Арт-рынок во время войны: взгляд Павла Гудимова

28 ноября, 2014, 20:25 Распечатать Выпуск №45, 28 ноября-5 декабря

Гудимов: Ситуация с галереями на Западе весьма грустная. Ведь в своей традиционной форме, галереи — просто скучная торговля картинками или скульптурками. При том что общий климат в мире изменился.

Павел Гудимов — настоящий "свой среди чужих, чужой среди своих". "Своим" его считают сразу несколько не сочетающихся между собою арт-групп. Большинство украинцев до сих пор вспоминают о нем, как о гитаристе "золотого" состава "Океана Эльзы". Для бизнесменов Гудимов — бизнесмен. Для дизайнеров — преуспевающий модный дизайнер. Наконец, в профессиональной художественной среде Павел известен в первую очередь как галерист, создавший ведущий в Украине арт-центр "Я Галерея", а также в качестве куратора современного искусства. Зная привычку г-на Гудимова называть вещи своими именами, ZN.UA предложило ему поразмышлять о перспективах выживания и развития украинского арт-рынка в теперешних условиях.

— В то время как многие галереи закрываются, вы продолжаете открывать по несколько проектов в месяц — как куратор и как основатель арт-центра "Я Галерея". Как это удается? Учитывая экономический кризис, войну...

— Галереи начали закрываться еще до революции и до войны. Причин этому много: и кризис, и непонимание, что делать дальше. 

В моем же случае… 

"Я Галерея" не является коммерческим проектом. Поэтому продолжаем работать, несмотря ни на что. Арт-центр функционирует на мои личные средства, которые я зарабатываю на дизайне и вкладываю в него. 

Соответственно, "Я Галерея" независима от спонсоров, грантов и т.д. 

Днепропетровский арт-центр "Я Галерея", в свою очередь, практически полностью спонсирует бизнесмен и коллекционер Павел Мартынов.

— Что можете сказать о ситуации на Западе? Там тоже галерейный "кризис"?

— Ситуация с галереями на Западе весьма грустная. Ведь в своей традиционной форме, галереи — просто скучная торговля картинками или скульптурками. При том что общий климат в мире изменился. Так же, как изменился и коллекционер. Сегодня он чаще хочет что-то поддерживать, а не покупать. За ним постепенно изменяется и рынок. Ставка только на коммерческие проекты уже не соответствует реалиям. Поэтому я считаю, что со временем галереи превратятся в культурные, экспериментальные площадки, т.е. в полноценные арт-центры.

— По вашему мнению, как дальше будет развиваться галерейный бизнес в Украине?

— Да никак… Это утопическая идея — держаться за старые формы второй половины ХХ ст. Вот была прекрасная коммерческая галерея "Коллекция", с хорошим качеством проектов, выдающимися художниками. И нет ее — уже третий год! 

Другой пример: это множество не работающих арт-институций, существующих лишь номинально. Потому что либо сотрудникам не платят зарплату, либо нет идеи для развития. 

У нас ситуация другая: в арт-центре "Я Галерея" работают 10 человек, и они не сидят без дела. 

Наверное, все дело в том, что мы, повторюсь, не просто "галерея", а нечто большее. Мы — творческая организация, работающая и с художниками, и со "средой", и с музеями. Большинство наших проектов — меценатские. Например, уже пять лет я занимаюсь программой "Современное искусство в традиционном музее". Время такое… Надо понимать, что делаешь.

— Далеко не все могут, как вы, зарабатывать деньги в одной сфере и вкладывать их в дело "для души". В этом случае, где, по-вашему, искать деньги галеристам на содержание своих институций?

— Если основная профессия не дает достатка, нужно получать другое образование. Или же заниматься просто консультированием частных коллекционеров, как делают сегодня многие. Потому что в обозримом будущем галереи будут закрываться, закрываться и закрываться. И у нас, и на Западе. 

А "жизнь" останется там, где сохранится интеллектуальное движение. Конечно, останутся и "лавки", просто продающие картинки. Кому-то нужны и они. 

В Париже и сейчас полно галерей, которые продают искусство ХХ ст., поскольку накопились целые залежи. 

Вот и у нас будут такие себе магазинчики: заходишь, выбираешь…

— Расстроили…

— Ну что вы! Я просто называю вещи своими именами. Возможно, конечно, я и не прав, но это мое личное мнение. 

— И все-таки — вернусь к прежней теме —  как сказалась война на украинском арт-рынке? Не так давно мне рассказывали, что в аннексированном Крыму, стоило ему стать российским, аукционные цены на картины местных художников резко упали. 

— Я о подобном не слышал. Перестаньте, это какая-то мистификация! Вообще, я считаю, что любые подобные события должны пройти проверку временем, прежде чем получить какие-либо выводы относительно влияния на искусство. 

После революции тоже было много скороспелых проектов. И я уже достаточно говорил о том, что нельзя так быстро "репрезентовать" что-либо. 

Пока можно сказать только одно — искусство действительно играет определенную роль в социальных процессах. И это плюс. 

Мы увидели, что художник — гражданин, причем с большой буквы. Какими бы ни были внешние условия, он имеет свою позицию и смелость ее высказывать. 

Сегодня у нас по-прежнему есть свобода слова, свобода самовыражения. И то, что мы с вами сейчас свободны, — это, наверное, одно из наибольших достижений последнего времени. Дай Бог, чтобы мы — ведь свобода может быть не только созидательной, но и разрушительной — смогли воспользоваться этим правильно. И не делали скороспелых выводов. Вроде того, что работы художников "упали в цене"… В какой "цене"? Рынка-то как не было, так и нет (в Украине). 

Тогда где — упали? На аукционах? Так это только игрушка для бизнес-тусовки, не более того.

— Получается, галерей у нас "уже" нет, а арт-рынка — "еще" нет...

— Арт-рынок возникает там, где для этого есть предпосылки. У нас есть только продукт. Да, хороший продукт, причем в большом количестве. 

Но совсем нет всего остального, например репрезентации. 

В Украине нет даже государственного музея современного искусства. А как может работать рынок без музеефикации? 

У нас отсутствует и влиятельная Ассоциация коллекционеров. Несколько серьезных коллекционеров есть, но что будет дальше с их коллекциями — неизвестно… 

Да что там говорить? В стране остался один-единственный действующий аукцион… Все остальные — как галереи: таблички остались, а действий нет. 

Поэтому сейчас невозможно делать какие-либо выводы относительно рынка. Говорить можно исключительно о конкретных фактах художественной жизни: выставках, концертах, событиях в мире искусства. 

Если мы сохраним Украину, искусство будет важным фактором изучения и популяризации нашей страны в остальном мире. А это классный инструмент. Кроме того, в будущем искусство даст множество подсказок, по которым будем узнавать информацию о нас самих. 

— Возможно ли, что "чудеса" со стоимостью картин связаны с общей практикой украинских галерей указывать, мягко говоря, завышенные цены? И не является ли эта практика, а также и "непрозрачность" работы галерей в целом, одной из основных причин отсутствия в стране арт-рынка?

— Повторюсь: при отсутствии арт-рынка — а это ситуация "игры без правил" — мы вообще не можем говорить о "цене". Вот когда у нас появятся десятки арт-институций, которые будут представлять сотни художников и следить за всеми процессами; когда возникнут музеи и конкурирующие аукционные дома… Тогда начнется процесс изучения, структурирования искусства. 

И тогда появятся выдающиеся специалисты, которые будут заниматься исключительно анализом арт-рынка, а не лезть в кураторство и работу музеев. Все это вместе — от галерей до аналитиков, — и будет "арт-рынком", благодаря которому появятся и критерии оценки работ в денежном эквиваленте. Сейчас же мы имеем просто условные цифры, за которые продаются и покупаются картины. 

— Как отразится нынешняя политическая ситуация на культурном обмене с Россией? Еще недавно наши галереи ездили на "Арт-Москву", а художники — в Пермь к Марату Гельману. Сегодня мало того что война, так еще и резко изменилась культурная политика...

— По моим наблюдениям, последние семь лет украинские художники были мало "интегрированы" в Россию. У арт-центра "Я Галерея" никогда особо и не было с ней отношений. Да, мы делали выставку "Якщо" в Перми, на которой презентовали украинское современное искусство. А три года назад меня как куратора пригласили на "Арт-Москву", где я делал спецпроект "Родычи Уорхолла" о современном искусстве Западной Украины. И это могло бы стать началом каких-то новых взаимоотношений с соседней страной, но… 

Политическая ситуация по отношению к Украине у соседей коренным образом изменилась. И не только в визуальном искусстве. К примеру, моих бывших коллег, "Океан Эльзы", сегодня практически не пускают в Россию. Тур в честь 20-летия там, мягко говоря, запрещен. 

Но это началось давно: украинскую музыку стали серьезно "выдавливать" из эфиров РФ еще во времена Ющенко. 

— Значит ли это, что после помаранчевой революции украинские художники всецело переориентировались на Европу?

— Нет, но культурные связи между нашей страной и Россией придется выстраивать по-новому. А в атмосфере, какая установилась там сейчас, конечно, не до культуры. Сначала надо подождать развязки политической ситуации. 

С другой стороны, я против введения "цензуры", т.е. запрета выступлений отдельных российских культурных деятелей в Украине. Конечно, мне крайне неприятно, что Башмет подписал известное письмо Путину. Но запрещать ему въезд, как это делает Россия в отношении украинцев?.. Я против. Потому что мы не должны поступать, как империя — как это делает Россия сейчас, и как это делал СССР. 

Конечно, если г-н Башмет будет агитировать за сепаратизм  — это повод выдворить его из Украины. 

Люди сами должны делать выбор, приходить на концерт или нет. А проводить "зеркальную" политику в отношении культуры ни к чему. Когда речь о госбезопасности, включая идеологическую защиту, — тогда да, тут нужно действовать чрезвычайно четко.

— Какое будущее, по вашему мнению, ждет современное искусство в ближайшие годы?

— Отвечу иронично, зато правду. Будущее любого современного искусства всегда плачевно, поскольку со временем оно становится просто "историей". Что же касается будущего украинского контемпорари, с уверенностью скажу следующее. Первые 50 лет нашей независимости современное искусство будет неимоверно значимым для страны. А потом, возможно, мы станем весьма успешны. И тогда искусство может превратиться в обыкновенный рынок, где все будет решать цена на работу. И тогда наши дети будут спрашивать: "Папа, почему ты не купил такого-то художника? Как можно было не понимать, что он — гений?".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно