Яап де Хооп Схеффер: Мы должны сосредоточиться на выполнении взятых на себя обязательств

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать

Визит в Украину генерального секретаря НАТО Яапа де Хоопа Схеффера на следующей неделе обещает быть весьма интересным...

Визит в Украину генерального секретаря НАТО Яапа де Хоопа Схеффера на следующей неделе обещает быть весьма интересным. Хотя бы потому, что во время его пребывания в Киеве украинская сторона в рамках Интенсифицированного диалога представит т.н. «Документ для предварительного обсуждения». На пятидесяти страницах официальный Киев изложит свою позицию по политическим, военным, финансовым вопросам и проблемам безопасности. На основе этого документа, а также Плана действий, и будет строиться дальнейший диалог Киева и Брюсселя. Часто в рамках формата «ключи от сейфа на стол». И без каких-либо обязательств со стороны НАТО.

Презентация подобного документа — шаг, говорящий о серьезности намерений Украины. Однако некоторые наметившиеся тенденции в украинской политике евроатлантической интеграции не могут не волновать. В том числе и членов альянса. Речь идет хотя бы об организационном беспорядке, царящем в украинских органах власти, мешающем выполнению как Целевого плана-2005, так и полноценному развитию Интенсифицированного диалога. По словам представителей стран — членов НАТО, сегодня существует управленческий разрыв между высшим руководством страны и средним звеном чиновничьего аппарата, что мешает украинским министерствам эффективно выполнять положения Целевого плана-2005. Как следствие, хромает и сотрудничество с альянсом. Так, совместная рабочая группа Украина—НАТО по вопросам военной реформы еще ни разу не собиралась в текущем году.

Этот хаос прибавляет аргументы тем странам, которые скептически оценивают перспективу предоставления Украине членства в альянсе. А ведь есть еще вопросы, касающиеся экономических преобразований и демократических реформ. И Украине, как заметил в интервью г-н де Хооп Схеффер, которое он дал «ЗН» накануне своего визита, необходимо сконцентрировать внимание на достижении основной цели — проведении необходимых реформ. Не стоит забывать, что это страны Восточной и Центральной Европы вели с НАТО Интенсифицированный диалог по вопросам членства. Киев же ведет с Брюсселем Интенсифицированный диалог относительно стремлений Украины по достижению членства и соответствующих реформ. Именно готовность Украины к реформам, а не российский фактор, и будет определять перспективы вступления нашей страны в НАТО.

— Господин генеральный секретарь, многие наши соотечественники с разочарованием восприняли то, что в Вильнюсе Североатлантический альянс предложил Украине начать лишь Интенсифицированный диалог: были надежды, что наша страна присоединится к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Почему Украина не может сейчас присоединиться к ПДЧ? Готова ли она к тому, чтобы сделать это в ближайший год? Каковы, на ваш взгляд, эти критерии готовности?

— Очевидно, те, кого разочаровали результаты вильнюсской встречи, действительно очень много от нее ожидали! На самом деле эта встреча реально ознаменовала новую страницу в отношениях между Украиной и НАТО, а также в реализации евроатлантических устремлений Украины. Начало Интенсифицированного диалога — очень серьезный шаг. Этот процесс охватывает «весь спектр политических, военных, финансовых и безопасностных вопросов, связанных с возможным вступлением Украины в НАТО». Это четкий сигнал со стороны стран — членов альянса о поддержке стремления вашей страны интегрироваться в евроатлантические структуры, но успех этого процесса будет в значительной степени зависеть от Украины, в то время как НАТО готово поддерживать и консультировать ее на этом пути.

Мы так же, как и украинские власти, прежде всего должны сосредоточить внимание на достижении основной цели — проведении необходимых реформ. Мы не можем выпустить это из поля зрения, начав обсуждать возможные временные рамки или бюрократические процедуры.

— В последнее время в рамках сотрудничества Украина—НАТО приняты или готовятся к подписанию ряд документов, суть которых мало меняется. В чем, на ваш взгляд, принципиальное отличие таких документов, как «Углубление сотрудничества Украина—НАТО: краткосрочные мероприятия» и «Документ для предварительного обсуждения», от Плана действий Украина—НАТО, в рамках которого продолжается сотрудничество Киева и Североатлантического альянса?

— Опять-таки, я хотел бы ответить на этот вопрос, начав с первого предположения. В последнее время в отношениях Украина — НАТО наблюдался значительный прогресс, примером которого может служить саммит комиссии Украина — НАТО в феврале этого года и решение о введении в действие Интенсифицированного диалога по поводу стремления Украины получить членство в альянсе и проведения необходимых для этого реформ, принятое в Вильнюсе в апреле — всего через три месяца после инаугурации Президента Ющенко.

Два документа, на которые вы ссылаетесь, различны по сути, но оба очень важны. В программе «Краткосрочные мероприятия», которую мы обнародовали в Вильнюсе, закреплено решение государств — членов альянса и Украины начать Интенсифицированный диалог. Она также определяет сферы первоочередных приоритетов, в которых Украина и НАТО будут сотрудничать во имя реализации срочных реформ и целей сотрудничества. Программа призвана не заменить собой официальные механизмы сотрудничества, такие как План действий Украина — НАТО, а, скорее, обеспечить, чтобы выполнение этих документов соответствовало приоритетам правительства Президента Ющенко. Программа предусматривает: укрепление демократических институтов, углубление политического диалога, активизация реформирования структур безопасности и обороны, улучшение информирования общественности и преодоление отрицательных социально-экономических последствий реформ — таковы приоритетные направления с точки зрения НАТО. Это также те сферы, в которых альянс может поделиться практическим опытом и предоставить конкретную помощь. Впрочем, эти шаги также имеют ключевое значение для успеха демократических преобразований, которых требовал украинский народ в декабре прошлого года и которые новое украинское правительство начало вводить в январе. Мы уже провели ряд мероприятий с целью обеспечения этих шагов и сможем проанализировать успешность их осуществления во время заседания комиссии Украина — НАТО в Киеве в октябре этого года.

«Документ для предварительного обсуждения» также имеет важное значение. В нем представители украинских правящих структур будут иметь возможность затронуть те вопросы, которым было посвящено Исследование по вопросам расширения НАТО от 1995 года. Это станет основой процесса Интенсифицированного диалога благодаря тому, что будут определены конкретные вопросы, в которых Украина должна добиться прогресса ради достижения своей цели.

— В этом году, равно как и в прошлом, официальное утверждение ежегодного Целевого плана Украина—НАТО прошло с серьезным опозданием: украинский Президент визировал его только в конце мая. Как вы оцениваете подобный факт? Не является ли он, наряду с отсутствием информационно-разъяснительной политики среди украинцев, а также единого межведомственного координирующего органа по выполнению положений Целевого плана—2005, наличием проблем с формированием украинской части рабочих групп Украина—НАТО, еще одной иллюстрацией формального отношения Киева к реализации курса евроатлантической интеграции?

— Следует помнить, что с приходом к власти Президента Ющенко и нового правительства в первые месяцы 2005 года произошли грандиозные перемены в политике украинской власти, а также сменились люди на ключевых постах. Не стоит также забывать, что проект Целевого плана на 2005 год разрабатывался еще при предыдущем правительстве во втором полугодии прошлого года, а новое украинское руководство, безусловно, стремилось иметь возможность пересмотреть этот документ, чтобы обеспечить его соответствие своим целям и задачам. В этом контексте в определенной степени можно понять, что окончательное принятие этой подробной программы сотрудничества требовало дополнительного времени.

Что же касается назначения украинских представителей в органы Украина—НАТО, то это должно быть решение украинского правительства, а не генерального секретаря НАТО. Впрочем, я хотел бы отметить, что мы уже провели заседание комиссии Украина—НАТО на уровне послов, министров иностранных дел и глав государств и правительств в первом полугодии, а также одно из регулярных заседаний ключевой группы совместной рабочей группы по вопросам военной реформы. В ходе подготовки к вильнюсской встрече также состоялось заседание политического комитета НАТО с группой чиновников различных министерств и ведомств Украины. Учитывая смену правительства, считаю, что это неплохой результат.

— В то время как руководство Украины декларирует политику евроатлантической интеграции, значительная часть украинцев выступает против членства страны в НАТО. С подобной же проблемой в прошлом сталкивались и другие государства, являющиеся сегодня членами альянса. Анализировался ли в структурах НАТО опыт правительств этих стран? Существуют ли у НАТО рекомендации, как проводить внутреннюю политику, чтобы добиться эффективного результата?

— Давайте четко проясним одну вещь: НАТО не занимается пропагандой. Наши информационные программы нацелены на то, чтобы способствовать повышению уровня информированности по НАТО и по вопросам евроатлантической безопасности в более широком контексте среди украинского научного сообщества и широких масс. Именно поэтому мы открыли в Киеве Центр информации и документации НАТО.

Наша общая с украинским правительством заинтересованность заключается в том, чтобы обеспечить доступ общественности к правдивой и полной информации об альянсе, устремлениях Украины и конкретных преимуществах сотрудничества между вашей страной и НАТО. На самом деле Украина и НАТО сотрудничают уже давно и достигли реальных взаимовыгодных результатов. Например в установлении мира и стабильности на Балканах и в Афганистане, в борьбе с терроризмом и управлении программами, направленными на конкретные внутренние потребности Украины, такие как проект «Целевого фонда» (в рамках «Партнерство ради мира») для безопасного уничтожения арсеналов устаревших советских боеприпасов и стрелкового оружия или инициативы в области переподготовки украинских военных с целью облегчения их адаптации к гражданской жизни вследствие сокращения и модернизации Вооруженных сил Украины. А в рамках вильнюсской программы «Краткосрочные мероприятия» мы обязались увеличить объемы нашей помощи, оказывать украинскому руководству любую поддержку и давать советы, которые могут пригодиться в продвижении сложной программы реформ.

Украинцы имеют право знать об этом сотрудничестве и, соответственно, формировать свое мнение о НАТО как организации и отношениях Украины с ней. В Вильнюсе мы взяли на себя обязательство сделать конкретные шаги вместе с украинскими властями с целью улучшения освещения мероприятий нашего сотрудничества. В этой области так же, как и по всем остальным важным вопросам, мы будем полагаться на опыт стран — членов НАТО.

— Как, на ваш взгляд, можно усовершенствовать механизмы координации сотрудничества Украина—НАТО?

— На мой взгляд, ничто не может быть совершенным, но на протяжении последних нескольких лет мы добились ощутимого успеха в установлении высокоэффективных механизмов сотрудничества между Украиной и НАТО. Комиссия Украина — НАТО обеспечивает полезный форум для ведения политического диалога и практической работы, а в рамках комиссии совместная рабочая группа по вопросам военной реформы стала эффективным инструментом управления целым рядом мероприятий, связанных с реформой структур безопасности и обороны. Только на прошлой неделе комиссия Украина — НАТО на уровне министров обороны приняла ряд решений, направленных на усовершенствование деятельности этого ключевого органа. Украина приобретает ценный опыт, участвуя в конкретных мероприятиях по поддержке международной безопасности в рамках операций НАТО в Косово, а вскоре должна присоединиться к операции «Активные усилия» на Средиземноморье (и, возможно, учебной миссии НАТО в Ираке и поддержке со стороны альянса операции Африканского союза в Дарфуре). План действий Украина — НАТО позволяет сосредоточить усилия на поддержку ключевых целей Украины в области реформ, а Интенсифицированный диалог предоставит нам возможность и в дальнейшем углублять наши отношения.

Нам необходимо сейчас не усовершенствование механизмов — они хорошо действуют. В ближайшем будущем мы должны сосредоточить внимание на выполнении взятых на себя обязательств, на достижении целей, которые мы поддерживаем.

— В НАТО существует группа стран, скептически воспринимающая идею членства Украины в Североатлантическом альянсе. Что необходимо сделать руководству нашей страны, чтобы правительства этих держав изменили свою точку зрения?

— Я не могу комментировать позицию отдельных государств — членов альянса, но позвольте напомнить, что решение предложить Украине формат Интенсифицированного диалога по поводу ее цели получить членство в альянсе и провести соответствующие реформы было принято путем консенсуса всех стран — членов НАТО. К тому же только на прошлой неделе министры обороны стран НАТО встретились со своим украинским коллегой министром Анатолием Гриценко в рамках комиссии Украина — НАТО в Брюсселе и приняли общее заявление, в котором выразили свою поддержку «достижению Украиной целей реформ и ее евроатлантическим устремлениям».

— Противники вступления Украины в НАТО часто повторяют, что членство нашей страны в Североатлантическом альянсе может негативно отразиться на украинском оборонно-промышленном комплексе. Насколько обоснованны эти заявления?

— Считаю их необоснованными. Украина принимает участие в деятельности Совещания национальных директоров по вопросам вооружений и Стандартизационному соглашению НАТО. Альянс использует возможности украинской транспортной авиации на контрактной основе, а первостепенной задачей нашей общей деятельности в сфере военной реформы на протяжении последних семи лет было повышение уровня оперативной совместимости военной техники и вооруженных сил стран альянса и Украины.

Должен также отметить, что оперативная совместимость не означает, что вся военная техника, используемая в многонациональных операциях, должна производиться какой-то одной компанией или страной.

В перспективе я не могу представить себе такой ситуации, чтобы более тесные отношения Украины с альянсом могли отрицательно влиять на украинскую оборонную промышленность. В то же время можно ожидать, что для Украины откроются новые выгодные рынки сбыта и новые существенные возможности участия в совместных проектах с представителями промышленности стран Европы и Северной Америки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно