ВСЕ. В НЕБЕ ГОЛУБОМ ГОРИТ ОДНА ЗВЕЗДА

25 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 25 февраля-3 марта

Так бывает: страна замоталась, элита заигралась, и в результате — незамеченными остались два момента...

Так бывает: страна замоталась, элита заигралась, и в результате — незамеченными остались два момента. Первый — сто дней Президента Леонида Даниловича Кучмы, о которых на этой неделе почему-то никто не вспомнил. А второй момент — это революция, которая произошла не в украинском парламенте и не в правительственно-кадровой политике, а в государстве в целом. Ибо весь контроль над ветвями власти де-факто перешел к Президенту Украины. За сто дней Леониду Даниловичу удалось сделать то, на что не хватило пяти с половиной лет. Безусловно, левая оппозиция есть, но после парламентского переворота она напоминает Венеру Милосскую. Парламент же, который всегда в той или иной степени был противовесом Президенту, стал, скажем так, механизмом для законодательного обеспечения внедрения в жизнь его предвыборной программы. Правительство ведет себя тише воды, ниже травы, Конституционный и Верховный суды вместе с Центризбиркомом настроены на трогательный конструктивизм. В оппозиции к единомышленникам по духу и по обстоятельствам осталась только экономика.

Кроме того и в окружении Президента произошли весьма серьезные изменения, вызванные не только объективными, но и субъективными моментами. Леонид Кучма выразил желание быть другим, но его позиция не выкристаллизовалась. Именно поэтому на сегодняшний день при дворе «демократического монарха» нашли свое место и олигархи, и те, кто за ними следит и контролирует их, и улучшающие внешний имидж страны и Президента реформаторы. По сути, сегодня именно эти три группы являются механизмами, которые использует Президент для осуществления власти и руководства страной. Проблема состоит в том, что, будучи волей-неволей пропрезидентскими, эти три силы не едины внутри себя и конкурируют между собой. Зачастую их интересы вызывают куда большие трения, нежели оставшиеся в прошлом баталии с левой оппозицией. Ни одной из трех групп не удается оказать на Президента, а следовательно, и на ситуацию в стране, большего влияния, нежели другим. А вследствие того, что векторы влияющих сил разнонаправлены, они умножают друг друга на ноль, и ситуация в стране не меняется. Она не движется ни вперед, ни назад.

Выходов из ситуации может быть два: либо одна из групп побеждает и, доминируя над остальными, четко проводит свою политику, которая становится политикой Президента, либо Президент, занятый сохранением баланса между своими (непримиримыми между собой) сторонниками, находит время и вырабатывает совершенно четкую линию поведения, заставляя всех работать над ее воплощением. Разумеется, эта линия должна быть направлена не на сохранение власти и контроля над всем, а на вывод страны из экономического, духовного и всех остальных кризисов. О том, с кем Президенту придется решать первую и вторую задачи, мы сегодня и поговорим. Начнем издалека.

ОРБИТА ПОКАЗАТЕЛЬНОГО ПРЕМЬЕРА

Виктор Андреевич Ющенко Президенту — не друг и не родственник, но и не заклятый враг (в отличие от многих своих предшественников). Более того, он им никогда не станет по той простой причине, что для этого ему не хватит ни масштаба, ни характера. Президента в отношении ныне действующего премьера не ждут разочарования, потому что при предложении кандидатуры Ющенко парламенту Кучма очень хорошо отдавал себе отчет в том, что из себя представляет украинский реформатор. Многие ожидают, что Президента, как человека политически ревнивого, будет раздражать сравнительно высокий рейтинг Виктора Ющенко. Сейчас он составляет 32%, тогда как президентский — 24. Не думаю, чтобы Президента это заботило. Во-первых, потому что выборы далеко, а во-вторых, потому что рейтинг доверия — это не рейтинг возможностей. А их-то как раз Президент контролирует на все 100. Он дал возможность провести Виктору Андреевичу важные для премьера кадровые назначения, и когда первая шоковая волна прошла, то всем стало ясно, что с кадровым рядом самые большие проблемы получат не олигархи, которые не участвовали в его формировании, а сам Ющенко. Олигархи же успокоились. Во-первых, потому, что вспомнили о том, что министры и вице-премьеры — это скорее символы, а не механизмы.

А во-вторых, когда оказались затронутыми не амбиции олигархов, а интересы, то они весьма показательно продемонстрировали премьер-министру степень его кадровых полномочий. Речь идет о назначении нового председателя Энергоатома. Парламентские и масс-медийные механизмы, которые задействовали олигархи, настолько испугали Ющенко, что он сдался без боя, чем продемонстрировал, каким образом с ним можно справляться в следующие разы, когда олигархам не будут нравиться предполагаемые решения премьера.

Виктор Андреевич до сих пор не смог навести порядок в доме на Грушевского. Вопреки административной реформе, полномочия секретариата, возглавляемого Лисицким, практически выросли до размера толстоуховских, в то время как служба премьера, призванная обеспечивать его лидерскую роль в Кабинете министров, оказалась почти вне закона и вне полномочий. В результате работа премьера строится не на приоритетах, а на случайностях. Виктор Ющенко по-прежнему опаздывает на встречи, на некоторые, договоренные заранее, он вообще не приходит, и это при том, что крупные бизнесмены и политики, среди которых есть и украинские кредиторы, прилетают из-за рубежа. Конечно, Виктор Андреевич в этом плане не смог переплюнуть Валерия Павловича Пустовойтенко, который встрече с Биллом Гейтсом предпочел встречу с районной ячейкой НДП. Конечно, Национальный резервный банк, «Альфа-капитал» и крупнейшая страховая британская компания — не Билл Гейтс, но все равно неловко как-то.

Олигархи к Ющенко не ходят, губернаторы к премьеру не ездят. Но это не значит, что первые и вторые не решают свои вопросы. Решают. Не ощущая при этом ни поддержки, ни сопротивления. Хотя сопротивление со стороны Кабмина все же чувствуется. Но его символизирует не премьер, кроящий высокую материю экономических реформ, а вице-премьер Юлия Тимошенко, активно отстаивающая свои вкусы и взгляды на актуальность предлагаемых схем.

Все это Президент видит и знает, но знает он также и то, что Виктор Ющенко сейчас является единственной альтернативой затхлым постсоветским кандидатурам на пост премьера. Только Ющенко способен решить долговые проблемы Украины. Никто, кроме любимца Запада, не имеет шансов справиться с ситуацией.

Президент также знает, что пассивная нелюбовь Виктора Андреевича к олигархам может быть использована, если последние по каким-то вопросам уж слишком «зарвутся». Кабмин — есть Кабмин. Президент знает, что в принципиальных для себя вопросах Виктор Ющенко может быть упрямым и, несмотря на замечания, «тихой сапой» проводить свою политику. Но то, что принципиально для Ющенко, — как правило, мало принципиально для Президента. А в том, что глава государства в случае необходимости способен отстоять свои интересы в Кабмине, у него сомнений нет. Поэтому сосуществование Виктора Андреевича и Леонида Даниловича проходит достаточно гладко и пока отягощено лишь небольшим балластом взаимного раздражения.

В случае, если Виктору Ющенко все же удастся решить вопрос с реструктуризацией и новыми кредитами, то никакая разница в рейтингах популярности не подтолкнет Президента к смене премьера. К этому может подтолкнуть лишь экономическая ситуация в стране. Однако для ее решения Президент скорее пойдет на смену вторых и третьих фигур в Кабмине, нежели на смену Ющенко, сохраняя Виктора Андреевича, скорее, не как реформатора, а как реформаторский символ.

ОЛИГАРХИ. ОРБИТЫ «РАЗДВОЯЮТСЯ»

Совокупное влияние тех, кого у нас принято называть олигархами, на Президента, пожалуй, является самым весомым. Тут, к сожалению, ничего не изменилось. Да и что могло измениться? Контрольный пакет экономики по-прежнему в тени, и в этой тени по-прежнему кто-то должен устанавливать правила государственной игры. Теневая вертикаль власти, созданная в виде представительств СДПУ(о) и «Соціального захисту», осуществляет незримый, но четкий контроль за официальной вертикалью. Особенно четко это почувствовалось во время выборов, когда местные власти знали, что о каждом их альтернативном шаге будет доложено Президенту. Так и случилось, что доказали кадровые зачистки на местах, проведенные после победы.

Новым плюсом олигархов стал их контроль за парламентом. Конечно, осуществить его они бы не смогли при всех финансовых затратах, если бы в проведении парламентской революции не был заинтересован Президент. Но вместе с тем гарант Конституции отдает должное организаторским усилиям парламентских активистов, и в первую очередь — Виктору Медведчуку.

Страна, не способная в течение более чем восьмилетней истории выскочить из колеи повторения российских сценариев, уже сейчас начинает присматриваться к возможным преемникам Леонида Кучмы. Кто-то говорит, что им может стать Евгений Марчук, а кто-то усматривает шансы у Юрия Кравченко. Я бы отнеслась к таким предположениям весьма скептически, ибо главным качеством преемника считается спокойная жизнь после отхода от дел. Ни Марчук, ни Кравченко Президенту таких гарантий дать не могут. Вернее, дать могут, но он в них не поверит. С Медведчуком — иная ситуация. Президент симпатизирует ему и даже где-то (что с Леонидом Даниловичем бывает крайне редко) уважает, отдавая должное юридическому и политическому интеллекту Виктора Владимировича. Президент понимает, что за Медведчуком и Суркисом стоит системно организованный реальный бизнес, которого, кстати говоря, нет за Александром Волковым. Это понятно всем, кто отличает налаженный лоббистский бизнес от системы предприятий, банков и облэнерго.

По некоторым данным, разговор о преемственности уже имел место быть, но до момента оглашения Леониду Даниловичу необходимо помочь Медведчуку и Суркису решить ряд вопросов. И самый главный из них — тотальная, мягко говоря, антипатия крупных и средних бизнесменов и таких же по масштабу политиков к Медведчуку и Суркису. Всех, кто еще шевелится на экономическом и политическом рынках страны, будет очень сложно убедить в том, что после прихода к власти Григория Суркиса и Виктора Медведчука времена премьерства Павла Лазаренко не покажутся сказкой.

Непросто будет и с народом. Особенно если до президентской гонки доживет политический образ Виктора Андреевича Ющенко. Поставьте двух кандидатов рядом, заставьте их улыбнуться, сказать несколько слов — и вы поймете почему.

Тем не менее, отношения Медведчука и Суркиса с Президентом долгосрочны, инвентаризированы и перспективны. А вот что касается отношений Волков—Кучма... Например, я не склонна поддерживать тех, кто считает, что Волкову осталось жить в большой политике до референдума. Так или иначе, Александр Михайлович будет оставаться действующим лицом. Другое дело, что масштабность его действий, определяемая близостью отношений с Президентом, будет уменьшаться по мере отдаления от Леонида Даниловича. А уж если и из кабинета на Банковой попросят... Малое количество знающих людей убеждены в том, что Президента с Волковым связывают специфические неразрывные нити. Не буду спорить, возможно, это и так. Но нельзя исключать, что в какой-то момент отношения лидера нации с народным депутатом выразятся формулой, похожей на следующий анекдот: «В музыкальную программу на радио звонит неизвестный: — Здравствуйте. Вы знаете, я сегодня нашел кошелек, в котором лежало десять тысяч долларов, пятнадцать тысяч дойчмарок, пятьдесят тысяч гривен, две «золотые» карточки и документы на имя Александра Волкова. Славный человек. Передайте ему, пожалуйста, огромное спасибо и хорошую песню».

От титанов отечественного бизнеса перейдем к гигантам средней величины и просто крупным бизнесменам. Созвездие «Трудовой партии Украины» в лице Виктора Пинчука, весомого и маленького Деркачей, а также Игоря Шарова начинает светить все ярче. Если до выборов взаимоотношения Президента с ними были все же подернуты туманом неопределенности, то сейчас он почти развеян. Это «почти» относится исключительно к будущему генерал-полковника Леонида Васильевича Деркача. В остальном же — все ясно и спокойно.

А вот во фракции СДПУ(о) спокойно не все. Председатель наблюдательного совета «Укрсбер- банка Игорь Плужников и почетный президент телеканала «Интер» Александр Зинченко считают себя слишком крупными для того, чтобы быть пешками в игре лидеров объединенных социал-демократов. Поэтому они ведут свою игру. И некоторые поговаривают, что ее целью является президентство Александра Зинченко...

В целом же, в стане олигархов существуют две проблемы. Одна из них — раздел рынков. Амбиции не дают им объединяться в приватизационные пулы, хотя попытки такие предпринимаются. Там, где этого не происходит, случаются ощутимые с финансовой точки зрения курьезы. Например, на последних торгах владельцы и контролеры государственного пакета «Запорожстали» решили на аукционе купить 9% упомянутого предприятия примерно за 4,5 млн. долларов. Неожиданно в торги вмешалась другая фирма и взвинтила цену до 17 с гаком миллионов. Непредусмотренные потери для покупателей составили больше 12 млн. долларов. Во избежание подобных ситуаций богатеньким Буратинам придется договариваться, а это весьма проблематично. Например, определенные разночтения уже замечены между Пинчуком и Суркисом. А ведь круг претендентов на безбедное существование ограничивается не только списком вошедших в орбиты фамилий. Кононенко, Салыгин, Мартыненко, Ярославский, Ахметов, Хмельницкий не намерены наблюдать со стороны, как на дне рождения реформированной и приватизированной Украины без них едят праздничный пирог.

И вторым испытанием, через которое предстоит пройти союзу разъединенный олигархов, являются выборы, на которых будут делиться не только средства на предвыборную кампанию, но и мы с вами, то бишь электорат. «Трудовая партия Украины», СДПУ(о), «Демократический союз» — три партии власти (учитывая чахнущую НДП — три с половиной) — это слишком для одной страны... А если учесть, что на выборах возможно появление не только партии власти Президента, но и партии власти премьера (например, «Батьківщини» и «Руха» Костенко или такого явления, как партия «Собор» Анатолия Матвиенко), то становится ясно — денег и покровительства на всех не хватит.

КОНТРОЛЬНАЯ ОРБИТА

Все эти энергорынки, партийные амбиции и фракционные дележи мало заботят в стране только одного человека — Владимира Литвина. Деньги его мало интересуют. Легенда гласит: те, кто пытался «забывать» в его кабинете объемистые свертки, всякий раз оказывались настигнутыми не более чем в десяти метрах от кабинета главы администрации Президента — свертки «рассеянным» посетителям возвращались.

Владимир Литвин не имеет имиджа лоббиста и у него нет своей партии. Возможно, у него нет и своей позиции, ему достаточно президентской. Но у Владимира Михайловича есть свои интересы. В определенном смысле они схожи с интересами Дмитрия Табачника времен главы администрации. Владимир Михайлович любит власть и стремится не только сделать научную карьеру, но и получить признание в академической и интеллигентской среде. Правда, в отличие от Табачника, Литвин никогда не пытался публично демонстрировать свою близость к Президенту и кичиться своим влиянием на первое лицо государства. Это можно назвать тактичностью, а можно — осторожностью. Но результат налицо — на сегодняшний день глава администрации является доверенным лицом Президента Кучмы. Именно это доверие позволило Владимиру Михайловичу полностью перешерстить весь состав администрации Президента и активно включиться в проведение административной реформы.

В настоящий момент без санкции Владимира Литвина к Президенту попадают единицы. Среди таких единиц — и пресс-секретарь Леонида Кучмы Александр Мартыненко. Его независимость от групп влияния известна достаточно широко, однако организационные моменты требуют его тесного сотрудничества с Владимиром Литвином, да и потом — из всех центров влияния только работа с Литвином не может оставить пятна в биографии.

Но не всегда проход к Президенту был замкнут на Владимира Литвина. В те времена, когда информационные потоки обминали бывшего первого помощника, Юрий Федорович Кравченко не стеснялся попадать к Президенту через приемную Владимира Михайловича. Некоторые наблюдатели считают, что тесные отношения Литвина и Кравченко — это не конъюнктура сегодняшнего дня, а партнерство со стажем. В настоящий момент, когда частично обновившийся Президент разрывается между упразднением и поддержкой олигархов, связка Литвин—Кравченко может рассматриваться как поощряемый Президентом эффективный механизм контроля за происходящим в иных пропрезидентских группах влияния. У Владимира Литвина полномочия весьма широкие, а у Юрия Кравченко — возможности. Известно, что именно орлы Кравченко взяли на себя тяжкую ношу разоблачений по делам Павла Лазаренко, а также более активно и эффективно, чем СБУ, сработали во время выборов. В плане сбора информации милиция эффективнее спецслужб по двум причинам: во- первых, она перегнила настолько, что уже стала единым механизмом, работающим на качественно новых отношениях; и во-вторых, она ближе к людям. Служба же только находится в стадии полураспада и поэтому не столь эффективна. Информация Кравченко и доверительные отношения Литвина с Президентом — это серьезный действенный тандем (при условии, конечно, что Кравченко сможет выстоять в той войне, которая развязалась между ним и Суркисом—Медведчуком, победить в противостоянии с Деркачем-старшим и не стать добычей объявившего на него охоту Волкова).

Одной из публичных иллюстраций симбиоза Литвин—Кравченко стали слова в докладе Президента. Леонид Кучма впервые на всю страну произнес: «Страна поделена на кланы». Эти слова были брошены в зал, в котором собрались практически все пайщики державы. При этом было бы уместно напомнить, что этот доклад, впрочем, как и все предыдущие, готовил Президенту Владимир Литвин.

У Владимира же Михайловича своя головная боль — Александр Волков. Правда, Александр Михайлович ощущает ее больше, чем Владимир Михайлович. Ее явных проявлений нет и не может быть, потому что Владимир Литвин умеет доставать своих врагов так же, как Юрий Никулин чесать пятку в «Кавказской пленнице» — и не поймешь как. Литвину не присуща эмоциональность Суркиса, меркантилизм Волкова и романтизм Ющенко, но в то же время всем троим не присуща расчетливость Литвина.

И еще одно. Литвин — это единственный, кто остался в ближайшем президентском окружении из старой гвардии и не потерял доверия. Вполне возможно, что для Леонида Кучмы первые годы президентства казались периодом первой любви. Любви с командой, которой он доверял. Никогда и никому Президент Украины Леонид Кучма не будет верить так, как верил Горбулину, Табачнику, Разумкову, Волкову. Тогда. Отношения, сложившиеся с Владимиром Литвиным, напоминают о возможности легкого общения. А сантименты в джунглях — редкость.

Вот так или примерно так все и происходит. Ющенко следит за экономикой и олигархами; олигархи — за премьером, парламентом и друг другом; Литвин — за всеми. А Президент… он похож на Солярис. Он создает вожделенные миражи для попавших в его орбиту. Чьи-то отчасти становятся явью, чьи-то бесследно исчезают, лишь раздразнив слюнные железы.

Но задача и интерес Президента разве только в этом? Леонид Кучма неоднократно заявлял о своем желании войти в историю. Но для того чтобы в нее войти, необходимо идти, необходимо двигаться. Существующий же безоппозиционный расклад может лишь стагнировать ситуацию. Ситуацию не во власти, не на орбитах, а там — внизу, где живут не полубоги, а земные пенсионеры, инженеры, учителя и все еще шахтеры. А на Олимпе и на Земле царит спокойствие. Равновесие? Или болото? В любом случае нынешняя ситуация с точки зрения возможного контроля за ней и баланса сил может послужить стартовой площадкой. Для реформ? Для революции?

Это зависит от миража.

Юлия МОСТОВАЯ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно