ЗАКОН О ВЛАСТИ ПРЕЗИДЕНТА И СПАСЕНИИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА

14 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

События, развернувшиеся на прошедшей неделе вокруг процедуры принятия Закона о власти, несут в се...

События, развернувшиеся на прошедшей неделе вокруг процедуры принятия Закона о власти, несут в себе великий соблазн для наблюдателя удариться в комментарий действий, возможностей и шансов на успех каждого из их участников. При этом есть опасность забыть, в какую, собственно, игру здесь играют и какова задача: положить противника на лопатки, забить гол или набрать очки за артистичность. Хотя в действительности игры уже почти закончились.

Потому напомним самим себе: Украина должна завершить определенный исторический этап, на котором разделение властей либо ведет к авторитаризму с подавлением представительско-законодательной ветви власти, либо — к выработке механизма относительной сбалансированности всех трех ветвей. Поскольку главным условием второго варианта является опережающее развитие судебной власти, о чем в Украине пока нет и не может быть речи, то первый вариант остается практически безальтернативным. Подчеркнем — этот вопрос уже решила история, некоторые коррективы ныне действующие политические силы могут внести лишь в то, будет ли это жесткая или мягкая форма «подавления» исполнительной властью — власти представительской и законодательной. Иными словами, пойдет ли Украина по «восточному», уже не раз вспоминавшемуся пути России, Казахстана ets., или по балтийско-восточноевропейскому.

Украина, крайне зависящая ныне от геополитики, с одной стороны, подвергается активному стимулированию в этом (конституционном) вопросе со стороны европейских и мировых структур, с другой же, испытывает обостренную внутреннюю потребность выйти из конституционного, политического, парламентского и правительственного кризиса мирным и по возможности правовым путем (за каковую потребность следует поблагодарить, может быть, впервые за 5 лет, прославленную украинскую ментальность). Все эти условия оставляют достаточно незначительное поле для маневра борющимся лидерам исполнительной и законодательной властей, не говоря уже о скудости средств и почти полной предрешенности исхода борьбы.

В этой связи об игре, которую делает Президент Кучма, после 12 апреля можно с уверенностью сказать, что он в вариант сохранения парламента никогда не верил, вел дело к его мирному роспуску, на удочку иллюзорной поддержки своей политики в ВС в октябре 94-го — январе 95-го годов не попался, а «весеннее наступление» левых пытается теперь использовать как повод осуществить давно задуманный «уход» парламента. Практика проведения аналогичной операции в Крыму и с «отставкой» Кабмина служит тому лучшим подтверждением.

Однако если с Президентом практически все ясно, то далеко не все так же просто с самим парламентом. Наблюдатели, как и избиратели, должны признать, что муки перерождения ВС Украины из головки стройной советско-коммунистической структуры в полноценный законодательный орган, одновременно осваивающий профессионально-многопартийные принципы работы — достаточно серьезное оправдание его нынешней недееспособности. Многочисленные лоббистские интересы, представленные в нем, являются вполне цивилизованным (пусть пока не по форме, но по содержанию) отражением проблемы структурной перестройки самой экономики страны. В ускоренном темпе — благодаря борьбе с Президентом и друг с другом — растут весьма профессиональные политики, подтверждением чему лучше всего служит факт изучения ими не только Конституции и большинства действующих в стране законов, но и собственного регламента. В конце концов, ВС — жертва морально устаревшего еще при своем создании избирательного закона — за неполный год путем активного фракционирования и группирования пытается самостоятельно исправить ошибки своих предшественников и проложить путь к пропорциональной избирательной системе и в целом к многопартийности в обществе.

Да простится автору неловкая попытка похвалить украинский парламент, который принято — и поделом — только ругать, однако становится все более очевидным: искусственное, пусть даже мирное, прерывание парламентского процесса опасно не столько приходом на его место президентского авторитаризма, сколько восстановлением советской системы с неизбежным ее коммунистическим компонентом. Не потому ли так настойчиво провоцируют Кучму коммунисты, чтобы его руками расправиться с самой идеей парламентаризма в Украине, а уж затем...

Дальнейшее может показаться парадоксом рядом со сказанным выше о целях и средствах Президента Кучмы, однако следует признать, что «облегченная», ослабленная до минимума схема парламента, предложенная в Законе о власти, на сегодняшний день может быть последней спасительной нишей для самого украинского ВС. Согласительная комиссия с разрешения Президента несколько расширила ее, что вообще следует считать величайшей победой политической мудрости и взвешенности обеих сторон. И не восхитительно ли великодушие согласительной комиссии, оставившей Кучме премьер-министра.

Трогательные пастельные тона этого компромисса, однако, с самого начала омрачала маленькая деталь — процедура принятия Закона о власти. Причем обе стороны прекрасно знали, что отсутствие 2/3 голосов для внесения изменений в Конституцию похоронит хрупкое согласие. Потому за неторопливой процедурой согласования статей комиссией — в самом парламенте и за его пределами велась интенсивнейшая работа по подготовке политического грунта к моменту, когда это согласие будет неминуемо взорвано. В президентском лагере наращивались силовые структуры, в лагере его противников шло поэтапное построение официально заявившей о себе левой оппозиции.

Первый, пока слабый «залп» прозвучал с обеих сторон 12 апреля, когда депутат Стешенко обозвал исполнительную власть «стремящейся к авторитаризму», а Кучма (как будто он сам не поощрял разговоры о чилийской диктатуре) так быстро обиделся и ушел из зала парламента, будто только того и ждал. Спикер и социалист Александр Мороз трижды впоследствии заявил о том, что готов извиниться от имени Верховного Совета перед Президентом, что уже само по себе при желании сгладить конфликт можно было расценивать как принесенное извинение. Неизвестно, будет ли, и кому, мстить в дальнейшем Мороз за это унижение, однако акт доброй воли нельзя не зачесть лидеру парламента, получившему фактическое подтверждение своих полномочий при слушании отчета президиума ВС 7 апреля.

Еще раз преодолев соблазн покопаться в мотивах личной неприязни или принципиальной политической конфронтации Мороза и Кучмы, отметим, что объективно Мороз спасал от бесчестья и ускоренной бесславной кончины в первую очередь сам парламент. А если учесть, что спустя несколько часов он сумел, собирая в своем кабинете лидеров фракций и групп, уговорить их начать долгожданное второе чтение Закона о власти, да еще довести его до принятия новой для нашей Конституции нормы о разделении трех властей (она записана только в Декларации о суверенитете) — следует признать, что спикер пока с задачей справился.

Естественно, вопрос о том, будет ли спасен парламентаризм в Украине, останется открытым еще некоторое время. От ВС сегодня зависит только одно: будет ли это спасение парламентаризма самим парламентом или от парламента. В последнем случае, естественно, без участия Президента не обойдется. Причем настойчиво предлагаемая ему Кравчуком заведомо провальная идея проведения референдума по вопросу о власти едва ли будет использована, а вот опрос населения, о котором в последнее время говорил Кучма, — вполне. В таком опросе ни о каких конституционных нормах речь, естественно, не пойдет, а только о получении согласия населения на досрочный роспуск парламента. Уровень легитимности, при нынешних обстоятельствах, вполне достаточный как для внешнего (мнения европейских структур), так и для внутреннего пользования. Именно таким путем и может Президент разрешить сакраментальный вопрос, как изменить Конституцию, не нарушая ее устаревших норм.

Но и путь спасения парламентаризма самим парламентом пока представляется не совсем безнадежным. Постатейное поименное голосование Закона о власти простым большинством прежде всего способно если не расколоть, то рассредоточить по интересам левый блок. После поражения по вопросу о президиуме и перед угрозой разгона ВС могли бы избавиться от некоторых взаимных противоречий те, кто зимой называл себя правоцентристами. А обещание Александра Мороза на ближайшем съезде Соцпартии сложить с себя полномочия ее председателя как бы подсказывает, что спикер может поставить интересы государства и его законодательного органа выше узкопартийных интересов. Значит, с ним тоже есть о чем говорить тем же правым и центристам.

После голосования по отчету президиума ВС 7 апреля, отрицательно отвечая на вопрос, не «обменяли» ли сторонники Президента с левыми вопрос о президиуме на вопрос об отставке Кабмина, член фракции «Реформы» Александр Емец, сказал: «В парламенте нет сил, представляющих интересы Президента». Если так говорят «Реформы», значит это правда. И значит, принятие Закона о власти самим парламентом можно было бы назвать добровольной сдачей слабого сильному. Повторимся, именно Украина стоит на той черте, перед которой подобная сдача еще не означает поражения, но за которой — всеобщий крах...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно