БЕССТРАСТНАЯ АННА

8 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 8 декабря-15 декабря

В советском литературоведении, свято исповедовавшем метод социалистического реализма, образ гер...

В советском литературоведении, свято исповедовавшем метод социалистического реализма, образ героини одноименного романа графа Толстого Анны Карениной на все лады трактовался как образ страдалицы любви, ставшей изгоем для ханжеского света. Рискуя навлечь на себя негодование почитателей Льва Николаевича, замечу, что для меня Анна — капризная эгоцентричная дамочка, которая зачастую сама не знала, чего хочет, и походя разбивала жизни близких.

Кино- и театральных интерпретаций знаменитого романа не счесть: от хрестоматийной постановки Вл. Немировича-Данченко с возрастной Аллой Тарасовой в главной роли до моноспектакля с Евгенией Симоновой. Художественный руководитель Театра драмы и комедии на левом берегу Днепра Эдуард Митницкий давно уже декларировал свое желание обратиться именно к этому роману Льва Николаевича. Сложно сказать, что именно в этом произведении привлекло Мастера, но ожидалось что-то необыкновенно созвучное нашему времени. Что естественно — ведь человеческие чувства вечны.

И вот — долгожданная премьера. Оригинальный авторский текст был интерпретирован самим Митницким в двухактный спектакль, жанр которого обозначен так: хроника страсти и греха. Подумалось, что ж, и творчеству самого Толстого не чужда была некая назидательность. Правда, придя на сцену, текст сильно потерял в языковых изысках, свойственных перу графа. Но театр не роман, за описательностью не скроешься. Даже нагрузив действующих лиц спектакля двойной функцией — собственно героев истории и носителей авторского текста.

Любой прием оправдывает органичность существования в нем актеров-исполнителей. Делая поправку на высокое нервное напряжение премьерного спектакля со всеми его издержками, я потеряла надежду на то, что он «разыграется», столь велика отстраненность и внутренний холод, которым веет со сцены в зал в этой «хронике страсти…».

Скупая сценография, на мой взгляд, не несет в себе мощного смыслового импульса, хотя при желании можно увидеть в зеркале, висящем на заднике, некое подобие королевства кривых зеркал, которым, по мнению многих, и является наша сегодняшняя жизнь.

Костюмы, сделанные Илоной Куц, вступают в прямое противоречие с первоисточником. Толстой не очень большое внимание уделял описанию одежды своих персонажей, сделав исключение в двух своих романах — «Война и мир» и «Анна Каренина». Лишь никогда не читавший роман не знает, как элегантно было черное платье Анны на балу или как дорого стоила простота английского ситца. Костюмы же сценических героев претенциозны, скучны и плохо сшиты.

Всепоглощающей страсти Анны и Вронского противостоит по сюжету спокойный свет бесполой любви Кити Щербацкой и Левина, но, при всем уважении к актерам и их творческим поискам, все характеры, на мой взгляд, остались нераскрытыми — то ли задачи режиссерской они не поняли, то ли в тексте запутались. Да и общей загадкой осталось — о чем собственно спектакль? Разве о страданиях обманутого в лучших своих надеждах престарелого мужа?.. Потрясения от очередной встречи с классикой, к несчастью, не произошло.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно