АРГЕНТИНА МИНУС ТАНГО

1 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 1 декабря-8 декабря

Уже второй год кряду ноябрьская программа столичного Дома кино финиширует под знаком Аргентины. ...

Уже второй год кряду ноябрьская программа столичного Дома кино финиширует под знаком Аргентины. Очередной фестиваль национального кино открыла г-жа Сусанна Беатрис Мэрги, советник и глава отдела культуры Посольства Аргентинской Республики в Украине. Затем сам посол, г-н Мигель Анхель Кунео, вручил дипломы победителям конкурса на лучшую работу на испанском языке о генерале Хосе де Сан-Мартине. Оказывается, в связи со 150-летием со дня смерти этого героя Латинской Америки в вузовских кругах Киева прошел конкурс на лучшую испаноязычную статью о нем. А потом слово взял экран, и картины далекой заокеанской жизни вступили в шипучую реакцию с украинским восприятием и его ассоциативными ресурсами.

«Гараж Олимп» (1999) Марка Бечиса — это пытке подобное и пыткам же par excellence посвященное путешествие внутрь конвейера смерти, без которого не обходится ни одна тирания, как бы прилично внешне она ни старалась выглядеть. Как раз стремлением «сохранить лицо» и отличалась аргентинская военная диктатура 70-х гг. от, скажем, чилийской. За невинными вывесками типа «гараж» в Буэнос-Айресе денно и нощно действовали мясорубки, перемалывавшие всех недовольных режимом. Симпатичные «хлопчики» в штатском брали инакомыслящих где попало — на работе, дома, на стадионе. В спецбоксах «гаража» арестованных точно по науке пытали электротоком (не более 150 вольт на 40 кг еще живого веса). Не чурались, правда, и мордобоя, изнасилований и т. п. Выяснив круг связей, очередной партии несчастных делали под видом прививки смертоносную инъекцию. И регулярно из «гаража» курсом на военный аэродром выезжала колонна грузовиков: мертвый человеческий материал с самолета рассеивали в океане. На таком фоне в фильме вызревает специфическое чувство Феликса, одного из палачей, к Марии, одной из жертв: немножко поистязает, немножко «полюбит». Прозрачная метафора любви к отечеству всех вождей подобных режимов. Буэнос-айресский «гараж», конечно же, не может не генерировать болезненных ассоциаций с киевским маршрутом НКВД — ул. Институтская — Быковня. Правда, ни с того ни с сего приходит на ум и нынешний мор на строптивых журналистов.

В картине «Легкие деньги» (1984) Фернандо Аяла — следующая страница новейшей истории Аргентины. Это период постдиктатурного первобытно-авантюрного свободного рынка с его девизом — деньги делают деньги, и производство тут ни при чем. Все здесь родное и близкое: банковские «пирамиды», кредиты под липовые гарантии, эпидемия продажности, толпы обманутых лохов- вкладчиков, хапнувшие миллионы и рванувшие в страны развитых демократий боссы и их подставные лица, «шестерки», оставленные в одиночестве перед гневным ликом Фемиды. Показанная в фильме история зиц-председателя дутого финансового траста, убери некоторые бытовые нюансы, выглядит дотошной зарисовкой с натуры украинской экономической ситуации 90-х годов.

Наконец, еще две ленты по сюжетному времени локализованы, как говорится, в наших днях. «Пицца, пиво, сигареты» (1997) Адриано Каэтано и Бруно Стагнаро — социальная драма о потерянной молодежи из городских низов. В них едва заметишь слабые отблески естественной человечности в виде солидарности с приятелем или заботы о беременной подружке. Примитивные, тупые, бездушные, они прежде всего нуждаются в том, что вынесено в название ленты, и промышляют карманными кражами и вооруженными налетами. Полицейская пуля — единственное, на что они могут твердо рассчитывать в своем ближайшем будущем. «Пепел рая» (1997) Марсело Пинейру имеет почти романную структуру и повествует, напротив, о процессах распада в верхах общества. Дочь мафиозного олигарха Анна невестою вошла в семейство известного судьи, где так или иначе полюбила буквально всех — трех сыновей- красавцев и кристальной честности их батюшку, который аккурат расследует преступления отца Анны. «Если обниму, задушу, а если отпущу, упадешь», — таково кредо олигарха, и он провоцирует кровавую развязку. Падает с крыши Дворца правосудия упрямый судья-законник, сброшенный киллерами, а неповинная Анна становится жертвой отмщения. Господи, что же это за жизнь такая! В финале дама- прокурор, которая распутала вопреки давлению правительственных(!) кругов всю эту интригу, открывает окно в своем кабинете, видит под ним стайку бездомных пацанов, роющихся на помойке, и произносит со значением: «Душно-то как! Совсем нечем дышать...» Кому-кому, а украинскому зрителю легко понять и разделить этакое горькое социальное самочувствие персонажа.

Итак, на этот раз, в отличие от предыдущего, знаменитое аргентинское танго ни единожды не прозвучало с экрана.

Программа фильмов оказалась подобранной исключительно по критерию остросоциальной проблематики. Мы познакомились с киноавторами, которые предельно честно, не заботясь о дешевой «зрелищности», пытаются разобраться в своем жестоком времени и в непростых судьбах отечества. Такого направления в кино у нас практически не было никогда. Зато все остальные прелести банановой демократии уже налицо. Оказывается, Аргентина без танго на удивление схожа с Украиной без гопака.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно