ВЫБОРЫ ДЛЯ ГЕРОЯ

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-7 октября

После отставки правительства Сергея Кириенко и назначения новым премьер-министром Евгения Примакова кто-то из политиков пошутил, что следующим главой кабинета станет министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шойгу...

После отставки правительства Сергея Кириенко и назначения новым премьер-министром Евгения Примакова кто-то из политиков пошутил, что следующим главой кабинета станет министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шойгу. Шутивший был недалек от истины: наследниками бывшего министра иностранных дел действительно оказались силовики, только из других ведомств. Однако и «чрезвычайный министр» оказался востребованным Кремлем - только в совершенно особом качестве.

Любимцы

и фавориты

За время правления Бориса Ельцина у президентского трона сменилось немало фаворитов и любимцев. Их появления, карьеры, исчезновения - чуть ли не главные сюжеты российской политической жизни последних лет. Последний фаворит - премьер-министр Владимир Путин, которого Ельцин назвал своим возможным преемником. Последний любимец - первый вице-премьер Николай Аксененко, несколько раз безуспешно претендовавший на пост премьера, но и без занятия вожделенной должности пользующийся влиянием, вполне сравнимым с премьерским. Фавориты, как видим по приведенным примерам, отличаются от любимцев большей обоснованностью назначения, большим профессионализмом, более адекватной самооценкой, меньшей наглостью. Можно негодовать по поводу частой смены премьеров президентом Ельциным, но ясно, что Владимир Путин способен руководить кабинетом министров - как и предыдущий премьер Сергей Степашин, которого Ельцин - опять-таки на правах государя, выбравшего себе очередного фаворита, - демонстративно пересаживал поближе к его предшественнику Евгению Примакову. Назначение же Аксененко, как и его деятельность на посту первого вице-премьера, постоянно воспринималось с недоумением. Причем сам новый любимец никакого внимания на это недоумение не обращает, позволяя себе решать накопившиеся проблемы с грацией воинственного гиппопотама, - вспомним хотя бы недавний скандал со сменой директора компании «Транснефть». Такой же грацией, неуязвимостью и желанием вникать даже в те вопросы, которые априори были далеки от его полномочий и не могли быть освоены с точки зрения деловых возможностей, отличался бывший главный президентский охранник генерал Александр Коржаков - еще один президентский любимец. А вот период фаворитизма Анатолия Чубайса даже у оппонентов тогдашнего главы президентской администрации не вызывал вопросов с точки зрения профпригодности Анатолия Борисовича.

Однако сегодня, при слабеющем президенте, усиливающихся регионах и расслоении «партии власти», Кремлю нужен уже не фаворит и не любимец. Окружению Бориса Ельцина нужен герой - причем такой, вокруг героизма которого сплотились бы и элита, и электорат. И такого героя Кремль нашел в лице Сергея Шойгу.

Крутой мужик

Появление министра по чрезвычайным ситуациям на российской политической сцене вряд ли выглядит непредсказуемым, если проанализировать задачи, которые пытается решить Кремль накануне парламентских выборов. В окружении Бориса Ельцина упорно не желают, чтобы вопрос преемственности власти решался без сотрудников нынешнего главы государства, чтобы явочным порядком появилась некая новая партия власти, которая выдвинет своего победителя на президентских выборах- 2000 и будет диктовать условия обитателям Кремля. Между тем именно такой партией выглядит блок «Отечество»-«Вся Россия» - своеобразный симбиоз московской группировки и региональных элит, способный предложить в качестве преемника Бориса Ельцина бывшего премьера Евгения Примакова либо столичного мэра Юрия Лужкова. В отсутствии реальной конкуренции - другой номенклатурной партии в России просто нет, движение «Наш дом - Россия» Виктора Черномырдина явно маргинализировалось, правые («Демократический выбор России», коалиция «Правое дело») являются скорее внеструктурной оппозицией, чем представителями номенклатуры, - ОВР становится новой «партией власти» как бы явочным порядком сразу же после выборов в Государственную думу, какой бы процент голосов блок ни набрал на выборах. Ясно, что в Думу блок пройдет, учитывая специфический характер голосования в регионах, где правят его отцы-основатели. Ясно, что голосов он наберет больше, чем любая другая номенклатурная группировка. Ясно, что это не нужно Кремлю. Что же делать?

И тут на политической сцене появляется блок «Единство». Собственно, о возможности создания такого блока говорили еще несколько месяцев назад, когда бывший исполнительный секретарь СНГ Борис Березовский совершил поездку по ряду российских регионов. В прессе появились сообщения, что Березовский предлагал губернаторам создать предвыборный блок под условным названием «Мужики», но они вроде бы отказались. На самом деле, вероятно, все уже тогда согласились, но из-за утечки информации о приезде Березовского и его инициативах решили подождать, чтобы новое объединение не связывали с одиозной фамилией бизнесмена (хотя все равно «Единство» продолжают упрямо называть блоком Березовского, а руководитель предвыборного штаба «Отечества», бывший налоговый министр Георгий Боос не постеснялся заявить об этом на недавней пресс-конференции). Понятно, что идея исходит именно от покинувшего на некоторое время Россию Бориса Абрамовича и, несмотря на смену названия («Единство», как известно, величают еще и «Медведем»), мысль о мужиках прямо отражена в первых лицах блока. Кто такие Сергей Шойгу и олимпийский чемпион Александр Карелин? Конечно же, настоящие мужики!

В выборе первых лиц отражено желание организаторов блока противопоставить хоть что-то репутации Евгения Максимовича Примакова. Да, конечно, Примаков весьма уважаемый человек - как бы говорят они, но… политик. А мы ставим на тех, кто никогда не занимался политикой, никогда не рвался к власти, но был человеком дела. Одновременно региональный характер блока позволяет предпринимать попытки по отрыву «Всей России» от «Отечества» еще до выборов в Государственную думу: не случайно один из кремлевских инициаторов блока Игорь Шабдрасулов подчеркнул, что президентская администрация готова содействовать именно «Всей России», но не «Отечеству». Расчет, вероятно, делается и на то, что если ОВР не удастся расколоть в ходе выборов, то после них элементарная логика общей защиты региональных интересов, далеких от интересов Москвы, заставит депутатов-выдвиженцев «Всей России» объединиться с депутатами от «Единства», оставив людей Лужкова в одиночестве.

Карьера генерала Шойгу

Сергей Шойгу, вероятно, великолепно понимает поставленные перед ним задачи. Министр по чрезвычайным ситуациям - не политик только для обывателя, которому его показывают исключительно в годину бедствий и потрясений, озабоченного и в каске. Сергей Шойгу - неплохой пример сильного теневого политика, умело работающего над собственным имиджем. Именно этот имидж ну и еще деловые связи в сочетании с несомненным професионализмом помогли Шойгу удержаться в правительстве при всех ельцинских премьерах (еще при Иване Силаеве Шойгу был заместителем председателя Госкомитета по архитектуре).

Возможно, это порода: Шойгу родился в номенклатурной семье и делал весьма успешную карьеру, дослужившись до инструктора в Красноярском крайкоме КПСС. Возможно, это выбор: ведь решился же Шойгу возглавить Российский корпус спасателей, бывший в апреле 1991 года всего лишь общественной организацией и смог же он превратить эту организацию в суперведомство. Шойгу начинал с малого - с Госкомитета по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций, созданного указом Ельцина в ноябре 1991 года на волне кампании по разукрупнению силовых ведомств. Новый министр на удивление успешно отбил все атаки могущественного Министерства обороны, несколько лет пытавшегося вернуть себе войска гражданской обороны, ликвидировал штаб гражданской обороны как самостоятельную единицу в составе своего ведомства, а ликвидировав… сам стал генералом. Та же участь постигла Госкомчернобыль, функции которого были переданы МЧС. Единственное ведомство, сумевшее пока что отстоять собственные структуры перед напором Шойгу, - Минздрав, так и не согласившийся передать МЧС Всероссийскую службу медицины катастроф.

Однако суперведомством МЧС стало не только за счет поглощения конкурентов, но и благодаря созданию целого ряда эффективно действующих служб, приносящих реальную прибыль. Одна из таких служб - госэкспертиза, призванная выдавать заключения о безопасности строительства особо опасных сооружений. Согласно соответствующему правительственному постановлению, для строительства любого серьезного объекта нужно получить декларацию безопасности - в самой госэкспертизе либо в ее региональных структурах. Чрезвычайная страховая компания, созданная при министерстве, занимается страховкой наиболее опасных промышленных объектов России. По данным журнала «Коммерсантъ-Власть», в среднем доходы компании составляют около $ 3 млн. в год. В разное время появлялись и другие сведения о бизнес-проектах ведомства Сергея Шойгу, недоброжелатели вообще считают финансовую активность министра не уступающей активности его ведомства после землетрясений, наводнений и терактов.

Однако все это - лишь слухи да комментарии в прессе. Даже если недоброжелатели «Единства» попытаются вбросить в СМИ компромат на Шойгу, на его репутацию опытного и преданного своему делу спасателя это вряд ли повлияет. Тем более что начать компрометировать человека только после того, как он решил заняться публичной политикой - заранее плохой ход. Шойгу так и останется в глазах общественности героем: Кремль настолько стремился к тому, чтобы это восприятие министра укоренилось, что как раз накануне создания «Единства» Борис Ельцин присвоил Сергею Кужегетовичу звание Героя России - шаг сам по себе неординарный, когда речь идет о чиновнике. Другой вопрос - что будет с Сергеем Шойгу после того, как он выполнит поставленные перед ним задачи - сплотит губернаторов, спутает карты Лужкову, поставит под сомнение возможность «Отечества»-«Всей России» претендовать на роль единственной партии власти. Пока что Шойгу говорит, что в случае успеха возглавляемого им блока он останется работать в Думе. Верится в это, честно говоря, с трудом. Шойгу не для того в течение стольких лет создавал свою империю чрезвычайных ситуаций, чтобы променять ее на депутатский мандат. Скорее всего, он все же останется в структурах исполнительной власти - разве что, в случае успеха предприятия, присоединит к министерскому портфелю вице-премьерский. В этом случае Сергей Шойгу получит желаемое - курировать те «чрезвычайные службы», которые пока что не входят в состав его министерства. Говорить же о премьерских или президентских перспективах Сергея Шойгу - как это принято в России при появлении нового игрока - я бы поостерегся. Герой - он для того, чтобы совершать подвиг, а не занимать должности, предназначенные для любимцев и фаворитов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно