ЗАЧЕМ ПРОВЕРЯТЬ ПОДПИСНЫЕ ЛИСТЫ,

20 августа, 1999, 00:00 Распечатать

Несмотря на проведенную на днях обстоятельную пресс-конференцию, посвященную исключительно колл...

Несмотря на проведенную на днях обстоятельную пресс-конференцию, посвященную исключительно коллизии, возникшей между Центральной избирательной комиссией и Верховным судом по поводу регистрации шести кандидатов на пост президента, председатель ЦИК М.Рябец согласился в индивидуальном порядке ответить на ряд вопросов, возникших у «ЗН» по поводу «текущего момента».

Прежде всего мы спросили у человека, нажившего за последнее время немало седых волос в процессе борьбы за «чистоту» подписных листов, вот о чем:

- Михаил Михайлович, можете ли вы гарантировать, что в подписных листах, поданных в поддержку как минимум трех кандидатов на пост президента Украины нет примерно 500-700 тысяч подписей одних и тех же людей? Иными словами, как вы относитесь к слухам о том, что один из штабов занимался продажей одних и тех же голосов всем желающим и кредитоспособным кандидатам?

- Мы установили, что подписные листы в поддержку нескольких претендентов в кандидаты на пост президента Украины заполнялись одними и теми же людьми. Для того чтобы установить это, не нужно было большого ума. Ведь подписные листы в поддержку всех претендентов в кандидаты на пост президента Украины проверялись одной рабочей группой, одним и тем же ее составом. Подписные листы всех претендентов по одному и тому же региону проходили через одно и то же лицо, которое имело возможность отслеживать одинаковые почерки, одни и те же фамилии и все остальное. Можно взять трех-четырех кандидатов, сопоставить все эти подписные листы, и вы увидите, что эти подписные листы, с позволения сказать, собирались одними и теми же людьми, ведомости об избирателях заполнялись одним и тем же почерком. Это установлено нами, и это не является секретом. Но это касается не всех, а лишь трех-четырех кандидатов. К сожалению, я не имею права показать вам подписные листы, а то я разложил бы здесь сотню подписных листов, в которых - наглецы - сведения о первом лице (на всех ста листах!) заполнили одной рукой, о втором - другой рукой и так далее. Таким образом пятьдесят человек заполняли тысячи подписных листов.

Вот такая констатация. Одновременно - и итог, и диагноз. Правда, существует мнение, что народное волеизъявление расставит все по своим местам, а происходящее сейчас - ничего по большому не значащая предвыборная возня. Однако не исключено, что в результате этой возни прочтением и толкованием народного волеизъявления опять-таки займется Верховный суд Украины, а сама эта возня приведет в итоге к аннулированию результатов голосования по целому ряду причин. Тех причин, которые сегодня приводятся в качестве аргументов то ли в юридическом диспуте самого высокого уровня, то ли в недостойной юридической элиты страны грызне. И, несомненно, не только юристы, но и граждане, не отягощенные специальными знаниями, найдут для себя немало интересных и навевающих раздумья моментов в нижеприведенных материалах.

Вообще аргументация обеих сторон порождает большое количество вопросов. Однако пока что с уверенностью можно утверждать только одно: очевидно, что развитие событий исключает сотрудничество обеих сторон в поисках истины. Обе стороны зашли слишком далеко, и у них нет иного варианта, кроме как стоять на своем до конца. Ну а ЦИК, кроме всего прочего, подвела реакция. Кроме того что, поскольку за дело взялся суд, ЦИК изначально оказалась в невыгодной ситуации - ей пришлось оправдываться. Но по каким-то причинам она еще и упустила время, когда конфликт вызывал максимальный интерес, и обнародовала свои более или менее четкие аргументы с заметным опозданием, когда общественное мнение уже в основном успело сформироваться.

И все же тот, кто пытался отслеживать развивающийся конфликт, обращаясь к публикациям СМИ, наверняка нашел наглядные примеры, подтверждающие, что обе стороны, выжав все возможное из буквы закона, с надлежащим пафосом переходят к рассуждениям о духе закона. Конечно, в своей собственной интерпретации. А использовав дух закона по полной программе, снова начинают внимательно вчитываться в текст. И поди разбери, то ли это признаки надвигающегося верховенства права, о котором у нас так много и красиво говорят, то ли все-таки попытка обойти букву закона, руководствуясь соображениями пресловутой целесообразности.

Пока что ясно одно: последние решения Верховного суда, обязавшие ЦИК зарегистрировать кандидатами шестерых претендентов, о чем уже сообщало «ЗН» разбило элиту как минимум, на два лагеря. Пытаясь сохранить равновесие между двумя полярными точками зрения, мы решили предоставить читателю возможность проанализировать аргументы обеих сторон. Причем они поставлены, как нам кажется, в равные условия. Так как никто из них не имел возможности ознакомиться с ответами оппонента, вместе с тем наши вопросы касались исключительно тех аспектов, которые стали камнем преткновения между ЦИК и Верховным судом.

Слово - судье Верховного суда Украины Павлу Колеснику и председателю Центральной избирательной комиссии Михаилу Рябцу.

О терминах, сроках и служебном долге

П.К.: В первую очередь Верховный суд проверял, соблюдена ли гласность, открытость, прозрачность избирательного процесса, а также непредвзятость по отношению ко всем кандидатам со стороны органов государственной власти. Когда вопрос коснулся того, каким образом ЦИК устанавливала на основании подписных листов количество избирателей, поддержавших того или иного претендента, возникли серьезные сомнения в правильности ее позиции.

Уважаемый М.Рябец уже неоднократно говорил о несовершенстве избирательного закона. Однако это обстоятельство не означает, что ЦИК имеет право усовершенствовать его по своему усмотрению. Например, термин «установление на основании подписных листов количества избирателей, поддержавших претендента», ЦИК трактовала своеобразно. По мнению судей Верховного суда, этот термин не тождественен слову «проверка» в том понимании, которое сложилось у ЦИК. Она же трактовала значение этого словосочетания именно как проверки и поступала соответствующим образом.

К проверке привлекались сотрудники милиции, паспортных столов, целая группа экспертов, графологов - огромное количество людей. Но в ограниченные законом сроки, предоставленные для установления несоответствия подписных листов, осуществить проверку, которую проводила ЦИК, невозможно, если относиться ко всем кандидатам одинаково. Мое мнение следующее: такого рода тотальную проверку можно было осуществить в сжатые сроки в отношении ограниченного количества кандидатов, причем бросив на это все силы.

«ЗН»: Трудно смириться с тем, что, оказывается, проверка подписных листов как таковая вообще не должна проводиться, поскольку закон, по мнению Верховного суда, ее не предусматривает. Но если руководствоваться здравым смыслом, простой житейской логикой, это выглядит очень странно…

П.К.: Закон не предусматривает проведения такой проверки, которая осуществлялась ЦИК. А если уж говорить об элементарной человеческой логике, здравом смысле, то, учитывая, что у нас ограничены сроки на сбор подписей, предвыборную агитацию и т.д., разве можно согласиться с проведением такой проверки? Для чего в принципе осуществляется сбор подписей? Это, так сказать, зондаж общественного мнения, призванный засвидетельствовать, что кандидат пользуется поддержкой определенного количества населения. Сто, двести тысяч и каждый голос на самом деле будет иметь определяющее значение при подведении итогов выборов президента, а не сейчас.

«ЗН»: Значит, «установление несоответствия», по мнению Верховного суда, должно было опираться, так сказать, на сугубо формальные показатели, в частности, наличие всех необходимых реквизитов на подписных листах?

П.К.: Верховный суд пришел к однозначному выводу о том, что за те пять дней, которые предусмотрены по закону для установления несоответствия подписных листов, осуществить другой порядок их проверок невозможно. Я не знаю, кто серьезно может предполагать, что в столь короткий срок, который предусмотрен законом, можно проверить такой массив подписных листов.

Во всех решениях Верховного суда указано, что 12 июля конкретный претендент сдал Центральной избирательной комиссии свыше миллиона подписей. По каждому из этих претендентов количество подписей, признанных ЦИК недействительными, не поддающимися исправлению, не составило того количества, которое повлияло на необходимое число голосов - один миллион. То есть после признания ЦИК недействительными ряда подписных листов у каждого из претендентов было больше миллиона подписей. После окончания сроков, предусмотренных для установления соответствия предоставленных подписных листов, ЦИК продолжала проверку, в ходе которой по той или иной причине не учитывалось большое количество поданых подписных листов и подписей избирателей.

М.Р.: Что касается вопроса о том, имеет ли право ЦИК проверять подписные листы, то скажите, пожалуйста, а как же можно «установить несоответствие», как того требует закон, не проведя проверку подписных листов? Например, часть 5 статьи 27 закона «О выборах Президента» гласит: «В одном подписном листе должны быть подписи жителей только одного населенного пункта». Так как же можно установить, соблюдено ли, в частности, это условие, если не проверять подписные листы?

Хочу сказать также о двойных стандартах, применяемых Верховным судом. Во время прошлой избирательной кампании, при проведении выборов народных депутатов, законодатель также четко определил сроки регистрации кандидатов в народные депутаты Украины. Но тогда судебная практика складывалась таким образом, что в результате рассмотрения дел судами неоднократно были случаи регистрации кандидатами лиц за несколько дней до выборов. И тогда Верховный суд считал это совершенно нормальным явлением. Хотя те люди, которые за три-пять дней были зарегистрированы кандидатами, не смогли воспользоваться правом на предвыборную агитацию за счет государственного бюджета и так далее. А в нашей ситуации до выборов было целых три месяца.

«ЗН»: Должен ли был Верховный суд проверять подписные листы в поддержку претендентов?

П.К.: Со стороны ЦИК постоянно слышатся упреки относительно того, что ЦИК проверяла подписные листы, а Верховный суд не делал этого. В понимании ЦИК и некоторых СМИ Верховный суд должен сесть, отсчитать в судебном заседании миллион подписей, убедиться в том, что он есть или же его нет, и тогда, по их мнению, это будет законное и обоснованное решение. Как уже отмечалось, термин «проверка» в данном случае вообще недопустим.

М.Р.: Что для суда важнее - установление истины или целесообразность и сроки? Ведь речь идет о выборах президента государства! Если возникли сомнения относительно надлежащей мотивировки решений ЦИК, почему бы суду не изучить подписные листы, в отношении которых возник спор. Например, суд мог бы сказать: «Вы не засчитали такому-то претенденту такое-то количество подписных листов - покажите эти подписные листы и докажите обоснованность своих действий».

Но вместо того, чтобы пойти путем установления истины или заставить нас повторно заняться ее установлением, Верховный суд пошел совершенно иным путем.

П.К.: Вывод Верховного суда по всем этим делам однозначен: ЦИК должна была устанавливать несоответствующим образом оформленные листы и возвращать их для исправления, а также принимать решение о признании недействительными подписных листов, замена или исправление которых исключается. Все эти подписные листы, о которых идет речь, подлежали замене или исправлению. Однако такой возможности ЦИК не предоставила. В этом и заключается суть допущенных ею нарушений. Впрочем, ни в одном из решений Верховного суда не говорится о том, что собранные кандидатами подписи - совершенно без изъяна. Даже если согласиться с ЦИК, что эти нарушения были, при таком количестве подписей, которое необходимо сдать, конечно, возможность нарушений не исключена. Но не подлежит сомнению и то обстоятельство, что претендентам не была предоставлена возможность воспользоваться своим правом на исправление подписных листов или замену их дополнительными.

М.Р.: Какая логика в решении суда, где прослеживается такая позиция: подлежат возвращению все несоответствующие подписные листы. А зачем? Как можно исправить тот подписной лист, в который сборщиком подписей внесены сведения об умершем человеке? Как можно исправить подписной лист, в который внесены лица, не существующие в природе?

«ЗН»: Но ведь во время определения несоответствия подписных листов, на что отведено пять дней, вы не могли уточнять, жив ли подписавшийся и существует ли он на белом свете?

М.Р. Поэтому на протяжении этих пяти дней мы и проверяли подписные листы на предмет правильности их оформления и возможности исправления, и преобладающее большинство претендентов воспользовались предоставленным правом - забрали эти подписные листы и возвратили исправленные или такое же количество дополнительных листов. А какой смысл возвращать подписные листы, которые не могут быть исправлены? А логика Верховного суда такова: вы должны возвратить все несоответствующие подписные листы, пусть они с ними работают, исправляют или сдают вам другие, дополнительные. Но откуда же им взяться, если сбор подписей, по закону, уже завершен? Ведь при принятии подписных листов никто не ограничивал их количества, то есть приносили, кто сколько мог - от 55 до 109 тысяч подписных листов.

«ЗН»: Обязательно ли было, отменив решение ЦИК, вменить ей в обязанность зарегистрировать обиженных граждан кандидатами? Не существовало ли другого - не столь радикального варианта решения?

П.К.: Перед Верховным судом действительно возник вопрос - каким образом следует поступить в создавшейся ситуации? То ли признать недействительными постановления ЦИК и поставить на этом точку, что обязывало ЦИК снова возвратиться к решению этого вопроса, то ли отменять и обязывать зарегистрировать кандидатов. С учетом быстротечности избирательного процесса только такое решение Верховного суда, которое было принято, давало возможность претендентам участвовать в избирательном процессе в относительно равных условиях.

«ЗН»: Представители ЦИК ссылаются на пункт 12 статьи 13 закона «О Центральной избирательной комиссии», которая предусматривает право ЦИК продлить сроки сбора подписей в поддержку претендента, предоставление избирательных документов, решать другие вопросы, связанные с регистрацией кандидатов в президенты Украины в случае возникновения обстоятельств, не зависящих от лиц, которые баллотируются...

П.К.: Закон «О Центральной избирательной комиссии», на который делается ссылка, действительно предусматривал такую возможность. Этот закон учитывал аналогичное положение, которое было в старой редакции закона «О выборах Президента Украины». В новой редакции закона такая возможность для ЦИК не предусмотрена.

М.Р.: Считаю трактовку Верховным судом этого вопроса совершенно неправильной. В соответствии с законом «О выборах Президента Украины», «полномочия ЦИК относительно организации, подготовки и проведения выборов Президента Украины определяются законом Украины «О Центральной избирательной комиссии» и этим Законом». Далее говорится: «ЦИК, кроме полномочий, определенных законом Украины «О Центральной избирательной комиссии», принимает обязательные для применения разъяснения...» и т.д. То есть этот закон не исключает полномочия ЦИК, а наоборот - расширяет их и предусматривает дополнительные полномочия.

О гласности

П.К.: В своих решениях Верховный суд обратил внимание на то, что в своей деятельности ЦИК нарушила принципы законности, объективности, обоснованности принятых решений, гласности и открытости. Это случилось потому, что ЦИК, опять же, своеобразно трактует в свою пользу ч.12 статьи 27 «О выборах Президента Украины». Там говорится о том, что право на ознакомление с подписными листами, поданными в ЦИК, имеют только лица, которые относятся к ее составу, и сотрудники секретариата комиссии - по поручению ее руководителей. Так вот ЦИК слишком буквально восприняла эту часть, истолковав ее как свое безграничное право не выдавать никому никакой информации по поводу количества собранных подписных листов, причин признания их недействительными и т.д. Закон предусматривает право гражданина обжаловать в суде незаконные действия - в данном случае ЦИК. Но что может обжаловать претендент в данном случае, если он не располагает информацией о вменяемых ему нарушениях?

М.Р.: В соответствии с ч.1 статьи 18 закона «О выборах Президента Украины», «основной формой работы избирательных комиссий являются открытые заседания». Все без исключения заседания ЦИК были открытыми, ни одного заседания ЦИК не проводила в закрытом режиме. На всех ее заседаниях присутствовали представители средств массовой информации и все желающие. О каком нарушении принципа гласности можно говорить в данном случае?

С другой стороны, могли ли мы по ходу проверки информировать уполномоченное лицо о результатах проверки? Нет. Потому что результат этой проверки устанавливается на заседании ЦИК. И до рассмотрения вопроса на заседании комиссии любые рабочие материалы членов рабочей группы никакой правовой силы не имеют.

Есть еще один аспект этого вопроса. Поскольку претендент и уполномоченное лицо, естественно, имели доступ к подписным листам до передачи их в ЦИК, то, по мнению Верховного суда, это право автоматически распространяется на них и в дальнейшем. Но часть 12 статьи 27 «О выборах Президента» не предусматривает этого права, а то, что они обладали этим правом раньше, ЦИК не интересует. По закону, с момента передачи подписных листов в ЦИК никто, кроме лиц, относящихся к составу ЦИК и сотрудников секретариата не имеют права знакомиться с этими листами. Ну а если мы не имеем права показать подписной лист претенденту, то что ему даст просмотр справки?

Кроме того, обвинения в наш адрес по поводу отсутствия гласности во время проверки подписных листов легко опровергаются. В частности, регулярными обвинениями со стороны СМИ Центральной избирательной комиссии по поводу необъективности проверки подписных листов в поддержку отдельных претендентов, а также ежедневными пикетами, связанными с результатами проверки подписных листов, не устраивавших субъектов избирательного процесса - не будь у них информации о ходе проверки, откуда взялись бы такие заявления?

Об аргументах

П.К.: В постановлении комиссии об отказе в регистрации не приведены мотивы решения, касающиеся, в частности, конкретных нарушений, что лишило претендентов возможности опровергнуть их. ЦИК ссылается на то, что у них, мол, есть подтверждения, и они могут их представить. В последних судебных заседаниях они уже заявляли и соответствующие ходатайства, давайте, мол, устроим проверку.

«ЗН»: Но представители ЦИК утверждают, что они были лишены возможности доказать свою точку зрения и что вообще был нарушен принцип состязательности в судебном заседании.

П.К.: Верховный суд сослался в своем решении в первую очередь на то, что ЦИК были нарушены права кандидатов, что выразилось в невозможности внести исправления в подписные листы, которые не были учтены или заменить их дополнительными, и в том, что претенденты были лишены возможности ознакомиться с подписными листами, которые ЦИК отказалась учесть. Даже только эти нарушения были достаточным основанием для признания действий ЦИК незаконными.

М.Р.: По мнению Верховного суда, решения ЦИК являются немотивированными и необоснованными. Но в каждом решении, то есть постановлении ЦИК о регистрации или отказе в регистрации есть ссылки на конкретные нормы закона.

С другой стороны, требования Верховного суда о подробном обосновании невозможно реализовать. Представьте себе описание каждого из десятков тысяч неучтенных подписных листов с указанием по каждому из них оснований, по которым он не был засчитан. А затем - перечень сотен тысяч фамилий избирателей, подписи которых не учтены, снова таки - с указанием в каждом конкретном случае, на каком основании его подпись была неучтена. Всего один пример - дело В. Онопенко. По этому делу мы не засчитали 447 тысяч 52 подписных листа в связи с тем, что в них были внесены недостоверные данные о лице, собиравшем подписи. По логике Верховного суда мы должны были бы описать все эти подписные листы. Вы представляете себе физическую возможность описать в протоколе сотни тысяч документов? Я - нет.

О проблемах прописки и «языкознания»

П.К.: Сами члены ЦИК подтвердили, что одним из оснований отбраковки подписных листов было сообщение паспортного стола о том, что данный человек не прописан по такому адресу. Но у нас место жительства вовсе не обязательно должно определяться по месту прописки. Человек может купить дом, квартиру, жить в них без прописки, будучи прописанным в совершенно другом месте.

В законе о выборах президента нигде не сказано, что должно указываться место прописки - должно быть указано место жительства. Я не думаю, что таких фактов действительно было много, тем не менее, они демонстрируют, что ЦИК сама поставила себя в сложную ситуацию.

М.Р.: Уважаемый Верховный суд считает, что факт прописки и факт проживания - это разные вещи. Я бы согласился с этим тезисом, если бы мы не имели в своем распоряжении обобщения, направленного на мое имя как председателя ЦИК Верховным судом 1 февраля нынешнего года. В нем указано, что судебная коллегия в гражданских делах Верховного суда Украины считает, что «юридическое значение относительно проживания кандидата в депутаты в связи с выборами имеют только документированные данные, собранные в установленном законом порядке, поскольку именно они принадлежат основным данным о личности. Общим документом, который подтверждает личность его собственника, подтверждает гражданство Украины и регистрирует постоянное место жительства гражданина является паспорт». В то же время, поясняя и комментируя решения ВС на последней пресс-конференции, заместитель председателя Верховного суда П.Шевчук утверждает, что для народных депутатов это имеет решающее значение, а при организации избирательного процесса во время президентских выборов - уже нет. Но ведь это обобщение датировано 1 февраля этого года!

«ЗН»: Непонятная ситуация сложилась в связи с тем, что фактически кандидатом в президенты был зарегистрирован гражданин, который, во всяком случае, по убеждению ЦИК, не владеет государственным языком, что противоречит закону. С другой стороны, закон не предусматривает процедуры установления факта владения или не владения языком...

М.Р.: Знание или незнание государственного языка в данном случае выступает как факт, имеющий юридическое значение. А любой такой факт устанавливается судом, а не Центральной избирательной комиссией. Мы заявляли ходатайство о том, что конкретный кандидат не владеет государственным языком. Законодатель не предусмотрел возможности ЦИК вызвать его, а он не являлся. А уже во время рассмотрения результатов сбора подписей я предложил ему продемонстрировать владение языком, но он отказался. В связи с этим мы предложили суду разобраться в ситуации. Но суд, не убедившись, владеет ли этот человек государственным языком, принял решение зарегистрировать его претендентом.

П.К.: А разве Центральной избирательной комиссии только в судебном заседании стало известно, что данный претендент владеет (или не владеет) украинским языком? Законом предусмотрено, что даже после регистрации кандидата существует возможность лишить его соответствующего статуса. На основании закона «О выборах Президента Украины» ЦИК сама была вправе решить этот вопрос, не ожидая решения суда.

Мысли по поводу

М.Р.: Надоело выслушивать обвинения в том, что мы являемся сторонниками одного из кандидатов в президенты. Но скажите, пожалуйста, разве кто-то привел хоть один факт принятия нами решений в его пользу? Нет. Нам постоянно говорят, мол, по телевидению постоянно показывают только Л. Кучму - не как Президента, а в качестве кандидата. Но даже если это так, какое ЦИК имеет к этому отношение?

В начале сессии те кандидаты в президенты, которые являются народными депутатами Украины, будут предпринимать попытки отстранить меня от должности. Законодательно осуществить это невозможно, разве что только на основании представления Президента Верховной Раде. Но будут предприниматься попытки скомпрометировать и шантажировать меня. Кем? Теми, против кого я сегодня выступаю как против незаконно зарегистрированных кандидатов. Ведь пятеро из этих шести - народные депутаты Украины. Так что я хорошо знаю, что может ожидать меня с началом новой сессии - 7 сентября. В частности, проект постановлений о недоверии Рябцу. Все это будет направлено на то, чтобы деморализовать меня, скомпрометировать ЦИК, и никто из нас не может прогнозировать, каким путем в результате пойдет избирательный процесс в Украине.

Но в чем виноват Рябец, если не выполнены требования закона, если подписные листы заполнялись в подвалах и спортивных залах Киева, на основании базы данных, разными путями полученных в разных регионах. В том, что у него честная позиция? Вообще я считаю, что СМИ должны не становиться на чью-то одну сторону, а разобраться и, как говорится, котлеты - в одну сторону, а мухи - отдельно.

* * *

Легко вот так сказать. А попробуй реализовать такое напутствие, когда фарш с мухами тщательно перемешивала не какая-нибудь там буфетчица, а ни много ни мало - Центральная избирательная комиссия с Верховным судом на пару. Тут начнешь разбираться с мухами - того и гляди, нарвешься на что-нибудь покрупнее, чем труп несчастного насекомого. Вообще, конечно, если по справедливости, то ковыряться в экологически неблагонадежном фарше следовало бы заставить, прежде всего, создателей соответствующих законов. Но это, увы, не представляется возможным. И ко второму заходу в этой неприятной процедуре уже готовится Верховный суд. Да и где вы ее вообще видели, эту справедливость?

Что касается аргументов обеих сторон, то складывается впечатление, что мы имеем уникальную возможность наблюдать своеобразный феномен - в ЦИК и Верховном суде есть законы с одинаковыми названиями, но с совершенно разными текстами. Иначе как объяснить несостыковки, которыми изобилуют аргументы обеих сторон? Кроме того, отчетливо ощущается, что говорят в этих инстанциях на разных языках - понятно, не в буквальном, а в переносном смысле. И что характер разночтений тех же самых документов, допускаемых двумя столь уважаемыми инстанциями одного и того же государства наводит на мысли о том, что логично было бы поискать арбитра за пределами обеих структур. Во всяком случае, одна из сторон, похоже, была бы вовсе не против того, чтобы исследованием дела занялся Конституционный суд. Представители ЦИК постоянно напирают на то, что Верховным судом была нарушена, в частности, статья Конституции, предусматривающая, что юрисдикция суда распространяется на все правоотношения, возникающие в государстве.

Очевидно, Конституционный суд получил бы широкое поле для деятельности и, может быть, возможность еще раз поразмыслить над краеугольным вопросом. Да, нарушения, допущенные ЦИК, на чем настаивает Верховный суд, видимо, действительно давали ему основания заявлять о необходимости восстановления прав граждан. Но не кроются ли за этим решением соображения о целесообразности, пусть даже загнанные в подсознание? И, может быть, все же существовал иной вариант восстановления защиты этих прав, при котором, отменив решение ЦИК, все же можно было не обязывать ее регистрировать обиженных ею граждан. Возможно, этот вариант обошелся бы Украине дорого. Но кто может сегодня сказать, во сколько может обойтись нашей стране тьфу-тьфу, конечно, признание результатов президентских выборов недействительными. Ведь, как оказалось, решения отечественной Фемиды уже нельзя просчитать. Во всяком случае, исходя из часто сомнительных соображений «государственной целесообразности».

И последнее. Просто дух захватывает, когда вдруг представишь себе, что хоть кто-то из проигравших кандидатов в президенты обратится в Европейский суд по правам человека. Таким образом Украина одним махом утерла бы нос государствам, кичащимся своим прецедентным правом. Вот это был бы прецедент, когда по сути прочтением волеизъявления украинского народа занялись бы в Европейском суде по правам человека! Вот было бы позорище на всю Европу! Вот была бы возможность парализовать работу Страсбургского суда на парочку лет, завалив его нашими подписными листами!

P.S. По данным ЦИК, общее количество собранных подписей составляет 23 млн. 889 тыс. 267, ЦИК было зачтено 16 млн. 694 тыс. 345. По результатам массового опроса Институтом социальной и политической психологии АПН Украины 28,5% опрошенных заявило, что они действительно ставили свои подписи в поддержку того или иного претендента. Это свидетельствует о том, что расчетное количество собранных подписей составило 13 млн. 361 тыс. 411, что в 1,8 раза меньше, чем количество поданных всеми претендентами и в 1,3 раза меньше, чем количество засчитанных ЦИК. И хотя это лишь данные социологического исследования, они свидетельствует о многом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно