Смех лангуста. «Хотел записать с Тимошенко дуэт «Две звезды», да отставка Кабмина помешала» застольные беседы с хозяином Верки Сердючки

28 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 28 октября-4 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

Товарищи, узнавшие, что «ЗН» готовит материал об А.Данилко, перепугались как на просмотре «Молчания ягнят»: это что же, изменение концепции?..

Товарищи, узнавшие, что «ЗН» готовит материал об А.Данилко, перепугались как на просмотре «Молчания ягнят»: это что же, изменение концепции? Нет, отвечаю, это лишь ее углубление, расширение, доосмысление, доочеловечивание и «неотмахивание» от некоторых во всех смыслах неизбежных как культурных (так и масскультурных) «явлений». А этот разве не «явление»? Кто против? Все вроде бы за.

Под Переясловом снимают римейк «Женщины, которая поет». Если точнее, то не римейк, а если совсем подробно, то петь о несчастной и радостной судьбе будет тот самый мужчина в дамских перьях и с розой на голове.

На студии Довженко творят очередной новогодний голубой «телепироксилин» (в виде огонька) — и на площадке опять это же явление народу.

В студии звукозаписи после пожара восстанавливают недогоревший альбом — к Новому году, говорят, народ подвергнут очередному звуковому зомбированию в свадебно-хороводном стиле «ун-ца-ца», хотя и с более лиричным уклоном.

В Риге продюсерская компания попросила доставить из Киева дополнительный тираж его инструментального альбома — спрос нарастает с каждой декадой.

Знаменитый европейский кинорежиссер Агнешка Холланд («Полное затмение» о Рембо и Верлене) проводит «кастинг» на лучший саундтрек для новой картины и в качестве претендента позвала... нашего творца.

В офисе главного российского канала полтора часа его ждет сам К.Эрнст, чтоб обсудить возможности участия в «Евровидении-2006» (от России). Телефон трещит-разрывается. «Пусть подождет, я обедаю!»

...«Явление» и не должно голодать. «Приятного аппетита, Андрей Михайлович!» — говорю ему уже в одном из ресторанов в районе Нацоперы, где проходило… ну не совсем интервью, а скорее застольная беседа о главном. О шоу-бизнесе, чуть о политике, о кино. «Паству» свою, продолжаю ему, вам удалось накормить (и даже перекормить) за последние пляжные сезоны почти под завязку. Поскольку и круглосуточные эфиры, и умопомрачительные тиражи звуконосителей (какие-то платиновые диски за эти промышленные достижения) и, естественно, глянцевые полосы, вещающие о том, что в Украине, о, радость, наконец обнаружился первый шоу-бизнесовый миллионер (до этого, видать, здесь все были нищими).

Теперь уже, чуть объевшаяся и слегка очумевшая его аудитория затаилась в гаданиях-ожиданиях… Что дальше? Чем удивлять собирается? Ведь смешить всех нас с годами все труднее... Вон сколько конкурентов в программе «Иду на Вы». И это вечное «что дальше?», должно быть, по-своему тревожит нашего главного артиста массового жанра... Может, не денно и нощно, но в антрактах несомненно. Так как единожды поднявшись, болезненно сползать, а стремительно взлетев, всегда охота закрепиться. Все это ожидаемые муки любого публичного человека. А у нашего героя особый сюжет. От разговорного формата, от фирменной трагикомичной истории о нелепом существе, нареченном Сердючкой, — вдруг резкий поворот в иную сторону, в другую страну... В более выгодную экономически. Так возникает на прежнем сырье нынешняя весьма спорная «модернизация» старой маски. Она, как известно, активно запела. И все меньше для нее находится текстов о жизни, слезах и любви неприкаянного человечка из СВ. И еще меньше в связи с метаморфозой прежних иронично-простоватых подтекстов. Зато какая теперь корпоративная востребованность! Нарасхват. От Кремля до самого до «Челси»! А разве жующим олигархам нужны подтексты даже от Сердючки? Заказывают музыку — она и звучит. Ну и еще тотальное присутствие в первом эшелоне динозавров российского шоу-бизнеса. Свой среди своих. На равных с... «Алла Борисовна, я занят, подождите!» Возможно, это кого-то тревожит... Поскольку актер наш, с десяток лет скрывающийся за популярной маской, несомненно талантлив. Были у него в свое время просто феерические сценические миниатюры — зрители их помнят. И даже в спорном мюзикле про «Зайцев» легким наскоком переигрывал всех артистов, вместе взятых, во главе с Пугачевой и Галкиным. Но талант, как и все в этом мире, тоже может деформироваться... Впрочем, подождем — увидим.

— Ты резко перестал гастролировать? Неужели не зовут?

— Мне сейчас это не надо. Когда будет новая программа — поеду. Я, конечно, могу сделать нечто в духе «лучшее, любимое и только для вас». Но не хочу. И не хочу, чтобы меня показывали в «Кривом зеркале» или «Аншлаге». Пусть соскучатся. А я за это время поработаю над чем-то другим.

— Тягостен, должно быть, этот «труд», если все время то слышу, то читаю, что «Сердючка» перепрофилирована на корпоративы — танцы, свадьбы, дни рождения перед сильными мира сего или юбилеями какой-нибудь фирмы Zima-Leto?

— Собрать зал, повторяю, мне сегодня нетрудно. Ты не представляешь, сколько звонков и сколько предложений. Из Балтики, из Израиля. Скоро, надеюсь, и Европа подтянется.

— Вашу сестру, должно быть, зовут Скромность?

— Мою сестру зовут Вера. Вообще-то. И она всем известна. И для меня это не маска, как пишут журналисты, и не способ заработка, а почти родной человек. Я ее чувствую, я с ней общаюсь. Но, продолжая тему гастролей, спрошу: а кто вообще сегодня собирает залы?

— Не знаю, может быть, Оксана Пекун…

— Сегодня наша аудитория избалована и развращена бесплатными, грубо говоря шаровыми, концертами на улицах и площадях, которые проходили по понятным политическим причинам. Даже такой популярнейший артист как Басков, я знаю, не собрал зал в «Украине». Хотя кому, как не ему, собирать. Полные залы на гастролях у Пугачевой. Что бы там ни говорили... Фантастическое шоу делает Вячеслав Полунин — это активно гастролирующий артист, и публика у него будет всегда. Мне не очень хочется соревноваться здесь с артистами, которые путешествуют из одних выборов на другие или поют бесплатно в райцентрах. Может, лучше переждать?

— Неужели приятнее «пережидание» и работа (тут уже я прошу прощения) в роли эдакой поющей «зубочистки» на пьянках-гулянках у миллионеров, которые, должно быть, сидят и заказывают музыку…

— Во-первых, я этого никогда не позволяю. Что значит сидят и заказывают? Они с уважением относятся и ко мне, и ко всем моим коллегам. Иначе бы не было выступлений. И потом, надо быть там, внутри, чтобы увидеть, как самые солидные люди, как дети малые, подрываются, танцуют, веселятся под «Ой гоп чи не гоп» или другой репертуар.

— Были такие «властелины», перед которыми ты принципиально отказался выступать?

— Это могут быть не властелины, а обстоятельства. Если эти люди не в состоянии потянуть мой райдер, тогда извините…

— Как поживает Роман Абрамович? Говорят, ты его любимый артист?

— Наверное, нормально поживает... А почему я у него любимый?

— Ну так платит же больше, чем другим, за закрытые выступления на стадионе «Челси»?

— О деньгах не будем… Роман Абрамович, могу сказать искренне, реальный нормальный человек, а не монстр, за которого его пытаются выдать некоторые газеты. Он очень любит фотографироваться рядом с Сердючкой... Когда мы выступали после матча «Челси», получилось как-то неудобно… Перед нами работало много артистов и они старались. А «бисовку» Абрамович заказал только нам...

— За отдельную плату?

— За ту же.

— Путина не пытались заставить пойти в пляс?

— А он же танцевал «под меня»!

— Где? В Кремле?

— В Форосе. Когда был очередной саммит. Между прочим, он очень тепло реагировал на выступление. Был сдержан, но приветлив, я бы так сказал.

— А Леонид Данилович Кучма, говорят, вообще твой давнишний «покровитель» и звание «заслуженного» ты получил из его рук…

— Леониду Данилычу очень одна песня нравится — «Ще не вмерла Україна, если ми гуляем так!».

— Ну, тут все понятно...

— Помню, лихо под нее плясал…

— Не хочу, чтобы этот вопрос прозвучал грубо, но все же для этих «товарищей» подобные корпоративные выступления проходят под рубрикой «симпатия к артисту» или «отвязка под ересь шута»? На пафосные государственные праздники, наподобие Дня милиции, тот же В.Путин как-то не очень зовет в Кремль?

— А кто сказал, что пафосные концерты в Кремле сегодня почетны и престижны? Может, раньше так и было… А относительно шута... Но есть же вечная история о том, что шуты иногда оказывались умнеей…

— Ого! Куда махнули…

—Никуда не махнули. Просто действительно иногда хочется придумать что-то новое, оригинальное на том же ТВ. Потому что «шутовские» форматы — тот же «Аншлаг» — всем изрядно надоели.

— Но у тебя же был опыт телеведущего.

— А я хочу его продолжать и развивать.

— Хочешь, чтоб Сердючка стала украинской Опрой Уинфри?

— Я, кстати, до сих пор не могу понять, в чем загадка ее всемирного успеха…

— Я понимаю загадку: она играет в Опру, она изображает персонаж по имени Опра, она нашла себе удачную ролевую функцию. Все думают, что она сама такая. А она, очевидно, другая. Просто с телевизионным образом сложилось.

— Все равно, мне кажется, что на нашем ТВ мало живого слова…

— Разве мало? Раньше было больше? А Шустер, который входит вместо дикого зверя в клетку к политикам, а «идущие на вы» и «ятакдумающие»…

— Я не об этом. Мало в эфирах доброго слова…

— От которого даже кошке приятно?.. Но бывают же моменты, когда стоишь на сцене и чувствуешь, что остроумие и «подвешенность языка» блокированы?

— Я почти не делаю заготовок на концерты. Если веду «Золотые граммофоны», например, с Пугачевой, то сценарий рвется в клочья. Повторять идиотизм, который пишут сценаристы, немозможно. А живой диалог — это непредсказуемый импульс. Что-то может получиться менее удачно. Зато будет ощущение «живинки», а не «кондовой» режиссуры. Алла Борисовна, кстати, живо включается в такие импровизы. Она к ним даже привыкла.

— А твой автоконферанс «я звезда, я звезда» — это уже просто неостроумно, да и надоело.

— А мне кажется, что это самоирония. Героиня смеется над собой. Незаметно?

— Между прочим, творчества Сердючки стало меньше в звуковом фоне Москвы. Репертуар пошел на убыль?

— Хорошо, что меньше. Плохо — когда много. Должна быть дозированность. Пусть соскучатся. Тем более что скоро выйдет новый альбом с песнями Любаши…

— Которые ты перехватил у Пугачевой, оставив бедную женщину без репертуара?..

— Это выдумки! Мы выкупили все права на эти песни. А если какие-то композиции Алла Борисовна собиралась исполнить — например «Белая, пушистая», так кто бы мог возражать. Значит, она сама не захотела.

— По приезде в Киев официальный муж певицы сказал, что «Данилко — гений». Ничего так?..

— Я стесняюсь. Когда говорят — популярный или способный, это еще ничего. А гениальный… Я же не поэт Игорь Северянин. Я вообще уже не удивляюсь всему, что газеты обо мне пишут. Привык. Раньше были реакции. Судиться хотелось, оправдываться. А теперь… Во-первых, ничего гнусного обо мне написать невозможно — ничего плохого я не делаю. А уж если хорошее напишут, лишь спасибо скажу.

— Что это за «кино» грядет с твоим участием? Говорят, «Женщина, которая поет-2» с Сердючкой в главной роли: чуть поговорили, потом попели…

— Это будет и не «Женщина», и не «Карнавал». Совсем другая история. О том, как родилась героиня Верка Сердючка, о том, где и как она училась, о ее школьных годах чудесных и дальнейших приключениях. Покажут, по моим сведениям, и в России на Первом канале.

— Название?

— «Подлинная история Звезды».

— Воровство! Был фильм «Подлинная история дамы с камелиями».

— Я хочу, чтобы получился просто веселый праздничный фильм, чтоб люди отдохнули у экрана…

— А то они у экрана «работают», если 24 часа в сутки юмористические шоу.

— Но Сердючки же там меньше, чем остальных. Хотя она и востребована. Когда спрашивают: почему ваши пластинки так хорошо покупаются, а песни популярны… Меня удивляют эти вопросы. У человека в жизни есть традиционные радости — дни рождения, свадьбы, Новый год… Песни Сердючки — это адресная музыка для праздников на все случаи жизни! Радуйтесь, люди, разве жалко? К тому же могу многих успокоить: историй развития образа Сердючки у меня хватит лет на пять вперед.

— Возможно ли невиданное: Сердючка читает, например, сатиру Зощенко или «Драму» Чехова?

— Если бы я работал режиссером, то поставил бы лучше «Старуху Изергиль» Горького. Очень произведение нравится. О Зощенко не думал. Это все-таки другое.

— Как приняли товарищи из «террариума единомышленников» довольно смелую выходку с инструментальным альбомом в стиле Паулса или Крутого?

— Не знаю, как «террариум», но непосредственно Паулс и Крутой общались со мной в Юрмале на эту тему. И Раймонд Вольдемарович признался, что рад тому, что хоть кто-то нынче пытается сочинять инструментальную музыку. Если для кого-то эта пластинка как бы мой «выпендреж» — пожалуйста, пусть и так думают. Для меня это желание выразить то, что накопилось... Эта музыка может стать саундтреком для разных проектов — и цирковых, и кинематографических. Динамика продаж альбома меня во всяком случае радует.

— На каком этапе развития идея спеть дуэтом с Юлией Тимошенко? Меня уверяли, будто на одном телеканале вас уже почти уговорили исполнить вместе на Новый год «Две звезды», да что-то застопорилось.

— Да, я хотел записать с Тимошенко дуэт «Две звезды», да, очевидно, отставка Кабмина помешала. Она реально интересный человек и харизматичный политик.

— Она бы согласилась на эту провокацию? Ведь явно часть ее электората была бы не в восторге от такой выходки?

— Лично я с ней переговоры не вел. Этим должны были заниматься другие люди. Но так как многим сейчас не до песен, то и идея пока не получила продолжения.

— Кто еще из наших политиков сгодился бы для эстрадных шоу?

— Ну, таких, как Жириновский, здесь, конечно, нет...

— Зато другие есть. Если присмотреться, а затем пофантазировать, то многие из них — почти готовые эстрадные маски. Тимошенко как Пугачева (примадонна с непростой судьбой), Янукович как несгибаемый Кобзон (и вновь продолжается бой), Томенко как комсомольский Газманов (есаул, что ж ты бросил коня), Литвин как положительный Басков (все так же рыдает шарманка), а Витренко как разудалая Бабкина… Почти сборный кремлевский концерт с учетом периодичности круизов в Белокаменную!

— Интересная, кстати, идея. Но они же мастера разговорного жанра!

— Много говорят о твоих гонорарах и райдерных запросах. Но почему-то не говорят хоть о какой-то благотворительной деятельности. Ну, в самом деле, люди, зарабатывающие «лимоны», могли бы хоть иногда делиться «дольками» с детьми из интернатов, со стариками из домов призрения. Неужели нужно все деньги заработать, а потом затолкать в глиняную копилку?

— А почему об этом нужно рассказывать в прессе? Я занимаюсь этой деятельностью. Но не собираюсь это афишировать. А то опять скажут: «пиарится» на чужом несчастье! Мы помогаем и конкретным людям, и на какие-то проблемные ситуации откликаемся. Зачем об этом трезвонить? В свое время Алла Пугачева приехала в Киев, привезла больному Брондукову довольно весомую сумму — и приказала не говорить об этом нигде и никому. Наина Ельцина до последних дней помогала Марине Ладыниной, любимой многими советской актрисе, которая прожила 90 лет. И мало кто об этом знал. Проще простого устроить пресс-конференцию: ах, какие мы хорошие, помогли голодающим! Но молчание сегодня иногда дороже ценится, чем публичный пиар.

— Ты с кем-то из артистов дружишь? Если это, конечно, возможно в эстрадной среде?

— Дружу. С Киркоровым.

— Видимо, это невероятно интересный «собеседник», о чем общественности давно уже известно…

— Телеэкран и СМИ исказили его как человека. В общении он другой. Прислушивается, советуется.

— И нет ощущения, что он ворует твои идеи, так как Пугачева якобы давно перестала заниматься этим «проектом»?

— У меня нет такого ощущения. И о друзьях я не собираюсь говорить дурно.

— А что за байки, будто Роман Виктюк решил с тобой репетировать спектакль? При всем к нему уважении Виктюк-то, увы, самозаконсервировался и, как мне кажется, пока не собирается выходить из своей «консервной банки».

— Роман Григорьевич — феномен. С ним интересно. Он хорошо говорил о моем инструментальном альбоме. И даже нашел пьесу для меня, но об этом рано говорить. Он — персонаж того Театра, который всегда будет с прописной буквы. Между прочим, смешное совпадение недавно заметил… Смотрю по какому-то телеканалу экранизацию романа Моэма «Театр», но не с Артмане, а новую, американскую… А в это время на другом канале… Юлия Владимировна извлекает из рукава оранжевый и синий бантики… Точно, как Джулия Ламберт в финале, когда ей нужно достать красный платок, чтоб до конца добить конкурентку…

— Правильно. Весь мир — Шекспир. Или Моэм. Еще вот о чем хочу спросить: бесконечные реальные или придуманные скандальные медиасюжеты о тебе, должно быть, как-то доходят до мамы в Полтавской области. И, наверное, как-то она на них реагирует?

— Доставляют боль выдумки. Где-то находят директора школы, тот рассказывает, будто мама бросила меня под забором и куда-то уехала устраивать свою личную жизнь… Какой бред! Как такое можно писать? Или как можно рассказывать, будто Данилко в школе был полной бездарью, а теперь стал композитором и певцом? Мама переживала по этому поводу и даже хотела ехать в газету разбираться. Но я остановил.

— Характер-то у тебя мамин или отцовский?

— Я в маму. Папа умер, когда мне было десять лет.

— Ты помнишь его?

— Помню, конечно. Помню, когда выпивал, то срывало крышу. Но мама потом так и не вышла замуж.

— Чем она сейчас занимается?

— Живет. Там же. Все по хозяйству — корова, поросята, все остальное. Это уже образ жизни. Это изменить невозможно.

— То есть, даже если ты будешь плясать за миллион перед Абрамовичем, она все равно будет копать в огороде картошку, а потом травить колорадских жуков…

— Но, повторяю, это инерция жизни. Она приезжаат ко мне, конечно…

— И, наверное, о популярных артистах расспрашивает…

— Никогда. Ее это мало интересует.

— Как она оценивает твой комфорт в центре столицы — на Крещатике в доме над кинотеатром «Дружба»?

— Нормально. Я вообще больше всего люблю эту свою квартиру хотя бы за то, что в ней можно отоспаться и некоторое время никуда не ехать. Можно сочинять музыку, придумывать тексты.

— Чем-то это напоминает историю о мальчике, который в детстве недоедал, а потом ему разрешили купить много конфет или квартир… Но ты-то, получается, из окон своей квартиры видел фактически «прямую трансляцию» оранжевой революции?

— Видел, и слышал. Меня постоянно спрашивают, как я воспринял эту революцию. Но я же не комментатор Кара-Мурза, чтобы объяснять политические процессы!

— Революция, как известно, поделила местных артистов на «своих» и «чужих».

— Да? А я и не знал! «Чей» же я — там еще не определились?

— Должно быть, к марту определятся. Так вот, те, кто был за Януковича, Повалий, например, якобы категорически отлучены от некоторых проектов государственной важности. Тем же, кто был на Майдане, — зеленая улица и везде у нас почет…

— Я ни с теми, ни с другими не заигрывал. Хотя не скрою, нам делали прошлым летом некоторые предложения.

— Кто? Янукович? Не Ющенко же.

— Не могу ответить. Но мне кажется, что мы правильно решили тогда не связываться с политикой. И София Михайловна в тот момент оказалась как бы над схваткой. И очень мудро, по-моему, тогда сказала, что для нее есть одна страна, а делить и любить одних меньше, а других больше (только по цветовому вероисповеданию) артисту негоже…

— Как думаешь, почему даже новомодное шоу-бизнесовое время не перечеркнуло такие монолитные эстрадные корпорации, как «Ротару», «Пугачева»? Они какие-то вечные, в самом деле. Это творческий фонофеномен или социокультурный?

— Они были лучшими, лучшими и останутся. Мое поколение росло на них. Новое поколение тоже на них посматривает. Их песни совпали с нашим лучшим временем, мы переносили на себя их эмоции и как бы проживали свою жизнь в том, о чем пели они. И потом у этих женщин, видимо, особый запас прочности. Я люблю и уважаю Софию Михайловну. С Аллой Борисовной не раз работал… Вокруг нее, как известно, бесконечный туман пересудов. Человек она сложный. Но тонкий и проницательный. Не очень любит, когда заискивают. Во всяком случае, работая в одном проекте с ней, стоит держаться на равных, а то чуть прогнешься — все, наступила, шагнула дальше…

— Когда хочется придумать новый эстрадный образ, видимо, оглядываешься на старинных комедийных актеров из прошлого — Вицина или Раневскую…

— Люблю их картины — но это другое. И вообще считаю, что у нас когда-то была единственная актриса-звезда — Любовь Орлова. Даже если сейчас идут ее старые фильмы, ощущение, что это необычный человек, как будто спустившийся к нам с неба. Звезда, одним словом.

— В таком случае, какой последний отечественный фильм ты смотрел? Только не надо говорить, что «За двумя зайцами».

— Не смотрел никакой. Потому что сам хочу снимать кино. Как режиссер.

— Не сомневаюсь, на кинофаке, прочитав подобное, скажут: какая самоуверенность, ему уже эстрады мало!

— Но я чувствую, что могу это сделать. И вижу целые картины, ситуации, предполагаю, как это могло бы быть выстроено по кадру, по свету. Мне нравится режиссер Агнешка Холанд, снявшая мой любимый фильм «Полное затмение», она, кстати, хочет послушать мою музыку — и, возможно, использует в своей новой картине. Есть один роман, который точно знаю, как можно экранизировать.

— Не «Братья Карамазовы», надеюсь?

— Это американский роман 50-х. Название не скажу.

— Сейчас начинается «жара» накануне подготовки к Евровидению-2006. Чем закончились твои переговоры с Константином Эрнстом в Москве?

— Ну, во-первых, это коммерческая тайна. А, во-вторых, если я и поеду на Евровидение, то вряд ли от Украины. Это может быть если не Россия, то Польша. Еврохит у меня есть. Он, правда, несколько провокационный, даже скандальный, но и конкурс этот нужно чуть взбудоражить. Поэтому я придумал, как могу выглядеть на сцене Евровидения, и портрет какого национального кумира, расшитый стразами, надену под шубу…

— Чей же… Правда?.. Представляю, какой ураган поднимется…

— Ну а как? Пусть знают. Надо же каким-то образом популяризировать наши приоритеты на международной арене...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК