32,5%; за 1927—1938 годы — 48 114 изданий — 64,6%. Если принять во внимание современные условия печати, цифры еще больше удручают: сегодня общий годовой тираж составляет 56111,7 тыс. экземпляров. То есть немного больше, чем 56 млн. на всю Украину. Не будем подсчитывать мифическое «среднее количество книг на одного украинца». Какой смысл делить на 47 млн., куда входят и малыши, которые не умеют читать, и все те, кого последняя книга покинула вместе с последним звонком? Просто посчитаем учебные и методические, научные и официальные, нормативно-практические издания (6276, 2700, 1019 и 878 соответственно). А также учебные и методические (21,647 млн. экземпляров) — прежде всего это учебники и пособия, которые нужно издавать, но которые никоим образом не удовлетворяют желание просто провести время за чтением книги. Количество литературно-художественных изданий составляет 2730, общим тиражом 6,688 млн. экземпляров. Имея такие цифры, не стоит удивляться, что большинство книг, пополняющих полки наших магазинов, из России и Беларуси. Кроме сугубо психологических факторов, например, привычность такого экспорта, кроме раскрученности российских авторов и большого количества поп-литературы невысокого художественного вкуса, но имеющих удобный формат и высокие цены, — такие книги выигрывают за счет более широкого ассортимента и больших тиражей.

О дефиците и спросе

Даже если бы мы очутились в ситуации, когда сами собой появляются новые интересные, а иногда и просто массовые авторы с раскрученным именем-брендом, которые пишут со «скоростью Донцовой» при ее же тиражах, — то она (ситуация) все равно едва ли была бы в пользу читателя. Какой смысл иметь миллион, если ты не можешь снять со счета и гривни? В Украине пока, по разным данным, насчитывается от 200 (газета «День» от 27 мая 2008 г.) до 500 книжных магазинов, около 60% населения не имеет доступа к книгам («Зеркало недели» от 17—23 мая 2008 г.). «Приятные» показатели для европейской страны, претендующей на место в мировом интеллектуальном сообществе. При таких условиях в Украине книгоиздание остается чем-то средним между дорогим хобби и бизнесом. Тогда как, например, в РФ это — именно бизнес. Ведь он приносит значительные доходы, в частности, и за счет гривневых кошельков. А как может быть иначе, если оборот рын­ка составляет 2,5 млрд. долл. (газета «Коммерсант» от 26 мая 2008 г.)? Именно поэтому, наверное, в данных Российской книжной палаты фигурируют довольно приятные для России рекорды — публикация статистических данных за 2007 год называется «Новые рекорды». Так, в статистических материалах указано, что за 2007 год количество названий книг и брошюр достигло отметки 10 8791, из которых книги составляли 84,5% (91 876), общим тиражом 665,682 млн. (книги — 77,9%, или 518,349 млн. экземпляров). Уже этих цифр достаточно, чтобы сравнить и огорчиться: российских 108 791 против 17 987 украинских; тираж — 665,682 млн. против 56,111 млн. А если добавить сюда такую маленькую деталь, что, по предоставленной Российской книжной палатой информации, в 2007 году в России среди общего количества названий было 34 издания на украинском (!) языке с тиражом 151,3 тыс. экземпляров (это больше, чем было издано, при почти одинаковом показателе, на осетинском — там тираж составлял 48,9 тыс., и больше, чем при показателе 77 названий с тиражом 143,3 тыс. экземпляров — на немецком), то картина становится еще более яркой.

Нелегкие шаги по родной земле

Однако не все так плохо в датском королевстве. Все-таки украинская книга живет и развивается, постепенно набирая обороты и стимулируя тем самым развитие всей книгоиздательской индустрии. Так, по данным Государствен­ного реестра издателей и распространителей книгоиздательской продукции, по состоянию на 1 апреля 2008 г. в Украине насчитывается свыше 3978 субъектов издательского дела (3213 — юридических лиц, 765 — физических). Конечно, эти статистические показатели не говорят в принципе ни о чем, тем не менее, они свидетельствуют о росте заинтересованности к этой отрасли производства, хотя бы в виде увеличения почти на 200 лиц зарегистрированных участников рынка, по сравнению с сентябрем 2007 года (3781 субъект книгоиздательского дела: 3078 — юридических лиц, 703 — физических лица). Также положительным и характерным моментом является выделение лидеров в каждом сегменте рынка, создание четко узнаваемых брендов. Например, то же издательство «Фо­ліо», которое в 2007 году из общеукраинских 17987 изданий книг и брошюр напечатало 329 (140 на украинском языке и 189 — на русском), обеспечив тем самым общий тираж свыше 1,5 млн. экземпляров (570 тыс. экземпляров на украинском языке и 953 990 — на русском) из общеукраинских 56 млн. экземпляров. Заметьте, не учебников, а коммерческой литературы, которая свободно вращается на рынке Украины и даже экспортируется в Россию. Свои экспортные ниши на рынке РФ имеют и такие украинские издательства, как киевское издательство «Софія», специализирующееся на философской, эзотерической и художественной литературе, львовская «Каль­варія», которая продает права на свои издания не только в Россию, но и Поль­шу, издательство «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» — культовое детское издательство Украины. Впрочем, как было указано в распространенном 31 мая заявлении Кабинета министров Украины, наш внутренний книжный рынок более чем на 90% заполнен иностранной, преимущественно русскоязычной литературой.

Учитывая это, особое внимание привлекает развитие сегмента распространения книги — хотя бы и за счет работы больших иностранных сетей, которые вышли на украинский рынок со своими сетями книжных магазинов. Так, на сегодня основными игроками на книжном рынке Украины (кроме «Книжного клуба», успешно работающего в нише «Книга-почтой») стали такие гиганты, как «Книжный супермаркет», «ТОП-КНИГА Украина», сеть «Буква». Каждый из них имеет национальную сеть магазинов и делает довольно значительные инвестиции в дальнейшее развитие торговли книгами. Например, «Книжный супермаркет» насчитывает 26 книжных магазинов, представленных во всех крупных городах Украины. Не меньше возможностей для развития имеет и «ТОП-КНИГА Украина», представляющая интересы новосибирской «ТОП-КНИГИ», которая владеет в России сетью из 582 магазинов (по состоянию на апрель 2007 года) и на украинский рынок выделила для дочерней компании уставной капитал в сумме 385 тыс. грн. Тем не менее самые быстрые темпы развития демонстрирует сеть книжных супермаркетов «Буква», представляющая интересы польской компании Empik, «дочки» инвестиционного фонда NFI Empik Media & Fashion. Так, 65% основанного в 2005 году ЗАО «Сеть книжных супермаркетов «Буква» в декабре 2006-го выкупили поляки за 6,25 млн. долларов, чем был поставлен рекорд заинтересованности в торговой книжной сети Украины. На фоне открытия лишь за 2007 год семи книжных магазинов нового «большого» формата (площадью не менее 400 кв. метров с представлением не только книжной продукции, но и всей линейки «интеллектуальных товаров») и модернизации уже имеющейся сети супермаркетов под брендом «Буква», на что, по некоторым данным, было израсходовано около 25 млн. долларов, серьезными кажутся предоставленные «Интерфаксом-Украина» цифры: за 2007 год новому собственнику удалось увеличить чистую прибыль сети в 8,4 раза по сравнению с 2006-м, и довести его до показателя 10,278 млн. грн. Наряду с повальным развитием сетей, любопытно то, что свои позиции сохранили и такие дистрибьюторы, как «Саммит-книга» и «Джерела М».

Но наиболее важным моментом для развития украинской книги представляется появление самостоятельных брендов украинских авторов, поскольку о какой украинской книге можно говорить, если только переводить иностранные бестселлеры или на сто процентов копировать, пусть и признанные, любимые, но «затасканные» и имеющиеся в каждой, даже частной, библиотеке классические произведения? Да и распространять свою культуру невозможно без распространения своей литературы, своего взгляда на мир. Книги Андрея Куркова, Оксаны Забужко, Люб­ка Дереша и других пользуются неизменным спросом на нашем рынке.

Вместе с тем особенностью книжного рынка Украины остается отсутст­вие профессионального института литературной критики. Если за рубежом судьбу автора определяют критик и его рецензия, которые иногда могут как сломать «молодое дарование», так и поднять его на вершину популярности, то в Украине ситуация противоположная: рейтинги возникают почти стихийно. Это, с одной стороны, дает больше возможностей для появления новых имен, с другой — привычно отражает не качество произведений, а имя-бренд. Например, в рейтинге журнала «Коррес­пондент» первое место в художественной литературе занимает София Андрухович с книгой «Семга», а в документальной — первая и вторая позиции остались за Юрием Андруховичем и Оксаной Забужко, тогда как третье, шестое и седьмое места заняли книги серии «Украинские политики от «А» до «Я» Сергея Руденко.

Разумеется, книги нельзя оценивать по цифрам. Книга — это весь мир. Мир автора, его фантазии, его ощущение действительности, его таланта. Можно признать, что показателем здесь является не количество, а качество, вкус автора. Тем не менее... Чем больше выбор, тем больше людей можно поймать на крючок, зацепить, захватить в плен... Украинской книге сделать это труднее, поскольку читатель проходит мимо, оставаясь в чужом плену. И не помогают здесь ни гордость за минувшие времена, ни знание того, что мы были первыми. А как бы хотелось, чтобы можно было прийти в книжный магазин вблизи дома, где пока размещается какой-то непонятный бутик, и, потянувшись к ближайшей книге, не выискивая, а просто — к ближайшей, увидеть в руках мировой бестселлер украинского автора, изданный в Украине, для украинцев и распространенный в мире благодаря доброй воле украинцев...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно