«Я ЕЕ ПОРОДИЛ, НО УБИВАТЬ НЕ СОБИРАЮСЬ»

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

Этот тарасабульбинский перифраз Александр Мороз нередко употреблял во время встречи с избирателями...

Этот тарасабульбинский перифраз Александр Мороз нередко употреблял во время встречи с избирателями. Фраза всегда пользовалась неизменным успехом у зала. Сегодня Александр Мороз не зачисляет ее себе ни в плюсы, ни в минусы. Он пытается просчитать последствия не идиом, а реальных событий, имевших место в Кривом Роге. Своей позицией он делится с читателями «ЗН».

- Александр Александрович, до криворожских событий вы были кандидатом номер один на выход от «каневской четверки». Насколько после произошедшего пошатнулись ваши позиции? Сохраняете ли вы на сегодняшний день шанс стать единым кандидатом?

- Во всяком случае, мои намерения в этом отношении не изменились. Тем более что криворожские события на мой рейтинг не повлияли. Это подтверждают и те исследования, которые провел штаб оппонентов, а точнее - штаб Пинчука. Их выводы таковы: события восприняты обществом как провокация, опрошенные указывают на прямую заинтересованность в произошедшем прежде всего Леонида Кучмы. Есть немало и тех, кто считает заинтересованной в этом Витренко. Думаю, что общественное мнение не удалось поколебать в его ориентирах. Ни по рейтингу «каневской четверки», ни по моему личному, эти события не ударят.

- Но общественное мнение - это одно, а мнение ваших коллег по «четверке», которые самостоятельно будут решать судьбу объединения, - другое. Вполне возможно, что они проявят определенную своекорыстную щепетильность, что вполне понятно в условиях предвыборной кампании. Например, Евгения Марчука не было в зале, когда в Верховной Раде обсуждался теракт. Не считаете ли вы, что отношение Ткаченко и Марчука к вам изменилось?

- Отсутствию могут существовать различные объяснения. У меня могут быть какие-то субъективные впечатления по поводу поведения представителей «каневской четверки». И они у меня есть. Но учитывая авторитет вашей газеты, а также то, что ваши читатели умеют читать между строк, я воздержусь от ответа на этот вопрос. Я считаю, что у нас все остается по-прежнему.

- Не считаете ли вы, что если вас все же определят единым кандидатом от «четверки», то отказ Марчука в вашу пользу принесет электоральные дивиденды не столько вам, сколько ныне действующему Президенту? Не считаете ли вы, что такой шаг Евгения Кирилловича может иметь двойное дно?

- Можно рассуждать по-разному, конечно, есть и такие опасения. Но я, ссылаясь на мнения массы людей, с которыми встречаюсь на местах, могу сказать - очень многие будут воодушевлены, если «четверка» выберет единого кандидата. И потом, существование единого кандидата помогло бы лучше определиться тем, кто еще сам себе не ответил на вопрос: за кого он будет голосовать. Я не исключаю, что часть голосов Марчука, особенно в Западной Украине, отойдет Леониду Кучме, но в то же время это будет с лихвой компенсировано в других регионах страны. Мы же не говорим, что все снимают свои кандидатуры. За электорат нужно будет бороться, как в Западной Украине, так и в других регионах, и люди, кстати, с пониманием относятся к идее поддержки единого кандидата.

- То есть, вы считаете, что выдвижение единой кандидатуры не означает автоматическое снятие трех остальных с пробега?

- Снятие возможно всего лишь за несколько дней до выборов для того, чтобы удержать некоторые горячие головы от непродуманных шагов.

- Была ли у вас какая-либо предварительная информация о теракте в Кривом Роге?

- Дело в том, что в стратегических разработках штабов нынешнего Президента, о чем мне известно, были рождены разные варианты, в том числе и такого типа. Показательным в этом плане является и выражение Президента во время встречи со своим активом, кажется, в Сумах, о том, что «будут включать тяжелую артиллерию». Шестьдесят человек из России, работающих на Президента, взялись за радикализацию избирательной кампании. Были и другие шаги, подчеркивающие закономерность, произошедшую в Кривом Роге, но они, конечно, поспешили, и это произошло потому, что они боялись реализации идей «каневской четверки». Но эта акция, как и все, что они делают, получилась корявой. Комментарии событий в президентских СМИ еще раз подчеркивают, кто к этому причастен, кто заинтересован и кто пытается это использовать с выгодой для себя.

- Знаете, Александр Александрович, насколько я не верю в то, что вы являлись заказчиком этого теракта, настолько же я не верю в то, что его заказал Леонид Кучма.

- Я нигде не говорил о том, что Кучма лично к этому причастен. И здесь я с вами согласен. Но режим, который пытается руками Кучмы обеспечить себе благополучие в будущем, мог прибегнуть и к таким средствам. Но я еще и так полагаю: если Президент не причастен к произошедшему, то он должен цикнуть на тех, кто в Николаеве, проходя вслед за ним мимо студентов, задает вопрос о том, кому был выгоден теракт в Кривом Роге. Молодые ребята называют фамилию Мороза. И вам, и мне, и многим причастным становится понятно, что молодые люди, не посвященные в политические расклады и не имеющие даже социологических данных, ответили это по подсказке. Если он умный политик, то он должен объяснить своему окружению, что подобные «импровизы» бросают тень на него.

- Известно, что окружение Президента поделено на несколько лагерей. Какой из них, по вашему мнению, мог подобное организовать?

- Я бы не стал кого-то называть, потому что это в любом случае не корректно. Скажу лишь, что у меня не вызывает сомнений, что к этому причастны скорее не силовые ведомства, а криминальные структуры или криминалитет в более широком смысле. Но поскольку он сегодня очень тесно связан с правоохранительными органами, то все может очень сильно переплетаться. Можно делать всякие предположения, например, группа технологов Пинчука почти вся приехала из Ростова. А след официальной версии, как известно, ушел в Ростов-на-Дону. Или же Сергей Иванченко был членом партии, где десятым номером в избирательном списке стоял Александр Волков. Но это все - досужие рассуждения, исчерпывающие ответы на вопросы должно дать следствие. Но ответы должны быть объективными, для этого мы и создали временную следственную комиссию в парламенте.

Кстати, Инна Черченко, редактор газеты «Кривой Рог вечерний», которая, по одной из версий, якобы передавала эти гранаты террористам (хотя террористы - это условное название, потому что еще не известно, кто там бросал), тоже была членом одной партии с Волковым. Но она давно изъявила желание сотрудничать с нашим штабом.

- Вот вы говорите о том, что есть предположение, что Сергей Иванченко мог быть каким-то образом близок к имиджмейкерской группе Пинчука или к штабу Волкова. Это версии. Но есть факт: находящийся в розыске Сергей Иванченко был вашим представителем по одному из избирательных округов Кривого Рога. Это официальный человек вашей команды. Считаете ли вы себя ответственным за его действия?

- Во-первых, пока у меня нет оснований считать его недостойным человеком или каким-либо образом причастным к этой провокации. Есть два варианта ответа на этот вопрос - если он причастен и если он не причастен. Решение о его назначении я подписываю по представлению руководителя областного штаба. Если учесть всех руководителей штабов и доверенных лиц, то это более 1200 человек. Я не могу знать всю их биографию, тем более что нет отделов, курирующих кадровый состав «номенклатуры». То есть за всех отвечать не могу, но когда я был с поездкой в Кривом Роге, где, кстати, все было организовано очень хорошо и четко, ко мне поступила информация, что кое-кто из нашего актива считает необходимым заменить Иванченко, поскольку возникли сомнения по поводу его прошлого и т.д. Я обратился к руководителю областного штаба, который знал об этом сигнале, к секретарю районной организации Соцпартии, кстати, журналисту, по поводу того, как это понимать. Они мне посоветовали предоставить возможность местному активу разобраться самостоятельно, поскольку Иванченко, по их мнению, работал добросовестно и собрал вместе со своими единомышленниками более 40 тысяч подписей в Кривом Роге. Причем - качественно и к этим подписям не было претензий в Центризбиркоме.

- Как, по вашему мнению, покушение на Наталью Витренко повлияет на ваш, ее и президентский рейтинги?

- Сейчас уверенно об этом говорить нельзя, поскольку за ближайшие две недели очень все изменится. Во всяком случае, я не сомневаюсь в том, что моей репутации это не повредит. Достоверные источники мне сообщили, что 4-5 октября президентским штабом Виктора Пинчука был проведен соцопрос, где определялась реакция людей на криворожский инцидент. Похоже, исследование достаточно корректно, поскольку опрошено около тысячи человек. Так вот, на вопрос о том, как повлияет инцидент на ход выборов, 31% отвечающих посчитал, что это приведет к отмене выборов, 44% - обострению борьбы, а четверть опрошенных считает, что это никак не повлияет. А вот ответы на вопрос «Кто из претендентов виноват в инциденте?»: 41% считают - Кучма, 37% - Витренко, 6% - Мороз, 4% - Марчук, 2% - Симоненко. Любопытно, как ответили на этот вопрос в некоторых областях. В Донбассе 46% считают, что в инциденте виновен Кучма, Витренко - 41%, Мороз - 2%. В Харькове: Кучма - 51%, Витренко - 38%, Мороз - 2%. Заметьте, что этот результат показал город, где, в отличие от республиканских СМИ, широко разошлась информация о том, что по агитационной машине нашего штаба стреляли. В Днепропетровске считают, что в случившемся виноваты: Витренко - 40%, Кучма - 37%, Мороз - 6%. В Киеве: Кучма - 54%, Витренко - 39%, Мороз - 4%. Крым: Витренко - 52%, Кучма - 46%, Мороз - 1%. Одесса: Витренко - 42%, Кучма - 41%, Мороз - 3%. Винница: Кучма - 55%, Витренко - 36%, Мороз - 4%. Львов: Витренко - 45%, Кучма - 16%, Мороз - 29%.

Третий вопрос в этом опросе: кто больше всех выиграл от случившегося? Результат таков: Витренко - 56%, Кучма - 20%, Мороз - 11%.

На вопрос, чье мнение о случившемся вас больше всего интересует, опрошенные ответили так: выступление Мороза - 68%, Витренко - 21 и других - 2-3%. То есть можно сказать, что попытка навязать общественному мнению виновного с треском провалилась. И с их точки зрения спасти ситуацию может только нечто неординарное. Например, в случае задержания Иванченко его могут придавить на какой-то рассказ, компрометирующий меня. Но это абсурдно, поскольку я за время всей кампании видел его всего несколько раз - на съезде и во время посещения Кривого Рога.

- На сегодняшний день рейтинг Витренко и Кучмы по совокупности существующих опросов примерно равный. Между вами и ими находится Симоненко. В связи с этим два вопроса. Первый: в каком состоянии сейчас находятся ваши переговоры с Петром Симоненко о присоединении?

- Не о присоединении, а о компромиссе. Эта работа продолжается, были встречи в последнее время и будут еще в ближайшие дни. Что касается рейтингов, то по мнению независимых ни от кого социологов, которым я доверяю, сегодня у Кучмы - 18%, у Витренко - 13,69%, у Мороза - 13,87, у Симоненко - 14,62.

- Второй вопрос такой: за чье место во втором туре вы намерены бороться - за место Кучмы или за место Витренко?

- За свое место.

- Ага. Тогда по-другому: как вы считаете, у вас больше шансов попасть во второй тур с Витренко или с Кучмой?

- Если все будет происходить дальше так, как сегодня, то Кучма окончательно потеряет шанс выйти во второй тур. И тогда придется во втором туре сражаться с Витренко, а может быть, с кем-нибудь другим, но скорее с Витренко.

- А почему после случившегося вы не прислали Наталье Михайловне сочувственную телеграмму и букет? Коллега, да и женщина все-таки.

- Честно говоря, я просто замотался, и это, наверное, не очень хорошо. Я в пять утра приехал из Черновцов и уже через два часа с ребятами из фракции работал над нашим заявлением. И там мы высказали соболезнования всем пострадавшим и в выступлении отдельно сочувствие - Витренко.

- Как вы считаете, Витренко и Марченко в своих комментариях были корректны в отношении вас лично?

- Наверное, они заняли бы более корректную позицию, если бы делегировали в состав следственной парламентской комиссии своего представителя. Сегодня это может восприниматься, наверное, не как какая-то зависимость, а как определенная предрешенность по расследуемому вопросу.

- А вы считаете корректным то, что на сессионное заседание по этому поводу Витренко и Марченко, находящихся в больнице, не пригласил спикер и даже не поинтересовался их состоянием здоровья? На самом деле был лишь один звонок - от Кармазина...

- А почему кого-то нужно отдельно приглашать на объявленную сессию, которая шла в нормальном режиме?

- Сегодня в интервью Сергею Рахманину депутат Александр Ельяшкевич сказал, что располагает информацией о том, что на вас якобы сторонниками Витренко готовится покушение.

- Обращаясь к телезрителям в регионах, я говорил, что теперь можно ожидать либо имитации покушения на Президента с последствиями, которые соответствуют директиве или ориентировке, или теперь уже вложить настоящее оружие в руки якобы сторонников Витренко, чтобы замкнуть сюжетную линию в этой то ли комедии, то ли драме. Да, это возможно, я это понимаю и не учитывать этого нельзя. Я рассчитываю на здравый смысл кое-кого из окружения Президента, потому что это поставит точку на всей его политической карьере.

- Как вы считаете, то, что произошло в Кривом Роге, было попыткой испугать Витренко или убить?

- Я думаю, что это была многоплановая попытка. В том числе и испугать. Но это где-то пятый пункт по значимости. Первый был - не допустить выдвижения от «четверки» кандидата. Они спешили - надо было успеть, ведь между шестым и десятым мы пообещали выдвинуть кандидатуру. Второй момент - снизить рейтинг Мороза, третий - снять с регистрации, якобы на основе ведущегося следствия, мою кандидатуру. Но это слишком сложная задача. Далее - усиление надзора над кандидатами в виде их охраны. Запугивание людей и введение чрезвычайного положения.

- То есть, вы считаете, что Наталью Михайловну никто убивать не хотел?

- Я не хочу рассуждать по этому поводу. Если говорить по-человечески, отбрасывая все наши личные взаимоотношения, какие-то политические противостояния (хотя их нет, это просто использование как прикрытие), мне кажется, ее уже не раз использовали в политической борьбе в парламенте. Я знаю, кто, как, от кого она зависела, да по голосованию это можно заметить. Но на сегодня она должна была бы понять, что ее жизнь и ее перспектива там никого не интересуют. Знаю, что с Марчуком хотели переговорить о том, что она при Кучме останется премьером. Да никто с ней и говорить не станет. Я уже не говорю о том, что ее через парламент провести практически невозможно. И если сегодня ей кто-то и что-то может обещать, то завтра переступит через нее. Зря она не учитывает такие моменты, я по-человечески могу только сожалеть, не больше, а все остальное зависит только от нее.

- Вы полностью исключаете тот факт, что этот теракт был эмоциональной вспышкой, случайностью?

- Ну что вы! Какая там эмоциональная случайность. Конечно, нет. Все эти выводы прокуратуры, МВД, что из Осетии привезли гранаты и такое прочее… Одна граната РГД-5 предназначена для поражения отделения, убойная сила - 25 метров. Я думаю, что исполнители получили деньги. Планировали бросить в толпу гранату, напугать тем самым народ. Отсидят несколько месяцев за это, тем более деньги не пахнут. Тем более если они наркоманы, как говорилось в прессе. Потому и не убегали, потому и наручники на них не надевали, потому и интервью давали.

- Если вдруг во второй тур выходят Кучма и Витренко, кому из них вы предоставите свои структуры на местах для контроля за подсчетом голосов?

- Этого не произойдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно