Билет на тот свет. Ночной дозор у могил Ивасюка и Крушельницкой - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Билет на тот свет. Ночной дозор у могил Ивасюка и Крушельницкой

14 марта, 2008, 14:56 Распечатать

С недавних пор во Львове всем желающим изрядно пощекотать нервы предоставляется такая возможност...

С недавних пор во Львове всем желающим изрядно пощекотать нервы предоставляется такая возможность — администрация Лычаковского кладбища за довольно умеренную плату предлагает осуществить ночное путешествие между могилами Соломии Крушельницкой, Анатолия Кос-Анатольского, Ирины Вильде, Ивана Франко... Эта довольно головокружительная (или только на первый взгляд головокружительная?) идея возникла у директора музея «Лычаковское кладбище» Игоря Гавришкевича в прошлом году 1 ноября, когда он возвращался с кладбища после отпевания (именно 1 ноября на Западной Украине поминают умерших. — Т.К.) и, оглянувшись, увидел вереницу красно-желтых лампадок. Говорит, что его тогда до глубины души поразила эта красота, поскольку «все светилось, будто человеческие души».

Мрачный туризм

Известно, что люди издавна любили наведываться на кладбище, а особенно, если там не захоронены их близкие. Такая склонность к прогулкам по кладбищам даже имеет название — «мрачный туризм». Самые популярные в этом смысле — парижские кладбища Пер-Лашез, Монпарнас, московские Новодевичье и Ваганьковское, лондонское Хайгейт, нью-йоркское Грин-Вуд, японское Иокогама, боливийское Сан-Висенте, ирландское Карроумор, чешское Челяковицкое, краковское Раковицкое.

А в Румынии в поселке Сапинце есть даже так называемое Веселое кладбище. А веселое потому, что на надгробиях с юмором, более того — в стихотворной форме описаны грехи покойников. Например, страстная любовь к алкоголю и наркотикам или разврат. Кстати, там и сувенирчики можно приобрести — это мини-могилки с крестами и смешными стихотвореньицами. Чтобы не грустить!

Все упомянутые кладбища туристам позволено посещать днем. Ночной же осмотр предлагают только на кладбище в Сантьяго (Чили), где вооруженных фонариками «поздних гостей» сопровождает наряженный монахом гид. А теперь к кладбищенскому экстриму приглашают и в Украине!

Что говорят наука и городские должностные лица?

Лычаковский эксперимент разъясняет психотерапевт, психоаналитик, а еще — директор департамента «Администрация городского головы» Львовского горсовета Олег Березюк: «Чтобы понять, о чем идет речь, предлагаю вернуться мысленно в детство. Помните? В черном-черном лесу была черная-черная комната. В черной-черной комнате была черная-черная кошка... Вспомнили? В психологии есть понятие «контрфобия». То есть, когда мне страшно, я расскажу себе страшную историю, которая на самом деле вовсе не страшная, поскольку я ее рассказываю. И тогда мне легче будет жить с тем страхом. Так дети преодолевают страх. Так же страх преодолевают и взрослые, ища контрфобийные истории другого регистра. Поэтому я бы рассматривал идею директора «Лычакова» устроить ночные аттракционы как вариант взрослой контрфобийной истории. Это действие несознательное, которое должно в сознательной части улучшить финансовое положение предприятия.

Могила Юзефа Пехи (умер в трехлетнем возрасте). Захоронение 1865 года
Могила Юзефа Пехи (умер в трехлетнем возрасте). Захоронение 1865 года
Очень интересно, по мнению г-на Березюка, что идея о ночных экскурсиях возникла именно 1 ноября — в день, когда люди массово приходят на кладбище, борясь со страхом смерти (самым мощным страхом, на самом деле ведущим к жизни). Психоаналитик считает, что Игорь Гавришкевич — носитель идеи. А зарядом его идеи было общество, точнее — какие-то периоды в жизни общества, начинающего экспериментировать со смертью. «Несколько лет назад, — говорит О.Березюк, — мы приходили на кладбище, чтобы убрать. Позднее звали во Львов реставраторов, чтобы подновить надгробия. А теперь вот дошли до такой забавы, как ночные экскурсии. Это контрфобийная история сказки, позволяющей нам таким образом работать со смертью». Вывод, считает городской чиновник, можно сделать довольно оптимистический: «Контрфобийные истории возникают тогда, когда ребенок растет и конфронтируется с новыми реалиями. Что такое новая реальность? Это смерть предыдущего опыта. И если эту параллель перенести в Львов, то контрфобийная история «Лычакова» является признаком того, что город сконфронтировал себя с новой реальностью. В этой ситуации директор некрополя стал прототипом борьбы со страхом нового».

У страха глаза велики?

Заведующий научным отделом «Лычакова» Михаил Нагай считает, что в некрополе очень много интересных объектов, в которых днем люди теряются, не зная, на чем остановить взгляд. Зато во время ночных странствий, когда могилы подсвечены, у посетителей есть возможность лучше сосредоточиться.

Днем экскурсия продолжается 1 час 15 минут. По желанию заказчика ее можно продлить до двух и даже трех часов. Ночная длится, как правило, час. Хотя... «Заказ клиента — закон!»

Нет ничего странного в том, что ночью люди обычно хотят увидеть что-то экстремальное. «Но мы, — говорит М.Нагай, — сразу предупреждаем: никаких страшилок не предусматривается». Посетителям обещают не просто интересную экскурсию, а такую, которая обогатит определенными знаниями.

Рассказывают гиды и легенды, причем только имеющие основания. Например, о гранитной гробнице-сейфе банкира Сверчинского. Похожей на хранилище ее делает не только таинственного вида ручка, но и две мощные четырехгранные колонны по бокам. По легенде, именно в колоннах содержится код, и если их вращать, можно открыть гробницу. По архивным записям, гробница построена на десять мест. Но, говорят, код утерян. И банкир до сих пор покоится в одиночестве.

Такими историями, убеждает заведующий научным отделом, насыщены дневные и ночные экскурсии. Более того, по словам М.Нагая, гиды отнюдь не стремятся превратить ночную прогулку между могилами в шоу: «Никаких привидений и других страшилок!»

Гробница духовного отца Самвела Кирилла Стефановича (1755—1858), который поторопился похоронить себя заранее, за 28 лет до смерти, построив себе памятник на кладбище
Гробница духовного отца Самвела Кирилла Стефановича (1755—1858), который поторопился похоронить себя заранее, за 28 лет до смерти, построив себе памятник на кладбище
«Наша инициатива преследует цель увековечить память выдающихся львовян и событий», — в который раз убеждает Игорь Гавришкевич. Хотя соглашается со мной, что напугать посетителей могут и зайцы, которых здесь достаточно, и старые деревья, скрипящие при сильном ветре. При этом настаивает: страшно не бывает, поскольку ночью ощущения те же, что и днем. Кроме того, аллеи освещены, есть ответственные за проведение прогулок. И посетители идут группой. А еще, по словам организаторов аттракциона, ночь в этом смысле — понятие относительное, то есть это не обязательно должно быть, предположим, в 23.00. Зимой темно и в 18.00. (Может, кого-то и убедит этот аргумент… В конце концов, силком на кладбище никто никого не тянет! Это я о себе. — Т.К.)

На ночные экскурсии нужно записываться заранее. Можно и по телефону. Заказов, говорят, много. Желающим показывают могилы Ивана Франко и его жены — Ольги Хоружинской (завещавшей похоронить себя в тени памятника мужу), Соломии Крушельницкой, Маркиана Шашкевича, Василия Барвинского, Станислава Людке­вича, Ивана Крипьякевича, Марии Конопниц­кой, Анатолия Кос-Анатольс­кого, Ирины Вильде, Виктора Чука­рина, Владимира Ивасюка, Игоря Било­зира... «Кроме того, — говорит М.Нагай, — есть много захоронений людей менее известных, история жизни которых очень интересна. Или интересны надгробия».

Расспрашиваю, кого больше на ночных экскурсиях — молодежи или людей среднего и старшего возраста? В ответ слышу, что приходят большей частью почтенные и самодостаточные люди, в частности недавно были члены львовского «Ротари-клуба». Приезжали и несколько народных депутатов, фамилий которых мне так и не назвали. А больше всего записываются на ночные путешествия наши «східняки». При случае интересуюсь ценами. По словам М.Нагая, ночью цена на входной билет удваивается (6 и 10 гривен), а цена на экскурсии — утраивается и, в зависимости от количества экскурсантов, составляет 75 — 120 гривен с группы.

Кстати

Надгробия на «Лычакове» создавали в разное время Гартман Витнер, братья Шимзеры, Парис Филиппи, Павел Эвтелье, Абель Мария Перье, Генрик Перье, Юлиан Марковский, Григорий Кузневич и другие. А несколько последних десятилетий здесь работали Евгений Дзиндра, Эммануил Мысько, Лука Биганич, Яков Чайка, Теодосия Зыбей, Михаил Посикира, Дмитрий Крвавич, Ярослав Скакун... Всего же на «Лычакове», по словам директора музея, свыше трехсот тысяч захоронений на 42 гектарах. Кладбище до сих пор остается элитным — как и 222 года назад. Есть здесь могила, где покоятся отец и мать московского режиссера Виктюка. Нашли на «Лычакове» последний приют журналист Александр Кривенко, певец Иван Мацялко, тележурналист Неонила Братунь-Шпаковская…

Мнение

Стефан Пальк, настоятель религиозной общины Рождества Ивана Крестителя УАПЦ (Киевского патриархата):

— Это не амфитеатр или цирк. Кладбище — место для молитв. Здесь человек должен думать о жизни земной и вечной. Не стоит лишний раз тревожить умерших. В конце концов, в году определены дни, когда нужно посещать могилы. А о том, чтобы приходить на кладбище ночью, вообще не может быть речи! К сожалению, мы живем в такое время, когда все коммерциализировано...

Из истории «Лычакова»

Как рассказал «ЗН» директор музея-заповедника, кладбище официально открыли в 1786 году. Назвали по местности, в которой оно разместилось. Сразу после открытия кладбище стало элитным. Хоронили здесь известных политиков, деятелей культуры, духовенство, военных, высших чиновников и богатых купцов города, ставшего столицей Королевства Галиции и Лодомерии.

Прошли века, но до сих пор не выяснено, почему известные люди предпочитали именно территорию с названием Лычаков, вкладывая бешеные деньги в памятники и превращая кладбище в музей-некрополь. Многие строили себе надгробия еще при жизни, например, армянский архиепископ Самвел Кирилл Стефанович в 75 лет воздвиг каменную фигуру и потом 28 лет ухаживал за ней.

В 1856 году по поручению Львовского магистрата один из лучших садовников К.Бауэр спланировал на кладбище аллеи и дорожки, придав ему вид роскошного парка. С тех пор местная публика имеет обыкновение приходить сюда на прогулки («Лычаков» стал во Львове вторым местом после Стрыйского парка по количеству посетителей). «Такая традиция действительно существовала! — рассказывает Михаил Нагай. — Причем львиную долю желающих прогуляться между могилами составляли не родственники умерших и даже не туристы. Это были простые горожане, которые не только сами приходили сюда — на прогулку, но и приводили гостей!» По мнению Игоря Гавришкевича, именно здесь ввели в обычай прогулки по кладбищу, а в Европе такая традиция появилась значительно позднее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно