АЛЬБОМ ОДНОГО ГОРОДА

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

До сих пор киевские частные периодические издания научно-художественной направленности отличает одна примечательная черта...

До сих пор киевские частные периодические издания научно-художественной направленности отличает одна примечательная черта. А именно — их фактическое несуществование. Если такие претенденты на соотнесенность с мировым культурным процессом, как «Новый круг», «Зоил» и даже чемпион по количеству вышедших номеров (40) «Art Line», имели мужество, по крайней мере, с достоинством сойти в могилу, то прочие — «Collegium», «Самватас», «Крещатик», «Ренессанс» — время от времени (т.е. по мере поступления средств) напоминают о себе (большей частью устными или рукописными выпусками) и проявляют общую тенденцию в отборе материалов не столько из определенного круга тем, сколько из определенного круга авторов.

Вот почему смелость еще одной попытки в данном направлении стоит оценить по достоинству. Тем более что новое издание — альманах «Киевский альбом», главный редактор Татьяна Ананьева — не может не привлечь внимания всякого, кому попадется на глаза. Прежде всего, конечно, благодаря роскошному дизайну при непривычном горизонтальном, «альбомном» формате, оказавшемся неожиданно удобным для размещения текстов и иллюстраций. Чувствуется, что художница Наталья Гмыря и ее коллега Мария Бабенко постарались не упустить редкую возможность и использовали фокусы компьютерной графики по полной программе. Эффект таков, что издание, заявленное как научное, во многом напоминает современные иллюстрированные энциклопедии для детей. И хотя «Киевский альбом» действительно выглядит как дорогой сувенир, общий стиль его оформления вызывает некоторую эстетическую настороженность. Впрочем, эта эклектика для альбомного жанра, возможно, даже по-своему и симпатична; кроме того, от нее все равно придется отказаться из-за дороговизны. Теперь о содержании.

Наконец-то хоть одна редакционная коллегия додумалась открыто объявить свое детище не журналом, а альманахом, таким образом не настраивая нас на ожидание главного качества журналистской продукции — актуальности. Такая реалистическая позиция обнадеживает. Краткое редакторское вступление, проникнутое лирическим чувством, достаточно ясно определяет идеологию издания. И она, идеология эта, оказывается настолько близкой и понятной, что стоит привести весь пассаж целиком. «Этот жанр (т.е. жанр альбома. — С.М.), — пишет Т.Ананьева, — разрешает каждому из собеседников остаться верным своему стилю, излюбленной теме, взглядам. Его мозаичность, порой эклектика, как будто сродни пестроте и разнообразию жизни города. Неожиданное соседство текстов, имен, сюжетов может казаться поначалу случайным. Но случайности подарили истории куда больше идей и событий, чем закономерности. Как знать, не убедимся ли мы еще раз в плодотворности случайностей».

Скажу без обиняков — уже убедились. Как в витраже или флорентийской мозаике, в «Киевском альбоме» из разрозненных, часто не вполне завершенных и непонятно с чем связанных фрагментов возникает неожиданное единство, образ некоего особого мира, в который очень хочется заглянуть.

Естественно для первого выпуска, что рубрики обозначены пока условно и не слишком определенно. Так, после редакторского вступления следует рубрика «Исторические этюды», где помещены еще два материала, которые с успехом могли бы выступить в той же роли. Страстная проповедь Вадима Скуратовского («Дещо про Київ: з приводу містa-загадки») хотя и является очередным самооправданием в том, в чем оправдываться не следует, но фокусирует внимание читателя на важнейшей мысли: не нужно ни самовозвеличения, ни самоуничижения — всегда лучше оставаться самими собой и только в этом качестве мы можем оказаться интересны миру. Далее следует структуралистский опус Владислава Осьмака («Древний город словно вымер»), написанный изящно и умно, но не вполне понятно о чем. И в той же рубрике — интереснейшее фундаментальное исследование Сергея Биленького «Київ i Університет Св. Володимира у 1830—40 роках». Совершенно очевидно, что и начало исследования Елены Попельницкой о крупнейших землевладельцах и предпринимателях Киевского Подола в XVII—XVIII вв. спокойно можно было поместить в разделе «Domus et Urbis» (где «Дом» стоит в единственном числе, а «Город» почему-то во множественном — Urbis), а не открывать для него, единственного, специальную рубрику «Историческая топография».

Но это детали. В целом привлекает необыкновенно высокий для наших палестин уровень исторической аргументации, что связано, вероятно, с особым вниманием к археологии — наиболее точной из гуманитарных наук. Именно корректность научного подхода в сочетании с искренним интересом к исследуемому материалу самих авторов делает маргинальные (по определению альбомного жанра) явления предметом и нашего пристального интереса. Хочется отметить статьи археологического раздела — Сергея Климовского, Глеба Ивакина и Виталия Козюбы, упомянутую работу Елены Попельницкой и особенно очерк Ирины Шулешко «Прагматичний романтик Мартін Клуг», открывающий нам значительного киевского архитектора, с сооружениями которого мы сталкиваемся чуть ли не ежедневно, а о нем самом не знали до сих пор ничего. Но, безусловно, настоящей находкой, подлинным украшением альманаха стала публикация дневников первого киевского археолога Кондрата Лохвицкого. Соединение в его лице археолога и мистика превращает эти записки в какую-то фантасмагорию, где масонские вычисления соседствуют со служебными записками, а изложение вчерашнего сна супруги — с точным описанием раскопок и приветственными стихами в честь генерал-фельдмаршала князя Фабиана Вильгельмовича фон дёр Остен-Сакен, написанными в духе «Гром победы, раздавайся!». Иногда научная добросовестность приводит даже к обнажению слабых мест в познаниях авторов. Странно, например, что Ольга Друг, обстоятельнейшим образом изучившая все подробности истории усадьбы по ул. Липской, 16 и с трогательной старательностью снабдившая свою статью указателями, так и не сумела отыскать дату рождения известного библиофила и собирателя светлейшего князя С.М.Воронцова. Однако сама малочисленность и незначительность таких упущений показательна.

Возможно, именно благодаря добросовестному и внимательному рассмотрению фактов все материалы «Киевского альбома» избавлены от такого распространенного в наши дни порока, как политическая ангажированность и приспособленческая демагогия. Весь альманах выдержан в том спокойно-повествовательном тоне, который напоминает атмосферу старой интеллигентской городской квартиры и делает столь заманчивой перспективу оставить на его страницах и свою, пусть малозаметную, запись.

Кстати, издание можно было бы определить не только как историческое, но и как историко-художественное, поскольку из 20 опубликованных здесь материалов лишь семь чисто исторических, ряд статей носит явственную искусствоведческую окраску (Е.Липы и Т.Ареховой, той же И.Шулешко), а иронический этюд В.Киркевича «Моей Бессарабке — 125» тяготеет к литературной эссеистике.

Трудно сказать, удастся ли издателям и авторам «Киевского альбома» продолжить свое благое начинание, но самим появлением на свет этот альманах лишний раз показал, какого рода издания необходимы нам, чтобы более уверенно чувствовать себя обретающимися на родной почве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно