В КУВЕЙТ! КАКИЕ МОГУТ БЫТЬ СОМНЕНЬЯ

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Результат, с которым украинские законодатели завершили свой жаркий спор по поводу отправки химбатальона на войну, превзошел ожидания даже самых необузданных оптимистов...

Результат, с которым украинские законодатели завершили свой жаркий спор по поводу отправки химбатальона на войну, превзошел ожидания даже самых необузданных оптимистов. Еще за день до голосования максимальной цифрой, которая прогнозировалась при условии тайного волеизъявления народных избранников, было 230. В сокрытии имен голосовавших «за» и «против» многие видели спасение вопроса. Уж очень неудобным для публичного выражения своей точки зрения казался он парламентариям. О своем намерении голосовать против направленного Президентом в Верховную Раду соответствующего законопроекта однозначно заявили только левые и блок Юлии Тимошенко. Для них, судя по высказываниям их представителей, не существовало никаких «но», «если» и «при условии». Все остальные парламентские группы и фракции, начиная с прошлого понедельника, пребывали в почти что гамлетовских сомнениях: слать или не слать. Не находя ответа, некоторые народные избранники проявляли чудеса находчивости, предлагая перенести решение вопроса на неделю либо проголосовать за постановление об отправке украинского батальона, снабдив документ словами «после окончания военных действий».

Но в день голосования грянула война. А накануне вечером Президент пригласил лидеров верной ему «девятки» поговорить на терзающую депутатские души и сердца тему, дабы снабдить их аргументами в пользу принятия положительного решения. И кто бы мог подумать: у него получилось! Решение главы государства об отправке 19-го отдельного батальона радиологической, химической и биологической защиты Вооруженных сил Украины для обеспечения безопасности гражданского населения Кувейта в случае применения оружия массового поражения поддержали 253 народных депутата Украины.

«Я против отправки. Почему? Очень просто. Приведу пример из своей жизни. 1 мая 1986 года мне, работавшему тогда управляющим трестом «Днепротяжстроймеханизация», позвонили из высокого кабинета с распоряжением отправить людей в Киев на ликвидацию аварии. Какой и где не сказали. Я отправил. Прошло много лет. Я стал мэром города Днепропетровска. Как-то, когда я отдыхал на даче, а она была там же, где все дачи того самого треста, ко мне подошли два крановщика, молодые симпатичные люди и попросили: «Валерий Павлович, помогите получить нам квартиры». Ответив им, что им нужно обращаться к руководству треста, а не ко мне, я услышал: «А в Чернобыль вы же нас отправляли». Эти слова я запомнил до нынешнего дня. Я не понимаю, ради чего мы отправляем наших людей на войну. Поэтому категорически против этого», — делился в среду своими соображениями с «ЗН» глава фракции Народно-демократической партии Валерий Пустовойтенко. А уже на следующий день беспристрастный список поименного голосования гласил о том, что фракция НДП в едином порыве проголосовала за отправку батальона. Кроме одного человека. И этим человеком был… не Валерий Пустовойтенко.

Аналогичная история и с сопредседателем депутатской группы «Народный выбор» Николаем Гапочкой, который не стал портить результаты волеизъявления своих товарищей по группе, единогласно одобрившей законопроект. В то время как в интервью «ЗН» высказался категорически против: «Мы не имеем права посылать украинских граждан в зону боевого конфликта. Я встречал людей, которые были и в Эфиопии, и на Кубе, и в Афганистане… Отправку в горячие точки военнослужащих я считаю неприемлемой. Если есть добровольцы и если им за участие в подобных мероприятиях предлагают не две тысячи долларов, а двести тысяч, то это в какой-то мере оправдано. А все остальное мы не поддерживаем. Я не вижу аргументов, почему мы должны участвовать в акции. Что мы выиграем от этого в геополитическом масштабе? Поддержим Америку? Американцы об этом нас не просят. Мы им не нужны. Кувейт? Это не то государство, которое влияет на геополитику. Тогда что? Возможность сказать, что мы тоже пахали, как та муха, которая сидела на спине у вола? Плюсов я не вижу, только минусы. Если мы поддерживаем Америку, то мы должны заявить об этом открыто. А так получается заход с задней двери».

Однако следует признать, что, уличая депутатов на несоответствии их слов с их же действиями, трудно отделаться от смутного чувства неудобства перед ними. Нужно отдать должное их мужеству: эти хотя бы не побоялись высказаться. Кое-кто из доблестных представителей пропрезидентской гвардии вовсе отказался изложить свою позицию, сославшись на срочные дела, неожиданное ухудшение здоровья и прочие форс-мажорные обстоятельства. Логика же тех, кто не стал «страусничать», такова: «У меня есть два вопроса: наш химбатальон участвует в войне или ликвидирует последствия войны? Наверное, все-таки второе. И другой вопрос. Война уже началась, так что лучше для тех стран, которые втянуты в военный конфликт, — наличие батальона химической и радиационной защиты, будь он польский, румынский или украинский, или отсутствие его? Без сомнения, первое. Почему тогда мы считаем, что если украинский батальон не поедет, то это благо для Украины, для арабского мира и для всех остальных?» Это мнение руководителя парламентского отряда объединенных социал-демократов Леонида Кравчука. «Для меня очень важна защита украинского батальона. Кто берет на себя ответственность за его безопасность? Это же не ракетное или бронетанковое подразделение, наш батальон должен защищать гражданское население. И я хочу, чтобы эти люди вернулись домой живыми и здоровыми. Значит, мне должны сказать, что, во-первых, батальон оснащен по последнему слову техники, во-вторых, те, кто вводит войска в Ирак, берут украинский батальон под свою защиту и гарантируют, что он не будет втянут в военные действия, а призван выполнять только гуманитарную функцию по защите населения. Но для того, чтобы эта защита была осуществлена, батальон нужно послать в Кувейт». Судя по тому, что во фракции СДПУ(о) не нашлось ни одного депутата, проголосовавшего против законопроекта, эсдеки удовлетворились полученными ответами на все поставленные Леонидом Макаровичем в своем комментарии вопросы. Кстати, озабоченность по поводу безопасности и финансирования украинских военнослужащих выразил также лидер фракции Партии промышленников и предпринимателей и «Трудовой Украины» Игорь Шаров: «Отправку украинского батальона радиационной, химической и бактериологической защиты мы должны рассматривать исключительно как техническую и гуманитарную помощь. Я считаю, что мы должны приложить все усилия для того, чтобы наши военные специалисты подтвердили свой профессиональный уровень. Поскольку это касается укрепления позитивного имиджа наших военных химиков. К тому же они выступают в данном случае не как военнослужащие, участвующие в операции против Ирака, а как миротворцы. И командование батальоном осуществляется Генеральным штабом Вооруженных Сил Украины. При этом речь идет о контрактниках. Наши миротворческие батальоны уже участвовали в урегулировании военных конфликтов на Балканах и в африканских странах. И это всегда только способствовало позитивному имиджу Украины, а, кроме того, помогало повысить профессиональную подготовку украинских военнослужащих. Теперь, когда война в Ираке грозит лишить миллионы людей жилища, привести к вспышкам эпидемий, мы должны сделать все возможное, чтобы как можно быстрее остановить катастрофу. Важным вопросом является определенность, из каких источников будет происходить финансирование миротворческой операции: организация безопасного перелета в Кувейт, обеспечение нашего контингента всеми необходимыми средствами и продовольствием». Солидарными с точкой зрения своего лидера оказались, если судить по списку поименного голосования, почти все (за исключением одного) члены фракции.

«Я убежден, что это испытание для украинских политиков — выражение ими конкретной точки зрения данному вопросу, — заявил «ЗН» глава депутатской группы «Демократические инициативы» Степан Гавриш. — И не потому, что у них ее нет. Я еще месяц назад сказал, что нужно тщательно взвесить, есть ли необходимость сегодня поддерживать войну, не исчерпав все дипломатические способы разрешения конфликта? Должны ли мы отправлять в район Персидского залива украинский батальон, не имея уверенности в том, что он может профессионально выполнять свои функции, и не создадим ли мы новую после Чернобыля проблему, связанную с тем, что наши ребята будут выполнять самую грязную, самую сложную работу? И только выяснив для себя эти вопросы, мы сможем понять: должны ли мы принимать, в том числе и моральное, решение поддержать гражданское население на территории третьей страны? И будет ли это только поддержка на территории третьей страны или в определенной виртуальной ситуации этот батальон может принять участие в боевых действиях? И, наконец, отвечает ли это национальным интересам Украинского государства? Кто будет платить за этот батальон? Что получит в качестве компенсации Украина в будущем? Усилится ли позиция Украины в геополитическом плане?

Положительным в этом является то, что мы будем выполнять миротворческую гуманитарную миссию на территории третьей страны, которая не является воюющей страной в соответствии с существующим соглашением между Кувейтом и Украиной. И защищать будем не военные объекты, а гражданское население. Минус заключается в том, что мы косвенно поддерживаем войну в Ираке, беря на себя определенную ответственность за эту позицию. Но парламент принимал решение об отправке украинского батальона, когда война в Ираке уже началась. Я считаю, что, принимая во внимание наш отказ от ядерного вооружения и последствий Чернобыля, Украина имеет все основания для того, чтобы поддерживать защиту мирного населения на территории третьей страны. К однозначной точке зрения, поддерживать или нет это решение, наша депутатская группа так и не пришла». То же самое перед голосованием с парламентской трибуны сообщил и «деминициативец» Иван Плющ, продемонстрировав это на личном примере — став единственным членом «Деминициатив», голосовавшим против.

Примечательно, что те, кто выступил категорически против отправки нашего химбата в Кувейт, приводят практически те же доводы, только в более концентрированном выражении. И фраза главы парламентского комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, коммуниста Георгия Крючкова практически идентична одному из высказываний Степана Гавриша: «Мы против этого решения, поскольку его принятие свидетельствует о солидаризации с преступной акцией США. Минусы в самом обосновании, которое представил Президент, где говорится о том, что сохраняется определенная опасность террористических актов на территории Украины и против наших объектов, которые находятся за рубежами страны. Дальше, правда, говорится, что, по мнению специалистов, вероятность этого не велика, но, тем не менее, она есть». Но самый серьезный негатив, по мнению Георгия Корнеевича, состоит в том, что «юридически мы связываем себя с действиями США. Причем в обоснованиях так и говорится: отправляя батальон, мы тем самым фиксируем свое участие в антииракской кампании. Это чревато самыми серьезными последствиями». Фракция КПУ в пользу решения об отправке батальона не дала ни одного голоса.

Говоря о плюсах и минусах принятого парламентом решения, лидер фракции социалистов Александр Мороз признался в том, что положительного результата от участия Украины в иракской кампании практически не видит: «Дело в том, что если бы судьба операции, спланированной США, зависела от участия или неучастия украинского батальона, тогда мы бы говорили о плюсах. Тогда уважение Америки к Украине было бы основанием для получения таких плюсов. А поскольку Президент напросился на такое участие только с одной целью — чтобы ему не вспоминали о продаже «Кольчуг» и некоторых других вещах, то какая может быть выгода в случае, скажем, завершения операции в пользу Соединенных Штатов? Да никакой. Это чисто личностный, даже не политический, демарш. А вторая составляющая этого демарша — полная зависимость депутатов из большинства от администрации Президента. Во время обсуждения ходить, умолять: «Не голосуйте!» — и тем не менее тупо и слепо нажимать на те кнопки, на которые велено жать в администрации. Чтобы спасти шкуру одного человека, поступаются интересами государства в целом». Ни один социалист не проголосовал за предложенный Президентом законопроект.

Столь же единодушны были и подопечные Юлии Тимошенко, заявившей «ЗН»: «Для меня важна жизнь даже одного человека. Обрекать же практически на смерть 531 человека — это просто безумие. С другой стороны, мы начинаем привлекать внимание на землю Украины террористов. И хотя в парламентском зале звучали слова о миротворческой и гуманитарной миссии, весь мир понимает: Украина принимает участие в чужом военном конфликте».

Но наибольшее внимание журналистов и наблюдателей привлекла позиция «Нашей Украины», которая практически и решила исход голосования. Без 44 «нашеукраинцев», проголосовавших «за», санкции парламента на передислокацию РХБ-батальона из Самбора в Кувейт получить не удалось бы. Выступление перед объявлением голосования Виктора Ющенко повергло стан оппозиции в состояние легкого транса: если мы правильно поняли, Виктор Андреевич за отправку? Сам он, как оказалось, нажав кнопку «за» при ратификации договора с Кувейтом, предшествовавшей второму голосованию, по вопросу о батальоне не стал голосовать вовсе. Но плотное кольцо из журналистской братии окружило его, как только он вышел из зала. В отличие от старательно избегающих камер и диктофонов после свершившегося факта представителей пропрезидентского лагеря Ющенко не стал отмалчиваться: «Вследствие того внешнеполитического курса, который проводится Украиной в последние годы, мы постоянно оказываемся сидящими на двух стульях. Нам не нравится диктатура. Нам не нравится коалиция. Что нам нравится? Скажите, мы приняли решение о войне или о мире? Ничего подобного. Нас не спрашивали ни о том, ни о другом. Зато спрашивают об ином: если сегодня на улицах лежат люди, требующие помощи, жертвы конфликта, каково наше отношение к этому? Мы подаем руку этим людям или нет? Вот из этого нужно исходить. Я это называю политикой. Проблематичным в этом конфликте есть то, что единственный международный институт, который должен полностью контролировать конфликт и процедуру его разрешения, — это Совет Безопасности ООН. И в контексте войны конфликт нужно вернуть под полный контроль Совета Безопасности. Точка. Больше ничего не добавить. И это должно стать фундаментальной основой позиции официальной власти в Украине. В рамках моральных обязательств, и это другой вопрос, мы должны быть солидарными с жертвами. Такая помощь является корректной. И она базируется на понимании национальных интересов.

Очевидная проблема, и для нашего парламента также, заключается в том, что при отсутствии четко определенных стратегических основ внешней политики рассмотрение подобных вопросов в Верховной Раде несет серьезные политические расколы. Из-за дезорганизованной стратегической позиции трудно приходить к согласию в тактических эпизодах. Негатив даже не в том, что разные позиции занимают политические силы. Очевидно, эти «метастазы» проникнут и в общество. Я убежден, там, где эффективная публичная власть, там, где главы государств часами выступают с аргументами, обосновывая свою позицию, там, где происходит широкая не политиканская дискуссия, общество не подвергается подобной опасности. В этом я вижу основный негатив: профессиональной, грамотной дискуссии у нас не произошло. В ней не приняли участия ключевые лица. Это политика двойных стандартов. Где-то принимается решение, а потом мы не можем узнать, какими мотивами при этом руководствовались. С другой стороны, я думаю, что гуманитарная форма участия — это все-таки демонстрация того, что мы нашли ту сферу в достаточно серьезном международном конфликте, где присутствие Украины является корректным. И потом, я думаю, что это демонстрация хотя бы некоторой ясности в небольшом сегменте украинской внешней политики. Я даже не удивляюсь такой остроте дискуссии: парламент Украины не привык публично обсуждать судьбоносные вопросы внешнеполитического курса. Это делалось у нас по другому адресу. И достаточно часто неколлегиально».

Острота дискуссии, впрочем, вовсе не свидетельствует о ее должном уровне. Как видно из выступлений в сессионном зале и из приведенных комментариев, редко какой депутат может четко и со знанием внешнеполитических реалий сформулировать свою точку зрения, не зацикливаясь на морально-этической стороне дела (тут же при этом демонстративно пренебрегая элементарными морально-этическими принципами). А ведь, кроме действительно важного человеческого фактора, в этой проблеме присутствует весомая толика как внешней, так и геополитики. Да, Америке нужен любой повод, чтобы показать миру многонациональность сил, которые принимают участие в акции. И потому решения об отправке украинского батальона там ожидали с нетерпением. Кстати, занявшая открыто пацифистскую позицию в иракском вопросе Германия тем не менее уже командировала аналогичный батальон в тот же Кувейт. Прими наш парламент иное решение, в украинско-американских отношениях снова наступило бы похолодание после наметившегося было потепления. При этом в Штатах не стали бы ломать голову над вопросом, кто в этом виноват — парламент или Президент. В Вашингтоне с раздражением снова бы произносили слово «Украина». И уж тем более там не стали бы вникать в нашу проблему, заключающуюся в отсутствии идеологических основ у большинства партий, населяющих украинский парламент. «Батальонная эпопея» продемонстрировала, что практически ни у одной из парламентских фракций нет осознанной принципиальной позиции, которая бы базировалась на четком видении места и роли Украины в мире, как ни банально это звучит. На представлениях о союзниках страны, ее интересах и приоритетах. Идеологию им заменяют указания Президента. Который, в свою очередь, зачастую руководствуется личными интересами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно