«Братья во литературе! Объединяйтесь!»

9 октября, 2009, 14:28 Распечатать

Многие почитатели романа «Мастер и Маргарита», посетив Москву, тщетно ищут следы реально существо...

Многие почитатели романа «Мастер и Маргарита», посетив Москву, тщетно ищут следы реально существовавшего знаменитого ресторана, именуемого Булгаковым «Грибоедов», куда в свое время ворвался со свечой в руке поэт Иван Бездомный…

Однако все попытки привязать действие романа к известному ЦДЛ (Центральному дому литераторов), испокон века обретающемуся на Поварской, позже Воровского, а ныне Большой Никитской, совершенно безосновательны: ничего общего с «Грибоедовым» это заведение не имеет.

Несмотря на богемную ауру и автографы знаменитых писателей на стенах, ресторан ЦДЛ не сподобился стать прототипом места отдыха пролетарских писателей, описанного М. Булгаковым.

Следы пребывания Ивана Бездомного и других персонажей романа затерялись в подвале старинного особнячка, некогда принадлежавшего Герцену, на Тверском бульваре, 25, где уже более 75 лет размещается Литературный институт им. Максима Горького.

Это уникальное учебное заведение унаследовало дух гениального произведения М.Булгакова, и не только его — именно в этих стенах последний раз читал свои стихи А.Блок, выступали С.Есенин и В.Маяковский.

Духовную ауру литинститута создавали талантливые студенты разных поколений — Белла Ахмадулина, Николай Рубцов, Расул Гамзатов, Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко и целая плеяда не менее знаменитых имен…

Писательский «лицей» уникален не только своей редкой профессионализацией (это едва ли не единственное учебное заведение в мире, где готовят профессиональных писателей!), но и тем, что он создавался в честь одного-единственного человека — великого (как его называли в те годы) пролетарского писателя Максима Горького.

О том, что своим рождением вуз обязан не кому-нибудь, а именно Буревестнику революции, свидетельствует текст постановления Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР от 17 сентября 1932 года, подписанный М.Калининым. В нем, в частности, сказано: «В ознаменование 40-летия литературной деятельности Максима Горького и отмечая его заслуги в области воспитания писательских кадров из рабочих и крестьян, Президиум постановляет основать в Москве Литературный институт им. М.Горького».

Кстати, в том же постановлении говорилось и о том, что руководство страны должно: «Обеспечить Литературный институт им. М.Горького собственным зданием, при постройке которого должны быть приняты во внимание специальные задачи института и условия работы»…

В те бурные годы у молодого пролетарского государства были дела и поважнее, поэтому в постановлении проскальзывает некая оговорка: «Открыть Литературный институт
им. М.Горького до сооружения нового здания во временном помещении не позднее 1 января 1933 года»…

Обещанного, как говорится, три года ждут.

Литературному институту пришлось ждать более 75 лет, да и сейчас о его переселении из «временного помещения» нынешние руководители России уже не говорят. А о том, что «временным» и, как оказалось, пожизненным пристанищем молодых писателей станет особнячок Герцена на Тверском бульваре, впервые стало известно в 1933 году на первом историческом собрании в Дубовом зале писательского клуба на ул. Воровского, посвященном открытию Вечернего Рабочего Литературного Университета (в народе — ВРЛУ). Именно так назывался в первый год своего существования литинститут.

На первое заседание кандидатов поступить в ВРЛУ собралось негусто — меньше пятидесяти человек. Для зачисления в вуз нужно было заполнить анкету и приложить к ней свои произведения, будь то даже басня или фельетон…

Никаких подтверждающих документов о среднем образовании не требовалось. Вступительных экзаменов тоже не было, заполнил анкету — и считай, что принят!

Для сравнения: в 70–80-е годы минувшего века творческий конкурс в литинститутеа ежегодно собирал около трех тысяч работ. Из этого несусветного количества абитуриентов со всех концов тогда еще необъятного Союза на дневное отделение отбирали всего несколько десятков самых талантливых студентов…

Но вернемся к первому историческому собранию, где член президиума Гавриил Федосеев объявил, что занятия ВРЛУ будут проходить в здании на Тверском бульваре, 25, где размещается Литфонд…

С тех пор в Доме Герцена живет и работает самый необычный в мире институт.

— К сожалению, Дом Герцена на протяжении нескольких десятков лет вообще не реставрировался, хотя это памятник архитектуры неоценимого значения, — рассказывает нынешний ректор Литературного института, доктор филологических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации Борис Тарасов. — План его реставрации и строительства нового учебного корпуса был задуман более десяти лет назад. С приходом на должность ректора, одной из главных моих задач стало воплощение этого плана в жизнь. Нам было очень трудно вписаться в министерские программы, поэтому мы обратились тогда к президенту России Владимиру Путину. Это было коллективное обращение группы видных деятелей культуры, литературы и искусства. Президент дал соответствующее поручение, и после этого дело сдвинулось. Сегодня уже разработан архитектурный проект, непременным условием которого является сохранение исторического колорита Дома Герцена. Все будет реставрироваться. А новый учебный корпус, который соединит здание заочного отделения и столовую, должен органично вписаться в общий архитектурный ансамбль. Сейчас на месте строительства расположены имеющие неприглядный вид гаражи и склады.

Не всем известно, что крестный отец института Максим Горький, жил неподалеку от Тверского бульвара — в десяти минутах ходьбы от вуза собственного имени. Многие студенты в те годы ходили к дому Горького посмотреть на живого классика. А в июне 1936 года всем институтом пришли попрощаться с писателем в Колонный зал Дома Союзов.

В те годы литинститут занимал только часть Дома Герцена. Две комнаты на втором этаже принадлежали редколлегии журнала «Знамя», а в подвале располагался описанный М. Булгаковым ресторан, куда порой ходили обедать студенты. Молодым писателям на втором году существования вуза начали платить скромную стипендию, которой хватало только на одно блюдо, поэтому будущие литераторы больше налегали на хлеб. Однако писательская жизнь манила…

При институте тогда еще существовало общежитие, в котором жили Мандельштам, Пастернак, Платонов и другие ставшие знаменитыми писатели.

Из института до Центрального дома литераторов на Поварской вела протоптанная студентами дорожка, хотя в то время до ЦДЛ можно было доехать на трамвае (в те годы по Тверскому и улице Герцена были проложены рельсы, которых теперь уже нет).

В ЦДЛ студентов влекла возможность увидеть пришедших на какое-нибудь собрание А.Толстого, К.Федина, В.Луговского, М.Шолохова, Л.Леонова, Ф.Гладкова и других классиков пролетарской литературы.

Сегодня «пуповина», соединяющая Союз писателей с его детищем, если и не разорвана, то стала чисто умозрительной…

— Литературный институт ныне находится в подчинении Министерства образования и науки Российской Федерации, а не Союза писателей, — комментирует Борис Тарасов. — Это сугубо административные изменения. Традиции и специфика вуза остаются прежними: это двустороннее, творческое и гуманитарное образование. Перемены в нашем вузе обусловлены распадом бывшего СССР и Союза писателей. Все начало делиться. Образовалось несколько творческих союзов, литфондов, возникли новые имущественные отношения.

Но… «Времена не выбирают, в них живут и умирают» — в разные периоды существования литинститута были свои сложности, чаще всего идеологические. Никита Хрущев даже собирался его закрыть, чтобы «приблизить» писателей к земле.

Однако здесь всегда создавалась особая творческая среда, уникальная атмосфера, в которой развивался и совершенствовался талант писателей. Недаром здесь раскрылись такие мастера слова, как С.Михалков, Б.Слуцкий, В.Боков, Л.Ошанин, Е.Долматовский, Ю.Трифонов и многие другие.

Сейчас также есть трудности — диктат рыночных отношений, который навязывает молодым писателям свои условия. Во вступительных творческих работах наметился этакий «мейнстрим массовой культуры», воплощаемый во всевозможных «фэнтази» с некими «Майклами» и «Джонами». В них нет никакой реальной жизни, нет и духовного осмысления…

К счастью или несчастью, канули в Лету те времена, когда бытовало убеждение, что научить писать книги — возможно. Но литературный институт, созданный, как «кузница социалистической литературы», дал миру удивительное созвездие блестящих литературных талантов. Имя практически каждого известного писателя так или иначе связано с литинститутом, будь то его учеба на Высших литературных курсах или в самом вузе.

К.Симонов, В.Тушнова, Ю.Друнина, М.Луконин, О.Сулейменов, Ф.Алиева, К.Ваншенкин, Г.Поженян — все они прошли суровую школу литинститута.

Многие известные украинские писатели, в том числе П.Воронько, А. Крым, Л.Костенко, П. Мовчан, — выпускники этого вуза.

Не удивительно, что на 75-летие легендарного учебного заведения, которое недавно отмечалось в Большом зале Центрального дома литераторов в Москве, собралась вся литературная общественность, и не только российской столицы, но и многих стран ближнего и дальнего зарубежья.

— Сегодня к нам продолжают приезжать абитуриенты из разных стран, в том числе из Украины, — рассказывает Борис Тарасов. — Но статистика удручает: в год из той же Украины приезжают всего два-три человека. Это несопоставимо с временами, когда существовал Союз писателей СССР. Разорвано информационное поле. Подрастающая творческая молодежь просто-напросто понятия не имеет о существовании такого уникального учебного заведения. Есть еще одна особенность: согласно нашему законодательству, иностранные студенты могут учиться только на платной основе. И хотя эта плата невысока, нельзя сбрасывать со счетов, что талантливые люди сплошь и рядом материально незащищенные. Кроме того, в прежние годы существовали группы перевода с языков братских народов, в том числе украинского. Сейчас их нет. Мы планируем воссоздать в том или ином объеме кафедру переводов с языков народов СНГ и некоторых языков народов России.

Сейчас к нам приезжает больше студентов из дальнего зарубежья, чем наших ближайших соседей. Это нужно менять.

Кроме этой задачи и плана строительства и реставрации, есть еще один проект — создание культурно-просветительского центра для молодежи, который бы объединил наши дореволюционные и современные традиции. Способствовать этому начинанию призвана Ассоциация выпускников литинститута, которая уже зарегистрирована в России и активно создается в Болгарии, Молдове Украине, Монголии, Вьетнаме и других странах. Международное объединение этих ассоциаций задумано как мощная организация с издательскими программами и назначением именных стипендий для талантливых студентов, а также максимальной поддержкой выпускников литинститута…

А пока обитатели Дома Герцена на Тверском бульваре переживают сложные времена. Но молодые писатели борются и выживают, окруженные плотным кольцом дикого рынка.

Дом Герцена по-прежнему стоит, такой, каким его описал М.Булгаков: «Старинный двухэтажный дом кремового цвета на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой». Так и кажется, что вот-вот ворвется в зал МАССОЛИТа, где теперь размещается литинститут, возбужденный Иван Бездомный со свечой, и, как в бессмертном романе, возопит: «Братья во литературе! Слушайте меня все!»

О чем он в этот раз поведает — о финансовом кризисе, новой пандемии или конце света 2012 года — не будем строить догадок…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно