Аты-баты шли магнаты

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-12 мая

Трудно прогнозировать, как после долгой зимы и нудных выборов в стране пройдет посевная «кампания»...

Трудно прогнозировать, как после долгой зимы и нудных выборов в стране пройдет посевная «кампания». Но то, что киноурожай на наших гектарах уже начали собирать, — факт. В Макаровском районе Киевской области бывшие зернохранилища оперативно переоборудованы под съемочные павильоны: там снимается безразмерная «Волчица». Распиаренное «произведение» известных бизнесменов, братьев Константиновских — как бы «украинский Голливуд» — пока вроде бы ждет своего прораба… Зато в Житомирской области, говорят, уже начали стройку века — тоже «наш Голливуд». И это не «конец фильма». Потому что есть планы большого строительства кинопавильонов и у Влада Ряшина (под Киевом), и у Александра Ткаченко (на Одесской киностудии, где он сейчас хозяин). Некоторые эксперты оценивают эти стройки почитай в один миллион долларов каждая.

И еще о «производственных показателях»… Свежая «Штольня» только за премьерный уик-энд собрала 50 тыс. долларов (для первого «блина» тоже результат). Бюджеты нескольких уже запущенных украинских фильмов распухают до одного-двух миллионов долларов (об этом в интервью). Гонорары некоторых известных украинских артистов подпрыгивают до 4 тыс. долларов за один съемочный день (имена ввиду корректности не афишируем). Количество прокатных экранов в стране до конца этого года должно резко возрасти — к 150 уже имеющимся добавится еще 50.

...«Кинобум» это или бизнесовый «киноБунт» — будущее определит точнее. Но уже очевидно (без скидок на художественность): исконно украинское поэтическое кино за последнее время не то чтобы почило в бозе, а робко уступило столбовую дорогу своему собрату-мутанту — прагматическому кино. Для которого гораздо важнее только «мани, мани, мани», как пели Abba и герои «Кабаре». Недавний «Кинофорум Украины-2006», проходивший в Киеве, консолидировал под своими стягами около 40 «субъектов кинофедераций» (среди самых известных и Ассоциация «Содействие развитию кинематографа в Украине», и «Артхаус Трафик», и «Школа Голливуда в Украине», и «Союз Кинорынок» и т.д.). Наблюдать за новым сообществом вершителей киносудеб — то ли в «Баттерфляй-Ультрамарине», то ли в «Кінопалаці», то ли в «Украине» (где проходили трехдневные мероприятия форума) — невыносимое удовольствие… Поскольку на наших глазах оформляется новая «каста», и железный кинокласс. Мальчики, прежде игравшие в войнушки по мотивам советских художественных фильмов, вмиг превратились в «магнатов» — серьезных, амбициозных, прытких киноменеджеров, в руках которых, как они сами уверены, будущее отечественного кино… С некоторыми из них — диалоги на злобу дня (без комментариев).

осенью на рынке сложится неожиданная конфигурация

Из досье «ЗН». Влад Ряшин, как известно, оставил пост председателя правления «Интера», мотивируя свое решение «несогласием с предложенными собственником изменениями в структуре канала». Некоторое время он общался с другими собственниками — с представителями корпорации СМЕ (у которых 60% акций «1+1»). Но до сих пор вопрос о его переходе на этот канал в статусе генпродюсера то ли открыт, то ли уже закрыт. Тем временем, Ряшин создает новую компанию — «Стар-Медиа», которая намерена насытить отечественный и российский кинотелерынки разножанровой продукцией. За Ряшиным — творческо-производственный триптих: Юрий Минзянов, Сергей Амеличев, Алексей Гончаренко. Офис «Стар-Медиа» — на Туманяна, 15 — занимает правое крыло «Укртелефильма» и резко контрастирует изысками фешенебельного евро-ремонта с ветхими коридорами старой советской киностудии.

— Нет ли у вас ощущения, что нынче на украинском кино- и телерынке больше «заказчиков», чем «исполнителей», — то есть одаренных режиссеров, которые нарасхват, да и актеров тоже?

— Я бы сказал — много теоретиков. А вот практиков практически нет. Этих самых «теоретиков» хватает и на некоторых телеканалах, и в продакшн-компаниях… Но размышлять, философствовать — тут все мастера. Я знаю не одного продюсера, которые из года в год громко вещают о своих проектах, а проектов-то и в помине нет. Все равно ведь время расставляет все по своим местам. И видно, кто чего стоит и кто что может создать. Я, допустим, вспоминаю некоторые бесконечные заседания в Минкульте, куда меня часто приглашали как руководителя телеканала «Интер». Теорий тогда было много. А о практической пользе этих заседаний можно долго спорить.

— Каковы ваши стартовые шаги в должности руководителя не так давно созданной продакшн-компании «Стар-Медиа»? Рождение такой структуры — ваш вынужденный маневр после ухода с «Интера» или же реализация какого-то перспективного плана?

— Вообще-то мы не стартуем. Мы продолжаем. Команда прежняя и многоопытная. «Стар-Медиа» занимается производством телекино в основном. Хотя на данном этапе есть проекты, которые будут интересны и для кинопроката. Предварительное название одного из них — «Дикие игры». Есть еще несколько форматов нашего кинопродукта, которые разрабатываются в рамках «Стар-Медиа». Это и телероман («100 серий плюс») — в связи с этим уже подписан контракт относительно его продажи в России. Еще один наш жанр — мини-сериал — снимаем совместно с Виктором Приходько, это фильм «За все тебе благодарю-2». Будет и восемь серий фильма «Смерть шпионам» по сценарию Марка Греся, режиссер Сергей Лялин, успешно снявший «Игры взрослых девочек» (его недавний сериал «Слепой» тоже не прошел не замеченным) — в данном случае будет «военный хоррор».

— Надо полагать, ваши главные заказчики и потребители — все-таки в России.

— Да, российский рынок для нас по-прежнему первичный. И это не в угоду каким-то амбициям. Просто мы по многим причинам экономически связаны с этим рынком и ситуацией на нем. Если выстроить последовательную схему рыночной востребованности нашего продукта, то после России на втором месте будет Украина. Далее — рынок СНГ. Еще дальше — рынок русскоязычных каналов (международных версий). Потом — рынок кабельных телесетей в Израиле, Канаде, США, Германии. И наконец — продажа дублированных сериалов на рынок других стран (например, Китая). А те проекты, о которых я сказал выше, уже фактически востребованы российскими телеканалами. Ведь решение многих вопросов по «долгоиграющим» сериалам принимается еще и на уровне синопсиса. А так как наш творческий и производственный потенциал известен, то какие-то вопросы удается регулировать заранее.

— Оставшись без своего как бы базисного канала («Интера»), не опасаетесь столкнуться с очевидными производственными и технологическими трудностями, учитывая, например, намерение снимать фильм на тему Великой Отечественной войны, а также возможный запуск режиссера Алексея Лисовца с ситкомом?

— «Стар-Медиа» имеет несколько базовых площадок. Что-то находим самостоятельно. Что-то арендуем, что-то есть на киностудии Довженко. Поэтому не вижу в этом проблемы.

— Кроме Горова, Паперника или Лисовца — кто еще может пополнить творческую обойму вашей компании?

— Юрий Минзянов вместе с Мариной Медниковой организовали мощную райтерскую команду. Раньше производство во многом зависело от российских авторов. А вот в работе над проектом «Сестры по крови» (это большой телероман — мелодрама, элементы криминальной драмы) уже будем обходиться своими силами, здесь же. Если о режиссерах, то в нашей команде кроме упомянутого Лялина будет и Сергей Крутин, снявший фильм «Мертвый. Живой. Опасный» (его картину, кстати, приобрел российский Первый канал).

— Как оцениваете перспективы «Интера» относительно собственного кинопроизводства — уже без вас и ваших людей?

— Будущее покажет.

— Кто входит в состав учредителей «Стар-Медиа»? Проще говоря «кто за вами стоит»?

— Об учредителях? Это наши партнеры… В частности европейские. Мы были с ними давно знакомы. И раньше тесно сотрудничали. Это все.

— В чем конкретно состояла ваша функция консультанта «7 канала» и «Грависа» — каналов, которые, как известно, ожидает переформатирование? И кого вы консультировали уже на московском (лужковском) канале ТВЦ?

— О двух украинских каналах пока могу сказать следующее… В связи с одним из них рассматривается вариант названия (и тематического наполнения) «1+1: Кино». Это будет сетевой канал. А второй — «1+1: Сити» — городской канал: экономика Киева, погода, анонсы культурной жизни, вечером — положительные эмоции, ночью — фешн, музыка, эротика. Но это проекты. У меня подписан контракт до 31 мая. А после этого будем говорить либо о продлении контракта в связи с моей деятельностью, либо возникнет что-то иное. То же самое в России с ТВЦ. Там, как известно, поменялся менеджмент, гендиректор — Александр Пономарев, генпродюсер — Александр Алейников. Рассматриваю новые форматы, программы, участвую в обсуждении сетки. Мне кажется, будущий телесезон у них должен быть интересным. Но и у нас, в Украине, полагаю, будущий телесезон тоже не обойдется без сюрпризов, поскольку возможна очень любопытная и даже непредсказуемая конфигурация на отечественном телепространстве уже в сентябре-октябре.

— Не знаю, уместно ли сегодня опять спрашивать о вашей возможной дислокации на «1+1» в качестве генпродюсера… Ведь столько об этом говорено.

— И действительно, пока здесь больше домыслов и мыльных пузырей. Будет пища — поговорим конкретно. Если вы обратили внимание, мне и так есть чем заниматься.

— Сохраняете ли по-прежнему деловые-товарищеские отношения с руководством Первого телеканала, г-ном Эрнстом, с каналом «Россия», г-ном Златопольским?

— Конечно! Могу сказать, что с Антоном Златопольским у нас давно сложились теплые человеческие отношения. Но российский рынок действительно очень непростой. Войти туда, не столкнувшись с разными противоречиями, тоже сложно. Поэтому наша задача — сделать качественный продукт, чтобы как раз и не войти в такие противоречия. Например, как вы, надеюсь, заметили, у Константина Эрнста очень большой интерес к полноценному прокатному кино. И его роль в этом деле сегодня огромна. Успех «Дозоров» как бы перевернул представление о прокатном рынке. Ожили инвесторы, выросло количество проектов.

— Как вы восприняли постановление о дублировании кинопродукции на украинский язык. И если для вас это проблема, то как будете ее решать?

— Во многом это проблема каналов, которые покупают наш продукт. Но и сами будем считать деньги. Если говорить об украинском кинопрокате, то пока это лишь 10% от российского. В лучшем случае. Если же будет целесообразно делать звуковую дорожку на украинском языке, то, разумеется, сделаем. Но и государству нужно руководствоваться экономическими факторами.

— Вы готовите некоторые свои проекты для «плюсов». Не возникнет ли в связи с этим конкурентных противоречий с «Украинской медийной группой», которая также активно нацелена на этот канал?

— Никаких противоречий не будет и не может быть. Для нас первичная задача — выход на зарубежные рынки, на весь русскоязычный рынок в мире. Так сложилось, что сегодня канал «1+1» заинтересовался нашими большими проектами, в частности кинороманом «Сестры по крови». Но и другие каналы вправе интересоваться… На подходе технологически сложная картина «Ситуация-2002» … Этот проект впоследствии может вырасти в фильм с продолжением наподобие «Коломбо».

— Какая из бывших постсоветских республик помимо Украины имеет столь же очевидные «красочные» горизонты в телекинобизнесе?

— Подтягиваются потихоньку многие страны СНГ (в каком бы виде это содружество ни существовало). После Украины на условном третьем месте вскоре могут оказаться Казахстан, Прибалтика, Беларусь.

Инвесторы поняли: в кинобизнесе возможна рентабельность

Из досье «ЗН». Относительно нового игрока на отечественном кинорынке — кинокомпанию «Паноптикум» возглавляет Алексей Серков. Он же — глава ассоциации украинских продюсеров. Г-н Серков довольно успешно работал на канале «Интер». Недавние предвыборные кампании тоже не обошлись без его креатива: почти античные массовые сцены, воздетые руки, сводный хор трудящихся (эти эпохальные ролики забыть невозможно). Серков возглавляет рекламную структуру «Стиль-С» и одновременно активно расширяет кинополе своей деятельности, поскольку в реальном запуске насчитывается с десяток художественных кинопроектов.

— Какие особо заметные сдвиги, на ваш взгляд, произошли в нашем кино между «Кинофорумами» номер один и номер два?

— Во-первых, появилась более качественная техника, привезенная в Украину. Значительно выше и технологичнее стал уровень кинотелеоборудования. Нынче появилось много новых инвесторов, интересующихся темой кинопроизводства, и, как следствие, произошел заметный технологический сдвиг в этом вопросе. Многие инвесторы уже поняли, что в кинобизнесе возможна рентабельность больше, чем в промышленной отрасли, а это залог их интереса в киноиндустрии.

— При ограниченном количестве кинозалов в стране — вдруг сезон всеукраинских премьер и громкие заявки на будущие премьеры… Это не парадокс?

— Нет. Дело в том, что рост количества кинозалов после определенных исторических «катаклизмов» приостановился из-за давления на некоторых владельцев кинотеатров… Некоторые залы попросту отобрали…

— На что ж их перепрофилировали? На партийные штабы?

— Кинотеатральный бизнес не менее привлекателен… Но мне кажется, сейчас-то все стабилизировалось. В Украине появятся новые кинотеатры. Причем отрадно, что большая часть из них — в регионах.

— Ваш марш-бросок из рекламного бизнеса (где, как говорят, вы чувствуете себя весьма уверенно), скажем так, в КИНОдебри — чистая случайность, осознанный бизнес-маневр или же определенный заказ, который мог поступить вам от неких финансовых кругов?

— Кто вам сказал, что я собираюсь сдавать свои позиции в рекламе? Наоборот, буду укреплять и расширять. Уже создана коммуникационная группа, у нее амбициозные планы по увеличению рекламных ресурсов, услуг и, соответственно оборотов. А кино не может быть ни случайностью, ни каким-то производным в этом деле. Потому что продактплейсмент во многом формирует бюджет кинокартины. Этими вопросами я занимался еще на «Интере». Так что опыт есть.

— Есть ли в структуре вашей компании орган, который выполняет функции некоего худсовета: фильтрует сценарии (которые, не сомневаюсь, чаще графоманские), обсуждает кандидатуры актеров, режиссеров?

— Конечно… Все это профессионалы своего дела. Продюсеры в рамках кинокомпании, дистрибьюторы извне, которые знают, что будет интересно зрителю посмотреть завтра в кинотеатрах и на телеэкранах. А в рамках ассоциации продюсеров есть «увесистые» массмедийные личности, которые рекомендуют направления движения. Это и Александр Богуцкий, и Влад Ряшин, и Александр Ткаченко, и Денис Иванов (из «Арт-Трафика») о таком «худсовете» можно только мечтать.

— Вы возглавляете ассоциацию украинских кино- и телепродюсеров. В чем конкретно проявляются ваши полномочия?

— Это не коммерческая, а общественная организация, которая объединяет действительно работающих продюсеров. Правление ассоциации состоит из 15 человек, отвечающих за определенные направления — внешнеэкономические связи, инвестиции, страхование, обучение персонала, забота об актерском и режиссерском пополнении (этим занимается, например, Анна Чмиль). Я, как президент ассоциации, организую работу правления и являюсь ньюсмейкером.

— Каков вступительный взнос в ассоциацию?

— 200 долларов. Затем — поквартальный чисто символический членский взнос.

— Название вашей кинокомпании — «Паноптикум» — отдает каким-то парадоксом, слегка неоднозначным оттенком…

— Ну почему же? Паноптикум — собрание редкостей. Как коллекция произведений разного жанра и особой ценности.

— А почему тогда особой ценности произведение — фильм Александра Шапиро «ХеппиПипл» вернулся с Берлинского кинофестиваля без единой награды, провалился, что ли?

— Позвольте не согласиться. Мы по большому счету победили. Из тысячи картин, желающих попасть на фестиваль, мы вошли в шорт-лист. «ХеппиПипл» стала лауреатом. В Берлине на наши сеансы сложно было купить билеты, люди стояли в проходах — соскучились по смысловому кино. Но победные трофеи на Берлинале, представьте, снискала картина с бюджетом в 40 млн. долларов. Бюджет нашей картины — полмиллиона долларов. Это тоже имеет значение. Даже для арт-хауза. Поначалу в отношении «ХеппиПипла» мне показалось, что Саша цитирует какие-то вещи из киноклассиков… Я ему даже об этом сказал. Но впоследствии понял, что Шапиро делает сугубо авторскую работу, со своим особым взгляд на мир, в общем-то, намного отличный от моего.

— Вы бы могли сняться в одной из ролей у него? Ведь в «ХеппиПипле», как известно, пресыщенные герои-мажоры уже даже не знают, чем им заняться, и начинают опасные игры…

— К счастью, я бизнесмен. Мне не до игр. А у Саши своя философия, и мне интересно посмотреть, как живут люди не такие, как я. Окупится ли эта лента в прокате? Премьера в середине июня… Мой прогноз: процентов 20 бюджета отобьем в украинском прокате, далее будет продажа ТВ-прав, выпуск DVD в Европе, прокат в России… Так что, думаю, сделаем даже прибыль. Потому что это «полный метр» с красивой картинкой без особых спецэффектов, но со смыслом и особой авторской интонацией.

— Тогда поговорим еще о некоторых ваших новых картинах. На подходе — «Добыча», «Возвращение блудного мужа», «Случайная встреча». Если можно, подробнее о жанре картин, предполагаемой адресности.

— «Добыча» и «Случайная встреча» уже запущены в производство, это «полный метр». Первая лента — фильм ужасов. Но не «первый украинский триллер», а просто ужастик. Вторая картина — мелодрама, которую снимает молодой режиссер Александр Кириенко…

— Постановщик «Оранжевого неба» и «Королевы бензоколонки»?

— Да.

— Понятно.

— Есть мини-сериал — восемь серий — «Возвращение блудного мужа». Здесь мы пока на этапе разработки сценария, а запуск предполагается в сентябре. Уже готова и даже вышла в DVD-версии романтическая комедия «Мосты сердечные» по мотивам комедии Гольдони «Трактирщица» с участием Остапа и Богдана Ступок.

— Скажите, кто вам придумывает такие «замечательные» названия — «Мосты сердечные», «Блудный муж»… Какая-то замшелость 50-х или не самый удачный юмор Задорнова.

— Кто смотрит кино? Широкая аудитория. Полагаю, такие названия аудиторию заинтересуют больше, чем вас. И кино для нас — не только творчество, но и бизнес в первую очередь. ТВ-премьера «Мостов» намечена на осень. А затем — новогоднее кино: «Цветы для Снежной королевы» и «Один в новогоднюю ночь».

— Насколько мне известно, в одном из этих проектов должны были сниматься то ли Киркоров, то ли Стоцкая…

— Были планы. Но в итоге в «Одиночке» в главных ролях снимались Стычкин, Стыцковский, Азарова, Глушко (Тарзан), Верник, Письменный, Андриенко. Достаточно звездная семейка. Могу сказать, что некоторые российские каналы уже очень заинтересовались этими работами, посмотрев рабочий материал.

— Какие бюджеты на производство сегодня вами осваиваются, какой из фильмов самый дорогостоящий, какие ленты малобюджетные?

— ТВ-муви, то есть односерийные или двухсерийные телевизионные фильмы, мы снимаем с бюджетом в 300—400 тыс. долларов. «Добыча» — в пределах одного миллиона. «Случайная встреча» — 1 млн. 200 тыс. долларов. Потому что в первом случае большие затраты на спецэффекты, а во втором — обширная география съемок: Крым, Париж...

— Насколько посвящен в детали кинопроизводства и формирует ли перед вами некие сверхзадачи г-н Прутник, которого иногда называют вашим партнером, даже куратором некоторых проектов?

— Не знаю, о каких сверхзадачах говорите вы… Но, полагаю, Эдуард неизбежно вынужден будет заниматься киноиндустрией. Хотя бы потому, что он владелец телеканала. И это общепринятая мировая практика, когда каналы заказывают, производят, показывают. И Эдуард, и его менеджмент, уверен, придут к этому в ближайшее время. Он человек увлекающийся, у него есть масса интересов, связанных не только с промышленностью. Телеканал, кстати, это тоже яркий и, несомненно, заметный пример. Но об этом, разумеется, мог бы рассказать только он.

— А вы могли бы рассказать или предположить хотя бы, когда как-то структурируются некие законы нашей киноиндустрии и обойдемся, наконец, без «цыганщины», самодеятельности?

— Это произойдет однозначно. Серьезные инвестиции дают возможность заниматься кинопроизводством, как вы говорите, без цыганщины. Будет 100 млн. в обороте — а это возможный годовой кинооборот — будут результаты.

— Как глава продюсерской ассоциации, вы контактируете с кем-либо из госчиновников непосредственно? С тем же Голинским, например? Денег просите? Или обходитесь своими?

— Понимаете, тем же госчиновникам уже давно надоели постоянные обвинения, будто они никогда и ни на что не дают средств. А этих средств часто попросту нет… Поэтому, как я понимаю, они содействуют переводу киноиндустрии на продюсерскую схему. Продюсер берет деньги — и он же за них отвечает. Не сомневаюсь, что те же чиновники активно ратуют за развитие украинского кино. Но, опять-таки, дело в механизмах.

— Вы собираетесь прокатывать Шапиро на российском кинорынке. Полагаете, сегодня туда легко втиснуться, если учесть, сколько «убойной силы» и остального «спецназа» там выпускается ежеквартально?

— Телевидение России нуждается более чем в полутысяче часов видео и кино. С производственной стороны Украина достаточно хорошо о себе заявила. Проекты Роднянского и Ряшина пользуются популярностью у россиян. Мы рассчитываем на благосклонность зрителя и относительный коммерческий успех. А для полного коммерческого успеха мы сегментируем кинокомпанию на четыре направления. Одна снимает «полный метр», вторая — ТВ-муви, третья — мини-сериалы, четвертая — «мыльные оперы». Где снимать? Тоже вопрос. Да, есть замечательная Ялтинская киностудия и другие павильоны. Но и здесь есть повод для размышлений инвесторам — несомненно, нужно думать о кинофабрике. Чем больше павильонов, технических мощностей, тем больше возможностей.

— Сегодня по плечу и по карману нашим компаниям, скажем так, перекупать некоторых особо засвеченных зарубежных киноремесленников, с учетом того, что своих не хватает?

— Не хватает и сценаристов, и режиссеров, и операторов, и актеров… Украинские продюсеры приглашают россиян, финнов, эстонцев и конечно же воспитывают новое поколение, что очень перспективно для отечественного кино.

Могу быть «спонсором» государственного переворота

Из досье «ЗН». Виктор Приходько — руководитель «Про-ТВ». Создал около 30 телевизионных проектов (среди них «Шоу Долгоносиков» и «Скрытая камера»). Работал в Великобритании, Австрии. Стоял у истоков создания канала СТБ. Яркая полоса карьеры — директорство на киностудии имени Довженко (скандалы, открытые письма, громкий уход). Дистанцировавшись от довженковцев, заявил о создании своего «Голливуда» под Киевом, который, как оказалось, даже строится. Сегодня компания Приходько готовит заметные и рейтинговые фильмы (на будущий сезон намечены премьеры «Утесова», «Махно», которые снимались в Украине). У «Про-ТВ» есть также большие планы заполучить для съемок в Украине голливудских звезд, в частности Энтони Хопкинса и Джессику Ланж.

— На каком этапе воплощение вашей светлой мечты о строительстве собственного «Голливуда»? Не помешали ли этому замыслу конкурирующие фирмы, в частности американцы, продюсировавшие «Оранжлав» и поспешно заявившие о своем строительстве?

— Строительство киностудии идет по плану. Первый корпус будет готов в конце августа. В конце сентября планируем снимать новые проекты уже на новом месте. Уже сегодня нашими павильонами интересуются американцы и самые успешные российские кинодеятели, создатели «9 роты» — Бондарчук, Роднянский и другие. И конкуренты помешать не могут. Мы делаем киностудию для себя, а не на продажу или под аренду. Поэтому никто не может помешать снимать НАШИ фильмы за НАШИ деньги на НАШЕЙ студии.

— Скоро почти год, как вы ушли с должности директора киностудии Довженко. Следите ли за работой своих прежних подопечных? Что, на ваш взгляд, изменилось с тех пор у довженковцев и в какую сторону — лучшую или худшую?

— Изменился директор киностудии — он стал ниже ростом и брюнет. Это изменение в лучшую сторону. Изменилось мое самочувствие — я обрел покой и снова получаю удовольствие от работы. А на киностудии вряд ли что-то изменится в ближайшие 100 лет. Пока она не станет частной, как во всем мире, она будет музеем советского кино.

— Почему сегодня столь робко выходят на кинорынок, то есть в собственное производство, телеканалы, следующие по рейтингу за «Интером» и «1+1», — ICTV, «Новый», СТБ, «Украина», «ТЕТ»? Только ли финансовая причина?

— Главный дефицит в кино — не деньги. Главный дефицит —профессионалы. Все, кто умеет работать, уже работают на больших студиях или в Москве. А маленьким каналам уже почти ничего не осталось.

— Нет ли парадокса в том, что производственное количество у нас постоянно неадекватно сценарному качеству?

— Сценарии — самая большая проблема. Всех учили писать «литературные сценарии». Как в школе — «тема, идея, описание природы…». Это для кино не годится! Нужна драматургия и характеры. А этих слов почти никто не понимает! «Про-ТВ» готово брать сценаристов в любых количествах — потребность огромная. Пишите прямо сейчас…

— Насколько, по-вашему, возможно в ближайшее время реальное, а не виртуальное финансирование кинопроектов?

— Государственное финансирование кинопроектов — главный враг кино. Потому что чудовищно забюрократизированный аппарат Минкульта пройти может только бюрократ. Настоящий режиссер или сценарист гибнет от одного вида министерства. А выживают и получают финансирование только конъюнктурщики — «Вам про что снять? «Три песни про коммуниста»? С огромной радостью! Про Кучму документалочку? Я готов! Теперь про гетманов и кобзарей незрячих модненько? Давно мечтал!»

Я повторюсь, но… В США нет ни Министерства культуры, ни Госкино, ни вице-премьера по культуре. И при этом они не только не чувствуют себя обделенными, но и по невежеству снимают 500—600 фильмов в год.

Думаю, что государственная политика в области кино должна строиться на системе грантов — добавлять (а не финансировать полностью!) деньги на те проекты, которые государство считает важными. Но фильм должен быть для зрителей, а не для чиновников или комитета. Только тогда, когда фильм заработает денег на производство следующего, можно утверждать — кино живет. А иначе это никому не нужная попрошайка, готовая на все.

— Какие проекты находятся в производстве под вашим непосредственным руководством сегодня?

— Проекты в производстве — естественно, сериалы: «Возвращение Мухтара-2» (100 серий). Его нам заказали после успешного второго «Мухтара». А второго в свою очередь — после удачно доделанного первого. Дело в том, что россияне запороли производство и сериал плохо пошел в эфире. После серий, сделанных в Украине, рейтинг «Мухтара» на РТР поднялся до времени в прайме. Это, согласитесь, прецедент. Такой же, как был с сериалом «За все тебя благодарю», который делал так же «Про-ТВ» для Первого канала. Сейчас в запуске также продолжение «За все тебя благодарю-2» (24 серии). А по заказу «1+1» снимаем «Пять минут до метро» (100 серий). Еще несколько проектов готовятся к производству.

Из фильмов — по-прежнему не оставляем идеи производства «Бабьего Яра», совместно с США, о котором я неоднократно говорил. С украинской стороны осторожную заинтересованность высказали канал «Интер» и Виктор Пинчук.

В любом случае планируем начать съемочный период уже в сентябре. Предварительное согласие сниматься дали Джессика Ланж и Энтони Хопкинс. Но произошла ротация в режиссерах. Вместо Сиднея Люмета теперь приглашен Уильям Фридкин, «оскароносец» за фильм «Французский связной». Его предварительный визит в Украину должен состояться на следующей неделе. Еще один интересный проект — есть идея совместно с поляками и американцами снять римейк «Четыре танкиста и собака». Пока думаем… Есть проекты комедийного и мистического жанра. Но заказов много и приходится от чего-то отказываться.

— Определены ли каналы — «потребители» ваших довольно амбициозных сериалов с историческими личностями в сюжетном центре — «Махно» и «Утесов»?

— Насколько мне известно, «Махно» будет на НТВ в самое ближайшее время. А «Утесов» на РТР. В Украине еще ни один канал не приобрел права на эти фильмы.

— А не дискредитирует ли повальная мода на «биографичные сериалы» («Есенин», «Звезда эпохи» и т.д.) самих героев эпох, о которых фильмы… Ведь пока еще не появилось ни одного достойного материала?

— Плохой сериал дискредитирует своих авторов, а не героев. От того, что был снят плохой сериал «Мастер и Маргарита», роман хуже не стал.

— Следите ли за современным украинским литературным процессом? Если да, то книги каких авторов ждут своего экранного воплощения?

— Если честно, то литературный процесс вижу очень узко — только сценарии или синопсисы. Кстати, книги во всем мире стали совсем другими — их все пишут как заготовки под сценарии. И я не уверен, что это хорошо.

— Как, на ваш взгляд, сегодня выстроился пасьянс самых крупных и перспективных игроков на отечественном кинорынке?

— Я бы не назвал это пасьянсом. Скорее это напоминает японский сад камней: несколько крупных валунов и вокруг россыпь мелкой гальки. Есть крупные производители, которые делают сотни часов в год, такие как «Про-ТВ», канал «1+1» («Украинская медийная группа»), «Интер», Влад Ряшин и его компания «Стар-Медиа», «Иллюзион»...

И появляются многочисленные «одноразовые» компании — они потом или вырастут в большие производящие, или пропадут без следа. Это нормальный процесс, как и во всем мире. Эта нахальная молодежь и есть главная надежда на будущее кино.

Но надо быть осторожным — уже была попытка продавать акции на «национальный блокбастер».

— Обладает ли ваша компания необходимой и надежной технической базой для воплощения идей или все на аренде?

— Наша телекомпания обладает самой большой технической базой в стране. У нас одновременно работают три съемочные группы, полностью укомплектованные камерами, светом, звуком, транспортом и пр. Одновременно работают 6 видеомонтажных, четыре звуковых студии, музыкальная студия и прочее. После «Махно» у меня одних пулеметов «Максим» с тачанками вместе — штук 10. Не считая сотен ружей и сабель с сапогами и портупеями… Могу быть «спонсором» государственного переворота. Но это не главное. Самое главное — профессионалы. Самая современная техника в руках дикарей — металлолом.

Готов поменять любую технику на хорошего режиссера или сценариста. Такой сценарист, как наш Саша Щербаков, написавший «За все тебя благодарю», стоит миллион, как 10 профессиональных камер или средний футболист. А режиссер Николай Каптан («Махно») тянет на три 600-х «мерседеса». Я бы сам таких авторов и режиссеров прикупил парочку. Жаль, нет их.

Ориентация только на наш кинорынок коммерчески невыгодна

Из досье «ЗН». Кинокомпания «Украинская медийная группа» (Ukrainian Media Group) основана в 2004 году. На сегодняшний день UMG наиболее активно сотрудничает с каналом «1+1» и московским СТС. При участии UMG, например, создавалась «9 рота», экранизировались детективы Татьяны Устиновой. Распространенное мнение кинокругов: «За UMG стоит Роднянский!» На должности гендиректора компании Николай Шевченко. Он выпускник ВГИКа, в свое время работал над картинами «Яма», «Женщина для всех» и др. По мнению
г-на Шевченко, масштаб бюджета на кинопроизводство равносилен возможности доставить зрителю максимальную радость от кинопродукта…

— Имеет ли, на ваш взгляд, «Украинская медийная группа» некую особую, отличающуюся от компаний-конкурентов, «художественную платформу»?

— Начиная работать в кинопроизводстве, UMG вместе с партнером, каналом «1+1», сделала ставку на две позиции. Во-первых, лучшие отечественные режиссеры, среди которых Вячеслав Криштофович, Владимир Попков, Анатолий Матешко, Андрей Праченко, Андрей Дончик; во-вторых, принцип развития компании — производство собственной продукции на собственной производственной базе. Этих направлений придерживаемся и сейчас, приглашая лучших работников, максимально наполняя свои планы собственными проектами. Сериал сериалу рознь. Сериальный формат разнообразен. Криштофович, Попков, Матешко, Праченко снимают телевизионные художественные фильмы — это качественные, интересные постановочные ленты, которые хоть и не имеют рекордного кассового успеха (да и кассовый успех — явление не всегда адекватное, ведь зачастую желанных высоких рейтингов добивается посредственная, низкопробная продукция), но всегда держат стабильно высокую рейтинговую планку и привлекают внимание зрителей. Андрей Дончик снимал «Украденное счастье» на кинопленку, это стопроцентно художественная 4-серийная кинокартина — очень красивая, по-украински колоритная.

— Помимо Криштофовича, Матешко, Праченко, Итыгилова, кого еще из отечественных режиссеров, в большей степени молодых, видите в числе потенциальных партнеров компании?

— Планируем сотрудничество с молодыми, среди которых Александр Стеколенко, Александр Кириенко, Артур Новиков. Кстати, Александр Итыгилов — тоже молодой режиссер, наш недавний проект «Давай поиграем» — его первая полнометражная работа.

— Какие бюджетные планки сегодня по плечу UMG и каковы самые значительные бюджеты некоторых ваших картин?

— Понятно, что насыщенность любого фильма спецэффектами, хорошими, известными зрителю актерами, яркими локациями находится в прямой зависимости от бюджета фильма. Соответственно, чем больше бюджет, тем больше возможность порадовать зрителя увлекательным, зрелищным кино. Вот конкретные суммы: стоимость нашего последнего проекта «Давай поиграем» (в который привлечены такие актеры, как Стас Дужников, Любовь Толкалина, Андрей Чернышов, Анатолий Белый, Евгений Воскресенский, съемки проводились в Кукольном театре, Музее воды, в нескольких дорогих особняках, на этапе постпродакшна не обойдется и без компьютерной графики) — чуть меньше 2,5 миллиона гривен.

— Ваш прогноз на ближайшее будущее: какие бюджеты на кинопроизводство могут осваиваться нашими компаниями?

— Прогноз дать сложно, ведь всё будет зависеть от развития кинорынка, причем не только украинского, но и российского. К сожалению, продукт, ориентированный исключительно на украинский рынок, не окупается.

— Помимо российского канала СТС, с кем еще предполагаете выстраивать линию партнерских отношений?

— Четырехсерийный художественный фильм «Украденное счастье», дублированный нами на русский язык, успешно прошел на телеканале «Россия». Не так давно нашими проектами заинтересовался Первый канал.

— Разделяете ли точку зрения, что украинский кинотелерынок уже практически разделен, сегментирован и «новичкам» сегодня сюда трудно втиснуться?

— Качественному, талантливому продукту есть место и на более опытных и устоявшихся кинорынках. И вопрос здесь не только в деньгах — вспомните Тарантино, который снял свой первый фильм за несколько тысяч долларов. В России, несмотря на большое количество больших и маленьких кинокомпаний, все еще не хватает материала отечественного производства для эфирного заполнения. Современный украинский кинорынок — юн, думаю, здесь найдется место каждому, кто сможет выпустить в свет достойный продукт.

— Насколько радужны или пессимистичны ваши предположения относительно заявок некоторых ваших партнеров по поводу строительства в Киеве и под Киевом так называемых «Голливудов»? Нет ли в столь массовом порыве крупных финансовых структур стремления только «отмыть» деньги, не заботясь о творческой составляющей?

— В любом случае, если появятся киностудии подобного размаха — выиграют зрители. Выиграют зрители — выиграем и мы.

— В релизах UMG относительно творческих замыслов упоминаются некоторые довольно скандальные тексты. Означает ли это вашу ориентацию на «бульваризацию» кинопродукта?

— В первую очередь мы обратили внимание на то, что книги одной некогда «самой скандальной журналистки» — очень продаваемые среди современных украинских писателей (по утверждению издательства «Фолио»). Книгу «Киевские ведьмы. Меч и крест» сложно отнести к «бульварному» продукту, она насыщена интересными историческими фактами и дышит любовью к Киеву... Более того, по книге пишется сценарий (над ним работает Алла Сницар — талантливая писательница с чувством такта, мы уже работали с ней над проектами «Осторожно, блондинки!» и «Давай поиграем»). В итоге мы хотим получить материал для увлекательного сериала, рассчитанного прежде всего на молодёжную аудиторию (но не только!), отдаленно схожего с форматом известных «Charmed» («Все женщины — ведьмы»), но замешанного на добротной киевской основе.

— В новогоднем фильме «Давай поиграем», над которым уже работает Александр Итыгилов-младший, есть неприкрытые заимствования из хита «Один дома». Это художественная адаптация, купленные права или?..

— На самом деле заимствований здесь нет. Действительно, синопсис фильма может вызвать ассоциации с комедией «Один дома» или с «Вождем краснокожих» О’Генри. Но дождитесь выхода фильма — вы поймете, что это абсолютно самостоятельный сценарный материал.

— В какой степени сегодня на вас оказывает влияние непосредственно г-н Роднянский? Что можете сказать о сотрудничестве с новой менеджерской командой «плюсов», работаете ли вы с ними в непосредственной связке?

— Александр Ефимович Роднянский — разумный, опытный руководитель с поразительной интуицией. Его мнение для нас очень важно. С командой «плюсов» мы тесно дружим, подтверждением чему может быть наш последний совместный проект — новогодняя комедия «Давай поиграем».

— Что для вас означает «собственная продукция на собственной производственной базе»? Насколько сложно создавать и держать эту базу в состоянии только «собственного производства»?

— Собственная продукция на собственной базе — это свой сценарий, свои права, своя техника и команда, работающая над фильмом, своя реализация. Это возможность создавать продукт согласно собственным амбициям и представлениям об успешном кино.

Для достижения такого уровня производства нужно пройти несколько этапов. Мы сейчас на этапе подготовительном, когда нарабатывается творческая и техническая база, идет поиск сценариев, воспитываются кадры, привлекаются близкие по духу и целям партнеры. На этом этапе мы в основном работаем по заказу, как производственная база. Остановка производства — смерть любого предприятия. Не последнюю роль здесь играет тот факт, что ориентация кино- и телепродукта исключительно на украинский рынок — коммерчески невыгодна.

— Кто стоял у истоков компании? Какой капитал «заказывал музыку» и насколько он удовлетворен сегодня ее «исполнением»?

— Идея основания такой компании возникла еще во время работы над разовыми проектами, одним из создателей которых был телеканал «Студия 1+1». Это такие проекты, как «День рождения Буржуя-1,2» и «Критическое состояние» Анатолия Матешко, «Две луны, три солнца» Романа Балаяна, «Восток—Запад» Режиса Варнье. В кинопроизводстве тогда был период застоя. Как только обнаружились зачатки «киновозрождения», появилась наша кинокомпания. У ее истоков стояла известная Группа компаний «Видео Интернешнл».

Очень много зависит от сценаристов

Из досье «ЗН». Через два года Ялтинская киностудия может отмечать 100-летие. Именно в 1908 году французская фирма «Пате» сняла здесь видовые фильмы. Ялтинская студия — соблазнительнейшее место для натурных съемок, это «декорации», которые не нужно ни строить, ни рисовать. В разное время здесь снимали «Садко», «Дети капитана Гранта». Совсем недавно —
«9 роту» Бондарчука и «Мастера и Маргариту» Бортко. В 2000 году было создано ЗАО «Ялтинская киностудия» — совместное российско-украинское предприятие. А в 2003-м это же ЗАО полностью перешло в собственность российской компании «ПоликомВест». Нынешний гендиректор студии Дмитрий Таран для «ЗН» попытался в виде «апрельских тезисов» структурировать априорные задачи по возрождению украинской киноиндустрии.

— Вас, видимо, не удивляет, что нашим кинопроизводителям часто достается на орехи? Ведь зачастую то, что так активно рекламируют, нельзя воспринимать всерьез. Посмотрев, хочется лишь руками развести.

— На эту тему, кстати, я с интересом прочитал в «Зеркале недели» материал Александра Рутковского «Фокстрот с продюсером». Если отбросить эмоции, то в статье вполне четко обрисовались болевые точки отечественного кинематографа. Тем более что в нынешних условиях что-то производят только люди, которые очень любят кино.

— Одной любви мало. Нужна профессия.

— Не спорю — «Болезнь роста», конечно, может раздражать. Но, как правило, она раздражает только тех, кто сам ничем не болел. Ни производством, ни продвижением. Но ведь и в советское время снималось огромное количество откровенной ерунды, о которой вспоминают сегодня редко. А на слуху только шедевры, которые соотносятся с общим валом посредственного кино как 1:10. Так было во все времена. Поэтому количество наших новых фильмов говорит о том, что еще не все потеряно в этой индустрии и все только начинается.

— А вам не кажется, что многое и многие движутся на авось, методом тыка…

— Попытаюсь структурировать ряд проблем нашего кинематографа в рамках более осязаемой иерархии. И попробую сформулировать некие, как мне кажется, конструктивные выводы и пути развития индустрии на ближайшие два года…

Современнное отечественное кино, которое может быть интересно нынешнему зрителю, только-только зарождается. Прошлый год принес ряд достаточно любопытных проектов, персон, перестановок на рынке, которые свидетельствуют: наше кино, пусть скромное в объемах и темах, не только телевизионное, создаваемое придворными «продакшнами» при каналах, но и настоящее, поначалу заказное и не рассчитанное на возврат денег, — украинское кино будет развиваться. И рост этот очень скоро назовут украинским кинобумом.

— Уже сейчас называют. Но пока больше бума, а кино, видимо, еще придется подождать.

— Но ведь пока индустрия в тяжелых условиях и, словно детский организм при недостатке кальция, страдает разными болезнями. Но и это лечится. В производстве кино, как известно, есть четыре основных этапа, определяющих участь проекта:
1) выбор темы, создание сценария, творческая группа; 2) поиск инвестиций; 3) непосредственно производство; 4) продажа готового продукта и, как следствие, ожидаемый резонанс.

Но и некоторые проблемы нашего кино можно тоже подать тезисно, для краткости.

— «Апрельские тезисы», значит.

— Можно и так.

Первое. Слишком сложная «зарегулированная» система госфинансирования украинского кино и фактическое отсутствие государственной поддержки украинских кинопроизводителей. Государственные деньги получают единицы, но как правило, эти проекты лежат на полке.

Второе. Ограниченное количество современных кинозалов в стране. Даже при условии успешного проекта эти залы не способны отбить вложенные средства. Низкие цены покупки прав на премьерный показ в Украине на телеканалах. Поэтому бюджеты украинских фильмов всегда имеют предельный «потолок» и в них всегда подразумевается Россия с ее залами и телеканалами.

Третье. Смена поколений в индустрии. На наших глазах происходит любопытнейшая ломка взглядов на то, что такое «интересный фильм», во что необходимо вкладывать деньги, как снимать успешное кино. Новые люди приходят из разного бизнеса, из рекламных агентств, где уровень организации труда на несколько порядков выше, чем в киноиндустрии. Это здорово. Новым людям только бы научиться рассказывать истории, потому как фильмы с яркой картинкой — это еще не кино.

Четвертое. Недостаточное количество профессиональных сценаристов. Это проблема не только Украины, но и России, и многих других стран. Намного больше половины русскоязычных фильмов последних лет произведены как бы для «даунов». Индустрия страдает жесточайшей нехваткой сценарных кровяных телец, и для выхода из этого кризиса необходимо время и прецеденты. Прецеденты качественных реализованных историй, после которых снимать фильмы с-класса станет уже просто не модно.

Пятое. В связи с этим индустрия еще не способна зажигать звезд среди наших актеров. Талантливые украинские актеры есть, но их можно пересчитать по пальцам. А звездами они стали благодаря участию в российских или совместных проектах. У нас много театральных талантливых актеров, которых еще предстоит «зажечь».

Шестое. Вторичность мышления продюсеров и сценаристов. Это самый главный, я бы даже сказал, национальный бич украинского кино. Это скорее всего болезнь роста, но тем не менее мы подражаем американским и российским темам в кино и не ищем новых и уникальных подходов. Впрочем, это не только в кино.

— Допустим, красиво. Даже точно. Но одно дело — тезисы, а другое дело — кинематографическая практика и государственная тактика.

— Считаю, что многие болезни можно лечить, и эффективно. Начать следует со сценарных проблем. С того, в чем ощущается сильная потребность. С новых имен в литературе и драматургии. С новых тем.

— Легко сказать «лечить». Это только здоровье не заразно, а от болезни не так-то легко избавиться.

— Нужно моделировать и стимулировать темы современные, продуманные, динамичные, без логических затыков, с харизматичными героями, способными влюбить в себя зрителей, с конфликтным сюжетом, с высокой плотностью событий в единицу времени, с нормальными человеческими диалогами сценарии — это основа основ всей индустрии.

Именно на эти сценарии, на эти внешне не яркие документы как на червя ловятся деньги, как на красную тряпку собираются актеры, режиссеры и операторы. Именно это ключевая проблема нашей индустрии. Сценарий — нутро этого бизнеса. И именно поэтому Ялтинская киностудия вместе с Министерством культуры, Ассоциацией продюсеров Украины и Украинской медийной группой объявляет конкурс среди сценаристов Украины по нескольким жанрам и направлениям.

Мы хотим найти при помощи молодых имен в кинодраматургии то необходимое количество сценарной крови, которое вылечит все болезни роста молодого украинского кинематографа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно