Авторское право: налево или направо?

30 мая, 2008, 13:46 Распечатать Выпуск №20, 30 мая-6 июня

Творческие личности в Украине не так уж и давно узнали, что за собственное творчество, оказывается, можно получать деньги.

Творческие личности в Украине не так уж и давно узнали, что за собственное творчество, оказывается, можно получать деньги. Ведь как было раньше? Все, созданное в СССР по «зову сердца», которым руководила партия, принадлежало народу и этой самой партии. На рассвете «независимости» о каком-то там праве на интеллектуальную собственность также речь не шла: лишь бы обнародовали твое творение на халяву, и то хорошо! Наконец, сегодня, когда авторы уже научились скакать от издателя к издателю в поиске лучшего гонорара, те, подучившись у западных коллег, придерживаются принципа «хороший автор — мертвый автор». Кто же прав в этом случае?

То ли в силу удобного ярма, или же благодаря легкости нынешнего бульварного чтива, но мало кто из авторов предпочитает на западный манер публиковаться в одном издательстве. По­тому с авторским правом ни у кого проблем нет: подписываются краткосрочные договора, из-за чего издателям так легко перекупить И.Роздобудько, Л.Денисенко, С.Поваляеву, Ю.Покальчука, Л.Де­реша, не заморачиваясь какими-то особыми обязательствами. А какие тут обязательства? Заплатит какой-то «Факт» 200 дол­ларов за книжку, а некое «Фо­лио» — целых 600, и гуляй душа без кунтуша до зимы, то есть до написания очередного «одноразового» творения. При этом даже настоящий тираж, который издательство автору никогда не сообщает, не очень интересует. А зачем, если деньги в кармане?

Впрочем, если говорить о серьезных отношениях, то стоит упо­мянуть о т.н. роялти — вознаграждении за использование произведения. Никаких ограничений относительно его формы на самом деле не установлено: это может быть фиксированная сумма, процент от дохода, автор­ские экземпляры и прочие разно­вид­нос­ти оплаты. Главное, чтобы раз­мер вознаграждения был не меньше минимальных ставок, утвержденных правительством. Сейчас ориентируются на постановление Кабинета министров Украины от 18 января 2003 г. № 72 «Об утверждении минимальной ставки вознаграждения (роялти) за использование объекта авторского права и смежных прав».

Интересно, что роялти как вид вознаграждения не облагается налогом на добавленную стоимость, а это привлекательно как для авторов, так и для издателей. Впрочем, Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятия» четко обусловливает требования, при которых вознаграждение считается роялти и освобождается от НДС. Между тем большинство украинских авторов вообще очень быстро начинают летать от издательства к издательству, высматривая того, кто больше заплатит сразу. Вмес­те с тем издателям тоже грех жаловаться, поскольку лазейка у них всегда есть. Конечно, заплатив сколь угодно высокое роялти автору, нажиться на переиздании произведения без его ведома в Украине едва ли удастся с большим успехом. Такое бывало только с теми из украинских авторов, кто своими силами издавался в России, где отследить дополнительные тиражи — а они у тех, кого издавали в России, поверьте, случались! — нереально. Вместо этого речь о другом. Так, роялти — это издательское вознаграждение за использование любого авторского права на литературные произведения, произведения искусства или науки. Но при условии, что использование этих продуктов или же объектов собственности не дает издателю права продать их или обнародовать! То есть имеет значение не само (оплаченное) авторское право, а способ использования произведения. Кстати, это теперь способов «бесплатного» использования произведений появилось огромное количество — от Интернета до слоганов на футболке — а до недавнего времени само государство иногда пренебрегало правами авторов, считая все отданное в печать своей собственностью.

Такие атавизмы тоталитарного пошиба исповедует сегодня в частности Министерство образования. Например, включая без ведома автора стихи Сергея Жадана в школьные учебники. Чиновникам даже в голову не приходит, что такое бесплатное «выведение в классики» может не то что вызвать сопротивление автора (и не только отбором произведений без его ведома), но и быть нарушением каких-то там авторских прав.

То есть в этом случае государство, наверное, руководствуется только собственноручно при­нятым Законом Украины «Об авторском праве и смежных правах», где речь идет только о договоре на право использования собственно произведений, не замечая Гражданский кодекс Украины с его договором о распоряжении непосредственно имущественными правами. Право на произведение или право распоряжаться правами его автора? Ис­пытать на собственном опыте суть этой законодательной лазей­ки пришлось поэту С.Жадану, поэтому и написал он открытое письмо Валерию Федоренко, главному специалисту департамента общего среднего и дошколь­ного образования Министерства образования и науки Украины. «А речь идет, уважаемый Валерий Федоренко, — уточнял С.Жадан, — о ненавязчивом хамстве и, извиняюсь, жлобстве, которые традиционно характеризуют деятельность наших государственных структур, то есть и Вашей структуры тоже. Не так страшно, что Вы рекомендуете от лица своего министерства в печать произведения, не согласовав их с авторами, не так страшно, в кон­це концов, что вы не можете отличить верлибры от рифмованных стихов (поскольку почему-то именно рифмованные стихи, по Вашим словам, «предложено включить в подрубрику «Верлибр, белый стих»)... Наконец, не большая беда и то, что с Вашего благословения несчастные украинские дети вынуждены будут изучать «Образное осмысление сто­ических духовно наполненных чувств современного человека на фоне выхолощенного бытия», хотя гореть Вам за это в аду, поверьте мне. Беда в том, что Вы, как я понимаю, совсем не осознаете и не допускаете возможного нежелания некоторых авторов иметь со всем этим «образным осмыслением» ничего общего».

Ну не хочет автор иметь ничего общего с государством даром — и это его право. Впрочем, права привлечь это самое «государст­во» к ответственности он тоже не имеет. «Любой юрист подскажет Сергею Жадану, — ответил поэту вышеупомянутый В.Федоренко, — что, по украинскому законодательству об авторском праве, никто ни у кого не должен просить разрешения на то, чтобы включить его произведения в школьную программу или хрестоматию. Бессмыслен­ными были бы также намерения писателей подавать жалобы на использование отрывков из их произведений в упражнениях, диктантах, пересказах и тому подобном».

Нашим литераторам, кстати, до недавнего времени вообще было «бессмысленно» куда-то дер­гаться, поскольку именно «государство» давало им право быть писателем, разрешая вступить в соответствующий творческий союз. Так что о каких правах с их стороны вообще могла идти речь? Государство их породило, оно же их и доило — безвозмездно. Точнее, оплачивалось существование — а отсюда и при­сваивал­ся исходный продукт в виде произведений. Хамство же, о котором упоминает Жадан, уже сегод­ня состоит в том, как удобно «государство» забывает о непричаст­ности этого автора к Союзу писателей, безоглядно зачисляя его в верноподданный цех советских «инженеров человеческих душ». Также не пристало «государству» помнить о такой вещи, как лицензия на использование субъекта авторского права, то есть издательства, из чьей продукции Ми­нис­терство образования изъяло стихи Жадана для школьной про­граммы. Ведь это касается интеллектуальной собственности, которую «народная» власть привыкла в упор не видеть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно