УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ...

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Виктор Ющенко — уже не премьер. Независимо от того, чем формально завершится битва за правительство, Виктор Андреевич уже не будет руководителем центрального органа исполнительной власти...

Виктор Ющенко — уже не премьер. Независимо от того, чем формально завершится битва за правительство, Виктор Андреевич уже не будет руководителем центрального органа исполнительной власти. Теоретически возможны пять вариантов развития событий. Первый — парламент дружно выражает недоверие Кабмину со всеми вытекающими из этого последствиями. Второй — премьер пишет заявление об отставке. Третий — Леонид Кучма в последний момент подает условный знак, и высший законодательный орган «амнистирует» Ющенко. В твердости намерений г-на Волкова (при всем уважении к Александру Михайловичу) и его фракции биться до победного конца, возможно, даже вопреки позиции Президента, позволю себе все же усомниться. Причины, которыми станет руководствоваться глава государства в этом случае, могут быть разными. Например, на мнение Леонида Даниловича могут повлиять результаты конфиденциальной беседы с опальным главой правительства. Либо итоги более масштабного разговора в формате «Президент — премьер — спикер». (Согласно имеющейся информации, подобные встречи могут стать реальностью). Несмотря на все последние заявления официального Киева, по-прежнему не стоит сбрасывать со счетов Запад. В конце концов у Президента может в очередной раз сработать инстинкт самосохранения…

 

Четвертый сценарий, по сути, является одной из модификаций третьего. Кучма после общения с Ющенко может предложить последнему договариваться с парламентскими олигархами самостоятельно (вариант компромисса между премьером и коммунистами практически исключен).

И, наконец, схема номер пять: Леонид Данилович предоставляет парламенту возможность снять Виктора Андреевича, после чего повторно вносит его кандидатуру на рассмотрение парламента. Верховная Рада неумолимо «прокатывает» Ющенко, а Президент с наслаждением награждает его почетным званием «и.о.». После чего в течение некоторого времени может спать спокойно.

Теперь рассмотрим, насколько каждый из описанных сценариев правдоподобен. Накануне «разбора полетов» глава Кабмина дал понять, что роль и.о. для него унизительна. После оного намекнул, что уходить в отставку по собственной воле не намерен. Учитывая тот факт, что в последнее время у Виктора Андреевича обнаружилось некое подобие характера, воспримем его слова и поставим крест на вариантах №2 и №5. Что остается? После реализации первого сценария Ющенко перестает быть премьером де-юре, в двух оставшихся случаях он лишается возможности руководить правительством де-факто.

Рискну высказать четыре (для кого-то, вполне возможно, небесспорных) суждения. Первое: Ющенко оказался самым успешным премьером если не в истории независимой Украины, то во всяком случае во времена правления Леонида Кучмы. Второе: Ющенко ровным счетом ничего не сделал для предотвращения того, что произошло 19 апреля. (Депутатов, «неудовлетворенных» выполнением программы правительства, могло быть и триста, и даже больше). Третье: Ющенко имел шанс стать самым независимым украинским премьером. Шанс не был использован сполна, но до последнего времени премьер все равно оставался относительно самостоятельным политическим игроком. Четвертое: Президент, безусловно, прав — «лафа закончилась». Следующий премьер (или и.о. премьера) будет в значительной степени фигурой декоративной, даже в том случае, если его фамилия будет начинаться на «Ю» и заканчиваться на «о».

Независимо от того, с кем придется договариваться Ющенко о своей судьбе — с Президентом или с руководителями финансово-политических группировок напрямую, — его будущая политическая свобода будет в значительной степени стеснена. Речь идет о свободе принятия решений и о свободе в подборе кадров. До сих пор у премьера была команда, которую он разве что с натяжкой мог назвать своей, хотя многих «игроков» подбирал лично. В случае выдачи «индульгенции» он будет номинальным «капитаном» в откровенно чужой команде. Практически можно не сомневаться и в том, что возможности влиять на идеологию и политику правительства у него будут минимальными — любые его инициативы практически неизбежно будут «глушиться» и сверху, и снизу, и «сбоку». Ни у коммунистов, ни у олигархов, ни у губернаторов не будет даже формального повода церемониться с «однажды поломанным» премьером. Думаю, в лучшем случае он будет отвечать за реформу правописания и за чужие ошибки. А кроме того служить вялым утешением и слабой надеждой для Запада и национал-патриотической оппозиции. Послужить Украине (так как он себе представляет подобную службу) Виктору Андреевичу, в случае сохранения его на посту премьера, скорее всего, не удастся.

После форменного избиения в парламенте премьер заявил: «Если речь идет об украинском выборе, я буду работать даже с чертом…». Формально приведенная цитата является ответом на вопрос о том, будет ли Ющенко, в случае ухода из Кабмина, сотрудничать с оппозицией. Но при желании ее можно интерпретировать и как готовность договариваться со всеми заинтересованными лицами. Виктор Андреевич неоднократно давал понять, что любой торг уместен, если речь идет о сохранении курса, взятого правительством. Вот только торговаться с «чертями», равно как и заниматься поиском ангелов-хранителей, следовало задолго до светлого праздника Воскресения Христового. Плененный лишен права договариваться о перемирии. А Виктор Андреевич оказался пленником не только политических обстоятельств, но и собственных иллюзий.

Фортуна во многом благоволила к Виктору Андреевичу. Вполне возможно, он заслуживал подобной благосклонности. Но фарт не бывает вечным. Так уж повелось, что Ющенко до сих пор имел возможность заниматься чистым творчеством. Значительную часть черновой работы по тем или иным причинам, в силу тех или иных обстоятельств за него выполняли другие. Запад и парламентские фракции, Леонид Кучма и Форум национального спасения, Иван Плющ и Юлия Тимошенко. Отнюдь не все руководствовались бескорыстными намерениями и личной симпатией, многие делали это с плохо скрываемой неприязнью, иногда — с нескрываемой ненавистью. Давайте будем откровенны: утверждение на посту премьера, принятие бюджета и парламентское одобрение правительственной программы не потребовали от Виктора Андреевича обычного в подобных случаях сверхъестественного напряжения сил. Ющенко воспринимался как олицетворение борьбы с олигархами, но, в действительности крайне редко был субъектом этой борьбы. Ющенко подписывал пресловутое «обращение трех», после чего те, кого в этом самом письме сравнивали с национал-социалистами, выгораживали его в глазах недоумевающего населения. Находятся готовые пойти ради Ющенко на самосожжение, потому что для очень многих он является примером бескорыстного горения. И многие хотят, чтобы этот огонь был вечным.

Однако процесс горения предполагает наличие кислорода, о запасах которого лидер рейтинга народного доверия не удосужился позаботиться. Трудно заподозрить Ющенко в неискренности, когда он говорит о любви к Украине. Но теплые чувства к стране не избавляют от необходимости иметь некоторые познания об этой стране, в частности об особенностях ее политического устройства. Допустим, правы те, кто называет Виктора Андреевича политическим романтиком и утверждает, что как специалист в области искусства возможного он только начинают формироваться. Но никто не ставит под сомнение его бизнес-опыт, и уж точно никто не станет спорить, что с математикой у человека, работавшего не только главой Нацбанка, но и главбухом в колхозе, должен быть полный ажур. Да, трудно иногда просчитать, с какой ноги встанет с царственного ложа гарант. Но высчитать бизнес-интересы, а главное, бизнес-противоречия ведущих финансово-политических групп был обязан. Человек, обученный игре на разнице валютных курсов, вполне мог «сыграть» и на политической «марже». Человек, возглавляющий центральный орган исполнительной власти, должен уметь соотносить цели и средства, должен владеть умением искать скрытые резервы. Неужели экономист Ющенко не приходил к выводу, что, скажем, амбиции СДПУ(о) не адекватны (по крайней мере, пока) их ресурсам? Неужели он не понимал, что его непримиримые парламентские враги в лице объединенных социал-демократов и «Демсоюза» представляют для него угрозу лишь в том случае, если им удастся добиться временного союза с другими пропрезидентскими фракциями? Неужели не имел возможностей предупредить возникновение подобного союза? Неужели не видел, что запросы той же «Трудовой Украины» (не говоря уже о «зеленых» и НДП) несколько более скромные? Что у каждого из бизнес-холдингов свои счеты с эсдеками? И что в свете этого договоренности, например, с Игорем Шаровым, Виктором Пинчуком и Андреем Деркачем столь же вероятны, сколь невероятны договоренности с Виктором Медведчуком, Григорием Суркисом и Александром Волковым? Расчет на национал-патриотизм национал-демократов был смешон, потому что с точки зрения человека, умеющего считать, расчетом не являлся.

Продолжим наши допущения. Предположим, что премьеру как человеку с завышенной морально-этической планкой претили договоренности (тем более сепаратные) с олигархами. Оставим в покое его обещания сотрудничать даже с эмиссарами сатаны, когда речь заходит о благе Украины. Но ведь есть явно симпатизирующая Ющенко «Солидарность» Петра Порошенко. Есть «социально близкие» проазаровские «Регионы», есть предрасположенная к диалогу «Батьківщина». Представители этих фракций по-разному определили свое отношение к Ющенко в «судный день». Но опираясь на утверждения авторитетных лиц, смею предположить, что Виктор Андреевич даже полужестом не обозначил свое стремление сделать указанные фракции своими полнокровными союзниками. По крайней мере, в четверг было бы не так обидно... «Двойка», полученная правительством в четверг, на самом деле была «двойкой» премьеру. «Двойкой» по математике. Попытка наладить диалог с парламентскими группами (или хотя бы поиграть на противоречиях, существующих между заклятыми врагами и ситуативными недругами) не гарантировала бы Ющенко абсолютной парламентской любви, но эти шаги обеспечили бы ему мирное сосуществование с Радой. А не только с УНР, НРУ и ПРП.

Жестокий, возможно, даже безжалостный вердикт парламента предопределила извечная неопределенность Ющенко. Он преданно заявляет, что будет плечом к плечу с Президентом и подписывает «воззвание трех». Значит, с оппозицией ему не по пути? Но еще не успели высохнуть чернила под упомянутым выше письмом, как премьер специально принимает группу депутатов (многие из которых входят в ФНС), чтобы неловко извиниться за свой неловкий поступок. Не успели высохнуть чернила на судебном решении, как Виктор Андреевич спешит заявить о своем горячем стремлении встретиться с одним из лидеров Форума Юлией Тимошенко.

Не успели остынуть кнопки на панелях голосования, как пока еще не отставленный премьер намекает о своем возможном сотрудничестве и говорит, что «эта власть» не заинтересована в сохранении такого правительства. Какая «эта»? Может быть, премьер — не представитель власти? Или, может быть, это премьер говорит о Президенте, с которым у него сложились отношения «как у отца с сыном»?

Премьер не дал Президенту повода убедиться в том, что он его человек. А если учесть, что Леонид Данилович (превыше всего ценящий личную преданность) недолюбливает Виктора Андреевича, ревнует к его популярности и видит в нем политического соперника, то становится ясно, что глава государства «сдаст» Ющенко, как только представится удобный случай. Премьер не дал повода оппозиции убедиться в том, что он с ней, если не телом госслужащего, то, по крайней мере, душой патриота. Полувнятные намеки не являются поводом для беззаветной поддержки. А главное, они не являются базисом для консолидации. Ющенко был едва ли не единственной фигурой, способной структурировать оппозицию, придать ей импульс, предоставить ей шанс стать всеукраинской силой. За ним пошли бы люди, под него нашлись бы средства. Как минимум, что он смог бы сделать, — создать пропремьерское большинство. Сформировать его вокруг себя. После начала «кассетного скандала», когда «эта» (как выразился Виктор Андреевич) власть была парализована страхом, а общество — растерянностью, у него, не задетого скандалом, имеющего властные полномочия, располагающего кредитом доверия населения, была возможность диктовать свои условия. Был шанс создать ту политическую базу, которая могла бы позволить ему довести до конца начатое на премьерском поприще.

Для этого надо было сказать решительное «да» и заняться формированием этой самой базы. Или сказать жесткое «нет», безоговорочно поддержать Президента и заручиться его безоговорочной поддержкой. Но премьер не говорит, он, к великому сожалению его сторонников, произносит. А произносимое им зачастую невыносимо невразумительно.

Многие считают, что Ющенко слишком рано уверовал в то, что на нем сошелся клином белый свет. Пока клин не вышибли клином. Трудно сказать, насколько Ющенко уверовал в собственное мессианство. Еще труднее сказать, осознал ли, что с премьерством для него уже покончено. Даже если его оставят, то оставят для прикрытия. А быть марионеткой он не то чтобы не захочет. Просто не сможет.

Означает ли снятие Ющенко крах его политической карьеры? Не думаю. Это может быть началом нового этапа. Все в его руках. Означает ли уход Ющенко крах реформ? Об этом лучше судить экономистам. И не сейчас. Но вероятность их замедления прогнозируема. И Виктор Андреевич должен отдавать себе отчет в том, что он несет свою часть ответственности за то, что предоставил своим противникам шанс так легко разрушить все то, что он так старательно строил. За то, что лишил Украину очередного шанса.

Есть ли у Ющенко шанс остаться не просто премьером, а полноценным премьером? Возможно, но вашему покорному слуге обстоятельства, способные обусловить это, неведомы.

Может быть, Президент согласится с доводами Ющенко о том, что оценка, выставленная правительству, является оценкой его, Президента, экономическому курсу, и обидится? Может быть, Леонид Данилович вспомнит, что аграрная реформа, за которую так беспощадно критиковали премьера в парламенте, была провозглашена и начата им, Кучмой, еще до утверждения Ющенко, и разгневается? Может быть, побоится редкого единодушия коммунистов и олигархов? Может быть, только не припомню, чтобы Леонид Кучма признавал собственные политические ошибки. Зато прекрасно помню, как осенью 92-го «красные директора» и «мелкобуржуазные националисты» совместными усилиями сделали некоего Л.Кучму премьером.

Председатель Верховной Рады назвал «резолюцию (о выражении недоверия правительству. — Прим. авт.) путем к буржуазно-пролетарской революции». После событий 19 апреля Иван Плющ, потративший много сил для спасения премьера, вынужден был снова слечь в больницу. Мы связались с Иваном Степановичем, и после общения с ним стало ясно, насколько опасной считает спикер подобную «политическую связь».

Автор этих слов во многом готов согласиться с аргументацией лидера парламента, когда он говорил о правовой, а также смысловой непродуманности и постановления о признании работы КМ неудовлетворительной, и резолюции о недоверии правительству. Когда возмущался необоснованностью критики. Когда заявлял, что попытка снять премьера еще в четверг была юридически безграмотной.

Единственное, чего я не разделяю, так это плющовского оптимизма. Иван Степанович был убежден, что еще не все потеряно, что правительство Ющенко еще можно сохранить, потому что его нужно сохранить. Характерно, что Плющ даже отказался обсуждать кандидатуры возможных претендентов…

Пессимизм автора этих строк частично подтверждают слова, самим Плющом сказанные. Он обратил внимание на то, что фракция НДП не принимала участия в сборе голосов за отставку КМ, что изначально народные демократы не были настроены ставить «неуд» правительству. И что решение участвовать в «порке» правительства было принято в обход политсовета партии, по инициативе исполкома и лично Валерия Пустовойтенко. В самый последний момент.

От себя добавим — в день, когда было уже и так видно, что правительство, по сути, обречено. А если бы с НДП работал не только Плющ, но и Ющенко? И работал давно? В конце концов народные демократы не страшнее чертей.

Ложка дорога к обеду. И если Виктор Андреевич этого не поймет, он будет обречен на пожизненную политическую диету. А вместе с ним на голодном пайке будут сидеть и те, кто в него все еще верит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно