В ПОИСКАХ УКРАИНСКОГО СЛЕДА - Архив - zn.ua

В ПОИСКАХ УКРАИНСКОГО СЛЕДА

5 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Когда в минувший четверг появились сообщения о катастрофе российского самолета Ту-154, вдогонку им ...

Когда в минувший четверг появились сообщения о катастрофе российского самолета Ту-154, вдогонку им почти тотчас полетели две версии случившегося: либо самолет взорвался вследствие террористического акта, либо вина в этом украинских подразделений ПВО.

Катастрофа российского лайнера авиакомпании «Сибирь», следовавшего из Тель-Авива в Новосибирск, еще раз продемонстрировала, что в экстремальной ситуации мир начинает жить по законам функционирования информационного пространства, игнорируя порой другие законы — здравого смысла.

Отсюда и вынужденные заявления не только министров и пресс-секретарей, но даже и глав держав. Напомним, что после града сообщений информационных агентств президенты Украины и России, военные которых принимали участие в маневрах с боевыми стрельбами на Черном море, выступили с опровержениями их случайной причастности к трагедии (правда, о мнении украинского Президента сообщил пресс-секретарь главы российского государства).

Поскольку вряд ли ближайшие несколько дней мы услышим информацию об окончательных результатах расследования этой катастрофы, можно определенно говорить лишь о некоторых тенденциях. Но и они, правда, заставляют призадуматься.

К точке отсчета

 

На этих учениях многое было впервые в новой истории Украины. Впервые они проводились совместно с силами Черноморского флота России. Впервые украинские корабли фрегат «Гетман Сагайдачный» и корвет «Луцк», а также корабль ЧФ РФ «Пытливый», оснащенные зенитно-ракетными комплексами «Оса», принимали участие в стрельбах по беспилотному самолету-разведчику Ту-143, известному как мишень «Рейс». Впервые, согласно сообщениям украинского военного ведомства, тестировалась новая автоматизированная система управления (АСУ), призванная в будущем стать объединительным элементом для создания на базе украинских Военно-воздушных сил и Войск противовоздушной обороны единого вида Вооруженных сил. А еще впервые была испытана новая система радиолокационного обеспечения подразделений Зенитно-ракетных войск (по всей видимости, речь идет о новой радиолокационной станции «Пеликан»), изготовленная недавно для украинских ПВО Казенным научно-производственным объединением «Искра». А еще, согласно официальной информации, подразделением войск ПВО был освоен новый район в местности со сложным географическим рельефом, окруженный господствующими высотами, что усложняет работу военных подразделений Радиотехнических и Зенитно-ракетных войск.

Стрельбы комплексов ПВО осуществлялись в рамках плановых тактических учений войск ПВО, запланированных на период с 28 сентября по 12 октября на территории 31-го исследовательского центра Черноморского флота России в районе мыса Опук (Крым). Как передавали информагентства, в ходе учений были проведены стрельбы зенитно-ракетных комплексов С-200, С-300, С-125, комплексов «Бук», «Куб», а также оперативно-тактическими ракетами
Р-300. Кроме того, поражение воздушных целей осуществляли звенья истребителей Миг-29. За стрельбами наблюдали делегации семи государств.

 

Польза спекуляций

 

Первыми предположение о причастности Украины к катастрофе самолета сделали американцы. Специалисты считают, что США могли отследить ситуацию на учениях ПВО в Крыму при помощи двух американских низкоорбитальных спутников из серии LACROSSE и IMPROVED CRYSTAL, поскольку только они осуществляют мониторинг ситуации на постсоветском пространстве.

LACROSSE, имеющие разрешающую способность один-два метра, являются всепогодными спутниками радиоразведки с круглосуточной способностью к действию. Последний запуск такого спутника состоялся в ноябре 1991 г. IMPROVED CRYSTAL — спутник фоторазведки, работающий в видимом и инфракрасном режимах. Последний раз такой космический аппарат был выведен в декабре 1996 г., а срок его действия около восьми лет. Можно вспомнить, что спутники обеих серий запускаются по заказам Центрального разведывательного управления и офиса военной разведки США.

Именно американцы 21 октября 1999 г. своими спутниками отследили пуски двух российских ракет малой дальности, выпущенные из Моздока и угодившие в рынок Грозного, что стало причиной многочисленных жертв среди мирного населения города. Показательно, что минобороны России тогда не признало факта пуска своих ракет «Точка», называемых на Западе SS-21.

Интересно, что в нынешней ситуации Пентагон не заявлял категорично, что российский Ту-154, упавший 4 октября в Черное море, был сбит украинской ракетой от зенитно-ракетного комплекса ПВО во время учений в Крыму. Представители американского оборонного ведомства лишь сделали такие предположения, а об утверждениях уже позаботились информационные агентства. Причем порой доходило до абсурда. Так, агентство Франс-пресс со ссылкой на якобы представителя Военно-морских сил Украины Игоря Ларичева передало признание последнего в том, что самолет сбила украинская ракета. И хотя потом выяснилось, что Игорь Ларичев является представителем не ВМСУ, а российского Черноморского флота, пресс-служба которого поспешила заявить, что представители ЧФ не выступали с официальными комментариями случившегося, дело было сделано. А именно, «след был найден», прессе обеспечены новые возможности для поиска комментариев, а официальным лицам — необратимость втягивания в сомнительные дебаты.

Тут самое время напомнить, что поиск украинского следа происходит не впервые. Когда миру стало известно о том, что затонул «Курск», одной из версий трагедии тотчас попытались сделать украинские бомбардировщики дальней авиации Ту-22М3, принимавшие тогда участие в учениях неподалеку от «Курска». А еще раньше, когда один из запусков украинской ракеты «Зенит-3SL» в рамках международного проекта «Морской старт» закончился неудачей и самоликвидацией ракетоносителя, стрелки опять быстро перевели на украинских разработчиков. Собственно, это лишь самые яркие примеры, но так было всегда: страдает тот, кто не имеет возможности быстро и аргументированно вывести соответствующую информацию в мировую информационную сеть, т.е. у кого национальное информпространство слабее. С упоением слушают первые сообщения, результаты и выводы комиссий прочитают совсем другие…

Действительно, момент для обвинений весьма подходящий — возможности для защиты у Минобороны Украины довольно ограничены. Во-первых, все еще отчетливо помнят трагедию 1999 г., вызванную ракетой «Точка», когда тактическая ракета угодила в жилой дом и погибли люди. Этот случай сегодня является хорошим стимулом для появления преждевременных негативных выводов. Особенно на фоне нынешних проблем армии. К примеру, подразделения и части Войск ПВО имеют возможность проводить стрельбы на собственном полигоне лишь с 1996 г. (на территории Украины на момент распада СССР не было полигонов для проведения стрельб ПВО), и успели за это время «пропустить» около 64% зенитно-ракетных подразделений. Не спишешь со счета и постоянные отключения электроэнергии украинским «пэвэошникам», что в принципе ставит под сомнение возможность выполнения этим видом ВСУ боевых задач. И количество часов годового налета летчиков Войск ПВО (в среднем 10—12 часов, по сравнению со средними 140 часами в странах НАТО) тоже не в пользу украинской армии. Да и стреляют-то украинские подразделения ПВО давно устаревшими ЗРК: на вооружении Войск ПВО нет даже новых модификаций С-300, например, С-300ПМУ, а не менее 30% того, что есть (С-300П и
С-300В1), требует модернизации. И если соседняя Россия уже собирается с 2002 г. поставить в войска новые ЗРК С-400 «Триумф», то украинские зенитчики вынуждены ориентироваться на С-125 и С-200 как основу национальной ПВО. А как иначе, если батарея С-300ПМУ стоит 50 млн. долл., а С-400 оценивают в 60—70 млн. долл. А ВС Украины на все вооружения в будущем году, хорошо, если получат 100 млн. долл. Сопоставив это с новой АСУ и новым «тяжелым» районом учений, хочется сразу заявить, что сбои прошли у военных и именно они сбили самолет. Если к этому добавить, что в военном бюджете-2002 финансы на боевую подготовку могут быть урезаны в три раза, подумать есть над чем…

И все-таки перечисленное выше не может служить основанием для однозначного вывода, что именно ракета, запущенная украинскими военными, поразила Ту-154.

 

Польза сомнения

 

Несмотря на сообщения военного ведомства Израиля о том, что катастрофу израильские военные склонны считать делом рук террористов (особенно эта версия приобретает вес после цитирования агентством Рейтер удивления представителя авиакомпании «Сибирь» тем фактом, что самолет вообще летел над Черным морем, поскольку его маршрут должен быть другим), больше прижилась другая версия — о том, что самолет сбили украинские ракетчики. По понятной причине, такая версия не только более нова, но способна сама самопорождать коммуникативный процесс. В виде предположений, обвинений и опровержений.

Так, пресс-служба украинского военного ведомства уже через несколько часов сделала опровержение, где, в частности, было отмечено, что весь район учений на всю дальность пуска ракет был заранее перекрыт, а после того как в 13.44 по московскому времени в акватории Черного моря за 180 километров на север от города Адлер потерпел катастрофу самолет российской авиакомпании «Сибирь», силами радиолокационной разведки Противовоздушной обороны Украины и «Украероруху» была проверена зона учений и близлежащие районы. При этом ни одно воздушное судно в район учений не входило, сектор стрельбы и дальность пуска ракет не совпадают с маршрутом полета самолета и точкой его падения. Согласно информации Минобороны, сроки эксплуатации всех ракет, которые привлекались к стрельбе, не превышают гарантийных, а все они оснащены системой самоликвидации, которая срабатывает в случае, если ракета не попадает в цель или сходит с заданной траектории. Кроме того, пуски выполнялись на дальность, которая не превышает 30—35 километров, а место падения и попадание в цель каждой ракеты (в том числе и ракет, пущенных с авиабортов) зафиксированы средствами контроля. «Все ракеты попали в цель в заданном районе», указывают украинские военные.

По утверждению пресс-секретаря Военно-Морских сил Украины Николая Савченко, ракеты, запущенные с кораблей ВМС, не могли достичь района падения самолета. По его словам, полигон, с которого проводились стрельбы силами ВМС, находится в 240 км от предполагаемого места падения, а мыс Опук, где проводились стрельбы ЗРК ПВО, находится примерно в 300 километрах от предполагаемого места падения.

Выражают сомнения в причастности военных и эксперты Минобороны РФ. По их мнению, технические характеристики задействованного на учениях украинских ПВО комплекса С-300 не позволяют сбивать столь удаленную цель, поскольку расстояние от полигона до места падения российского самолета составляет 320—330 км, а дальность действия ракет комплексов С-300В и С-300П не превышает 150 км. Даже если речь идет об использовании комплексов С-200, имеющих дальность поражения целей около 255 км на высотах до 40 км, если удаленность самолета указана верно, вероятность поражения ее украинскими комплексами ПВО маловероятна. Но, конечно, не может быть исключена абсолютно.

И хотя эксперты помнят, как долго появлялись на свет результаты экспертизы падения ракеты «Точка» в Броварах, что не позволяет надеяться на быстрое расследование причин и нынешней трагедии (а некоторые эксперты уже отметили, что «черные ящики» Ту-154 найти, скорее всего, не удастся), учитывая слишком ощутимое несоответствие информации в этой истории, спешить с выводами уже сейчас вряд ли стоит.

Комментарий ЗН

Советник-посланник посольства Израиля в Украине Зеев Бен-Арье в интервью «Зеркалу недели» заявил следующее:

Израильское посольство не имеет своих версий и не разрабатывает, потому что у нас недостаточно информации. Но в Израиле по-прежнему берутся в расчет те версии, которые упоминались как в заявлениях наших представителей, так и в прессе. Согласно заявлению нашего министра транспорта, полностью исключается пронос в самолет каких-либо взрывчатых веществ, тем не менее, террористический акт, как и раньше, не исключается. Рассматриваются абсолютно все предположения. Были сообщения о возможном сбитии этого самолета по ошибке украинской ракетой. После этого последовало опровержение министра обороны и заявление министра иностранных дел Украины, который подчеркнул, что на данном этапе нет никаких доказательств о какой-либо причастности к случившемуся ПВО Украины, однако создана специальная комиссия и ведется расследование. Как пообещал Анатолий Зленко в беседе с нашей госпожой послом, мы будем проинформированы о результатах работы этой комиссии в полной мере. Министер заявил: Украина сотрудничает в расследовании со всеми сторонами: и американской, и израильской, и, разумеется, в первую очередь российской, и стремится к тому, чтобы расследование было прозрачным и привело к объективным результатам. Мы ждем результатов и, коль скоро находимся в Украине, хочу подчеркнуть, что мы получаем информацию о происходящем и обещания давать нам ее и впредь от причастных к этому учреждений Украины.

Я думаю, что говорить о каких-то предпочтительных версиях на данном этапе очень трудно. Израиль направил на место трагедии самолет со спасательной командой и корабль, который будет заниматься извлечением из моря пассажиров. Хотя шансы обнаружить кого-то живым, к сожалению, стремятся к нулю. Что касается возможности получить какую-то информацию от иностранных наблюдателей, которые участвовали в проведении учений в Крыму, то мы с ними не связывались. Мне лично наблюдатели не представляются источником информации. Наблюдатели ведь за ракетами не летят, вряд ли от них можно получить дополнительную информацию.

Каковы будут действия Израиля, если окажется, что Украина каким-то образом причастна к этой катастрофе? Я еще раз повторяю, пока никаких официальных свидетельств в пользу такой версии причин аварии нет. Но если соблюдать модальность и говорить гипотетически, то с сожалением напомню, что трагические ошибки подобного рода случались и в прошлом. Но ошибки ни в коей мере не могут расцениваться как акт агрессии или недружественный акт.

Даже если вдруг выяснится, что это была ошибка украинских военных, то мы безусловно примем участие в расследовании и, думаю, даже предложим свою помощь для создания системы, при которой подобное не сможет повториться.

Редакция также обратилась за комментарием происходящего к президенту Центра им.Александра Разумкова Анатолию Гриценко. Его мнение таково:

Анатолий ГРИЦЕНКО, президент Центра Александра Разумкова:

__ Я убежден в том, что в максимально быстром расследовании причин катастрофы самолета заинтересованы все стороны, безусловно, исключая виновников трагедии. Трагедия унесла жизни многих десятков людей, пострадали интересы России и Израиля, поэтому эти две страны сделают все возможное для поиска причин случившегося. На карту поставлен имидж Украины и ее военных, которые в кои-то веки получили возможность провести масштабные учения войск ПВО. Поэтому наша страна должна максимально способствовать проведению расследования.

В то же время катастрофа самолета произошла в регионе, который в скором времени может стать театром военных действий. Поэтому в расследовании ЧП заинтересованы десятки других государств. Соединенные Штаты, их союзники по НАТО, а также страны, в разной степени способствующие организации будущей военной кампании США, должны получить ответ на вопрос: был ли это террористический акт с целью пошатнуть единство антитеррористической коалиции, или речь идет о трагическом стечении обстоятельств и/или преступной халатности организаторов военных учений в Крыму? Очень многое зависит от ответа на этот вопрос, причем ответа убедительного и максимально быстрого.

Если это террористический акт, который не смогли предотвратить спецслужбы и органы безопасности аэропортов Израиля, работающие, как нигде в мире, ответственно и жестко, значит профилактические меры, предпринятые в мире для предотвращения терроризма после 11 сентября, оказались недостаточными и неэффективными. В этом случае, по мере обострения ситуации в Центральной Азии, следует ожидать новых подобных ударов с тяжелыми последствиями. Под давлением обстоятельств могут пошатнуться позиции отдельных стран, примкнувших к коалиции во главе с США. По крайней мере, истерия в Верховной Раде началась уже через час после трагедии — звучали призывы пересмотреть принятое СНБО решение о предоставлении США воздушного коридора, объявить Украину нейтральным государством, немедленно вызвать в сессионный зал Президента и т.п.

Если будет доказано, что причиной катастрофы было вхождение самолета в запрещенный для пролета район военных учений и он был действительно сбит ракетой ПВО Украины, то мир в целом сможет облегченно вздохнуть. Но проблемы возникнут в России и в Украине.

Если руководство нашего Минобороны твердо уверено в своей непричастности к происшедшему, нужно выложить на стол стопроцентные доказательства, подкрепленные средствами объективного контроля за полетом ракет и тем самым снять с Украины даже тень подозрения. Правительству Украины необходимо срочно обратиться к США, Турции, другим странам, которые вели наблюдение за учениями, с просьбой предоставить имеющуюся у них информацию, полученную со спутников или других технических средств разведки. После случая в Броварах просто заявлений и отрицаний, даже из уст министра, уже недостаточно — люди не верят и имеют для этого основания. Не меньше оснований не верить своим руководителям имеют и российские граждане — они еще помнят поведение своего Минобороны после гибели подлодки «Курск».

Если же виноваты-таки наши военные, как это ни тяжело, нужно немедленно признать вину, оказать необходимую помощь пострадавшим и главное — сделать все возможное, чтобы исключить подобные случаи в будущем. Понятно, что при таком раскладе многие лишатся своих постов, но это мелочь по сравнению с негативными последствиями в случае, если это сделали мы и будем продолжать скрывать истинные причины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно