Юрий Костенко: «В ДЕЛЕ О ГИБЕЛИ ЧЕРНОВОЛА ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ, ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА…»

23 июля, 1999, 00:00 Распечатать

- Для многих явилось неожиданностью, что Юрию Костенко покорилась высота в более чем миллион подписей...

- Для многих явилось неожиданностью, что Юрию Костенко покорилась высота в более чем миллион подписей. Но еще большее удивление вызвал тот факт, что «миллионерами» стали, к примеру, Ржавский и Габер… У вас есть объяснение этому феномену?

- За последнее время я объездил двадцать регионов Украины и в каждом селе, в каждом городке интересовался, в чью поддержку собирали подписи. Назывались имена Симоненко, Мороза, реже - Марчука. Остальные претенденты упоминались крайне редко.

Насколько я знаю, многие применяли так называемые новейшие технологии. Речь идет об использовании баз данных на граждан, которые есть у правоохранительных органов, в жилищных конторах… Мы собрали подписи только благодаря партии, благодаря энтузиастам, готовым работать с утра до вечера бесплатно.

- Как вам кажется, много ли среди претендентов-«миллионеров» желающих сняться с «пробега» еще до первого «заезда»?

- Пока я не берусь прогнозировать даже количество зарегистрированных Центризбиркомом кандидатов. Но одно могу сказать точно: список участников первого тура не будет таким длинным и пестрым, как список претендентов.

- Насколько можно судить из ваших заявлений, вы отступать не намерены?

- Нет.

- Ни при каких обстоятельствах?

- В принципе я готов снять свою кандидатуру. Если найдется среди кандидатов настоящий реформатор, найдется человек, который будет лучше защищать идеи национальной демократии, тогда посмотрим.

- Означает ли слово «найдется», что пока вы такого реформатора и защитника не видите?

- Часть претендентов - представители старой школы, которые уже показали все, на что способны. Многие из них имели достаточно власти, чтобы реализовать себя, - и ничего не сделали. Другая часть - люди, которые абсолютно не представляют, что такое власть.

- Вы себя, надо полагать, не причисляете ни к первой, ни ко второй категории…

- У меня есть опыт работы в правительстве, опыт парламентской и партийной работы. Но не это самое главное. Мы принципиально отличаемся от всех остальных тем, что у нас есть настоящая команда, имеющая четкий план преобразования, знающая, как его реализовать, и способная сформировать правительство реформаторов.

- И как же, если не секрет, оно будет выглядеть?

- Я испытываю большое уважение к Виктору Ющенко. Почему бы, в случае нашей победы, не предложить ему пост в правительстве? С симпатией отношусь к ряду молодых реформаторов в нынешнем Кабинете министров. Почему бы не использовать их опыт и знания?

- Кого вы имеете в виду?

- Я бы не хотел называть конкретные имена, чтобы не ставить людей под удар.

- По одной из версий, вашим потенциальным союзником могут стать «Реформы и порядок». Насколько реален подобный альянс? Ведь эта партия уже высказалась в поддержку кандидатуры Геннадия Удовенко. А на последнем съезде «РиП» делегаты форума устроили овацию Александру Морозу…

- Партия «Реформы и порядок» политически поддержала Удовенко, а реально была бы не против победы Мороза. В политике так не бывает. Не может партия, стоящая на правоцентристских позициях, поддерживать левого кандидата.

- Насколько я понял, вы категорически исключаете возможность поддержки Мороза?

- Главной причиной раскола в Рухе было неприятие частью партии попыток подвести НРУ к политической поддержке нынешней власти. Но мы не имеем права, ради того, чтобы скинуть Кучму, поддерживать Мороза. Раз уж мы ратуем за четкую политическую ответственность, то и сами обязаны придерживаться правил игры.

Какие бы у меня ни были личные симпатии к Александру Морозу, как к человеку некоррумпированному и незапятнанному, Народный рух (во всяком случае, та его часть, которую я возглавляю) не будет его поддерживать на президентских выборах.

- Даже если вам не удастся преодолеть планку первого тура?

- В этом случае мы скорее всего обратимся к своим сторонникам с призывом никого не поддерживать.

Пускай народ определяется сам. И пускай народ четко осознает, за кого он голосует и с кого он будет спрашивать.

- А вы не считаете, что подобная позиция может (если во второй тур выйдут Мороз и Кучма) облегчить путь к повторной победе Леонида Кучмы? Или вы считаете его большим демократом и реформатором, чем Мороза?

- Я надеюсь на более благоприятный вариант, скажем, на выход во второй тур Александра Мороза и Юрия Костенко. Что касается того, кто лучше - Мороз или Кучма… Для политики плохо подходят категории «лучше» или «хуже». В политике должны быть другие правила. Сегодня при власти одна политическая сила, завтра, если она не справилась со своими задачами, ее сменяет другая.

- Как вы относитесь к гипотезе, что (независимо от результатов всенародного волеизъявления) через год-другой нас ожидают досрочные президентские выборы?

- Я думаю, что с большей степенью вероятности можно говорить о возможном роспуске парламента. Полагаю, что в случае победы Кучмы его окружение будет настойчиво подталкивать его к подобному шагу. Там многие давно больны этой идеей. Если бы парламент накануне закрытия третьей сессии выразил недоверие правительству, он бы сделал серьезный шаг по направлению к роспуску. Команда Президента несколько раз убеждала его распустить Верховную Раду, но надо отдать ему должное, он не пошел на это.

- А после победы на выборах может пойти?

- С одной стороны, пять лет на таком посту сделали его политиком достаточно взвешенным. С другой - разгромив демократию, во всяком случае, разделив демократический лагерь, Кучма не вправе рассчитывать на серьезную поддержку в парламенте и в принципе может решиться на такой шаг.

Но без парламента он долго работать не сможет - не позволит Запад, являющийся основным кредитором. Досрочные же парламентские выборы в условиях нестабильности, кризиса приведут в Верховную Раду триста или четыреста коммунистов. А вообще-то я бы предпочел говорить не о том, что сделает после избрания Кучма, а что сделает после избрания Костенко.

- Вы действительно искренно верите в то, что сможете победить?

- Кампания по сбору подписей укрепила мои предположения о том, что выборы могут пройти по самому неожиданному сценарию. Первоначальный план, который давно составили на Банковой по московским технологиям, уже не сработает. Предполагалось, что на правом фланге будет один Удовенко. А сами выборы собирались свести к соперничеству Кучмы и Симоненко - «президент-демократ» против «красной угрозы».

Но сценарий поломали. Выдвинулся Ткаченко, сильно спутавший карты Кучме. На правом фланге выдвинулся Костенко, собравший миллион восемьсот тысяч подписей, - от этого не отмахнешься. А Костенко для нынешней власти опасен, он для нее - неудобная фигура, потому что на него нет компромата, потому что у него нет счетов за границей.

Все сегодняшние соцопросы охватывают примерно тридцать процентов избирателей. Остальные пока еще не определились. Поездив по регионам, я убедился: люди не хотят голосовать за Кучму и не хотят голосовать за коммунистов. Почему вы исключаете, что они могут проголосовать за привлекательные реформы, которые намерена провести наша команда? А может Костенко станет тем фактором, тем человеком, который консолидирует не только симпатиков Народного руха, но и более широкий электорат.

Кроме того в ходе сбора подписей я лишний раз убедился, что партия - это очень большая сила. Например, кроме нас и коммунистов никто не работал в селах.

- Но ведь существует другая партия с таким же названием. Партия, признанная легитимной и оставившая (как утверждают некоторые ее члены) за собой значительную часть региональных организаций…

- В таком случае почему они собрали меньше голосов, чем мы? И почему «география» наших подписных листов шире? Потому что мы собирали подписи при помощи местных партийных структур.

- Вы разделяете предположение, что Геннадию Удовенко собирать подписи помогала власть?

- По моей информации, в большинстве регионов команды Удовенко не вели интенсивного сбора подписей в его поддержку. А кто и как собирал, это уже другой вопрос. Известно, к примеру, что в Черниговской области сбором подписей за Удовенко занимались почтальоны и страховые агенты…

Сегодня уже налицо связь между той частью Народного руха и существующей властью. С самого начала избирательного марафона при помощи Удовенко выбивали Костенко.

Удовенко выдвинул съезд, и Костенко выдвинул съезд. Но Центризбирком зарегистрировал выдвиженцем от Руха только Удовенко. Заметьте, это было сделано еще до окончания судебного разбирательства. Еще до того, как Рух, руководимый Геннадием Удовенко официально признали легитимным.

А сам Геннадий Иосифович в одной из предвыборных поездок заявил, что в целом поддерживает политику Президента. Согласитесь, несколько странное поведение для претендента - он фактически агитирует за своего конкурента.

- Не так давно вы сделали сенсационное заявление о том, что незадолго до аварии, приведшей к гибели Вячеслава Черновола, Геннадий Удовенко пересел в другую машину. Это высказывание по времени практически совпало с решением, узаконившим удовенковский Рух. Вы согласны, что это могло быть расценено как мелкая месть?

- Во-первых, это было не заявление Костенко, а заявление группы народных депутатов, членов нашей фракции, с которым мы обратились к временной следственной комиссии под руководством Виктора Медведчука. Я его просто озвучил в программе «Эпицентр». Во-вторых, для этого заявления имелись основания. Долгое время я и мои коллеги вели себя максимально корректно, в то время как нас называли мутантами, нелюдями, чуть ли не убийцами.

Почти три месяца работала временная следственная комиссия ВР, изучавшая обстоятельства гибели Вячеслава Максимовича. Мы не вмешивались. Но член этой комиссии, наш коллега по фракции, Ярослав Джоджик рассказал нам, что отрабатывается только одна версия - дорожно-транспортного происшествия. Вот тогда мы были вынуждены привлечь внимание к обстоятельствам, позволяющим предположить, что смерть Вячеслава Максимовича могла быть неслучайной.

Тем более что по мере приближения выборов в некоторых средствах массовой информации опять началась истерия, опять посыпались обвинения в наш адрес. Причем нас обвиняют не только в расколе Руха, на нас, извините, взваливают тяжкий крест ответственности за гибель Вячеслава Максимовича. Поэтому мы больше других заинтересованы в объективном расследовании. И если это не случайность, мы хотим получить ответ, какие политические силы стояли за этой трагедией.

Вячеслав Максимович - человек, который сам себе отвоевал место в истории. И его память не нуждается в таких защитниках, которые, по сути, травили его при жизни, а после смерти превозносят. Имею в виду некоторых представителей власти.

Лично я с каждым днем все больше убеждаюсь, что это было политическое убийство, цель которого - влияние на ход президентских выборов.

А то, что это заявление совпало по времени с известными событиями, действительно, совпадение. Наше заявление, считаю, вывело следственную комиссию из некоторой спячки. По моей информации, сейчас выясняются новые, очень интересные обстоятельства.

- Откуда у вас информация о том, что Геннадий Удовенко за несколько километров до столкновения черноволовской машины с КамАЗом пересел в другой автомобиль?

- Эта информация получена от господина Ницоя, сотрудника секретариата Вячеслава Максимовича, который сопровождал его в командировке в Кировоград.

- Он сам рассказал вам об этом?

- Мне рассказали об этом мои коллеги, народные депутаты Асадчев и Заец. А они, в свою очередь, получили эту информацию от Ницоя. Кроме того, высказывания Ницоя были распространены по сети Интернет.

- Насколько мне известно, сначала Вячеслав Черновил именно вас рассматривал как возможного кандидата от Руха на президентских выборах. Что же заставило его впоследствии предложить партии кандидатуру Геннадия Удовенко?

- Вячеслав Максимович вроде бы сначала выступал за то, чтобы партия выдвинула мою кандидатуру на президентских выборах. Но когда началась спикериада, то претендентом на пост председателя ВР от Руха он предложил Удовенко. Однако другие фракции, с которыми мы сотрудничали, не восприняли кандидатуру Геннадия Иосифовича. Но только Лазаренко смог переубедить Вячеслава Максимовича.

Позже возникла кандидатура Удовенко как возможного кандидата в президенты от партии. Я не возражал. В разговоре со мной Вячеслав Максимович сказал, что когда он общался с Президентом, тот обронил такую фразу: мол, Удовенко наберет намного больше, чем Костенко.

- Как вы считаете, какой суммой должен располагать кандидат в президенты, чтобы быть более или менее уверенным в победе?

- Я думаю, что на этих выборах, в отличие от предыдущих, деньги не будут определяющим фактором.

- А на прошлых выборах они были определяющим фактором?

- На прошлые выборы очень серьезно повлияли фактор денег и фактор поддержки со стороны России.

- Но вы не станете оспаривать то, что без серьезных финансовых вливаний сложно думать о полноценном участии в избирательной гонке? На чью помощь надеется ваша команда в случае регистрации Юрия Костенко кандидатом в президенты?

- Есть предприниматели, которые уже сделали свой выбор, которые понимают, что партия и фракция являются серьезным инструментом лоббирования.

- Их интересов?

- Интересов отечественного предпринимательства, интересов малого и среднего бизнеса.

- Олега Ищенко и Александра Слободяна вы рассматриваете в качестве потенциальных спонсоров?

- С Ищенко я не контактирую. После раскола Руха он исчез и появился, если не ошибаюсь, только в тот день, когда парламент обсуждал возможную отставку правительства. Я с ним даже не разговаривал. Кстати, Ищенко, насколько мне известно, никогда не входил в список основных спонсоров Народного руха. Он - «мажоритарщик», и у него каких-то обязательств перед партией не было.

У Александра Слободяна - действующее производство, он не может просто так взять деньги. И потом экономическая ситуация сейчас такая, что производство это фактически на грани остановки. А если к этому добавить многочисленные проверки и «наезды», которым подверглись потенциальные спонсоры нашей партии, то говорить о возможной помощи, тем более помощи солидной, просто несерьезно.

- Насколько способны, с вашей точки зрения, повлиять на настроения избирателей специальные технологии, профессионально сделанная реклама, умело срежиссированная контрагитация, выписанные из-за границы имиджмейкеры?

- К западным технологиям наши избиратели не готовы точно так же, как наши комбайнеры не готовы работать на «Джон Дирах», напичканных электроникой.

Что касается имиджмейкеров, то, например, я (обладая опытом нескольких предвыборных кампаний) сам могу кой-чему научить некоторых технологов, рисующих схемы на основании знаний, почерпнутых из книжек…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно