АВТОРСКОЕ ПРАВО, КОТОРОЕ ЕСТЬ

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 28 сентября-5 октября

Презентация «первого в независимой Украине» (а почему был забыт четырехтомный словарьВ.Яременко?) «Большого толкового словаря современного украинского языка» издательства «Перун» (г...

Презентация «первого в независимой Украине» (а почему был забыт четырехтомный словарь
В.Яременко?) «Большого толкового словаря современного украинского языка» издательства «Перун» (г. Ирпень) стала едва ли не самым интересным событием 3-й Киевской международной книжной ярмарки «Книжковий світ-2001». Она превратилась в своеобразный ток-ринг, когда к микрофону вышел директор Института украинского языка НАН Украины чл.-корр. В.Нимчук. Сначала он задал вопрос, элементарный даже с точки зрения студента-филолога: «Сколько примеров словоупотреблений насчитывает ваша картотека?». В.Бусел, автор и главный редактор словаря, уверенно и не без доли иронии над «наивным профессором» рассказывал о новых технологиях составления словарей с использованием компьютеров и обработкой электронных вариантов текстов-первоисточников. Но специалисты знают, что для составления такого словаря необходимо посчитать, сколько раз в каком значении в текстах какого стиля встречалось данное слово. В противном случае велик риск включить в словарь экспериментальные слова, встречающиеся только однажды, или слова-однодневки (типа «троллик», вместо «троллейбус», «улиционер», «смехач» и т.п.). В итоге сложилось впечатление, что автор словаря имеет довольно приблизительное представление о работе лексикографа.

А ведь создание толкового словаря — это труд, для которого необходимы талант, вдохновение, а также глубокие специальные знания. Между тем в издании отсутствуют упоминания об ученых степенях, званиях, должностях автора и редакторов-лексикографов. Озадачивает и претензия на единоличное авторство словаря, включающего 170 000 слов! Ученый с мировым именем С.Ожегов, чей словарь мы знали еще со школы, посягнул всего лишь на 57 000.

Негативное впечатление от ответа усилил тот же профессор В.Нимчук. Он сообщил, что сотрудниками Института украинского языка был осуществлен экспертный анализ презентуемого словаря. По его словам, толкования слов полностью совпадают с толкованиями, данными в одиннадцатитомном словаре украинского языка, созданном авторским коллективом известных ученых, сотрудников Института языковедения Академии наук Украины и вышедшем в свет в 70—80-х годах (издательство «Наукова думка», г.Киев). Единственное отличие — отсутствие иллюстративного материала, т.е. примеров.

Возражение В.Бусела, что толкования одинаковые, потому что язык один и слова одни, а «штаны останутся все теми же штанами, независимо от того, на ком они надеты», вызвало смех и бурное оживление среди присутствующих. Член-корреспондент не остался в долгу. Он заметил, что штаны не способны давать сами себе дефиницию, т.е. толкование. Эту шутку Вячеслав Тимофеевич парировать не смог.

Как рассказал В.Бусел, выпуская словарь французского языка, издательство обращалось за разрешением к французской стороне. Им ответили, что право собственности на французский язык принадлежит французскому народу. Иными словами, он сказал, что даже если материалы словаря Академии наук и использовались им при работе над созданием своего собственного словаря, то в этом нет ничего страшного, т.к. «авторское право на украинский язык принадлежит украинскому народу».

Оставим в стороне то, что таким образом, как нам показалось, В.Бусел косвенно подтвердил обвинение В.Нимчука. Напрашивается вывод: какие благородные французы и какие меркантильные украинские ученые! Однако не исключен вариант, что авторы одиннадцатитомника ответили бы то же самое, что и французы. Может, они были бы даже рады самой возможности, которая редко представляется сейчас украинским ученым: не за свои деньги в хорошем качестве издать плоды своего труда. Но у них, похоже, никто не спрашивал.

Да, «Перун» — честное издательство. В предисловии к «Большому толковому словарю современного украинского языка» можно прочитать, что при его создании использовались и другие словари. Эти другие перечислены. Но, по закону срок охраны авторских (имущественных) прав на эти словари давно истек. А для одиннадцатитомного словаря авторские права еще действительны.

Да, толковый словарь издательства «Перун» содержит, если верить цифре, указанной на титульном листе, больше слов, чем словарь Академии наук. В него включены неологизмы, появившиеся в последнее десятилетие. Но противозаконной является перепечатка не только всего произведения, но и его части, а также любая адаптация, аранжировка и т.п.

Таким образом, если верить заявлению, публично сделанному директором Института украинского языка НАН Украины, членом-корреспондентом НАН Украины, профессором, доктором филологических наук В.Нимчуком, все выглядит так, как будто труд ученых-лексикографов, не имеющих средств и возможностей переиздать его собственными силами, с участием государства или спонсоров, был присвоен коммерческим издательством без ведома авторов и, следовательно, без перспективы выплаты заслуженных гонораров. Безусловно, окончательное решение будет принимать суд, если таковой состоится. Мы ни в коей мере не берем на себя ответственность делать выводы о том, действительно ли вышедший словарь является всего лишь плагиатом. Но факты и поведение участников этой дискуссии наталкивают на размышления. В.Бусел, по сути, так и не опроверг обвинения, выдвинутого В.Нимчуком, в том, что дефиниции слов в «Большом толковом словаре современного украинского языка» слово в слово совпадают с дефинициями одиннадцатитомного Словаря украинского языка, изданного Институтом языковедения Академии наук Украины. Он объяснял (крайне неубедительно), почему так могло получиться, доказывал, что это нормально и допустимо, но не говорил, что это не так.

Мы попросили прокомментировать ситуацию автора «Большого толкового словаря современного украинского языка» В.Бусела:

— Да, действительно, материалы 11-томного словаря использовались. Но половина из них была переработана — в предисловии об этом сказано. В агентстве по охране авторских прав нас заверили, что дословное повторение статей словаря — нормальное явление, т.к. языковые нормативы одни — это как повторение законов физики. А что до претензий Института украинского языка, то они вообще не имеют к этому никакого отношения — ведь это уже другая структура. А наше издание прошло рецензию специалистов кафедры украинского языка и литературы Национального университета
им.Шевченко.

На презентации же страсти вокруг авторства словаря разгорелись не на шутку. Один из сотрудников института, который уже успел приобрести словарь, теперь предлагал представителям издательства «Перун» отдать уплаченные 70 гривен настоящим авторам. Господин Бусел пытался ретироваться, восклицая, что данная тема — это тема семинара, а не презентации. Находившийся среди журналистов Андрей Кокотюха с хохотком поощрял спорящих к продолжению: «А нам нравится! Нам по кайфу!»

Кто-то из присутствующих громко посоветовал решать эти проблемы в суде. В толпе раздался крик: «У нас нет такого закона!»

Есть такой закон

В 1973 году СССР, а с ним и Украинская ССР, присоединился к Международной конвенции об авторских правах. Отметим, что сама конвенция была подписана 12 странами-основательницами в Женеве в 1952 году и называлась Бернской конвенцией. Ряд дополнений было внесено в Париже в 1971 году.

В 1993 году к конвенции по решению Верховного Совета присоединилась независимая Украина. Тогда же был введен в действие закон об авторских и смежных правах.

Мы попросили прокомментировать этот инцидент юриста — ведущего специалиста Украинского агентства по охране авторских и смежных прав Государственного департамента интеллектуальной собственности — Сергея Таргонского.

— 6.09.2001 г. вступила в силу новая редакция Закона об авторском праве и смежных правах. Согласно этому закону, авторское право возникает с момента написания произведения, но с одним условием: автор должен каким-то образом его обнародовать. Обнародование предполагает презентации, выставки, словесное упоминание о произведении лично автором на собраниях творческих коллективов и т.п. Ст. 11 Закона об авторском праве предусматривает возможность регистрации авторского права на произведение в государственных реестрах при желании автора. Полученное свидетельство может предъявляться вместо самого произведения предприятиям, организациям, в том числе и международным, в качестве гаранта авторства.

Авторское право охраняется в течение 70 лет после смерти автора (с. 28).

Ответственность за его нарушение предполагается статьями 50—53. Таким нарушением считается любое использование произведения: опубликование, прокат, переработка, адаптация и т.д. Произведение может использоваться только на основе авторского договора (ст.ст. 31—34 Закона об авторском праве). Есть список произведений и видов использования, которые не предполагают заключение договора и выплату гонорара. Но авторство обязательно должно быть указано в ссылках.

Сторона, считающая, что ее авторские права были нарушены, должна как-то реагировать — подать иск в хозяйственный суд г.Киева, если организации находятся в Киеве, и выставлять свои требования, связанные с компенсацией нанесенного ущерба. Автор может подавать иск в местный суд, требуя возмещения морального ущерба. Параллельно в суде может заявляться ходатайство о направлении материалов дела в прокуратуру.

Наличие или отсутствие плагиата, степень использования, размер нанесенного ущерба определяет суд. В судебном порядке по ходатайству сторон (одной из сторон) назначается экспертиза, организация или физические лица, которые будут ее проводить. Расходы по экспертизе оплачивает проигравшая сторона.

Если нарушение авторских прав будет доказано, то в случае нанесения материального ущерба в сумме от 100 необлагаемых минимальных заработных плат оно предполагает уголовную ответственность, если ущерб был меньше — административную. Такое нарушение карается либо исправительными работами на срок до 3 лет, либо штрафом от 10 минимальных заработных плат до 50 000. Предполагаются и другие санкции: компенсация ущерба, конфискация или уничтожение экземпляров произведения и т.п. (ст. 176 Уголовного кодекса Украины и ст. 51/2 Административного кодекса Украины).

Итак, закон есть и он действует. Нужно только хотеть и суметь им воспользоваться. Есть Украинское агентство по защите авторских и смежных прав, юристы которого могут дать необходимые консультации. Они же мне и сообщили, что с июля этого года к ним за помощью обращались уже 180 раз. И цифры показывают, что с каждым годом количество желающих не просто пожаловаться на обиду, но решить проблему в свою пользу, опираясь на закон, растет. Среди них много писателей.

А что же наши ученые? Они в юридический отдел агентства приходят очень редко. В Институте украинского языка на мой вопрос, собирается ли все-таки коллектив авторов Словаря украинского языка в 11-ти томах подавать в суд, сказали, что кого-то из авторов уже нет в живых, а те, что остались, пожилые люди и не имеют сил на судебные разбирательства.

Я понимаю ученых. Им не хочется растрачивать драгоценное время, которого осталось немного. Служение науке не терпит суеты... Настоящие ученые — это люди большого ума, большого сердца и еще большей лени во всем, что не касается непосредственно их научных интересов. Плюс стереотип о собственном достоинстве и тщете материального. Можно, конечно, ограничиться сетованиями. Но если вы считаете, что правы, и не хотите за это право бороться, значит, на будущее развязываете руки тем, кто хочет их нагреть на чужом уме.

Но стоит напомнить: идею того, что художественные произведения должны считаться такой же наследственной собственностью, как и другие приобретения людей (в то время литературная собственность переставала быть ею через десять лет после смерти автора), отстаивал Бальзак, юрист по образованию. Он писал: «Закон охраняет землю, охраняет дом пролетария, который гнул спину; и он же конфискует творения поэта, который мыслил». В XIX веке находились писатели, которые считали борьбу Бальзака за авторские права недостойной. Но кто знает, когда эти права были бы признаны, если бы великий романист не боялся тратить на их отстаивание свои энергию и силу?

Книги, научные статьи, компьютерные программы мы пишем, читаем и используем. А прибыль от них зачастую получает кто угодно, только не автор. В лучшем случае, издательство заплатит вам один раз за имущественные права на ваше произведение, т.е. на процент от прибыли уже не рассчитывайте. Это всего лишь один из многочисленных факторов, грозящих вырождением интеллекта в нашей стране, где деньги можно зарабатывать чем угодно, только не собственным умом. Здесь вам не казино Владимира Ворошилова. Более десяти лет назад западный философ А.Тоффлер констатировал: грядет новая технократическая волна, главную роль будут играть информация и творчество. Если писатели, ученые, программисты в Украине в ближайшее время не заставят изменить к себе отношение, если они сами не начнут относиться к себе по-другому, творчество у нас действительно сыграет… Знаем куда. А новая волна нас накроет. Останется идти ко дну, интеллигентно уступая друг другу дорогу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно