Украинские журналисты признаны «сторожевыми псами демократии»

1 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 1 апреля-8 апреля

29 марта 2005 года Европейский суд по правам человека единогласно вынес первое решение о нарушении Украиной статьи 10 Конвенции защиты прав человека и основных свобод, которая гарантирует свободу высказываний...

29 марта 2005 года Европейский суд по правам человека единогласно вынес первое решение о нарушении Украиной статьи 10 Конвенции защиты прав человека и основных свобод, которая гарантирует свободу высказываний. В пользу «Украинской Пресс-Группы», являющейся издателем газеты «День», был возмещен материальный ущерб на 558 евро, 33000 евро морального ущерба, 5521 евро за услуги адвокатов. Все суммы должны быть выплачены в течение трех месяцев из Государственного бюджета Украины.

Предыстория вопроса

21 августа 1999 года в газете «День» была опубликована статья Татьяны Коробовой под названием «Второй Юрик для бедных Йориков, или Украинская модификация Лебедя?».

21 августа Наталья Витренко (лидер Прогрессивной социалистической партии Украины) обратилась с жалобой в Минский районный суд г. Киева на публикацию в газете «День», требуя компенсации морального и материального ущерба, поскольку информация, содержащаяся в статье, опубликованной 21 августа 1999 года, была неправдивой, унижала ее достоинство и репутацию как члена парламента. 3 марта 2000 года Минский районный суд г. Киева частично удовлетворил ее требования и присудил удержать с газеты «День» в пользу Натальи Витренко одну тысячу гривен как компенсацию морального ущерба. Суд тоже сделал вывод, что вся статья, опубликованная в газете «День», была неправдивой, поскольку заявитель не доказал правдивость этой информации.

12 июля 2000 года Киевский городской суд оставил данное решение без изменений. В частности, суд констатировал, что выводы Минского районного суда г. Киева были правильными, поскольку ответчики не предоставили доказательств и суд не установил, что распространенная информация была правдивой.

14 сентября 1999 года в газете «День» была опубликована статья Татьяны Коробовой под названием «Про священную корову и воробышка: лидер КПУ как последняя надежда Кучмы».

В декабре 1999 года Петр Симоненко (лидер Коммунистической партии) обратился с жалобой в Минский районный суд г. Киева на газету «День» и Татьяну Коробову, заявляя, что информация, содержащаяся в публикации, была неправдивой. Он тоже требовал защитить его честь, достоинство и деловую репутацию и претендовал на компенсацию морального ущерба. 8 июня 2000 года Минский районный суд г. Киева частично удовлетворил требования Симоненко и постановил удержать с газеты «День» в его пользу 1000 гривен как компенсацию морального ущерба.

16 августа 2000 года Киевский городской суд оставил решение Минского районного суда
г. Киева без изменений. В частности, суд установил: Минский районный суд г. Киева сделал правильный вывод, что ответчик в данном деле не предоставил доказательства правдивости информации, распространенной о Петре Симоненко. Суд также решил, что выводы Минского районного суда г. Киева базировались на практике суда и были сделаны в соответствии с действующим законодательством.

12 декабря 2000 года «Украинская Пресс-Группа» подала заявление в Европейский суд, в котором утверждала, что национальные суды допустили ошибку в оценке фактов и применении национального законодательства, поскольку суды не использовали прецедентное право Страсбургского суда относительно статьи 10 Конвенции, в частности дело «Лингенс против Австрии» при анализе его оценочных суждений. Также ошибочно, по мнению заявителя, национальные суды сделали вывод, что публикации не соответствовали действительности, поскольку суды не смогли различить «оценочные суждения» и «факты», которые содержались в соответствующих публикациях от 19 августа 1999 года и 14 сентября 1999 года. Заявитель, ссылаясь на статью 10 Конвенции, считает, что решение суда было вмешательством в его право свободно передавать информацию.

18 мая 2004 года Европейский суд по правам человека согласился, что жалоба поднимает серьезные вопросы фактов и права по Конвенции, определение которых требует рассмотрения по сути.

Учимся на собственных ошибках

Исследуя вопросы нарушения Украиной международного законодательства, суд проанализировал отчеты и рекомендации разных общественных организаций и межгосударственных органов по поводу ситуации со свободой слова и медиа в Украине, в которых говорится о систематическом запугивании и попытках контролировать медиа и распространяемую ими информацию, о цензуре, невозможности власти адекватно расследовать преступления против журналистов, использовании исков против прессы для давления на нее, о том, что подвергать критике Верховную Раду и Кабинет министров довольно безопасно в отличие от Президента.

В Страсбурге обратили внимание и на ухудшение медиа-законодательства Украины, особенно с принятием нового Гражданского кодекса. Ведь эти изменения создают препятствия для свободы высказываний и информации, что особенно касается ст. 277, в которой говорится, что отрицательная информация, распространенная о личности, является недостоверной, и ст. 302, утверждающая, что информация, предоставляемая официальным лицом, является достоверной. Эти пункты могут привести к самоцензуре журналистов из-за боязни дальнейших преследований. Украинская власть проигнорировала рекомендации Комитета министров Совета Европы относительно приведения украинского законодательства в соответствие со стандартами СЕ.

Нарушение

Суд в Страсбурге, в отличие от своих украинских коллег, в который раз признал: обязанность прессы — распространять информацию и идеи, представляющие общественный интерес. Задача прессы — их распространять, а общественность имеет право их получать. Если бы было иначе, пресса не могла бы выполнять свою роль «сторожевого пса демократии».

Суд также повторил аргумент, что рамки критики политиков являются более широкими, нежели частных лиц. В отличие от последних политик должен быть открытым, и каждый его поступок и произнесенное слово придирчиво анализируются журналистами, общественностью, поэтому он должен быть более терпим к критике. Конечно, политики имеют право на защиту своей репутации, но требования этой защиты должны быть сбалансированы с интересом к открытой дискуссии.

Поскольку статья 10 защищает не только суть, но и форму, в которой изложены информация и идеи, журналистская свобода позволяет некоторое преувеличение или провокационность. И это касается не только информации и идей, воспринимаемых положительно или рассматриваемых в качестве безобидных и незначительных, но и оскорбляющих, возмущающих и вызывающих обеспокоенность. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество».

Далее, суд указал, что нужно различать факты и оценочные суждения, ведь требование доказывать правдивость критического высказывания нарушает фундаментальное право на свободу высказывания.

Европейский суд согласился с утверждениями заявителя и считает, что обе статьи содержали критические высказывания в отношении кандидатов на пост Президента, до сих пор являющихся активными политиками. Суд считает, что журналистом использованы критические высказывания, используемые в политической риторике и не подлежащие доказательству. Тогда как местные суды считали, что ущерб причинен публичной и личной жизни истцов, суд считает, что ущерб был причинен народным депутатам — действующим политикам, кроме того, сам контекст публикации касается их публичной деятельности. Журналистом была использована лишь политическая риторика, не подлежащая доказательству.

«Суд заметил, что эти публикации содержали критику обоих политиков в форме сильных полемических и саркастических высказываний. Несомненно, истцы были обижены и, быть может, даже шокированы, хотя, выбирая свою профессию, они открыли себя для подобной критики, и это то бремя, которое политики в демократическом обществе должны принять».

Суд пришел к заключению, что украинские суды переступили черту, устанавливаемую Конвенцией для местных властей, и установление вины заявителя в диффамации не соответствовало преследуемой цели. Суд считает, что во вмешательстве, о котором идет речь в этом деле, не было необходимости, которая бы превосходила общественный интерес к политической дискуссии избирательной кампании и к тем политическим фигурам, которые в ней задействованы. Кроме того, стандарты, используемые украинскими судами, в данном случае не соответствовали принципам статьи 10, а причины, которыми оправдывали вмешательство, не были достаточными. То есть было нарушение статьи 10 Европейской конвенции.

Послесловие

Это решение Европейского суда, в котором наше государство признано нарушителем Европейской конвенции, не первое. Это также не самая большая сумма возмещения, которое Украина должна уплатить. Но это решение — особенное, поскольку впервые установило системные нарушения свободы слова в Украине.

Этим решением опровергнуты все аргументы официальных лиц об отсутствии доказательств о преследовании журналистов и цензуре в Украине. Новое правительство должно «держать удар» за старую власть, но это также и предупреждение для новых властей. Так сказать, «советы от противоположного».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно