БЫТЬ МОЖЕТ, ВО ЛЬВОВ ПРИЕДЕТ ПАВАРОТТИ...

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

В этом году Львовский театр оперы и балета, один из красивейших в Европе (в бывшем СССР он оспаривал первенство с Одесским), отмечает свое 100-летие...

В этом году Львовский театр оперы и балета, один из красивейших в Европе (в бывшем СССР он оспаривал первенство с Одесским), отмечает свое 100-летие. К этой дате готовились давно, а торжества начнутся 19 февраля большим гала-концертом, в котором будут показаны фрагменты из лучших спектаклей театра, а также отрывки из будущих премьер юбилейного сезона. Интересна сама история создания этого чуда архитектуры и искусства.

ТЕАТР ПОДНЯЛСЯ ИЗ «ВОДЫ»

На протяжении нескольких веков богатые, интеллигентные жители Львова любили неторопливо прохаживаться по бульвару, расположенному вблизи речки Полтва, которая протекала в самом центре города. По обеим ее берегам росли величественные деревья, раскинулись ухоженные зеленые газоны, красовались ровненько подстриженные кустарники. И тут же — престижные жилые дома, банки, ресторанчики, кафе с ароматным львовским кофе. Словом, все то, что может быть «только во Львове» (как пелось в одной из популярных городских песенок). Когда возник вопрос о строительстве оперного театра (Львов в конце XIX ст. стал большим торговым и культурным центром), было проблематично найти для него подходящее место именно в центре города. И тогда в 1895 году объявили конкурс на лучший проект будущего театра, но проект обязательно должен был быть привязан к местности. Первую премию получил проект, предложенный местным архитектором, выпускником Берлинской строительной академии Зигмунтом Горголевским. Чтобы исключить необъективное решение жюри, автор отослал все чертежи и расчеты в Лейпциг — там проекты рассматривались анонимно. Когда его работа была признана лучшей, львовяне узнали имя автора. Зигмунт Горголевский предлагал построить огромный театр на ...воде, вернее, повернуть русло реки Полтвы и, осушив необходимую площадь, начать строительство на твердой земле, — лучшего места для будущей жемчужины Львова не найти. Спустя сто лет мы можем сказать, что архитектор был прав. Правда, город в результате остался без открытой реки, зато с одной из лучших в Европе канализационной системой.

Земляные работы начались в июне 1896 года, а уже в октябре 1900-го театр сиял во всей своей красе.

В июне 1897 года приступили непосредственно к строительству. Для выполнения строительных работ З. Горголевский пригласил лучших зодчих Львова, специалистов из других городов. Основные строительные работы выполнила фирма известного львовского инженера Ивана Левинского. Отопление, вентиляцию, освещение, которое с первых дней было электрическим, устанавливала венская фирма «Сименс». Ученики Львовской промышленной школы изготавливали мозаичный пол перед парадной лестницей, а также бронзовые светильники, украшенные гербом старинного Львова. Они находятся на мраморных тумбах в вестибюле и поныне.

На строительство Львовской оперы было истрачено 2,4 млн. австрийских крон. Более половины средств выделили городские власти, остальные деньги в качестве добровольных пожертвований поступили от граждан Львова, преимущественно крупных меценатов.

Построен театр в классических традициях с использованием форм и деталей архитектуры ренессанса и барокко, украшен множеством архитектурных деталей и живописных скульптурных композиций. С двух сторон на наконечниках фасада размещены крылатые символические бронзовые фигуры — «Гений Трагедии» (с маской) и «Гений Музыки» (с лирой). Венчает фронтон «Слава» с золотой пальмовой ветвью в руках — наградой тем, кто посвятил себя искусству. Автор этих фигур — скульптор П.Вийтович.

Справа и слева на фасаде, между колоннами, размещены две фигуры, одна из которых символизирует Трагедию (скульптор А.Попель), другая — комедию (скульптор — Т.Баронч). А выше, в треугольном тимпане, находится горельефная многофигурная композиция, которая в аллегорических сценах раскрывает основу театрального искусства, — жизнь, состоящую из противоположных начал, радостей и страданий.

Роскошный интерьер украшен разноцветным мрамором, позолотой, декоративными росписями и скульптурой. Из вестибюля центральная лестница ведет в зрительный зал (портал входа украшен скульптурами П.Вийтовича). Под плафоном вестибюля размещены 12 полотен — это аллегории времен года, различных искусств и профессий (выполнены они под руководством Т.Попеля). Со второго этажа вестибюля — вход в зеркальный зал (или зеркальное фойе). Тут в анфиладе трех залов можно увидеть настенные декоративные панно на темы театральных произведений, которые были популярны в то время. Панно выполнены львовскими живописцами под руководством С.Дембицкого.

Четырехъярусный зрительный зал имеет форму лиры и вмещает более 1 тыс. зрителей. Скульптурные украшения зала выполнили П.Герасимович, П.Вийтович, Е.Подгурский, Д.Джованетти. Живописным оформлением потолка руководил С.Рейхан. Центр венчает люстра, выполненная по проекту З.Горголевского.

Каждый из балконов имеет свой декор — резьбу, лепнину, позолоту и т. п. Так, например, на внешней стороне барьера первого балкона расположены 20 картин, высеченных на сером мраморе. Работы — уникальные.

Живописную целостность зала завершает декоративный занавес-картина «Парнас» — подарок театру художника Генрика Семирадского. Художник работал над ней в последние годы своей жизни в Риме. Занавес был установлен и впервые опущен для зрителей 13 января 1901 года в обрамлении чудесного бордюра, который по эскизу Г.Семирадского выполнил итальянский мастер Ретросси. Сейчас этот занавес можно увидеть лишь в особо торжественных случаях. Его берегут, так как однажды, когда в театре возник пожар, уникальное произведение искусства чуть не погибло.

История занавеса «Парнас» овеяна легендой. Когда в конце XIX ст. был принят проект здания Большого театра во Львове, основатели решили, что занавес в нем должен быть столь пышным и торжественным, как и сам театр. И отправили знатоков-специалистов по театрам Европы, чтобы те подобрали образец подходящего занавеса и заказали его. Больше всех им понравились занавесы- картины в Миланском и Краковском оперных театрах.

Их автором был известный художник Генрик Семирадский (1843—1902 гг.) Поляк по национальности, он родился в Украине, учился в России, писал в Италии. Ему и сделали заказ. Почти четыре года, пока строился театр, живописец трудился над этой картиной. А когда строительство закончилось и нужно было открывать театр, оказалось, что денег на выкуп занавеса нет, меценаты сказали, что больше не дадут ни гроша. Заказчики поехали сообщить об этом художнику.

Увидев полотно они замерли и не могли оторвать от него взгляда. Они обсуждали достоинства картины всю ночь, спорили о каких-то деталях, а наутро вновь пошли к Семирадскому и умоляли еще раз показать занавес, чтобы разрешить свой ночной спор. Художник проводил львовян в мастерскую, где они опять провели весь день. А потом закончилось время пребывания в Италии! Но они все просили живописца разрешить взглянуть на картину еще раз...

И тогда Генрик Семирадский решил, что никто так не поймет и не полюбит его картину, как эти люди, и нигде она не будет смотреться так хорошо, как на том месте, для которого предназначалась. И он подарил занавес.

В 1984 году картина Г.Семирадского предстала перед зрителями отреставрированной и обновленной, как и весь театр. Более шести лет сооружение пряталось под паутиной строительных лесов. Укреплялись фундаменты, опоясывавшиеся системой кругового дренажа. Была перепланирована нижняя часть строения, проведена реконструкция всего сценического комплекса и установлено новейшее (на то время) техническое оборудование. Сейчас сцена имеет 12 подвижных плоскостей, которые поднимаются на разную высоту. Полностью были заменены перекрытия куполов и крыши. Но самой сложной была работа реставраторов, связанная с обновлением интерьеров, скульптурных и живописных украшений, многочисленных элементов декора. Во время ремонта было использовано более пяти килограммов сусального золота.

ПАПА РИМСКИЙ БЛАГОСЛОВИЛ И ПОДДЕРЖАЛ МАТЕРИАЛЬНО



Сегодня во Львовской опере — последние приготовления к празднованию 100-летнего юбилея. О том, как все будет проходить, беседуем с директором театра Тадеем Эдером:

— В нынешнем году (так совпало) мы одновременно отмечаем, — говорит Тадей Александрович, — 100-летие Львовского оперного театра, 400-летие оперы как жанра и 2000-летие от Рождества Христова. И сколько существует опера, столько времени скептики пророчат: этот жанр умрет, он никому не нужен, он консервативен. А ведь прошло уже 400 лет — ничего, живет опера.

Поверьте, не создало человечество ничего более высокого, чем классическое искусство. Ведь не рождаются каждый год новые Верди, Пуччини, Чайковские. Их оперы идут в театрах по 100—150 лет. И с каждой новой постановкой получают новое прочтение, новое видение. Потому что это — гениально, а то, что гениально, — вечно. Поэтому мы хотим, чтобы наше 100-летие стало поводом к переосмыслению оперного искусства, лучшему его пониманию, лучшему к нему отношению. Очень надеемся, что помогут нам в этом и коллективы театров, которые приедут во Львов, и отдельные оперные исполнители.

Конечно, можно было бы организовать один большой гала-концерт, в котором собрать всех вместе. Наше же празднование растягивается на 7—8 месяцев. Начнется оно 19 февраля, а закончится в октябре. За это время мы планируем выступления на сцене Львовского оперного коллективов всех пяти оперных театров Украины, а также Большого из Москвы, Мариинского из Санкт-Петербурга, Минского, Тбилисского, Ереванского, Молдавского. Эти театры выбраны не случайно. Если я скажу, что впервые балет «Спартак» Хачатуряна был поставлен не в Ереване, Киеве или Москве, а именно во Львове, и сам Хачатурян стоял за пультом, балет «Медея» ставился у нас Тбилисским театром, то вы все поймете. Наши актеры работают в Минском оперном театре, Большом театре в Москве, я уже не говорю о Киевском. Недавно наши художники закончили постановку спектакля в Мариинском театре. Кроме того, мы приглашаем Варшавский театр, Киевскую оперу, Битомскую, Пражскую, Бухарестскую, Будапештскую, с которыми сотрудничали и с которыми работают наши актеры.

— Я слышала, вы приглашаете даже Римскую оперу?

— Да, к нам приезжает итальянский режиссер Джузеппе Вишилия, который на европейском уровне будет ставить оперу Дж. Верди «Набукко». Вначале хотели, чтобы она прозвучала в концертном исполнении перед нынешними новогодними праздниками, а потом решили все же сделать настоящий театральный спектакль. Премьеру его планируем на март. Пригласили Лионскую оперу, ведь Лион — побратим Львова. Ведутся переговоры с «Метрополитен-опера». Этим занимаются представители украинской диаспоры в США, они вышли на менеджеров всемирно известного певца Лучано Паваротти. Есть письмо от папы римского с просьбой к Паваротти приехать во Львов. В прошлом году в интервью журналу «Опера» Паваротти говорил, что хотел бы в завершение своей оперной карьеры спеть в тех оперных театрах, в которых пел великий Карузо. В нашем театре пели и Карузо, и Баттистини, Руффо, и многие другие звезды с мировым именем.

— Говорят, сам Папа Иоанн Павел ІІ благословил проект празднования 100-летия львовской оперы?

— Да, письмо от него во Львов привез владыка Любомир Гузар. В это трудно поверить, но Папа решил выделить денежные средства для осуществления не религиозного, а светского проекта. Такое решение принимается впервые за всю историю Ватикана. То есть мы получаем не только благословение, но и реальную помощь. В год своего 100-летия театр обратился к гениальному произведению Ивана Франко — поэме «Моисей». Художественный проект создания новой украинской оперы (композитор Мирослав Скорик, либретто Богдана Стельмаха) и благословил папа римский.

— Как Киев относится к вашему проекту, грандиозным планам? Ведь это не только огромная работа, но и большие деньги?

— Еще раз повторю: мы организуем такие торжества не во имя самих себя, своего театра, а во имя оперного искусства. Есть обращение депутатов Верховной Рады Украины, нашей диаспоры, депутатов облсовета к президенту провести празднование на государственном уровне. Наш театр государственный, и мы в любом случае представляем наше государство. Поэтому я надеюсь, что будет соответствующий указ Президента.

Тадей Эдер рассказал еще об одной инициативе, приуроченной к 100-летию Львовской оперы, — присвоении театру имени всемирно известной оперной певицы Соломии Крушельницкой, жизнь и творчество которой тесно связаны со Львовом. Соответствующее обращение к Президенту поддержали депутаты Львовского областного Совета. Вопрос интересный, но неоднозначный. Дело в том, что Львовский театр оперы и балета уже давно носит имя И.Франко.

Кстати, по случаю столетия Львовской оперы Национальный банк Украины должен выпустить юбилейную монету номиналом пять гривен. Кроме того, готовятся специальная марка и конверт.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно