УКРАИНСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ «БИЗНЕС»: ОТ ЗАВИСИМОСТИ К ПРОДАЖНОСТИ,

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 16 августа-23 августа

или Почему наши СМИ не готовы быть чистильщиком Исповедываться просто так, а не перед священником - это все равно, что метать бисер перед свиньями: и бисера не будет, и свиньи в весе не прибавят...

или Почему наши СМИ не готовы быть чистильщиком

Исповедываться просто так, а не перед священником - это все равно, что метать бисер перед свиньями: и бисера не будет, и свиньи в весе не прибавят. Да и не журналистское это дело - объяснять, что ты пишешь и почему. Журналист вообще должен информировать о том, что сам видел или слышал, а не о том, что он чувствует или как он к этому относится. Информация - первична, эмоции - вторичны, это аксиома, но, видимо, не у нас, воспитанных в духе социалистического реализма, когда Брежнев на портретах был вечно молодым, а Горбачев - без родимого пятна на лбу.

А заставило меня написать эти строки именно то обстоятельство, что приходится время от времени слышать в адрес журналистов: мол, раньше были зависимыми, а теперь стали продажными. И говорят это не простые люди, так сказать, народ, привыкший верить сказанному и написанному, а носители власти. Те, кто еще совсем недавно заставляли портретистов «поработать с ретушью», а сегодня сетуют, что у нас нет «четвертой власти» и намекают на «вторую древнейшую профессию». Однако, обидно.

Как у них

Когда несколько месяцев назад программу «Післямова» сняли с эфира на УТ-1, мне довелось готовить абстрактный сюжет о свободе слова. У нас и, естественно, у них - для сравнения. Не мудрствуя лукаво, я пошел по посольствам: там люди осторожные, дипломаты, страну пребывания ругать не станут, а себя похвалят.

Беседы получились интересные, но предельно простые. В американском посольстве сразу процитировали первую поправку к Конституции США: «Конгресс не должен издавать законы, устанавливающие какую-либо религию или запрещающие ее исповедание, ограничивающие свободу слова или печати или право народа мирно собираться и взывать к правительству о прекращении злоупотреблений». И все. И этого сейчас достаточно.

Однако путь к такому формулированию законотворческих норм парламентариев тоже не был прост. В Англии, а затем и в США власть придумала себе очень интересный закон о клевете, суть которого сводилась к простому заключению: чем больше правды о деятельности правительства - тем больше клеветы. И любая критика правительства считалась если не мятежом, то призывом к нему, подрывающим устои, а журналист, написавший о чиновнике-мздоимце, к примеру, считался большим преступником, нежели чиновник, эти взятки берущий.

Покончено с этим было только после так называемого «дела Джона Питера Зингера», журналиста, которого заточили в тюрьму, обвинив его в клевете, содержащейся в публикациях. И только во время судебного разбирательства адвокат из Филадельфии Эндрю Гамильтон смог убедить суд в том, что правда о тех или иных событиях или деяниях, если только она - правда, может быть средством защиты журналиста. Иными словами, если журналист критикует правительство или чиновников, основываясь на реальных фактах их деятельности, то не он должен доказывать суду свою правоту, а объекты его критики должны «отмываться».

Но власть - она везде власть: ей выгодно казаться лучшей, а не быть таковой. И в США только в 1964 году Верховный суд окончательно решил, что общественные деятели не могут требовать возмещения убытков от публикаций об их деятельности, если не доказали, что кто-то переврал или исказил действительность. Именно в результате такой борьбы американским профессором Гарри Кэлвином было сказано: «Любая нация, усматривающая преступление в критике правительства, не является свободным обществом, несмотря на другие ее характеристики».

Ни больше, ни меньше, и не как у нас. Вот и уходят в отставку не просто министры или чиновники, а президенты, у которых не то, что рыльце в пушку, а на которых только пало подозрение в неблаговидных деяниях. Высшая победа американских журналистов - уход президента Никсона после «уоттергейтского скандала». А журналисты, «раскрутившие» его, слава Богу, здравствуют и поныне.

В посольстве Канады мне сообщили еще более интересное. В этой стране очень мощное телевидение, живущее на государственных дотациях. И практически все правительства Канады им недовольны по традиционной причине: не так освещают. Но ни одно правительство не позволило себе увольнять неудобных журналистов или закрывать критически настроенные программы. Потому что боятся общественного мнения, которое дает депутатские мандаты, руководящие кресла и т.д. и т.п. А там оно есть - это мнение.

Однако, с другой стороны, практически все мои собеседники говорили и об обратной стороне свободы слова - об ответственности журналистов за свои публикации. И журналисты там трижды и многожды подумают: печатать или не печатать, к примеру, заказную статью, не говоря уже о непроверенных фактах. Запрещено им это делать и во всех своеобразных кодексах журналистской этики. Канадские журналисты, например, с самого начала работы узнают, что «для того, чтобы удовлетворить и оправдать эти ожидания (общество должно знать правду. - В.С.), СМИ должны быть социально ответственными. Иными словами, свобода СМИ и конституционная защищенность СМИ требуют, в свою очередь, ответственности перед общественностью, которой СМИ служат».

И если я так много писал об этом, то не потому, что у нас не написано подобного или наши знают меньше их. Просто там стараются жить по написанному, а у нас иногда кажется, что пишут потому, что «буквы для писания» знают, а о «буквах для чтения» понятия не имеют.

Вот и вся разница.

Как у нас

Да, в Украине тоже провозглашена свобода слова, а соответствующие законы запрещают цензуру и преследования за критику, в частности, журналистов.

Более того, еще памятен закат СССР, когда «Прожектор перестройки» высвечивал недостатки и это означало конец карьеры того, кто их допустил. Нашкодивших партийных бонз, правда, пересаживали в другие кресла, но сам факт того, что их «убирали» журналисты, впечатлял.

А потом в СМИ вообще писалось и говорилось такое, что нам завидовали даже западные коллеги. Но недолго.

Когда новая власть в новых государствах, в том числе и в Украине (мне это ближе), вдруг поняла, что митингами экономику не поднимешь, а красивыми словами с высоких трибун красивых дел не сделаешь, то первыми, кто оказался лишним, стали журналисты. Они не только сами говорили о власти то, чего она не хотела слушать и слышать, но еще и тиражировали мнение оппозиции о власти, публиковали неугодные документы, рассказывали о ничегонеделаньи и преступлениях чиновничества и т.д. Ну кому это понравится!

Но власть уже назвалась демократической, а следовательно, возвращать цензуру было не с руки. И власть решила по-другому. Имея в своих руках реальные финансовые рычаги и материальные ресурсы, а также возможность принимать нужные себе законы и решения, власть, во-первых, сделала все, чтобы не дать возможности стать на ноги независимым СМИ. Благо при нынешнем кризисном состоянии экономики, когда рекламировать можно немногое, а следовательно, «жить с рекламы» практически невозможно, сделать это нетрудно, подняв, к примеру, цены на типографские услуги либо на бумагу.

Во-вторых, власть заменила сладкое слово «цензура» на не менее сладкое «контроль». Мол, чтобы, не дай Бог, государственную тайну не выболтали. Причем действовала по старейшему принципу «разделяй и властвуй». За власть имущими потянулись политические партии, финансовые и промышленные воротилы. Каждому хотелось иметь свой рупор, вещающий, что «хозяин - лучший».

А в итоге сегодня в Украине мы имеем тотальный контроль за СМИ. Причем, как оказалось, он хуже единой политической коммунистической цензуры, ибо многопланов и разносторонен. И неизвестно, откуда может появиться контролер, кого он сейчас любит, а кого - не очень.

А поскольку власть у нас в лице ее носителей напоминает капризного ребенка, которому сказали, что он гениален, но не объяснили, что это значит и что нужно делать для того, чтобы таковым признали, а потому он обижается на непризнание, то горечь властной обиды на себе ощущают журналисты. Им нужно на что-то жить, кормить семьи, у кого они есть, а работу можно найти либо за рубежом, либо дома. Но дома нужно не работать, а отрабатывать на тех, кто содержит, любить не истину, а того, кого прикажут.

Вот и получается: если не хватает сил отказаться, а хочешь ездить в загранкомандировки с Президентом - хвали его, с премьер-министром - он лучший, с главой парламента - пиши, что депутаты работают у нас хорошо.

Недавно завершившийся конституционный процесс ярко продемонстрировал, что может сделать власть (разные ее ветви) с обнищавшими газетами и журналистами. Если не с нами, то - против нас, а значит - ату его, ату! Контролировали и контролируют все: президентская сторона, парламент, правительство, кланы, финансовые и промышленные группировки, отдельные нувориши, раскошелившиеся «на прессу». И купили многих, к сожалению.

И, конечно, верхом издевательства над свободой слова, над журналистской профессией и над достоинством журналистов стали заказные статьи, когда никому не известные люди (чаще всего - под псевдонимами) выливали ушаты грязи в виде тенденциозно подобранных фактов на оппонентов «хозяина», который платил и заказывал музыку.

В публикации одной некогда уважаемой газеты о 70 украинских и зарубежных журналистах, выступивших против давления на свободу слова со стороны власти и денежных мешков, было сказано: «За доллар из заграничной кассы они друг перед другом готовы лбы порасшибать», мол, продажные. Но даже не это главное. Под этой публикацией на той же странице газеты написано, что она... «набрана и сверстана на компьютере, приобретенном на средства фонда «Евразия». А это - тоже «доллары из заграничной кассы». Как говорится, комментарии не просто излишни - комментарии здесь противны...

А результат общий тоже известен: сегодня целостную информационную картину в наших СМИ можно увидеть только о Западе, да то, как плохо живется в России. А в Украине, естественно, все хорошо.

Почему слуги,

а не чистильщики

Не хотелось, конечно, походить на унтерову вдову, саму себя высекшую, но говорить об этом нужно. В сложившейся ситуации во многом виноваты сами украинские журналисты. Хотя бы потому, что позволили властям и «жирным котам» сделать с собой такое, а затем и начали с энтузиазмом, достойным лучшего применения, играть по этим правилам.

Именно журналисты так и не смогли создать свое какое-либо независимое объединение (союз, центр и т.д.), которое могло бы и противостоять нападкам, и поддерживать на плаву (прежде всего нравственно) журналистскую мораль, профессиональную этику, и коллективно отстаивать свои права и человеческое достоинство. Руководитель «Рух-пресса» Дмитрий Понамарчук как-то сказал: «Наша беда в том, что мы никого из политиков не «закопали». Что правда, то правда, не показали власти свою силу и солидарную сплоченность - она и расщелкала всех по одному.

Председатель Фонда защиты гласности в России Алексей Симонов заявил по телевидению, что российские журналисты не использовали последнее средство борьбы с давящей властью - демонстративный информационный бойкот тех чинуш, которые особо попирают свободу слова. А в Украине об этом и не заикались. Вина же власти и мошны не только в том, что они подмяли СМИ, а журналисты забыли, что можно и привыкнуть жить согнутыми.

Вина в том, что власть никак не хочет понять одно: СМИ могут стать (и должны стать) «четвертой властью» тогда, когда они будут не слугами, а чистильщиками, убирающими из нашей жизни все отжившее и позорящее страну. Что это выгодно и власть имущим хотя бы из-за инстинкта самосохранения. Если уж власть так сладка и комфортна, то ее носители должны «лелеять» журналистов, указывающих на недостатки и просчеты, которые дискредитируют режим и которые можно устранить. Хотя бы уже так, если нет понимания того, что власть сама, без подсказки, обязана разумно организовывать жизнь общества, а не печься только о своей выгоде. Зарвавшихся ведь могут и оторвать от кормушки, а необольшевики, те еще и отберут нахапанное, если революцийку смастерят какую-то...

Что же будет

В принципе, ничего не изменится до тех пор, пока страна не преодолеет кризис, а люди не станут собственниками, способными по своему усмотрению распорядиться своей судьбой. Общественное мнение, настроенное на конструктив, а не на разрушение, появляется не тогда, когда граждане борются за выживание, а когда они просто живут и уверены, что их будущее зависит от них самих. Тогда они и власть под это будущее подбирают, и... газеты покупают, давая им возможность не оглядываться на дворцы. Иначе - ничего не будет. В смысле, хорошего...

...Ну а власти хочется напомнить слова еще одного американца, историка Стива Коллинджера: «Государство, которое управляет своими гражданами для того, чтобы они были более послушным инструментом в его руках, окажется без сильных личностей и великих дел, которые оно может осуществлять».

Что тут можно еще добавить? Может быть, то, что на хуторах, конечно, тоже есть свои вожди. Но маленькие, хуторянские. А мы ведь ракеты в космос можем запускать. Только не мешайте людям работать, каждому на своем месте...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно