«Я КАЧУСЬ ПО НАКЛОННОЙ. НЕ ЗНАЮ: ВВЕРХ ИЛИ ВНИЗ?» - Архив - zn.ua

«Я КАЧУСЬ ПО НАКЛОННОЙ. НЕ ЗНАЮ: ВВЕРХ ИЛИ ВНИЗ?»

19 мая, 2000, 00:00 Распечатать

Среди определений, актуальных для ситуации в Украине на протяжении всех лет независимости, «дефицит» занимает одно из ведущих мест: дефицит денег, дефицит топлива, дефицит инвестиций, дефицит кадров...

Среди определений, актуальных для ситуации в Украине на протяжении всех лет независимости, «дефицит» занимает одно из ведущих мест: дефицит денег, дефицит топлива, дефицит инвестиций, дефицит кадров. Последний дефицит становится все более очевидным и бо- лезненным. Но если раньше ощущалась нехватка компетентных специалистов, способных проводить последовательную политику на вверенном им участке, то сейчас к профессиональному дефициту добавился еще и дефицит незаангажированных специалистов. Любое кадровое изменение в правительстве, в налоговой, в администрации Президента, в прокуратуре, словом — в любом из жизнеопределяющих институтов государства, неизбежно носит риск усиления той или иной крупной финансово-политической группы или группировки. Возможно, этим обстоятельством и определяется еще один дефицит, ставший актуальным для Украины, — способность принимать кадровые решения. Однако, вышеупомянутая причина не является единственной определяющей бездействия первых лиц государства в отношении кадровой политики. У каждого есть и свои.

«СИДЯ НА КРАСИВОМ ХОЛМЕ»

Весьма не свойственную для себя линию поведения избрал Леонид Кучма. В последние годы к Президенту можно было бы предъявить немало претензий, но упрекнуть его в нерешительности при принятии резких тактических шагов, в том числе и кадровых, было бы сложно. Но в последние месяцы Леонид Данилович фактически избегает принятия принципиальных кадровых решений. Вспомните, сколько губернаторов висело на волоске, но ни один из них не лишился своего поста. Вот уже два месяца не назначается глава НАК «Нефтегаз Украины»: принимается решение по Пустовойтенко, затем оно отменяется, в связи с чем появляются шансы у Диденко, потом вновь запрашивается личное дело Валерия Павловича, но через некоторое время Игорь Диденко опять становится фаворитом. История с составом Нацсовета — еще одно красноречивое доказательство отсутствия четких представлений о том, кто же должен представлять Президента в телевизионно-лицензионной палате. Причем речь идет не столько о задержке в связи с длительными кулуарными переговорами в парламенте, сколько о процессе формирования самой президентской четверки Нацсовета, в состав которой каждую неделю вносятся изменения. Подобное поведение Президента среди прочего можно объяснить практически равновеликим давлением, которое оказывают на него члены ближайшего окружения, имеющие в большинстве случаев прямо противоположные интересы.

В настоящий момент Леонид Кучма напоминает себя образца первых лет президентства, когда мнение о том или ином кандидате ему приходилось менять в зависимости от того, кто имел честь попасть на прием. Возможно, подобная апатия главы государства сопряжена с внутренней борьбой, происходящей в самом Леониде Даниловиче. Подтверждением тому может служить весьма ощутимая разница между решительным настроем Кучмы периода первых месяцев второго срока и нынешней его пассивностью. Демонстрировать «нового президента» оказалось утомительно.

Правда, есть еще один принципиальный момент — Президент не считает возможным для себя на данном этапе решительно вмешиваться в кадровую политику Кабмина, желая посмотреть, чем же все-таки завершится эксперимент имени Ющенко. И в этом Президент последователен. Хотя, сложно сказать, от чего он защищается подобной позицией: от обвинений во вмешательстве в работу премьера или от обвинений в нежелании более решительно и объективно вносить необходимые кадровые коррективы в работу, например, энергетического и гуманитарного блоков правительства.

На самом же деле в настоящий момент с точностью до миллиметра повторяется история с созданием империи Павла Лазаренко. Сильнейшая политико-экономическая группировка страны «прибивает» губернаторов, расставляет свои кадры на местах и во множестве других организаций и ведомств, начиная с налоговой администрации и заканчивая советом юстиции. И непоследовательность Президента состоит в том, что он просто перестал реагировать на вершение всего этого «именем тарабарского короля». По всей видимости, Леонид Данилович считает, что в любой момент, как и в случае с Лазаренко, сможет остановить происходящее. Не знаю, учитывает ли он при этом одну маленькую разницу: при Лазаренко не было столь масштабной приватизации. Ведь распределение контролировать можно, а частную собственность — весьма проблематично. И тут уже никакие кадры не помогут.

«...ОН СКЛОНЕН ВИДЕТЬ ДЕРЕВЬЯ ТАМ, ГДЕ МЫ СКЛОННЫ ВИДЕТЬ СТОЛБЫ»

В то же время Президент далеко не одинок в своей кадровой нерешительности. Упрямство Виктора Ющенко не менее, если не более яркий пример. Ведь итоги почти пятимесячной работы нынешнего правительства не требуют, а вопиют о необходимости даже не единичных, а пакетных кадровых изменений в составе Кабмина. Время романтических иллюзий о дееспособности и организаторских возможностях единомышленников уже прошло. Ющенко начал меняться сам, и эти перемены должны привести к конкретным изменениям в окружении. Их необходимость продиктована в каждом случае разными субъективными причинами, но объективный вывод напрашивается один: «несостоятельны».

Остановимся на наиболее ярких примерах. Они касаются сферы энергетики. Ни при одном премьере, ни один министр никогда не позволял вести себя так, как это сделал глава Минтопэнерго Сергей Тулуб. Письмо, написанное на имя Президента (через голову непосредственного начальника), и стенания по поводу «нечеловеческих условий работы» может себе позволить только человек, который уверен в собственной безнаказанности и силе высоких покровителей. Высокие покровители, организовавшие героическую защиту Сергея Тулуба в подконтрольных центральных СМИ, могли бы так поступить, только находясь в полной уверенности по поводу неспособности премьера защитить себя и принять принципиальное решение.

То же самое происходит на другом полюсе конфликта. Вице-премьер по топливно- энергетическому комплексу Юлия Тимошенко изначально была призвана в правительство для вершения реформ на этом сложном, чувствительном рынке, где сконцентрировано огромное количество интересов. Юлия Владимировна предпочла эволюции революцию, чем задела интересы практически всех, работающих на рынке энергетики независимо от форм работы и взаимоотношений друг с другом. Еще одной, негласной, задачей Юлии Тимошенко на посту вице-премьера являлось препятствование реализации масштабных планов основных политико-экономических групп на энергетическом рынке. Какое-то время ей удавалось с этим бороться, тем более что эта борьба не шла в разрез с представлениями премьер-министра. Но последняя история с зачетными 650 млн. показала, что всю ситуацию Тимошенко не контролирует. Кроме того многочисленные недруги нашли пятна и на ее солнечной вице-премьерской биографии... В результате Президент оказался настроен радикальнейшим образом, а доверие премьера к Тимошенко существенно уменьшилось. Об этом может свидетельствовать хотя бы тот факт, что в течение недели премьер не принимал тет-а-тет ни Ти- мошенко, ни Тулуба. Юлии Владимировне удалось попасть в кабинет главы правительства в четверг на 15—20 минут. Была ли при этом внесена ясность в ее судьбу, сказать сложно. Но одно уже понятно сегодня — конфликтные отношения в четырехугольнике Тимошенко—Тулуб—Диденко— Бронников привели к тому, что Украина оказалась в критическом положении в сфере подготовки к осенне- зимнему сезону. В настоящий момент для того, чтобы выровнять ситуацию, необходимо 1,5—2 млрд. внешних ресурсов для обеспечения всеми видами топлива генерирующих мощностей страны. Подобную проблему в условиях наличия Рака, Лебедя и Щуки, решить невозможно.

В ситуации, когда и.о. главы НАК «Нефтегаз» проводит пресс-конференцию, где критикуют вице-премьера, глава «Энергоатома» вместо оглашенной командировки в Россию почему-то вдруг оказывается в Будапеште, министр топлива и энергетики выкатывает эпистолярные телеги против премьера, а Тимошенко воюет со всеми и, по мнению экспертов, не предлагает ничего стройного и приемлемого — рассчитывать на стабилизацию, не говоря об эффективном реформировании ТЭКа, невозможно.

Именно поэтому самым приемлемым и психологически верным решением была бы отставка как вице-премьера, так и главы Минтопэнерго. По мнению сторонников такого решения, это дало бы возможность Виктору Ющенко не только улучшить атмосферу в ТЭКе, но и показать наконец, кто в доме хозяин. Его концепция, заключающаяся в необходимости давать людям шанс, возможно, гуманна в отношении персоналий, но отнюдь не гуманна в отношении страны, исполнительную власть которой он возглавляет. Серьезной ошибкой многие считают возможность отставки лишь одного из лиц, участвующих в противостоянии. Уход Юлии Тимошенко в депутаты и сохранение за Тулубом поста министра колоссальным образом усилит и без того мощные возможности кланов. Отставка Тулуба при сохранении Тимошенко вызовет шквал антипремьерской истерии в СМИ, в парламенте и в некоторых регионах. Шахтеры осадят Кабмин, олигархи — первую приемную. Но все это можно было бы пережить, если бы у Ющенко был человек, на которого он мог бы всецело опереться в вопросах ТЭКа. На сегодняшний день Юлия Тимошенко уже таковым не является.

Если же Виктор Андреевич не пойдет на радикальные решения сейчас, то агония лишь затянется. Практически аналогичную ситуацию когда-то пережил Президент, разведя по углам ринга Гурвица и Боделана в Одессе. Это старый проверенный способ. Хозяева ситуации прибегали к нему при царях, при генсеках и при президентах.

Однако ТЭК — не единственная сфера в Кабмине, по которой стоило бы пройтись с кадровой косой. По некоторой информации в июне Виктор Ющенко намеревается произвести серьезное перераспределение функций и некоторые кадровые замены в составе своего правительства. Ибо «панукраинизм» — это любопытный критерий для подбора кадров, но он все же не может быть главным. В Европе, в которую мы так стремимся, приоритет профессионализма еще никто не отменял.

«И ПОЭТОМУ ТЫ В ПУСТОТЕ»...

Достаточно самостоятельное решение покинуть пост в правительстве на этой неделе принял министр экономики Сергей Тигипко. Для многих наблюдателей это оказалось неожиданностью. Для многих посвященных — ожидаемым. «Зеркалу недели» удалось связаться с Сергеем Леонидовичем, который сейчас находится на избирательном округе в Павлограде Днепропетровской области. Министр экономики не посчитал нужным в данный момент комментировать происходящее: «Официально я нахожусь в отпуске и все комментарии мною будут сделаны после того, как я определюсь в своем статусе. Я не хочу, чтобы сказанные мною слова кто-либо сейчас стал комментировать и использовать в своих целях». Сергей Леонидович подтвердил намерения регистрироваться кандидатом в депутаты. «Я проработал в Днепропетровске 17 лет, я здесь служил в армии. Здесь я создавал банк». На наш вопрос о том, в какую фракцию он намерен вступить в парламенте в случае избрания, действующий министр ответил: «По этому поводу я еще не проводил переговоров ни с одной из фракций».

На самом деле положение, в котором оказался политик, относимый общественным мнением к когорте реформаторов, весьма непростое и является результатом большого количества разновекторных факторов.

Во-первых, мысли об отставке Сергея Тигипко стали посещать отнюдь не в последнее время, а гораздо раньше, еще во время работы в правительстве Пустовойтенко. Однако с приходом Виктора Ющенко, с которым не было особой любви и дружбы, но казалось, было взаимопонимание по ряду вопросов, Сергей Тигипко надеялся выстроить нормальные рабочие взаимоотношения.

В правительстве Ющенко он стал главой крупнейшего министерства. В его руках оказались не только теоретические, но и практические рычаги управления экономикой страны. Административная реформа передала под его начало МВС-торг, комитет по промышленной политике, Госкомрезерв. Наладить нормальную работу подобного монстра Сергей Тигипко не смог. И не только потому, что ему как опытному менеджеру не хватило на это сил, но и потому что он не нашел общего языка ни с Виктором Ющенко, ни с Юлией Тимошенко.

С Юлией Владимировной Сергея Леонидовича связывает крепкая и проверенная временем обоюдная неприязнь. Ее корни уходят во времена Павла Лазаренко и работы в Днепропетровске. «Приватбанк» и ЕЭСУ всегда были конкурентами. Заявление вице-премьера о том, что она въедет в кабинет Тигипко только после капитального ремонта так же хорошо характеризует их взаимоотношения, как и раздражение министра экономики от необходимости входить в кабинет вице- премьера по первому зову селектора.

С Виктором Ющенко все тоже складывалось не просто. Многие считают, что Сергей Тигипко достаточно ревниво относился к восприятию Ющенко как главного реформатора страны. Запад, при Пустовойтенко четко выделявший Сергея Тигипко из состава правительства ретроградов, однозначно сконцентрировался на Ющенко. Вот, в частности, откуда категоричное заявление министра экономики о том, что нынешний рост — это плоды работы, проделанной предыдущим правительством. Есть еще один достаточно показательный нюанс. В Кабмине Ющенко Сергей Тигипко был единственным министром, чья приемная перезванивала и предупреждала о том, что министр на десять минут задержится. Абсолютное разгильдяйство, свойственное подавляющему большинству действующих лиц в правительстве, позволяло вообще не являться на встречи, опаздывать на них на сорок минут, на час, на два. Тигипко было сложно понять, почему он — руководитель крупнейшего министерства по две недели не может попасть на прием к премьер-министру?..

В то же время, если бы Сергей Тигипко испытывал дискомфорт только в здании на Грушевского, то это было бы еще полбеды. На протяжении всех лет работы в Кабмине, температура его отношений с Президентом медленно, но уверенно приближалась к заморозкам и достигла самых низких температур 20 апреля, когда на координационном совете по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Леонид Кучма, приводя в пример постановление о строительстве за государственные деньги ветки амиакопровода к «Днепроазоту», сказал: «Это яркий пример коррупции в высших эшелонах власти. Я поручаю Виктору Ющенко разобраться с этим». Можно достаточно точно предположить, кому адресовались обвинения Президента, особенно, если знать насколько прямое отношение к «Днепроазоту» имеют структуры «Приватбанка». На том же совете был озвучен тезис, сводящийся к следующему: все предприятия, которые «Приватбанк» взял в управление, ухудшили свои показатели. И вновь премьеру было поручено провести расследование по этому поводу и в случае необходимости определить процедуру возвращения государственных пакетов от неэффективных управленцев государству.

На наш взгляд этот перечень причин и подтолкнул Сергея Леонидовича к борьбе за депутатский мандат. С очень высокой долей вероятности можно сказать, что в правительство Ющенко он не вернется. Другой вопрос, что он будет делать, победив своих конкурентов на бывшем округе нынешнего министра сельского хозяйства Ивана Кириленко. Перед ним политическая пустота и неизвестность.

Сегодня можно лишь приблизительно предположить, к каким силам примкнет или в какие вольется министр экономики. В последнее время у него наладились достаточно конструктивные отношения с верхушкой СДПУ(о). Свидетельством тому — совместная работа его первого зама и друга Александра Шлапака с Константином Григоришиным над предложениями по реформированию энергетического рынка (Константин Григоришин давний и эффективный партнер Григория Суркиса на энергетическом поле). Но опять быть в тени чужого влияния и возможностей Сергей Тигипко может и не захотеть. Более реальным представляется вариант вступления в Рух Юрия Костенко, с которым Сергей Леонидович давно и плодотворно сотрудничает. Вполне возможно, что в этой партии Тигипко небезосновательно может рассчитывать на пост первого зама. Но и тут не все гладко. Ведь ближайшим союзником костенковского Руха в парламенте является фракция «Батьківщина», руководителем которой де-факто остается Юлия Тимошенко.

Какое решение примет Сергей Тигипко, не знает никто, ибо он не является тем человеком, который прибегает к советам и консультациям. Он сам по себе. Он банкир и тайну вклада самого себя он будет хранить до последнего. Может быть, в консерватизме реформатора и состоит его главная проблема?

Юлия МОСТОВАЯ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно