БЕДНЫЙ, НО ГОРДЫЙ ПРЕСТИЖ…

1 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Кто «унаследует» собственность императорской семьи Романовых и майоратное имение графа М. Воронцова?..

Кто «унаследует» собственность императорской семьи Романовых и майоратное имение графа М. Воронцова?

Ливадийский дворец-музей: Большой (или Белый) дворец построен в 1911-12 годах как летняя резиденция царя Николая II по проекту архитектора, академика Николая Краснова (1865—1939) в традициях итальянского Возрождения с использованием элементов готики и восточного зодчества в трех километрах западнее Ялты вместо сгоревшего и разобранного Старого дворца династии Романовых в Ореанде. В комплекс, кроме Большого дворца, входят также свитский корпус, дворец министра графа Фредерикса и дворцовая церковь. Большую ценность имеет парк Ливадийского дворца площадью 60 гектаров, где проходит так называемая Царская (в советское время — Солнечная) тропа, соединяющая бывшие имения Ливадия и Ореанда. В 1925 году во дворце открыт первый в мире крестьянский санаторий на 300 мест. Вскоре дворец был превращен в дачу Сталина. В феврале 1945 года здесь состоялась историческая Крымская (Ялтинская) конференция глав правительств трех союзных держав антигитлеровской коалиции — Сталина, Черчилля, Рузвельта. Во время конференции во дворце жил президент США Франклин Рузвельт. После смерти Сталина резиденция была превращена в музей. В самом дворце сегодня выставочный и музейный комплекс, посвященный Ялтинской конференции, семье Николая Романова. В других помещениях — санаторий «Ливадия». Большой Белый дворец расположен на месте оползня. В последнее время он все больше активизируется, значительная масса грунта, в которой расположен фундамент дворца, сползает в сторону моря. На территории комплекса ведутся масштабные грунтоукрепительные работы.

Алупкинский государственный дворцово-парковый заповедник (старое название — Воронцовский дворец). Построен в 30—40 годы XIX века для видного военного и государственного деятеля России графа М.Воронцова, генерал-губернатора Новороссийского края. В Алупке граф, владевший многими участками в Крыму (Алуште, Ай-Даниле, Гурзуфе, Массандре), создал майоратное (передающееся по наследству по мужской линии) имение. Проект дворца разработан английским архитектором Эдуардом Блором и построен из блоков местного камня диабаза. Он соединяет в себе все архитектурные стили британской дворцовой архитектуры. Южный фасад дворца — шедевр творческой фантазии архитектора. Центральный портал напоминает вход в капеллу святого Георгия в Виндзоре и портал мечети Джами Масджид в Старом Дели, соединяя в себе традиции искусства Англии и Индии. Во время Ялтинской конференции здесь располагалась английская делегация во главе с премьер-министром Уинстоном Черчиллем. Считается самым роскошным дворцом Крыма по отделке внутренних помещений. Особенно Ситцевая комната, Китайский кабинет, Голубая гостиная, Зимний сад, Парадная столовая, отделанная дубовыми панелями с балкончиком для музыкантов. Музей имеет богатое собрание западноевропейской живописи, в отдельном помещении хранится так называемая Воронцовская библиотека. Во время Второй мировой войны часть коллекции картин, мебели, посуды пропала. Дворец был «подарен» Гитлером фельдмаршалу Манштейну. На 40 гектарах расположен Алупкинский парк, редкий памятник садово-паркового искусства, устроенный немецким садовником Карлом Кебахом, с почти 200 экзотических древесно-кустарниковых видов. Дворцу также угрожают активные оползневые процессы.

Массандровский дворец — самый «секретный» из южнобережных. Более известное название — дворец Александра III. Не является и никогда не был музеем. Хотя административно подчиняется Алупкинскому музейному дворцовому заповеднику. Его строительство началось в 1881 году по заказу наследника губернатора князя М. С. Воронцова, но год спустя князь умер. В 1889 году имение Воронцова вместе с «недостроем» купили Романовы для Александра III. Строительство закончили через три года. Но Александр III не успел в нем пожить, он скончался в старом Ливадийском дворце. В советское время до самого позднего времени в прекрасном, практически неизвестном широкой публике строении была «госдача», здесь останавливались на отдых руководители партии и правительства. Дворец славится не только удивительной внешней архитектурой, гармонично вписывающейся в окружающий ландшафт, но и неповторимым своеобразным внутренним убранством. Уже в период независимости Украины во дворце проходили переговоры Леонида Кравчука и Бориса Ельцына по проблеме украинско-российских отношений и разделу Черноморского флота.

Надо отдать должное симферопольской газете «Крымское время»: имея расторопных информаторов в крымском правительстве, она первой получила копии и опубликовала письма из Киева с заданием Совмину Крыма изучить вопрос о передаче Ливадийского и Воронцовского (или Алупкинского) дворцов в управление администрации Президента Украины. Потом, когда новость подхватили агентства и другие газеты, коллеги из «Крымского времени» даже обижались (впрочем, вполне справедливо), что информация пошла гулять по свету без ссылки на первоисточник.

Излишне говорить, что многие в Крыму против такого решения. Во-первых, против сама газета «Крымское время», которая отражает мнение своего учредителя и пишет об этой идее с негодованием. Во-вторых, глава крымского правительства Валерий Горбатов объяснил журналистам, что поручение передать дворцы Государственному управлению делами не было неожиданностью и «связано с недостаточным финансированием дворцов, требующих основательного ремонта». Оказывается, «из Крыма в Киев постоянно отправлялись письма с просьбой выделить около 100 миллионов гривен для предотвращения разрушения дворцов оползнями». Валерий Горбатов согласен, что переподчинение значительно упростит выделение средств, но сильно «ущемит престиж автономии». К тому же глава правительства считает, что из Киева обращаются к нему не по адресу, ведь решение о передаче дворцов должен принять не Совет министров, а Верховная Рада автономии, чье решение только и будет иметь силу для Фонда имущества и может послужить основанием передачи. А по его сведениям, парламент Крыма не только не планирует рассмотреть этот вопрос, но даже если и обратится к нему, то примет отрицательное решение.

Похоже, что так и будет, ведь спикер парламента Леонид Грач в эфире одной из крымских радиостанций недавно сказал: «Такое понятие, как исторические дворцы и управление делами Президента — это несовместимо. Несовместимо, еще раз подчеркиваю». Впрочем, это похоже на предвыборную риторику. Верховная Рада именно под началом Леонида Грача недавно передала той же администрации Президента несколько здравниц. В ее управлении (и также с благословения депутатов) сейчас находится много объектов в Крыму: несколько санаториев, Крымский природный заповедник с Лебяжьими островами, Космо-Дамиановским монастырем, источником минеральной воды Савлых-Су, форелевым хозяйством и другими объектами. Легендарное Государственное управление делами в структуре АП становится, как и бывшее управление делами ЦК КПСС, как и знаменитое четвертое управление Минздрава, как и в старое время управление Уделами Российской империи, чрезвычайно богатым собственником, которому принадлежат — ну пусть бы здравницы и ликеро-водочные заводы, это понятно, — но зачем им природные заповедники и монастыри? Аналогично получается, что когда люди и ГУД ведут речь о передаче, скажем, Алупкинского дворца, то автоматически это означает и передачу Массандровского дворца, который административно входит в один заповедник с Алупкинским.

С другой стороны, почему, собственно, Крым так упорно не хочет передавать дворцы Киеву? Ведь ни в какой период истории — и до революции, и после нее — дворцы не принадлежали Крыму. Ими безраздельно владело государство в лице Киева и Москвы. Это все было объявлено собственностью автономии явочным порядком после ее конституирования в 1994 году. Борьба двух Фондов госимущества — крымского и общегосударственного — закончилась победой последнего, который поглотил автономный Фонд и отобрал у него приставку «гос-», теперь в Крыму просто Фонд имущества. Однако объявленная им своей собственность, уже, правда, со многими изъятиями, так и осталась числиться за Крымом. В том числе и дворцы. И газета «Крымское время» статьи о дворцах, невзирая ни на что, публикует под рубрикой «Достояние республики», хотя республика в это достояние не вложила ровным счетом ничего. Более того, если бы Крым не стал «летней политической столицей», если бы на полуострове не проводились многочисленные международные встречи, если бы Президент не принимал в Ливадийском дворце многочисленных гостей со всего мира, то здание бы давно и сильно пострадало от прогрессирующего оползня. Два года назад именно за счет правительства Украины здание и территория дворца были отремонтированы на несколько десятков миллионов гривен.

Итак, Крым сам не может справиться с содержанием таких дорогостоящих и уникальных объектов. И вдруг такая любовь к владению ими. Почему? Только ли дело в «престиже автономии, который может пострадать»?

Видимо, не только. Конечно, дворцы нужны Министерству культуры, ученым, искусствоведам, курортному комплексу. Но дворцы нужны еще и коммерческим структурам, которые своего не упустят. Например, в прошлом году число курортников возросло на треть, а выручка от их приезда — меньше, чем в позапрошлом году. Почему? Потому что коммерческие структуры сумели спрятать ее «в тень». Южнобережные объекты в курортный сезон — это очень выгодный бизнес, приносящий баснословные доходы в карманы, прежде всего, частных структур, и делиться этими доходами они вряд ли станут добровольно. Как не станут и вкладывать их в ремонт и реставрацию, в спасение дворцов от оползней, а, подсчитывая барыши, будут требовать этого от государства…

Однако коммерческим структурам становится понятно, что одно дело пользоваться имуществом, которое находится в управлении Крыма (здесь на месте можно легко «договориться»), другое — в управлении администрации Президента. Ведь последнее автоматически означает, что в этих дворцах будет усилен режим охраны, будут проводиться режимные мероприятия, распоряжаться ими будут такие серьезные организации, как СБУ и служба Госохраны, с которыми договориться, возможно, не удастся… Поэтому противники передачи дворцов в своей аргументации доходят до крайних доводов. Один из них состоит в том, что на сторону Крыма почему-то обязательно встанет Москва, и передача дворцов Киеву «приведет к известному недовольству Москвы, с которой у Киева в последнее время складываются неплохие отношения». Другие и вообще доходят до абсурда — говорят об обострении на этой почве этнической (?) обстановки в Крыму. В поселках, где расположены дворцы, кто-то пустил слух, что с передачей их АП сами поселки будут объявлены закрытой режимной зоной. На этой основе вопрос крайне политизировали, искусственно вызвали возмущение среди местных жителей, которые, естественно, вышли на митинг и «требовали не допустить передачи дворцов Государственному управлению делами». Директор Алупкинского дворца Константин Касперович по непонятной причине считает, что «стабилизация оползней, ремонт помещений и инженерных коммуникаций, все мероприятия по сохранению дворца не связаны с изменением формы собственности», что «нет связи между финансированием каких-либо работ и ведомственной принадлежностью», хотя очевидно, что сохранять объект и вкладывать в него средства может только сам собственник, а не кто-то третий. Крым, как показывает опыт, этого делать не может…

Реалистичную позицию заняла только директор Ливадийского дворца Людмила Ковалева. Она сказала корреспонденту «Зеркала недели», как и всем другим журналистам: такое внимание государства к бедам южнобережных дворцов дает основание полагать, что любое принятое решение будет разумным, и сам коллектив музея хочет быть вне политики. А в основе любого решения, по ее мнению, должно лежать обязательство сохранить и развивать музей, реставрировать его, использовать в интересах науки, искусства, развития курорта.

Заместитель директора Крымского центра политических исследователей и журналистов Владимир Притула, например, считает, что передача дворцов в управление Киеву благоприятно повлияет на их содержание, ремонт, сохранность и доходность. Ведь Крым своими научными силами не в состоянии не только сохранять, но и изучать произведения искусства и музейные экспонаты, которые хранятся в Ливадийском, Алупкинском, Массандровском дворцах. С другой стороны, сейчас уже невозможно превращение дворцов в режимные закрытые объекты, как при Сталине. В любом случае музеи в них сохранятся, кроме того, это станет гарантией того, что их ресурсы не будут использоваться хищнически и в интересах частных карманов…

Кстати, о престиже. Почему некто думает, что престиж Крыма не будет страдать, если дворцы станут его собственностью, но своим потрескавшимся от оползней видом будут демонстрировать всем курортникам его неспособность их содержать, как это было с Ливадийским дворцом до его ремонта за счет Киева? И пострадает ли этот бедный, но гордый крымский престиж, если дворцы не будут его собственностью, но станут образцово содержаться, ведь все равно из Крыма они не уйдут?

Однако здесь возникает вопрос: если дворцы передавать, то кому? Конечно, Ливадийский дворец, всегдашняя царская собственность, место Ялтинской конференции Сталина, Черчилля и Рузвельта, и сейчас служит Президенту страны для приемов и конференций, с ним почти все понятно. Хотя музеем, возможно, рациональнее было бы владеть Министерству культуры. Сложнее с Воронцовским дворцом, который царской собственностью никогда не был, а тем более сейчас является преимущественно пристанищем многих видов искусств, культуры, истории, но никак не средоточием государственного управления. Вряд ли для этой цели пригодится дворец, который «уже страдает от одышки». Здесь давно и прочно поселились музы, и вряд ли стоит их переселять.

Большое дело сделают, считают также в Крыму, если откроют для полномасштабного посещения как музей и Массандровский дворец Александра III. Честно говоря, госдач в Крыму хватало для номенклатуры всего СССР, а для Украины их хватит и подавно, и так большинство их, включая форосскую «Зарю», преимущественно простаивают без дела. А музей был бы замечательный. Поэтому первое, что следует сделать, это открыто, с участием всех заинтересованных сторон обсудить давно назревшую проблему рационального использования южнобережных исторических дворцов. Вполне возможно, что будет найдено какое-то третье решение, скажем, варианты совместного содержания и использования дворцов администрацией Президента, Министерством культуры, творческими союзами, общественными организациями. А возможно, будет предложен и рациональный бизнес-проект создания специальной государственно-коммерческой структуры, которая найдет способ их и содержать, и использовать с учетом того, что это центры мировой культуры. С одной стороны, Крым уже имеет такой негативный опыт, когда частные коммерческие структуры высасывают из объекта все его возможности, не вкладывая в содержание ничего, но именно этот негативный опыт даст вероятность найти противоядие против хищнической эксплуатации музеев.

Сегодня пока ясно одно: мы встали перед сложной проблемой, южнобережные дворцы, как центры мировой культуры, содержаться так, как раньше, не могут, но и выход пока не найден. Их нельзя ни полностью отдать в собственность государства и обюрократить, ни полностью закрыть, ни полностью открыть, ни коммерциализировать, ни содержать за счет третьих структур. Проблема требует гласного и открытого обсуждения с участием специалистов, с привлечением мирового опыта, с поиском неординарных путей ее решения…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно