В «ПЯТЫЙ УГОЛ» БОЛЬШЕ НИКТО НЕ ПОПАДЕТ

27 ноября, 1998, 00:00 Распечатать

- Только не надо писать некролог, ведь никто же не умер, - этими словами ведущий программы «Пятый угол» Вячеслав Пиховшек начал нашу беседу о том, как умерла программа...

- Только не надо писать некролог, ведь никто же не умер, - этими словами ведущий программы «Пятый угол» Вячеслав Пиховшек начал нашу беседу о том, как умерла программа.

Мы все знаем, что «без Подола Киев невозможен», точно так же, как и «святой Владимир без креста». Украинское политическое телевидение без «Пятого угла» будет выглядеть ничуть не лучше. По крайней мере, в ближайшее время. И все-таки этот текст - некролог действу, которое стало неотъемлемой частью политической жизни Украины.

С февраля 1995 года «Пятый угол» был в эфире. Зрители чертыхались и восхищались; политики стремились попасть и норовили улизнуть. Каждую неделю Вячеслав Пиховшек с пристрастием допрашивал «гостей» - от Мороза до Табачника, от Черновола до Ампилова. Одни говорили о смелости и компетентности ведущего, другие - о его злости и наглости, многие внутренне содрогались только от одной мысли, что им придется лихорадочно, в условиях цейтнота, искать ответы на мудреные вопросы «детектора». И только профессионалы знали, что «Пятый угол» практически в равной степени делался двумя людьми: вместе с Вячеславом Пиховшеком создавал его режиссер и продюсер программы Лаврентий Малазония - человек не менее жесткий, не менее профессиональный и не менее самодостаточный.

Лаврентий считает, что передача, в которой они жили почти четыре года, может быть вполне сравнима с ребенком, для рождения которого необходимы двое. Их редко видели поодиночке, они вместе работали над «Пятым углом», вместе ходили по парламенту в поисках новых жертв для передачи, вместе посещали высокие кабинеты, вместе дружили и вместе враждовали. Но при всем этом на протяжении всего времени совместной деятельности этих двух неординарных людей внимательное око могло видеть между ними свечение электрических разрядов. Напряжение в отношениях являлось неотъемлемой частью их существования. Сейчас оба утверждают, что подобные отношения имели прямое влияние на эмоциональную окрашенность «Пятого угла». Они могли раздраконить друг друга до бешенства, накачать друг друга наркотиком адреналина. Наверное, поэтому программа была такой жесткой и злой. Хотя сейчас они оба убеждены, что «Пятый угол» другим быть не мог. «Он мог быть или таким - злым и независимым, или вообще никаким». Когда-то в одном из интервью Лаврентий Малазония сказал: «Если кто-то и убьет «Пятый угол», так мы сами». Межличностный конфликт Малазонии и Пиховшека достиг пика, они больше не отсвечивают зарядами, они разошлись по разным углам ринга, а «Пятый угол» умер.

Лаврентий утверждает, что это было решение Славы. Пиховшек не отрицает этого. По его словам, это решение зрело давно и было несколько попыток прекратить проект. Однако всякий раз они с Лаврентием находили силы для того, чтобы его продолжить. «Сейчас силы исчерпаны.»

Интервью с авторами программы читайте на 4-й стр.

- Очевидно, в преддверии Рождества мне придется самому себе сознаться в том, что во многом грешен и немало натворил, - говорит Вячеслав. - Но перед зрителями мне каяться не за что: не было ни одного «Пятого угла», за который мне было бы стыдно.

- Ты определился с тем, чем будешь заниматься?

- Еще пока нет. Конечно, в общих чертах я представляю, что это будет. Я ухожу из «Пятого угла», но не ухожу от политики. От «Пятого угла» я устал, а признаться себе в том, что устал от политики, - равноценно тому, что я устал от себя. В какой форме будет выражена моя деятельность - сейчас пока сказать не могу, но она точно не будет связана с телевидением. Теневые издержки TV-кухни были одной из причин, которые привели к осознанию невозможности продолжения моей работы. Мне не нужна слава, я не хочу, чтобы на улицах мне вслед говорили: «О, смотрите, живой Пиховшек пошел!». Как будто бы я где-то бываю мертвый.

Конечно, не в последнюю очередь такое решение было принято мной и в связи с нашими взаимоотношениями с Лаврентием. Я не первый раз в своей жизни начинал какое-то этапное дело. И когда путь «Угла» только начинался, уже отдавал себе отчет, что когда-то он закончится. Я знал, что это будет тяжело, но не думал, честно говоря, что это будет так больно.

- Ты говоришь об усталости. В конечном итоге можно сказать, что тебе надоело делать эту программу?

- Можно сказать, что я устал от ничтожества украинской политической элиты. Все три слова - с маленькой буквы.

- Ты представляешь себя на государственной работе?

- Нет.

- Вообще или только в данный период времени?

- Я могу себе это представить только в той ситуации, когда начнутся ощутимые коренные изменения к лучшему. Сейчас же, находясь внутри власти, я на это повлиять не смогу.

- Независимый центр политических исследований при «разделе имущества» остается за тобой?

- Да. Он будет продолжать работать так же, как и до этого. Мы планируем выпустить ряд книг, приуроченных к будущим президентским выборам.

* * *

Во время нашей беседы со Славой Лаврентий сидит рядом. Они и пришли вместе, и вместе ушли. Не глядя друг на друга, они утверждают, что останутся друзьями и будут поддерживать нормальные человеческие отношения. Здороваясь и прощаясь, они пожимают друг другу руки, «но больше работать вместе не будут».

- Лаврик, можешь ли ты назвать времена «Пятого угла» лучшим периодом своей жизни?

- Да. Безусловно.

Слава тоже соглашается с этим, подчеркивая, что в это время он получал, «пожалуй, наибольшее психологическое удовлетворение».

- Чем ты будешь заниматься дальше? - спрашиваю я у Лаврентия, человека, который две недели назад отказался от поста вице-продюсера «1+1», курирующего политическую часть вещания канала.

- Я профессиональный телевизионщик и, скорее всего, останусь на телевидении. Еще точно не знаю, в какой форме смогу реализовать себя. Нужно время для того, чтобы определиться. Но думаю, что проблем с работой не возникнет. Хотя вполне допускаю, что могу заниматься и другой деятельностью.

- Ты представляешь себя на месте имиджмейкера, пресс-атташе или «консильери» кого-либо из крупных политиков?

- Вполне. Но это было бы не так интересно. Я привык анализировать и синтезировать информацию, пришедшую из различных источников, и делать это по возможности объективно, без предубеждения. Если мне придется заниматься такой деятельностью, то это не будет технологией, это будет ремеслом.

- Чем для тебя был «Пятый угол»?

- «Пятый угол» для меня - это Слава. Я понимаю его, понимаю, что он устал. Есть такое понятие, как усталость металла. Вот это с ним и произошло. И даже не имеет смысла говорить о поводе нашего последнего конфликта. Он столь же ничтожен и непринципиален, как спор о том, какого цвета должна быть папка сценария программы - красного или зеленого. Есть накопленный багаж сложных взаимоотношений, и его нужно сбросить. Слава несколько раз повторял за последние сутки о том, что он просчитал все плюсы и минусы такого шага. Я вижу один плюс: Слава окажется в комфортных эмоциональных условиях. Наверное, это очень важно.

- Да, я просчитал ситуацию. Я никогда не совершаю необдуманных поступков, - подтверждает сказанное Слава. - И готов платить за те минусы, которые несомненно возникнут после закрытия программы.

- Лаврентий, а ты допускаешь, что «Пятый угол» может существовать без Пиховшека?

- Нет. Это невозможно.

- Мне известно, что к вам со Славой неоднократно обращались достаточно известные в стране политики за консультациями, высоко оценивая аналитический продукт, совместно вами вырабатываемый. Будут ли продолжаться эти политические консультации?

- Я бы не переоценивал наш опыт политического консультирования. Да и не думаю, что у него в обозримом будущем есть какие-то перспективы. Украинские политики в анализе и консультациях не нуждаются.

- Вы провели три программы в новом формате. «Пятый угол» был в прямом эфире. Студией «1+1» потрачены деньги на проект, на оформление студии. В общем, на вас как-то рассчитывали...

- Да, мы очень неловко себя чувствуем перед генеральным продюсером «1+1» Александром Роднянским. Он был первым человеком, которому мы сообщили о принятом решении убить «Пятый угол». Нас очень беспокоит возможность превратного истолкования закрытия нашей программы, ведь многие могли бы подумать, что «Пятый угол» в прямом эфире закрыли по причине политической цензуры. Ничего подобного. Это решение, конечно, для Александра Роднянского было неожиданностью, но нам показалось, что он нас понял, поскольку долгое время мы работали вместе...

* * *

Редакция газеты «Зеркало недели» скорбит по поводу безвременной кончины яркого телевизионного проекта и приносит свои соболезнования породившим и убившим его.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно