ЧЕЛОВЕК — СТИЛЬ

7 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-15 марта

Словарь каждого человека — код его личности. Для Ларисы Скорик нравственными критериями являются: Украина, национальная толерантность, профессионализм специалиста, порядочность, взаимопонимание...

Лариса Скорик
«Действующий проект» Ларисы Скорик
Лариса Скорик

Словарь каждого человека — код его личности. Для Ларисы Скорик нравственными критериями являются: Украина, национальная толерантность, профессионализм специалиста, порядочность, взаимопонимание. Как депутат Верховной Рады первого созыва, как архитектор (кандидат наук) и профессор, руководитель мастерской Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры, Лариса Скорик — человек известный в Украине. В этой миниатюрной женщине, хрупкой, словно фарфоровая фигурка в стиле рококо, поражает сочетание минимализированной плоти, мощная окрыленность духа и умение в каждом явлении увидеть суть. Это наблюдается в архитектурном творчестве Л.Скорик и в неудержимой энергии и убедительности оратора. По-моему, в этой женщине есть что-то от быстрокрылой птицы, в генетической памяти которой доминирует родное гнездовье.

В свое время Л.Скорик защитила диссертацию на тему «Реконструкция центров исторических городов». Планирование с учетом наследия стало темой ее многолетнего труда. Профессию усовершенствовал прирожденный взгляд на город сверху. В искусстве это называется «планетарной перспективой». Ею одарены мечтатели, которых время от времени преподносит человечеству природа, словно посланцев, стремящихся сделать жизнь людей более счастливой. Обычно человечество побивает их камнями, пустое, что среди этих прозорливых — поэты, философы, художники: Данте, Кампанелла, Джордано Бруно, Леонардо да Винчи, Блейк, Байрон, Шевченко, Франко, Хлебников, Малевич, Татлин. Либо у них есть тот творческий «третий глаз», либо сверху им виднее.

Видение перспективы присуще мудрым женщинам. Талант архитектора и вкус хорошей хозяйки не позволяют Л.Скорик мириться с поруганием, на которое группа архитекторов под руководством С.Бабушкина и О.Комаровского — автора реконструкции площади Независимости, отдала центральное место Киева. Построенное ими будет шокировать своей хуторянской претенциозностью не одно десятилетие.

Нелегко быть Дон-Кихотом и воевать с могучими «ветряными мельницами», удерживаемыми рычагами архитектурной власти. Лариса Скорик отважилась. Гражданин и архитектор, она встала против лжи как художественной, так и политической. Л.Скорик первой подала голос в защиту изнасилованного города, застраиваемого методом волюнтаристского «втыка» отдельных высоток вместо продуманной целостной системы градостроительства, согласованной с рельефом местности.

«Действующий проект» Ларисы Скорик

Не дерзость, а неукротимый профессиональный гангстеризм высокопоставленных коллег-архитекторов заставил Ларису Скорик на встрече интеллигенции с канцлером Германии Герхардом Шредером после слов благодарности заметить: «Наша поступь в Европу, о которой разглагольствуют наверху, — блеф. Мы идем во тьму. Стиль власти и общества стал нагляден на площади Независимости».

Лариса Скорик с учениками давно уже разработала генеральный план реконструкции Киева как в целом, так и отдельных его районов с учетом сохранения природно-экологических и историко-архитектурных условий города. Передо мной лежат эти чертежи и фотографии макетов. Лаврские холмы и склоны, кручи Старонаводницкой улицы и Бабьего Яра напоминают фантастические лунные «пейзажи».

Мечтатели о гармоничном Киеве наряду с модерными многоэтажными кварталами в историко-охранных зонах предлагают систему элитной двухэтажной архитектуры. Логика, грамотность, художественный вкус и уважение к историческому наследию проекта Л.Скорик поражает, но он остается невостребованным городскими властями.

Весь этот сюрреалистический балаган напоминает скорее квартиру, из которой уезжающие выносят мебель, нежели архитектурный ансамбль центральной площади города. Понятна горько-едкая оценка ситуации, сформулированная Ларисой Скорик: «На площади имеется то, что угодно власти: этот деградированный соцреализм... Ведь мы вообще пребываем на стадии посттоталитарного деграданса — отнюдь не демократии... Искусство на Крещатике соответствует уровню эстетизма чиновничества — пришельцев, попирающих традиции Киева. А настоящее профессиональное искусство, настоящая культура, созвучные своему времени, живут параллельно и нигде с «официальным» не пересекаются. Государству оно не нужно».

Культура знает две модели отношений властей с собственными гражданами: монологический — тогда имеем тоталитаризм с единым громким голосом сверху, и диалогический — олицетворение демократии. В независимой Украине диалога становится все меньше. Это бросается в глаза не одной лишь Ларисе Скорик...

Итак, снова, как и в 60—80-х гг. XX века, — вынужденный андеграунд, бреши, где пылает, но не имеет выхода в свет огонь новаторских прозрений.

С андеграундным существованием Лариса на «ты» сызмальства. Дочь учителей, «отдыхавших» в сталинских лагерях Казахстана, студентка с грифом «неблагонадежная» в личном деле; молодой специалист в Донецке, из которого ее охотно отпустили в родной Львов с характеристикой: «...подрывает основы советской власти», что, кстати, она продолжает делать и сегодня в монологическом государстве. Личность, закаленная общественными притеснениями, отшлифовавшими характер, волю, умение полагаться на себя, принимать решения, прощать слабости окружения и быть настроенной на победу. Харизма лидера наработана. Эта женщина похожа на «постмодернистское произведение» — коллажированное из противоречий женственности, нежности, любезной толерантности и железного забрала. Сегодня она строит христианские церкви, в которых едва проглядываются абрисы пагод, ведь Лариса мечтает о возведении храма трех религий на левом берегу Днепра.

В этом «Экуменическом храме», идея которого близка Папе Римскому, могут одновременно служить мулла, батюшка и раввин. Здесь для каждой из церквей запланированы как отдельные молитвенные залы, так и пространство для совместных акций. Подобные храмы уже существуют в Принстоне (США) и Дели (Индия). Не было бы ничего плохого в том, если бы подобный «земной Иерусалим» появился бы в Киеве. Этот проект остается главной профессиональной и душевной мечтой архитектора Ларисы Скорик. На ее профессиональном счету, кроме комплекса монастыря с церковью Св. Василия в Киеве, — застройка административных и жилых комплексов во Львове, там же — Церкви всех святых; собора Богородицы в Борисполе; церкви-мемориала в поселке Свитанок под Переяславом, церкви в Житомире. В Черкассы уже передан макет часовни.

Все произрастает из детства. Госпожа Скорик вспоминает: «Несмотря на сталинские пытки, которые пережила семья (а многие погибли), советское не отождествлялось с русским. Национальная толерантность — это практически одна из черт, привитых в нашей семье детям... Украинство почиталось принципиально, несмотря на всяческие дискредитации, но без какого-либо ущемления национального «я» всех, кто нас окружал».

В маленькой квартире архитектора на столе и на полу разложены планшеты. На них чертежи «Хрустального храма». Его строительство запланировано на месте сожженной еще во времена Батыевого нашествия церкви неподалеку от улицы Десятинной. Никто не знает, какой вид имела та церковь. Именно поэтому Лариса Скорик экстерьер задумала как возвышающиеся к небу струны, оставляя древнюю таинственность в пространстве, окруженном стеклом стен- витражей. Здесь во всем прослеживается ясность мышления и профессиональная честность, а еще контакт человека с Небом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно