«БУДЕМ ЖИТЬ!», КУЗНЕЧИК!

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Сколько же это было лет назад? Наверное, больше двадцати... Точно, точно, больше двадцати... У меня еще не было дочери, а ей через несколько дней — 21...

Сколько же это было лет назад? Наверное, больше двадцати... Точно, точно, больше двадцати... У меня еще не было дочери, а ей через несколько дней — 21. Мы посмотрели тогда веселый и трагичный, настоящий фильм «про войну» — «В бой идут одни «старики» — и были просто очарованы чуть-чуть нелепым, неимоверно худым, обаятельным мальчишкой-лейтенантиком Александровым — Кузнечиком. Его сыграл выпускник Киевского института театрального искусства им.И.Карпенко-Карого Сергей Иванов. Педагогами у него были известные всем режиссер Николай Мащенко и актер Константин Степанков.

Для многих эта роль стала открытием Сережи, мало кто помнил тогда первых киногероев Сергея Иванова — сельского милиционера Свечку в комедийном фильме Вадима Ильенко и Игоря Самборского «Кукушка с дипломом» и его коллегу, эдакого Мегре, в картине режиссера Игоря Ветрова «Случайный адрес». А уже потом были «Аты-баты, шли солдаты...», «Ар-хи-ме-ды!», «Тревожный месяц вересень» и, конечно же, всеми любимые «Дни Турбиных».

Сергей Иванов сыграл в кино более тридцати ролей. Многие из них, как, например, в «Рожденных революцией», «Как закалялась сталь» или в совсем недавнем «Две Юлии», были неоднозначными, хорошо оцененными критиками и зрителями. Но, думаю, в памяти тех, кто смотрит и любит кино, актер Иванов остался именно Кузнечиком и Лариосиком. Да и в его собственной жизни, хотел он того или нет, они стали, выражаясь современным языком, культовыми.

Мы много общались все эти годы, и по работе, и когда, как говорится, «стали жить по соседству». У Сережи бывали разные периоды жизни, как у всякого нормального живого человека. Он несколько потерялся поначалу в новой постперестроечной жизни. По-моему, пытался открыть свое дело (или даже открыл его?), снял фильм как режиссер, пробовал себя в роли телеведущего в нескольких проектах. Как-то все складывалось не очень удачно. Он комплексовал. Потому что привык быть первым, удачливым, узнаваемым. Не получалось, не срабатывало даже Имя. И неизвестно, как бы сложилась в последние годы его жизнь, если бы не Лариса. Жена. Она, хотя и намного моложе Сережи, относилась к нему, как к тому самому интеллигентному, немного надменному юному Кузнечику. Успокаивала, хвалила, скрывала сплетни, что-то очень ненавязчиво подсказывала. Короче, это можно назвать одним соловом — любила. Мне кажется (может быть, я идеалистка), именно это Сереже и помогло.

Фортуна повернулась к нему лицом. Он очень успешно занимался интереснейшим телевизионным проектом, связанным с историческими памятниками Украины, снимался в кино, очень много и плодотворно работал как внештатный советник по культуре министра финансов Украины Игоря Митюкова. Машка, дочка (ей 12 лет), радовала. Лариса, как всегда, слушала и помогала...

Сережа уже задумывался, как же неординарно провести юбилейный вечер в Доме кино — через год в мае ему бы исполнилось 50, советовался с друзьями юности — киношниками. Ему говорили: «Не волнуйся, ты выйдешь на сцену — и все состоится. Тебя же любят, Кузнечик!».

А он, видно, не зря волновался. Не случилось! 15 января 2000 года на сорок девятом году жизни Сережи Иванова не стало. В это трудно поверить. И я вспоминаю все эти дни слова из фильма, сделавшего его знаменитым: «Будем жить!».

Будем жить, Кузнечик! Правда, мы тебя не забудем. Тем более что твоя Машка похожа на тебя, как две капли воды. Будем жить...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно