ВАЛЕРИЙ ПУСТОВОЙТЕНКО: «ИНИЦИИРОВАВ ВСЕНАРОДНОЕ ОБСУЖДЕНИЕ, ВЛАСТЬ СОВЕРШИЛА ОШИБКУ»

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 13 июня-20 июня

Непросто быть «партией власти». Но куда трудней быть «партией власти» в прошлом. Наращивающие сво...

Непросто быть «партией власти». Но куда трудней быть «партией власти» в прошлом. Наращивающие свой кадровый и ресурсный потенциал новые президентские фавориты и не думают проявлять почтения к сединам ветеранов, оттесненным на обочину большой политики. Больше того, подчас с особым цинизмом за счет тех удовлетворяют свои амбиции и интересы. Таковы жестокие правила политической жизни: пользуйся своей близостью к высоким кабинетам, пока ты в зените, — завтра, когда твое место займут другие, пользоваться будут тобой.

История с отставкой министра экологии и природных ресурсов Василия Шевчука, занявшего этот пост в коалиционном правительстве по квоте Народно-демократической партии, стала дополнительной иллюстрацией к вышеприведенной формуле. Случилась она после того, как секретарь СНБОУ Евгений Марчук на заседании cовета нарисовал неутешительную картину разбазаривания природных ресурсов, ведущего к «миллиардным потерям для государства». Справедливости ради нужно заметить, что жертвами пристального внимания СНБОУ к использованию недр Украины, кроме Шевчука, стали первый заместитель госсекретаря Минэкологии Степан Лизун, глава правления НАК «Надра Украины» Василий Стефанишин и гендиректор «Укргаздобычи» Илья Рыбчич, освобожденные от занимаемых должностей. А также вице-премьер-министр Виталий Гайдук, отделавшийся, правда, выговором.

Однако та же справедливость требует напоминания о том, что любое проявление пристального внимания правоохранительных органов и силовых структур к тому или иному политическому субъекту в нашей стране — результат отнюдь не плановой проверки и уж никак не воли случая. Валерий Пустовойтенко, не расстающийся со времен премьерствования с имиджем лояльнейшего Президенту политика, в минувший вторник произносил с парламентской трибуны дерзкие речи и уводил в знак протеста свою маленькую, но гордую фракцию из зала заседаний. Изрядную долю нелепости придавали ситуации заявления о «начале наступления на НДП с целью ее ослабления», звучащие из уст партийного лидера. И слова о том, что «соглашение о коалиционном правительстве является политическим документом и не содержит никаких юридических обязательств», произносимые в ответ представителем Президента в парламенте. Поскольку меньше всего в планы организаторов отставки Шевчука входило покушение на НДП и подрыв принципов коалиционности. Они просто попали под руку. На них даже не обратили внимания при урегулировании возникшего внутри пропрезидентского лагеря конфликта интересов.

По некоторым сведениям, эндепист Шевчук поплатился министерским портфелем за то, что лицензия на пользование газовым месторождением была выдана его министерством фирме, имеющей непосредственное отношение к одному из видных представителей «Нашей Украины». Однако осмелился министр на такую дерзость потому, что на это было дано указание из высокого властного кабинета. В парламенте шло принятие поправок к бюджету, и для достижения консенсуса с бюджетным комитетом нужны были аргументы. После того как бюджет был благополучно изменен, кое-кто обнаружил факт «разбазаривания государственных ресурсов» в направлении оппозиции. И Шевчук оказался главным виновником тому. Не будем настаивать на правдивости этой версии. Но убедиться в ее жизнеспособности у нас есть шанс. Если у НДП хватит настойчивости и она таки добьется создания специальной следственной комиссии по этому вопросу. И если комиссия сумеет установить истину.

В интервью «ЗН» лидер парламентской фракции НДП Валерий Пустовойтенко настаивал на том, что увольнение Василия Шевчука «специально подстроено».

— Валерий Павлович, но неужели сфера деятельности министра экологии затрагивает чьи-то интересы настолько, что его отставку нужно «специально подстраивать», ведь это не министр топлива и энергетики или, скажем, министр финансов? Что все-таки послужило реальной причиной увольнения Василия Шевчука?

— Министерство экологии относится к тем ведомствам, у которых есть реальная возможность влиять на ситуацию как в центре (это прежде всего контроль за экологической обстановкой на отдельных предприятиях и в стране в целом), так и на местах. Это первое. И второе: мы намерены инициировать создание парламентской следственной комиссии по проверке выдачи лицензий на использование месторождений полезных ископаемых. Чтобы узнать, когда, кому и на каких условиях выдавались эти лицензии, что на этом заработали определенные люди и куда пошли эти деньги, сколько из них уплачено в бюджет.

Что же касается истории с увольнением Шевчука, она уходит корнями еще в 1997 год, когда Государственный комитет по геологии и использованию недр выдал лицензию на разработку Семеринского месторождения ЗАО «Укргазнафтатехнологія». Сроком на пять лет. По истечении срока, эта фирма, совершив за это время частичную разработку, захотела получить лицензию на промышленную разработку. Однако ей было отказано, поскольку за пять лет она так и не разработала месторождение полностью. «Укргазнафтатехнологія» обратилась в суд, который обязал Минэкологии продлить ей лицензию. Василий Шевчук выдал новую лицензию на продолжение разведки и одновременно подал апелляцию в Высший хозяйственный суд Украины. Тот, в свою очередь, отменил решение Киевского городского суда, и на основании этого министр аннулировал выданную лицензию. Вот за то, что он, выполняя решение столичного суда, возобновил лицензию, министр и поплатился должностью. Хотя он получил неофициальное поручение сделать это.

— От кого?

— Из высокого кабинета.

— В минувший вторник ваша фракция в знак протеста против отставки Василия Шевчука отказалась от участия в заседании парламента. С началом новой сессионной недели, как было заявлено вами, НДП не собирается продолжать «забастовочное движение». Тем не менее вы декларируете намерение добиться восстановления своего представителя в министерской должности. Каким образом собираетесь добиваться поставленной цели?

— Для этого есть нормальные цивилизованные пути. Парламент должен работать. До окончания сессии осталось совсем немного времени. Поэтому мы не собираемся блокировать его работу. Но уже начали собирать подписи народных депутатов в поддержку Шевчука. Я провел переговоры на эту тему с Леонидом Кравчуком, с Виктором Ющенко, с Петром Симоненко. Если не удастся добиться результата таким путем, я расскажу, кто давал министру команду подписать разрешение на продление лицензии и ради чего это делалось… Сегодня в парламенте ситуация настолько шаткая, что в подобные игры играть нельзя.

— Да, но в отношении других фракций большинства подобным образом не поступают. Не задумывались ли вы над причиной того, почему НДП — одна из наиболее обижаемых сил пропрезидентского лагеря?

— Я хочу сказать, что НДП — действительно политическая партия. У нас есть позиция по всем вопросам, есть свои программы, свои концепции. За последние годы мы наработали целый ряд политических документов. Практически все наши предложения касательно политической реформы вошли в законопроект, подготовленный специальной парламентской комиссией во главе с Геннадием Васильевым, Виктором Мусиякой и Александром Морозом. У нас есть свое лицо.

Но давление на членов партии, работающих в органах исполнительной власти, все заметнее. Сняли львовского губернатора — члена НДП.

— Но говорят, что он собирался возглавить областную организацию Партии регионов. И поплатился должностью в том числе и за это.

— Я такого не слышал. Возможно, для самосохранения кто-то и переходит из НДП в другие партии. Я этому уже не удивляюсь… Но потом стало известно, что аналогичные проверки собираются проводить в Одесской области и в Крыму, руководители которых также члены Народно-демократической партии. Это заставляет задуматься.

— И к чему вы приходите в результате раздумий?

— Что надо работать. Всем членам НДП. А главное, чтобы в государстве была прозрачная политика.

— Что будет дальше с конституционной реформой? Удалось ли вам понять это после встречи лидеров парламентских объединений с главой государства?

—Я считаю, что власть сделала ошибку, вынеся законопроект о политической реформе на всенародное обсуждение. Потому что сначала нужно было собрать представителей парламентских фракций, депутатских групп, общественных организаций и политических партий, не представленных в Верховной Раде. А после того как они поработали бы над проектом, добиться максимального согласования и отправлять на всенародное обсуждение. Он бы вернулся в совершенно другом виде, будучи настолько готовым, что оставалось бы только подкорректировать документ и внести его в парламент. Там бы он прошел на ура.

На встрече с Президентом было решено, чтобы представители всех политических сил в парламенте сели за стол переговоров. Все стороны проявили готовность к конструктивному диалогу, придя фактически к тому, с чего нужно было начинать. То есть все идеи Народно-демократической партии, которые мы выдвигали и год назад, и на недавнем форуме народной демократии, были восприняты. Я на встрече с Президентом предложил: рабочая группа обобщает материалы, лидеры групп и фракций согласовывают документы и сразу определяют, кто за что будет голосовать. Если не будет стопроцентной поддержки всех предложений, то основа-то будет. Останется два-три пункта, над которыми дополнительно придется поработать либо отложить их на более позднее время.

— Судя по комментариям участников встречи на Банковой, усилия договаривающихся сторон сегодня сосредоточены на трех вопросах: пропорциональной системе выборов, назначении Президентом силовиков и выборах всех и вся в один год. Какова ваша точка зрения на эти предложения?

— Я бы не хотел, чтобы все разговоры сводились к обсуждению только трех вопросов. Их гораздо больше, и в парламенте был составлен своеобразный анкетник, на вопросы которого предлагалось ответить депутатам. Вот, например, однопалатный или двухпалатный парламент должен быть в Украине? Мой ответ — только однопалатный. Количество депутатов? Я считаю, их должно быть 450. Никаких законов, утверждаемых на референдуме! И на встрече в президентской администрации все согласились именно с такими ответами на первых три вопроса.

Кроме того, я считаю, что Верховная Рада должна иметь право утверждать всех министров без исключения. Народные депутаты должны выбираться на четыре года, а выборы — разведены во времени. Я понимаю, почему возникла идея одновременных выборов. Из-за того, что в 1998-ом и 2002-ом годах мы неудачно провели выборы в парламент…

— Кто мы? НДП?

— Нет, власть стремилась создать в парламенте большинство, а ей не удалось. Почему? Потому что губернаторы прежде всего занимались выборами в местные советы. Теперь у каждого губернатора есть свое большинство в областном совете. А, кроме того, были такие партии, как «Жінки за майбутнє», зеленые и «Команда озимого поколения», которые отобрали голоса у блока «За единую Украину!». Теперь авторы идеи одновременных выборов надеются, что с их помощью удастся добиться победы одной политической силы на всех уровнях представительской власти. Но даже на примере Киева можно доказать утопичность этой идеи: за Александра Омельченко проголосовало гораздо больше киевлян, чем за его партию «Єдність».

— Вы отстаиваете необходимость перехода к пропорциональной системе выборов. Ваша партия настолько уверена в собственных силах, что готова самостоятельно участвовать в партийных выборах? Или вы вновь собираетесь входить в избирательный блок? Как бы вы оценили эффективность блока «За единую Украину!»: он оправдал возлагавшиеся на него ожидания?

— Я могу сразу сказать, что не оправдал. Но мы действовали в рамках нашей партийной программы. В результате НДП проиграла. Во-первых, мы не работали все это время над собственным имиджем партии. И, не выступая как самостоятельная партия, мы растеряли тот рейтинг, который был у нас накануне парламентских выборов. А во-вторых, после выборов у нас забрали 11 депутатов. И в результате мы утратили одно или два места в правительстве, руководящие посты в парламентских комитетах. Нас надули по полной программе. Поэтому на следующие парламентские выборы НДП пойдет самостоятельно. Кто захочет к нам присоединиться — пожалуйста. Но мы готовы быть самостоятельной силой и парламентской партией.

— В одном из интервью вы признались, что с радостью поменяли бы должность координатора большинства, которую занимает эндэпист Анатолий Толстоухов, на пару-тройку министерских портфелей. Вы действительно считаете пост координатора столь малозначительным?

—Мы гордимся, что представитель НДП является координатором большинства. Это еще раз подтверждает достаточно высокий кадровый потенциал партии. Но работа у координатора далеко не сладкая. Одни указания поступают из президентской администрации, другие — из Кабинета министров. Разные позиции у депутатских групп и фракций, кроме того, есть отдельное мнение и у каждого депутата. Работа очень непростая. Но на что при этом координатор влияет? Ну, пойдет попросит премьер-министра за кого-то. А когда человек занимает пост министра, он на своем месте может решать ряд вопросов, которые могут работать на имидж партии и фракции.

— А координатором какого большинства является Анатолий Толстоухов — пропрезидентского или пропремьерского?

— Работая главой правительства, я хотел иметь большинство в парламенте, но мне этого добиться не давали. У сегодняшнего премьер-министра, как ни у какого другого, в этом отношении все благополучно. Хотя это не его большинство. Оно в любой момент, как и при Викторе Ющенко, может сыграть против него.

— Как бы вы оценили эффективность нынешнего правительства по десятибалльной шкале?

— Мне сложно говорить о работе правительства, поскольку я сам когда-то им руководил. Ее можно оценивать по другой шкале — насколько правительству дают реализовывать то, что оно хочет.

— Вы в этом отношении находились в более благоприятных условиях?

— Первое время — да. Потом, с мая 1999 года, уже в несколько худшей ситуации. Но динамика экономического роста, ее фундамент как раз был заложен в 1997—1999 годах. Тогда удалось многое сделать в области энергетики. Мы остановили падение добычи угля и восстановили ее в 1999 году… Вообще оценивать работу правительства сложно. Оно старается, оно работает. Только я бы хотел, чтобы члены Кабинета министров меньше работали на себя, а больше на государство. Если эта пропорция увеличится в сторону последнего, результат не замедлит сказаться.

— Валерий Павлович, сразу же после вашей отставки с должности премьер-министра произошла смена руководства и Федерации футбола. Рассказывают, что перед тем Ринат Ахметов предлагал с помощью областных организаций, на которые распространялось его влияние, оказать вам поддержку при переизбрании на пост президента федерации. Но вы, не пожелав ссориться с Григорием Суркисом, отказались от помощи. Это так?

— Так, только наполовину. Ахметов действительно меня поддерживал и хотел, чтобы я остался президентом Федерации футбола Украины. И у меня было такое желание. Но на места через спорткомитеты, через облгосадминистрации поступила команда не поддерживать меня. И реально оценив свои шансы на переизбрание и поняв, что за меня не проголосуют, я отказался выдвигаться. А тот, кто хотел эту должность, тот ее и получил.

— По какой из должностей вы скучаете больше — премьер-министра или президента Федерации футбола?

— Трудно сказать. Я считаю, что работа в органах исполнительной власти, хоть и трудная, но очень интересная. И мне она нравилась. Я уже как-то сказал, что на каждую должность, которая освобождается, я — претендент номер один.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно