«Что такое хорошо и что такое плохо?» Культурный 2010-й: «сухой остаток»

24 декабря, 2010, 15:48 Распечатать

Традиция обязывает: под занавес года изображать очередную «мину» при прекрасной игре. При этом со...

Каннская планида украинского «Счастья» и хроническое отечественное малокартинье.

Лакейские теленовости и ТВ-перепроизводство вкупе с кризисом идей.

Две премьеры от Евгения Станковича и рейдерские атаки на Союз композиторов.

Патронат ЮНЕСКО над историческим центром и варварское уничтожение оного нуворишами.

Растущее количество арт-институций и размытое «лицо» актуального искусства.

Гастрольные «оккупанты» и соотечественники-«невозвращенцы».

Зрительский бум в театрах на фоне потери их сценической квалификации.

Премиальные преференции для литераторов и скудный «паек» для читателей.

И это — еще не все…

Традиция обязывает: под занавес года изображать очередную «мину» при прекрасной игре. При этом сообразив на троих, на семерых (или сколько нас там в компании?) эдакую финальную сцену культурного года: все кланяются, герои победили, негодяи посрамлены. Постоянные авторы «Зеркала недели», а также друзья нашей газеты — в свете традиций «итожить, что прожил» — пытаются ответить на давний детский вопрос от Владимира Маяковского: что такое хорошо, а что такое плохо? Естественно, в преломлении на год 2010-й — на сферу прекрасного и иногда безобразного.

ТВ-паразиты, клоны-калеки плюс Арфуш

— НА УКРАИНСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ заметно плохо то, что произошло с новостями после смены власти, — считает Отар ДОВЖЕНКО («Телекритика»). — По уровню манипулятивности, по количеству нарушений стандартов информационной журналистики, по замалчиванию значимых событий и тем современные новости мало чем уступают тем, которые создавались по темникам с Банковой в 2002—2004 годах. Единственное отличие: теперь вместо конкретных рекомендаций редакторы новостей получают общие установки — обожать власть и не вредить ей. Отсюда особая осторожность, которая делает новости беззубыми и выхолощенными.

Хорошо то, что эта тенденция охватила пока наиболее рейтинговые телеканалы, оставив островок нецензурированной информации. И часть журналистов все же старается противостоять превращению СМИ в средства агитации и рупоры власти. Пример Wikileaks засвидетельствовал, что в информационную эпоху «система» может проиграть одному-единственному человеку. А в Украине людей, которые все же не отреклись от миссии свободной журналистики, не единицы, а десятки, даже сотни. Это внушает надежду.

Плохо то, что под предлогом «усталости от политики» закрылись некоторые качественные политические ток-шоу. Хорошо, что хотя бы некоторые остались — действующей власти этого достаточно, «чтобы дурь была видна».

Плохо, что телеканалы, действуя по принципу «если одну программу смотрят хорошо, то нужно сделать три точно такие же», перегружают свою аудиторию десятками однотипных развлекательных проектов. Зрителям предлагают иногда больше чем нужно «отдельного продукта», больше, нежели зритель способен усвоить… Предварительный результат — охлаждение к определенным форматам. Показатели некоторых талант-шоу падают. И только скандалы — к примеру, «изгнание-возвращение» Кривошапко из «Х-фактора» — способны заметно стимулировать зрительский интерес.

Хорошо, что ТВ демонстрирует стремление не только паразитировать на чужих идеях (приобретая определенные форматы или же неудачно «обезьянничая» вокруг оных, как это произошло на «1+1» с «ГПУ» — клоном-калекой российского проекта «Прожекторперисхилтон»), но и… Но и искать собственные ключики к сердцам зрителей. Плохо лишь то, что из всех примеров подобного поиска («Рабиндранаттагор» на ТВi, «Украинская мечта» на ICTV, «Разбор полетов» на «Интере») все равно торчат уши узнаваемых первоисточников!

Плохо то, что Первым Национальным руководит Валид Арфуш, а в прайм-тайме канал демонстрирует мордобой… Хорошо, что у украинской аудитории все-таки есть большой выбор, помимо Первого Национального…

«Малолитражный» Жадан против Забужко

— ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС в уходящем году отмечен рядом приятных неожиданностей и не очень «позитивных» явлений, которые, к счастью, не формируют заданных тенденций, — уверен литературный критик Игорь БОНДАРЬ-ТЕРЕЩЕНКО. — Так, например, пальма первенства в издании зарубежных авторов перешла с Востока на Запад. Львовская «Кальварія» из наиболее знаковых изданий этого года порадовала лишь переводом «Фатальних стратегій» Жана Бодрийяра (в переводе Леонида Кононовича). А Наталка Сняданко удосужилась издать свой перевод «Абетки» Чеслава Милоша» не в своем регионе, а в новом харьковском издательстве «Треант».

Харьковское «Фолио» уверенно заполняет свою же новую серию «Карта світу» (уже вышли произведения Харуки Мураками, Эрленда Лу, Питера Эстерхази и даже «Похождения скверной девчонки» нобелевского лауреата Марио Варгаса Льосы). Впервые в Украине в этой же серии переведены новые книги российского постмодерниста Владимира Сорокина «День опричника» и «Сахарный Кремль». По такому случаю писатель — опять-таки «впервые» — отправился во всеукраинское турне.

Сергей Жадан
Сергей Жадан
Также исключительно новые произведения (а не переиздания известных авторов) наподобие «Волошиловграда» Сергея Жадана, «Болезни Либенграфта» Александра Ирванца и «Садовника из Очакова» Андрея Куркова появились в этом году на «фолийном» востоке... В то время как наши западноукраинские издательства больше вдохновляли разве что компилятивными сборниками: «Ботакє» Прохасько («Лілея-НВ»), «Затонулі в снігах» Галини Пагутяк и «Від Джойса до Чубая» Василя Габора (обе — «Піраміда»).

Разве что львовская «Піраміда» несколько удивила прекрасными романами — «Капелюх Сікорського» Владимира Даниленко и «Дрозофіла над томом Канта» Анатолия Днистрового. Последний, между прочим, даже номинировался на премию «Книга года Би-Би-Си».

Отрадно, что в рамках некоторых премий — например, вышеупомянутой «Книги года Би-Би-Си» — природа читательского интереса, как говорят, берет свое… И в финале этого же года тяжелейшее «твориво» Оксаны Забужко «Музей покинутих секретів» — вопреки почтенному жюри — легко дрогнуло перед натиском «малолитражного» романа Сергея Жадана «Ворошиловград».

Жаль, конечно, что особого ажиотажа вокруг наших премий по-прежнему не наблюдается! Так как выбор автуры ежегодно практически один и тот же. И до общественного резонанса, как это случилось на недавнем «Русском Букере» (когда присудили первую премию малоизвестному автору языческого эротического романа «Цветочный крест»), у нас дело не доходит.

С одной стороны, это примета более-менее стабильной отечественной литературной жизни: с парой-тройкой испытанных авторов (среди которых — «европейский» Андрухович или «ворохобний» Жадан…).

С другой стороны, согласитесь, для развития отечественной литературы хоть в каком-нибудь направлении — украинском или европейском — это не самая лучшая новость.

PinchukArtPrize в «зоне бедствия»

— СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО В УКРАИНЕ, его позитивные тенденции, то есть «хорошо» — это прежде всего институциональный рост, — говорит арт-критик Аксинья КУРИНА («Украинская правда»). — Эти процессы наблюдаются и за пределами Киева — открытие проекта «Изоляция» в Донецке, новая площадка «Я — галерея» в Днепропетровске. В Киеве — рестарт Центра современного искусства, запуск онлайн-журнала «Коридор».

Если рассматривать содержательную часть, то самое интересное то, что происходило в 2010 году в Центре визуальной культуры Киево-Могилянской Академии. В Киеве наконец-то появилось пространство для интеллектуальных дискуссий. Пока только юниоров и политически левое. Но из этой среды будут выходить люди, которые уже лет через пять будут определять интеллектуальную повестку дня.

Вообще приятно в течение года наблюдать на дискуссиях и лекциях заинтересованных молодых людей.

Что же касается конкретных арт-проектов, то, на мой взгляд, самым своевременным оказалась «Украина» Сергея Браткова в PinchukArtCentre.

Из недавних событий — это присуждение премии Малевича художнику из Херсона Станиславу Волязловскому. Надеюсь, признание и растущий интерес к его творчеству не убавит драйва.

«Плохо» — отношение к пиару. У некоторых участников как арт-, так и кинопроцесса сформировалось представление о пиаре как о «важнейшем из искусств». С другой стороны, есть интересные события и персоны, которые оказываются вне внимания медиа и, как следствие, не доходят до всех заинтересованных как раз по причине неумения или нежелания пользоваться пиар-инструментами.

Разочаровывает качество некоторых событий. Особенно лекций… К примеру, Льва Мановича. Думаю, организаторам, приглашающим иностранных лекторов, стоит им (лекторам) хотя бы намекать, что в Украине живут… не только дикари. Это, кстати, общая тенденция: профессора западных университетов «выдают» у нас лекции на уровне ликбеза для школьников.

Разочаровала выставка номинантов PinchukArtPrize. То есть выбор художников и собственно культура экспонирования. Если это выбор «лучших из лучших» молодых дарований нашего времени, то можно лишь повторить вслед за Бэнкси: «Современное искусство — зона бедствия. Никогда еще в истории столь многое не было сосредоточено в руках столь незначительного числа людей, для того чтобы сказать так мало».

Рейдеры, Станкович и погибшая мечта Евгении Мирошниченко

— «СЕРЬЕЗНАЯ МУЗЫКА» в 2010-м во многом обязана Шопену, — уверена Юлия БЕНТЯ («Коммерсант-Украина»). — С его мазурок и вальсов началась концертная серия «Классика и джаз», запущенная компанией Jazz in Kiev. Ему же в рамках совместного проекта Польского института и Ансамбля Nostri Temporis 24 молодых композитора Украины, России, Беларуси и Польши посвятили «Транскрипции нашего времени». Которые, в свою очередь, стали темой первого заседания Украинского клуба Новой музыки.

Эта команда энтузиастов планирует проекты, чтобы поддержать молодое украинское искусство, вытолкнуть его на мировые орбиты. Концерты, просветительские лекции-дискуссии, информационный сайт и т.д.

Что еще хорошего? Например, мировая премьера (концертное исполнение) оперы «Бег» Валентина Бибика: практически «подвиг под управлением» Романа Кофмана. Накануне запланированной (на май) премьеры дирижер серьезно заболел. Но после выздоровления завершил начатое. А теперь планирует еще и издать запись.

У композитора Евгения Станковича состоялись две заметные балетные премьеры: «Княгиня Ольга» в Днепропетровске и «Властелин Борисфена» в Киеве. Композитор говорит, что тема Киевской Руси для него закрыта, отныне — только современность.

Что плохого? Полагаю, очередные рейдерские атаки (Пушкинская, 32) на здание Национального союза композиторов Украины с чудесным концертным залом на втором этаже. Его, наконец-то, начали использовать с должной интенсивностью. Плохо» — полное отсутствие рецензий на концерты весеннего фестиваля «Музыкальные премьеры сезона». Ужасно — бесплодные попытки Минкульта возродить журнал «Музыка» (и не только это издание!), который уже год как не выходит. Ничего не слышно о новом зале для Национального симфонического оркестра. Все плохо с Малой оперой — мечтой покойной Евгении Мирошниченко.

Если малые проекты еще как-то выживают за счет энтузиазма и бескорыстия их создателей, то большие, нуждающиеся в государственной защите, оказались банкротами. Можно, конечно, надеяться на строительство «с нуля». Но в искусстве так не бывает: «пробелы» и «простои» нынешнего года мы будем ощущать еще очень долго...

Чиновники скрывают инициативы ЮНЕСКО

— АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБЛИК СТОЛИЦЫ за последнее время изуродован заметно, — говорит искусствовед, член Союза художников Украины Михаил ДЕГТЯРЕВ. — Такого количества противоправных построек в историческом центре столицы вряд ли найдешь где-либо в мире. Эти сооружения всем известны, они как бельмо в глазу, как напоминание о времени беспредела, когда исторический центр превратили в сплошную строительную площадку. В отличие от Европы, где исторические центры больше похожи на музеи под открытым небом! Где уж тут у нас искать «хорошее»?

Тем не менее есть определенная надежда на активизацию деятельности ЮНЕСКО. Эксперты внимательны к Киеву. Заметны даже некоторые сдвиги (благодаря их усилиям) в области охраны памятников. Эксперты прежде всего заботятся о сохранении буферных зон объектов ЮНЕСКО — София Киевская, Киево-Печерская лавра… Но отрадно, что и в судах принимаются решения по запрету некоторых масштабных строек в центре города. Конечно, далеко не всех… Пейзажная аллея, кажется, спасена от мидовских застроек, ведь там парк и сквер для детей. Надеюсь, усадьбу Мурашко на Малой Житомирской удастся отстоять. Есть надежда, что все-таки окончательно запретят одиозную стройку на улице Гончара… К сожалению, необратимые процессы произошли в связи со строительством чудовищного монстра под сорок этажей на Кловском спуске. Это разрушило историческую панораму столицы, ее «визитную карточку».

Не меньшую тревогу по-прежнему вызывают и склоны Днепровской набережной, и территория заповедника «Древний Киев».

Кстати, по моим сведениям, ЮНЕСКО предлагает включить наш исторический ландшафт в реестр всемирного наследия… Но некоторые местные чиновники это предложение от общественности скрывают! И по-прежнему лелеют надежды застроить склоны Днепра — то есть разрушить их! Все ради инвесторов-олигархов и тех же чиновников, которые на подобных стройках сказочно обогащаются.

А в это время очередное «плохо»: приходят в аварийное, в ужасающее состояние национальные святыни (Михайловский собор Выдубицкого монастыря, церковь Спаса на Берестове, трапезная Златоверхого Михайловского монастыря). Ни копейки на их реставрацию.

В это время из бюджета города выделяется 11 млн. гривен на сооружение якобы самого большого в Европе собора — на Лыбедской… Удручает и ситуация с территорией перед стадионом «Олимпийский». Кажется, то был единственный случай, когда удалось доказать антизаконность постройки большого торгового центра перед входом на стадион. Вдруг… Уже в этом году начинают роиться версии, будто бы после Евро-2012 на той же площади будет вновь возведен торговый центр! Господа, если это правда (очень не хочется верить), то ваш стадион потеряет статус международного!

И еще о ЮНЕСКО… Эта организация предлагала внести в список всемирного наследия Андреевскую и Кирилловскую церкви. Однако из-за бесконечных новостроек в этом районе, увы, подобный шаг невозможен.

Не было бы «Счастья», да несчастье помогло

«Счастье мое»
«Счастье мое»
— КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКАЯ УКРАИНА по-прежнему находится в плоскости какого-то необозримого «будущего», — таково мнение кинокритика Ольги КЛИНГЕНБЕРГ. — О кинопроектах чаще услышишь, чем увидишь их. Меняются киночиновники (Анну Чмиль сменила Екатерина Копылова), но в программной стратегии кинопроизводства, в выработке внятного концепта «украинское кино», кажется, не меняется ничего! И это — плохо.

Однако в 2010-м под нашим стягом на Каннском фестивале прозвучал фильм Сергея Лозницы «Счастье мое». Это несомненное достижение украинского кинопродюсерства. Персонально — в лице Олега Кохана (и его компании Sota Cinema Group). Именно они и подняли на, казалось бы, недосягаемую высоту планку копродукции с отечественным участием.

В случае с режиссером Лозницей это еще и удивительная, давно забытая в отечестве своевременность, актуальность художественного кинопроизведения. С мощной авторской провокацией. Выраженной хотя бы в символическом названии. «Счастье мое», вопреки развернувшейся кампании «русское—украинское» и неоднократно поминаемой «эмигрантской» судьбе режиссера, — все-таки фильм без национальной конкретики. Это с одинаковым успехом и Россия, и Украина, и Белоруссия вместе с целым азиатским «блоком» нашей бывшей социмперии. Тем волнительнее, что это пока еще недооцененное (не представленное широкому зрителю, то есть непосредственному адресату сюжета) художественное и гражданское высказывание о состоянии общества и о его нынешних моральных категориях все-таки стало возможным — здесь и сейчас.

Впрочем, у меня нет иллюзий относительно того, что прокат фильма взорвет сознание. Однако благородное дело украинских медиа — говорить о нем. Ибо это — хорошо. Без кавычек.

В 2010-м Берлинский кинофестиваль уже во второй раз заявил об участии украинского кинорежиссера в короткометражном конкурсе. Режиссер оказался тот же, что и в 2009-м
— Мирослав Слабошпицкий. Однако его фильм «Глухота», в какой-то одной кинематографической «молекуле» пересекающийся с Лозницей), оказался на порядок выше его же предыдущего «Диагноза».

О росте качества, о «хорошо в Украине» уместно вспомнить и в связи с фестивальной парадигмой… У раскрученной «Молодости» появился профессиональный конкурент — Одесский международный кинофестиваль. Ему еще предстоит доказывать свою состоятельность. Но и не оценить масштабности и впечатляющей организации первого подобного опыта компании «Артхауз-трафик» было бы снобизмом. Из лучших фильмов года (субъективный выбор) — упомянутое «Счастье мое» (Сергей Лозница), «Черная Венера» (Абделатиф Кешиш), «Выход через сувенирную лавку» (Бенкси), «Овсянки» (Алексей Федорченко), «Начало» (Кристофер Нолан), из худших — «Утомленные солнцем-2» (Никита Михалков), «Убийца внутри меня» (Майкл Уинтерботт), а также многие-многие другие.

«Рекорд» Нетребко и триумф Хэнкока

— КОНЦЕРТНАЯ ЖИЗНЬ в 2010-м памятна не только очередным «прощальным» концертом Поплавского в ДК «Украина», но и некоторыми статусными событиями, — размышляет искусствовед Ольга КИЗЛОВА. — Хотя визит в столицу подлинно знаковых музыкантов современности не всегда возможен: «редкая птица долетит до середины Днепра» без достойного гонорара. Поэтому даже выступления в филармонии ансамбля «Киевские солисты» или Национального симфонического — обыденно-привычно-профессиональных и добротных —воспринимается громом среди ясного неба. Так восхищались бы Венским филармоническим или гастролями La Scala…

Впрочем, редкие «мировые величины» все-таки залетают в Украину. В 2010-м был замечательный концерт дуэта пианистов Николая Луганского и Вадима Руденко.

В Национальной опере оркестр Мариинского театра (во главе с маэстро Валерием Гергиевым) вызвал восторг слушателей.

Отдельные российские оркестры под управлением В.Спивакова и Ю. Башмета давно «приспособились» к киевским условиям жизни и подобно передвижникам из театральных антреприз зарабатывают «микрофонными» концертами в антиакустической «Украине» или зале МЦКИ (Октябрьском).

На одном поприще с ними и «пианист-стахановец» Денис Мацуев, ежегодно дающий вдвое-втрое больше концертов, нежели его здравомыслящие коллеги (при этом играют у нас еще и на отвратительных инструментах).

Киев и Одессу в конце года осчастливила оперная дива Анна Нетребко. Цены на билеты на ее концерт достигли рекордной отметки в 2010-м — около 6000 гривен. Прискорбно, что в последнее время певицу идентифицируют с «попсой»: ее странный дуэт с Киркоровым сыграл певице «на карман», но явно не на имидж.

Между тем финансирование «чистого» искусства во всем мире лежит либо на плечах государства (во Франции им занимается министерство культуры), либо существует на пожертвования граждан, как в США. Либо разумно сочетает оба вида обеспечения, как в Германии.

Однако и там бывают «бунты» ущемленных оркестрантов (хотя «их» и «наши» зарплаты несоизмеримы, как и в любой иной сфере). Поэтому многие, кто может хорошо петь, играть и танцевать, в 2010-м отчаянно убегали из Украины — в Россию, на Запад, в богатые страны Востока. Например, бывший киевлянин, солист Лондонского королевского балета Ковент-Гарден Иван Путров, братья-пианисты Александр и Алексей Гринюки, их коллеги Лилиан Акопова и экс-харьковчанин Александр Гаврилюк (дающий около семидесяти концертов в год на престижных сценах с лучшими оркестрами и дирижерами мира), а еще экс-львовянки сестры Зоряна (солистка Венской оперы) и пианистка Елена Кушплер, скрипачи Валерий Соколов (Харьков—Лондон) и Дмитрий Ткаченко (Киев—Лондон), джазовый композитор и пианист, выпускник и преподаватель знаменитой джазовой школы Беркли Вадим Неселовский (Одесса—Бостон) и многие-многие другие...

Все они, если не сегодня, то вчера — вдали от родины.

Но и дома некоторые не сидят сложа руки. Отмечу организованный пианистом Артемом Ляховичем первый российско-украинский фестиваль памяти Ивана Карабица. Успешно популяризируют новую музыку ансамбли «Рикошет» и Nostry Temporis.

Второй сезон работает еженедельный воскресный цикл камерных концертов в Фонде содействия развитию искусства на Фроловской, организованный виолончелистом Александром Пириевым.

Событием стало исполнение сложнейшей партитуры «Свадебки» Игоря Стравинского (дирижер Владимир Сиренко).

Весной традиционно кипели страсти вокруг упрочившегося, ставшего в определенном смысле предсказуемым, конкурса пианистов памяти Владимира Горовица. А осенью — Второй конкурс симфонических дирижеров имени Стефана Турчака, жюри которого раздваивалось в выборе победителя между киевским и московским дарованиями Сергеем Голубничим и Алексеем Богорадом. И все же с минимальным перевесом присудило победу украинцу.

В области джаза в Украине происходит заметный прорыв. В этом сезоне у нас играл «сам» Херби Хэнкок. Его концерт в рамках фестиваля Jazz in Kiev стал ярчайшим событием уходящего года. Пианист и его партнеры играли удивительно: утонченно, изысканно, крепко, напористо, разнообразно и безукоризненно-профессионально. Как и подобает обладателям двенадцати премий Grammy, настоящим артистам…

Чего не скажешь об иных «дорогих академических» гастролерах, порой позволяющих себе в отношении киевских слушателей долю снисходительной небрежности: мол, и так сойдет.

Лучшее — враг «хорошего»

— В ТЕАТРАЛЬНОМ ИСКУССТВЕ, как ни в каком другом, в 2010-м было исключительно «все хорошо». Государство открыто равнодушно к эфемерному манерному явлению «театр». И слава Богу. И это дает возможность руководителям государственных учреждений (при умеренных госбюджетных вливаниях) вытворять все, что им заблагорассудится. Верстать репертуар, часто следуя бульварной прожорливости невзыскательной публики. Своими руководящими головами не «думать», а буквально «ходить» на оных. Третируя призраком контрактов-приговоров «крепостных актеров». Обустраивая государственные театральные стены как персональные покои (проверил бы кто «собственников» этих кафе да ресторанов при многих украинских «храмах», да некому!).

Очень хорошо, что я, например, не смог посетить (в виду командировки) два декабрьских гастрольных призрака из Львовского Национального имени Заньковецкой («Сватання на Гончарівці» и «Дама с камеліями»). О которых коллективный разум киевских театральных профи слагает рецензии-триллеры… Страшнее «этих» — зверя нет! А так — не видел — и спишь спокойно. Плохо, конечно, что над этим, некогда славным, а ныне разрушающемся (посмотрите хотя бы на стены!), театром пока не взяла «шефство» энергичная Ирина Фарион. Ведь она — филолог. А была бы театральный деятель — мы бы сразу заметили изменения!

А разве плохо, нет, «хорошо», что легион столичных артистов, получая «тыщи» в национальных, стабильно нагуливает жир, когда пасется на лугах бездарных сериалов, ТВ-муви… При этом (также стабильно) теряя квалификацию. Зато — при этом — у нас совершенно нет «голодных художников»! Это замечательно.

Хорошо, надоели тебе большие гостеатры, эти гектары абсурда, так можешь смело искать — дачный участок. Маленькие интересные театральные организмы. Таковые тоже пока барахтаются. Намедни случайно заглянул в Центр имени Курбаса — зал мест на сорок… До того замечательно на своем «дачном участке» трудились актрисы Валерия Чайковская и Галина Стефанова, разыгрывая истории Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь, что сразу и захотелось порекомендовать это зрелище вам, читателям…

Совсем прекрасно: город и мэр все-таки не добивали кувалдой в 2010-м в кое-каких районах уцелевшие театры студийного направления (в подвалах и т.д.). Например, изгнали ввиду «жирного места» в центре столицы — с улицы Шелковичной — хороший Театр на Печерске (художественный руководитель Александр Крыжановский). Но все-таки выделили ему другой угол, на том же Печерске. А так могли вообще послать туда, куда послал Людмилу Гурченко — певец Борис Моисеев (в программе «Пусть говорят»).

Или — «Гоголь-фест». В «Мистецький Арсенал» не пустили, зато запустили на киностудию имени Довженко. И фестиваль состоялся — с довольно интересной программой.

Также очень хорошо, что в юбилейном чеховском году (150 лет со дня рождения) все-таки не «все подряд» у нас ставили Антона Павловича. Поэтому и получилось лишь пара-тройка плохих спектаклей. А если бы «все» — да в коллективном юбилейном угаре?! Было бы хуже. А так — сойдет.

Очень хорошо, что в Украине по-прежнему активно и публично трудятся иностранцы Шустер, Киселев, а также российские сериалопроизводители. Они — одна из несомненных причин нынешнего театрального бума. Залы переполнены даже на откровенной «муре». Зритель, как беглец в одноименном фильме с Харрисоном Фордом, удирает от сериального мыла и политической гильотины — куда глаза глядят… В театральный зал, например… Где его поджидает… Нет — не всегда ужас-ужас. Например, самые активные эксперты киевской «Пекторали» уже ставят «плюсики» напротив спектаклей: «Грек Зорба» в театре имени Ивана Франко (в главной роли Анатолий Хостикоев), «Месяц в деревне» в ТЮЗе (в главной роли внук Богдана Ступки — Дмитрий), «Левушка» в Театре на Подоле (режиссер Игорь Славинский), некоторых других — столичных.

А если о провинции… Хорошо, что львовский «западенец» Алексей Кравчук едет в восточный Луганск режиссировать «Гамлета»: этот спектакль показывают на «Золотом Льве», он нравится.

Еще лучше, когда «донецкие» — балеруны — приезжают с визитом вежливости-единения в Ивано-Франковск, а потом рыдают на спектакле «Нація».

Катарсис — важнейшая вещь на театре.

Истинный катарсис, кстати, многие испытали и на театральном триптихе от трех прибалтийских мэтров: их спектакли прокатывали в разные месяцы 2010-го, но что-то невидимое соединяет «их» между собою… Как что? Тоже мне, мудрствую, идиот эдакий… Искусство, вот что! Это — «Идиот» от гениального Эймунтаса Некрошюса, это «Дядя Ваня» от Римаса Туминаса, это «Рассказы Шукшина» от Алвиса Херманиса. Лучшие спектакли года. Если, согласно легенде, гуси спасли Рим, то, исходя из реальности, постсоветское театральное искусства от позора и разложения нынче спасают постановщики с прибалтийской пропиской. Плохо это или хорошо? Мне все равно: лишь бы постановки были хорошие.

В общем, как-то прожили на театре и этот — роковой «нулевой»… Вроде к Шекспиру прислушивались: «Стремясь к лучшему, мы часто теряем хорошее!». К лучшему по-прежнему не стремились, а хорошее — пока еще — не растеряли. (Олег ВЕРГЕЛИС).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно