«У нас нет надежды, но этот путь — наш»

28 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 28 июля-4 августа

Болельщики, наверное, меня поймут. Вам когда-нибудь доводилось смотреть повтор матча, результат которого вам известен заранее?..

Болельщики, наверное, меня поймут. Вам когда-нибудь доводилось смотреть повтор матча, результат которого вам известен заранее? Из выпуска вечерних вестей вы узнаете, что горячо любимая команда проиграла. Вчистую, без борьбы, без шансов. Однако утром вы просыпаетесь ни свет ни заря и бросаетесь к телевизору, дабы воочию убедиться в том, что услышанное накануне — неправда. В глубине души вы истово надеетесь, что диктор спортивных новостей попросту ошибся. Ну не могут ваши любимцы так опозориться, не имеют права! И даже после созерцания трех сухих голов в дебюте первого тайма вы все равно отчаянно переживаете, с замиранием сердца следя за каждым столкновением, каждым пасом, каждым ударом. Вам до смерти не хочется верить, что эти парни — ваши кумиры. Вы отказываетесь верить в то, что они столь откровенно берегут ноги и столь же откровенно не берегут свою репутацию. Вам безудержно хочется надеяться, что игроки, с ленцой передвигающиеся по полю, услышат ваши призывы, ваши молитвы. Что они почувствуют, как страстно вы желаете им удачи, и добудут такую нужную, такую желанную победу. А после финального свистка, израсходовав весь запас ненормативной лексики, вы клянетесь никогда боле не смотреть футбол. Чтобы через пару дней тщить себя надеждой, что родная дружина еще покажет себя, вот только тренеров поменяют да классных мастеров прикупят…

Игра поперек поля

Аналогия эта родилась в процессе наблюдения за свежими внутриполитическими перипетиями. Заядлые политические «фаны» столь тяжко переживали происходящее, что были не просто не в силах разглядеть, казалось бы, очевидное: последние несколько недель в стране, по большому счету, не происходило ровным счетом ничего. Многие из нас ложно принимали имитацию борьбы за борьбу. Итог матча был предопределен давно, поелику речь шла о банальном «договорняке», по окончании которого одни должны были получить неправедную победу, другие — незаслуженное вознаграждение.

Нам втирали очки, пудрили мозги и растлевали сознание бессмысленными спорами: распустит — не распустит, подаст — не подаст, подпишет — не подпишет, будет круглый стол — не будет круглого стола et cetera. Участливое внимание общественности к этим забавам превращало многих из нас в невольных соучастников великой мистификации, где практически все оказывалось не тем, чем казалось.

Чему наши политики, безусловно, научились за полтора десятка лет независимости, так это — складно излагать. За кружевными словесами не всякий и не сразу разглядит, что ясновельможные блудники стыдливо прикрывали лозунгами о национальном единстве, исторической миссии, политической ответственности элементарный карьеризм, пошлое стяжательство и банальное предательство.

Политологические дискуссии, правоведческие препирания и даже всамделишные драки — в значительной степени ритуал. Желание театрально обставить обычный для отечественной высокой политики сговор.

Чем он может закончиться? Скорее всего — внесением в парламент кандидатуры Виктора Януковича. Голосованием за Виктора Федоровича подавляющим большинством голосов. Легализацией сотрудничества «Нашей Украины» с недавними идеологическими противниками. Не суть важно, каким именно способом эта сделка будет узаконена — вхождением в коалицию, подписанием официального двусмысленного договора либо заключением негласного недвусмысленного пакта.

Может ли подобная сделка сорваться? Теоретически — да, практически — маловероятно. Слишком много поставлено на кон.

«А мы в чулане, с дырой в кармане...»

Многие помаранчевые избиратели не готовы примириться с существованием подобного альянса. Зато к нему давно, исподволь, готовились вожди оранжевых. Необходимость именно таким образом «объединить Восток и Запад» они начали обосновывать сразу после объявления итогов избирательной кампании. Оправдания облекались в разные словесные формы, но суть их оставалась неизменной. «Вы думаете, нас интересуют должности?» — гневно вопрошали помаранчевые трибуны. — «Да упаси Бог! Мы призваны обеспечить соборность Украины. Мы чувствуем ответственность перед народом. Мы обязаны отстоять начатые демократические реформы, защитить завоевания демократической власти. А сделать это можно только тогда, когда ты имеешь рычаги влияния. Следовательно, мы должны остаться в правительстве. Да, это компромисс, но отнюдь не с нашей совестью. Да, это тяжкий крест, но мы готовы его нести».

Самопожертвование, достойное восхищения. Кабы не сущий пустячок — практически полное отсутствие реформ и завоеваний, которые можно было бы считать неоспоримой заслугой власти.

Все было бы логично, имей последовательные борцы за демократию и соборность моральное право заявить следующее:

«Мы наконец-то восстановили всеобщее равенство перед законом. Высокопоставленным преступникам воздано по заслугам, и мы должны любой ценой остаться во власти, чтобы не допустить возвращения былого произвола.

Мы провели долгожданную реформу местного самоуправления, избавили регионы от диктата центра, лишили периферийных князьков малейшего шанса игнорировать государственные интересы. Наша святая обязанность — довести начатое до конца, вбить последний гвоздь в гроб сепаратизма, окончательно победить нищету в самой захудалой провинции.

Мы возвели Конституцию в ранг Библии в сфере политических и правовых отношений. Мы не можем покинуть власть, не можем оставить пост охраны конституционных заветов, ибо тогда никто не спасет Основной Закон от посягательств.

Мы искоренили коррупцию как явление. Мы не имеем права допустить, чтобы недобитые взяточники избежали праведной кары, а притихшие бюрократы подняли голову.

Мы задали новые демократические стандарты в сфере массмедиа. Мы навеки похоронили миф о том, что власть заинтересована в ручных СМИ. Мы вошли в историю как первая в истории Украины власть, которая понимает свободу слова не только как право кого угодно говорить о чем угодно, а как обязанность власти прислушиваться к общественному мнению, выраженному в прессе.

Мы…»

И так далее. Перечень того, что было обещано и не было сделано, долог и скорбен.

Кредит доверия населения, данный предводителям оранжевой армии, был фундаментом, на котором они обещали построить новое государственное здание. На каких свалках сегодня валяются огромные глыбы и мелкие камешки, так и не ставшие стенами?

Власть приняла современную концепцию национальной безопасности? Провела полноценные преобразования в сфере здравоохранения и образования? Воплотила в жизнь новую модель территориально-административного управления? Диверсифицировала источники энергоснабжения? Узаконила эффективную методику энергосбережения? Модернизировала механизм ЖКХ? Обеспечила нашествие инвесторов? Прикончила контрабанду? Положила конец незаконной прослушке? Выступила инициатором и патроном всеукраинского проекта, который позволил бы нам в обозримом будущем занять собственную нишу в системе мировой экономики? Привлекла для этого проекта необходимые средства и ясные головы? Стимулировала формирование действительно независимого института судейства? Приняла законы о президенте, о Кабинете министров, о центральных органах исполнительной власти, о референдуме, об оппозиции? Создала Общественное телевидение? Запустила полновесную общенациональную программу поддержки украинской культуры? Заинтересовала потенциальных меценатов, необходимых для возрождения отечественного кино? Предоставила льготы национальному книгоиздательству?

Это я только о «глыбах», и то — не обо всех.

«А как же успехи на внешнеполитической арене?» — возразите вы мне. А никак — отвечу я вам. Потому что готовность интегрироваться в Европу мы декларируем добрый десяток лет. Две пятилетки мы продуцируем нормативные акты, штампуем меморандумы, множим заявления. А нас там как никто особо не ждал, так особо и не ждет. Потому что недостаточно хотеть быть цивилизованным, необходимо стремиться им стать. Стабильная демократическая власть, эффективная рыночная экономика и развитое гражданское общество все так же числятся в наших первоочередных планах. И все никак не воплотятся в жизнь.

Упрямый факт: при относительно антизападном президенте Кучме и откровенно антизападном премьере Януковиче Украина приняла закон, в котором членство в НАТО называлась стратегической целью, стоящей перед государством. При ярко выраженном прозападном президенте Ющенко Украина впервые за многие годы не сподобилась узаконить временное пребывание иностранных войск на своей территории. Уровень пронатовских настроений упал до почти рекордно низкой отметки. Страна дожилась до того, что целые регионы провозглашали себя зонами, свободными от Североатлантического альянса.

Это — своеобразный приговор геополитическим потугам власти, не умеющей добиваться поставленных задач. Невзирая на титанические усилия некоторых министров и руководимых ими ведомств. На макроуровне наше внешнеполитическое бессилие вылилось в полное игнорирование самого слова «Украина» на саммите «большой восьмерки». На микроуровне — в реальное ужесточение процедуры выдачи виз украинским гражданам, внедренное большинством стран ЕС под аккомпанемент разговоров о либерализации визового режима.

Власть с большой помпой организовала в Украинском доме «потешный Давос», на который приехали совсем не те, кого ждали. А те, кто приехал, отчего-то не поверили заклинаниям Виктора Андреевича, обещавшего, что через год мировой бизнес не узнает украинскую экономику.

После болтовни о «внятной и предсказуемой внешней политике» власть провела «гениальные» новогодние переговоры в Белокаменной. Мягко говоря, сомнительные газовые соглашения оказались «достойным» исполнением сразу трех майданных обещаний — снять Украину с российской газовой иглы, зорко стеречь национальные интересы, навсегда покончить с коррупцией во власти.

После всего трудно понять, какой именно смысл на Банковой вкладывают в словосочетание «незыблемость внешнеполитического курса».

«Так, кто у нас начальник, и где его плеть?..»

Переходим от глыб к тектонических плитам. Многие небезосновательно считали, что после прихода к власти «питомого українця» Ющенко вопрос о противостоянии русского и украинского языков отомрет навсегда. Что именно при нем (да еще после Майдана, зарядившего общество здоровым патриотизмом) «мова наша солов’їна» станет востребованной, конкурентоспособной, престижной, если хотите, модной. А значит, неизбежно окажется государственной не только де-юре, но и де-факто. Популяризация украинскости ограничилась появлением нескольких сравнительно удачных проектов на
УТ-1 и на «5 канале», да и это было инициативой менеджеров да заслугой журналистов. Венцом же государственной мысли в этом направлении стал двусмысленный слоган «Думай по-українськи!» и недвусмысленные санкции по отношению к русскоязычной литературе. С трудом становящаяся на ноги украинская книжка ласки и помощи от власти предержащей не дождалась. Хотя, наверное, смела на это надеяться.

Пару дней назад безвестный сторонник Януковича, лет двадцати от роду, под стенами Рады, в запале протестного порыва, хамовато обозвал украинский не государственным, а «государевым». Эта острота, как по мне, — символ углубления трещины между Востоком и Западом, грозящей перерасти в тектонический разлом. Нелюбовь к языку Котляревского, Хвилевого, Багряного и Стуса постепенно превращается в ненависть. Ющенко — отнюдь не главный виновник того, что это происходит. Но он, вне всякого сомнения, главный виновник того, что власть этому не препятствовала. Он, в первую голову, ответственен и за то, что межконфессиональные проблемы приобрели остроту, сопоставимую разве что с сумрачными временами начала 90-х.

Большие тяжести всенародно избранному, увы, оказались не по плечу. Но, к вящему огорчению множества людей, в него уверовавших, он далеко не всегда справлялся и с «тренировочным весом».

Когда-то корили вашего покорного слугу за избыточную резкость в адрес президента, вроде как озаботившегося попранными правами инвалидов. Глава государства на заре своего «воцарения» распекал местных начальников за отсутствие в администрациях съездов для инвалидных колясок. Виктор Андреевич призвал чиновников повернуться лицом к людям. И повелел съезды обеспечить немедля. Я, наивный, полагал, что поворачиваться лицом след не только к инвалидам. И что толковый президент — это не тот, кто подобные приказы отдает. А тот, у кого подчиненные президента от глупой работы избавляют. У кого система власти работает как часы.

Написал я тогда это и устыдился. Человек хотел как лучше. А получилось как? Съезды для инвалидов в администрациях так и не появились. Может, появилась эффективная система власти? Может, эта самая власть на местах повернулась лицом к людям? Попробуйте ответить на эти вопросы сами.

Распустил как-то Виктор Андреевич ГАИ. Так просто, в один день. Многие водилы тогда этот шаг восприняли едва ли не с восторгом — давно, мол, пора. Вот только нельзя, конечно, так, с кондачка. Ну, ничего, там наверху ребята башковитые — помозгуют, через месяц-два, глядишь, да и сотворят что-нибудь толковое, современное. Не сотворили ни через месяц, ни через два, ни через три. А меж тем уже через пару недель после новшества почти все мои знакомые с правами давай жаловаться: бардак — ездить невмоготу! Пускай уж лучше ребят с палками вернут — мы все простим. Вернули. (Хотя приказ о разгоне вроде как никто не отменял.) Спрашиваю знакомого драйвера: «Ну как?» А он мне в ответ: «Чистые звери! Видать, истосковались по любимому делу». После того смотрю телесюжет и слышу вполне искреннюю исповедь гаишника — распоясались, мол, автолюбители и автопрофессионалы, отвыкли правила соблюдать. Вот она — цена одной необдуманной президентской инициативы: милицию унизили, водителей развратили, репутацию власти (в очередной раз подтвердившей неспособность воплотить в жизнь собственное начинание) подмочили.

Были, впрочем, у гаранта инициативы более мирные. Очень многие втихаря подсмеивались над его мечтой создать на берегах Днепра отечественный аналог парижского «Д’Орсэ» — «Мистецький Арсенал». Но в насмешках этих звучали нотки уважения: «А что, идея красивая. Может, хоть с этим у него сложится…» Не сложилось. Когда сложится? Бог ведает. Разве что «Регионы» подсобят — в качестве бартера за случившуюся политическую близость. У этих ребят все в порядке и с дисциплиной, и со средствами. Они четко знают, чего хотят и как этого добиваться.

Да что там «Арсенал»? Скандал по поводу дома, незаконно построенного возле Мариинского парка и грозящего вызвать оползень, помните? Помните президентское возмущение? Обещание разобраться? Битую неделю газеты только об этом и писали. Что, виновные наказаны? Дом снесен? Склон укреплен?

Мелочи? Да, но в этих мелочах кроется дьявол многих неудач нынешней (пока еще) власти.

Неумение доводить начатое до логического конца — слабость. Но подобная слабость является грехом, если она свойственна президенту пока еще слабой страны.

Сегодня отдельные патриоты, вполне искренно болеющие за страну и столь же искренно (несмотря ни на что) верящие в главу государства, призывают Виктора Андреевича распустить парламент и отменить политреформу. И вернуться к сильной президентской вертикали.

Для чего? Чтобы еще раз распустить ГАИ? Или попытаться построить еще один музей? Для этого особые полномочия не нужны. Колоссальными рычагами влияния, находившимися в его руках, Виктор Андреевич распоряжался попросту бездарно. Толку, что именно ему и никому боле подчинялись силовики? Бандиты — в тюрьмах? Коррупция изжита из властных кабинетов? Закон торжествует? Разве не при сильном (с точки зрения полномочий) президенте Ющенко прокуратура превратилась в братскую могилу уголовных дел, регулярно поставляемых МВД и СБУ? Разве не слышал Виктор Андреевич, что уважаемый орган, призванный надзирать за соблюдением законности, злопыхатели сравнивают с доходным коммерческим предприятием? Прибыль которого возрастает после каждого нового благополучно похороненного дела?

Нужна ли мощная власть человеку, который, по меткому выражению одного высокопоставленного чиновника, спасает Украину в строгом соответствии с требованиями КЗОТ?

Виктор Андреевич мог и должен был стать переходным президентом — этапом на пути от авторитаризма к демократии. Но он им не стал. Потому что не захотел. Потому что не смог. А главное — потому что не понял. Как, по-моему, не понимает многого происходящего сегодня.

Если «Наша Украина» окажется политическим трофеем «Регионов» (не важно, как она войдет в коалицию — тушкой или чучелом), на политике Ющенко, скорее всего, можно будет ставить крест. Даже если он отбудет полную президентскую каденцию. Даже если он будет избран на второй срок.

После того как коалиция станет держателем контрольного пакета в парламенте (сиречь конституционного большинства), к нему утратят интерес и вчерашние друзья, и вчерашние враги. Вспомнить о нем, пожалуй, смогут разве что в том случае, если коалиция развалится. И то — вряд ли.

Сомневаюсь, что последние политические шаги Ющенко будут адекватно оценены основной массой оранжевого электората. Многие, наверное, сохранят личную преданность. Как болельщики, которые не отворачиваются от родной команды, невзирая на поражения. Но истинные поклонники футбола ждут, чтобы их команда играла. Или хотя бы боролась. И не шла на «договорняк», когда речь идет о чести флага.

«Я не знаю, зачем ты вошла
в этот дом, но давай проведем этот вечер вдвоем»

Если разобраться: что плохого в том, что будет подписан меморандум о консолидации усилий, направленных на сохранение единства страны? Да кто ж спорит — идея замечательная. А вот ее эффективность вызывает сомнения. Относительно недавно подписанный и очень скоро денонсированный пакт Ющенко—Януковича помните? Уже забыли? Ладно, совсем свежий пример — договор о создании оранжевой коалиции. Правильные декларации, скрепленные подписями солидных, ответственных политиков. Где сейчас эти документы? И что сейчас с этими политиками? Кто даст гарантии, что пресловутый универсал не постигнет та же участь? С правовой точки зрения эта бумага — не ценнее оберточной, простите великодушно за невольный цинизм.

Почему бы не поверить в искренность ведущих политических сил, в их стремление объединить страну? Не получается. Почему? Об этом прочитаете ниже, если не устанете.

А пока небольшое отступление, отнюдь не лирическое. Представим себе маленький депрессивный провинциальный городок. Работы в нем не сыскать, если что и функционирует, так денег не платят. Посему все взрослое мужское население, каковое еще не сбежало, идет либо на казенные харчи в милицию, либо на вольные хлеба к бандитам. И проистекает между ними самая что ни на есть ожесточенная война — с большими потерями с обеих сторон. Вот и решают генерал с авторитетом организовать конструктивный диалог, завершающийся объединительным процессом. Исключительно в целях восстановления мира и спокойствия города, одинаково родного и для тех, и для других. Стражи порядка идут рядовыми быками в бригады, а бригадиры усиливают руководство УВД.

Корявая аналогия? Похабная? Циничная? Согласен. Только не я ее придумал, а мой знакомый. И, к слову сказать, не один он так же думает. Автор брутального сравнения — немного журналист, немного бизнесмен, немного политик. Живущий в Харькове. Работавший в свое время в Донецке у одного из нынешних народных избранников. И голосовавший, кстати, за Ющенко в 2004-м и за «Нашу Украину» в 2006-м. Так вот, он не может понять: как поводыри «НУ» и «РУ» могут объединить страну, если они, по его собственным словам, даже дышат по-разному. И разница между, скажем, Безсмертным и Джарты, Ехануровым и Клюевым, Зваричем и Колесниковым — куда глубже, чем это кажется на первый взгляд. И куда ощутимее разницы между среднестатистическими жителями Тернополя и Макеевки.

За исключением одной маленькой детали: большинство вождей обеих партий одинаково хорошо понимают волшебную силу денег и одинаково хорошо знают волшебную силу власти. В этом — ключ к противоестественному единению условных фальсификаторов и условных борцов с фальсификациями. А ключ к деньгам и к власти — лозунг «Два Виктора — одна Украина!». Или (если кому больше нравятся политические раритеты) «Схід і Захід — разом!» Потому что сговор, совершенный под таким лозунгом, — уже не грех, а богоугодное деяние. Следовательно, избиратели еще и поблагодарить политических мошенников должны за то, что их в очередной раз обманули. А разве не обманули? Разве на выборах одни не обещали окончательно свергнуть «оранжистов»? Разве другие не клялись обезопасить молодую растущую демократию от «реваншистов»? Призывы к единению и консолидации как нельзя кстати. Когда возникает необходимость пояснить ошалевшим избирателям как Правобережной, так и Левобережной Украины, почему «оранжевые крысы» и «сепаратисты с бандитами» оказались в одной упряжке.

Оранжевые сегодня нуждаются в бело-синих, потому что без них они не смогут хотя бы зацепиться за власть, за которую они так страстно боролись, с которой они так свыклись и которую они так бездарно упустили. «Регионы» же (к величайшему своему раздражению) пока не могут обойтись без «НУ», поскольку им необходимо получить абсолютный контроль над парламентом. А заодно и нейтрализовать пускай и слабого, но все-таки президента.

Сказанное выше — допущение, но допущение небезосновательное.

Почему? Проблема раскола появилась не вчера. Не Ющенко ее породил. И, к слову, не лично Янукович ее обострил. Вся прежняя власть так и не ответила за попытку живодеров от политики ржавыми ножницами раскроить страну на лоскутки. Не удалось. Но раны остались. Если бы оранжевые озаботились врачеванием, они бы немедленно приступили бы к лечению. Кабы об исцелении беспокоились бело-синие, то, верно, не сыпали бы на раны пригоршнями соль. Первым сшивать страну было недосуг, потому что они уже пришли к власти. Вторым сие было ни к чему, потому что они надеялись во власть вернуться.

И те, и другие не сделали ровным счетом ничего, чтобы лозунги о соборности, единстве и консолидации стали явью. Они игнорировали болезнь вчера, — почему я должен верить в их лекарский порыв сегодня? Почему соборник Ющенко и консолидатор Янукович не уселись за круглый стол в январе 2005-го? Почему не озаботились написанием универсала в марте 2006-го? Почему они научились нелегкому искусству одинаково дышать именно тогда, когда возникла острая потребность распределить посты и разделить власть?

И что толку, что реальные (а не мифические, как подавляющее большинство руководителей «Нашей Украины») герои Майдана — Безсмертный и Порошенко получат какие-то посты в системе будущей карикатурной власти? Говорю я сейчас не о личных или деловых качествах этих политиков. Просто пытаюсь понять: каким образом их вхождение во власть послужит делу объединения Украины? Если вспомнить о том, что в той же власти уже нашлось место Сергею Кивалову. Хотя, по мнению миллионов сторонников революции, он давно должен находиться совсем в другом месте. Они неправы? Но ведь до сих пор никто из вождей оранжевых не убеждал их в обратном. Кумиры не развенчаны, враги не оправданы. И вот и те, и другие — в политических объятиях друг друга. Господа политики, попытайтесь посмотреть на происходящее глазами избирателей. Посмотрели? И как вам это?

«По Голгофе ходит Будда
и кричит «Аллах акбар!»

Могу позабавить очередным нерепрезентативным vox populi. В четверг вечером мне позвонили двое коллег. Один — из Крыма, второй — из Луцка. Что характерно, оба ограничились весьма короткими, но емкими определениями. Первый сказал: «Умора!», второй: «Стыдоба…»

Надеюсь, терпеливый читатель простит мне и мою словоохотливость, и мою нескромность. Отдаю себе отчет в том, что частные мнения, мои и моих знакомых, не могут служить истиной в последней инстанции. Искренно желаю успеха участникам политического проекта под названием «Универсал», который, откровенно говоря, считаю безнадежным. Надеюсь оказаться скверным прорицателем и буду рад признать собственные ошибки. Но это не избавляет меня от необходимости высказать свои сомнения.

История знает немало случаев обращения грешников в праведников. Но чрезвычайно редки праведные дела, рожденные греховными замыслами.

Не согласны? Если бы те, кто собрался в президентском дворце, думали о судьбе разрываемой страны, разве такой шел бы разговор? «Необходимо уважать мнение избирателей…» Уважайте, кто против и кто мешал это делать до сих пор? «Хотел бы обратить внимание на необходимость соблюдения Конституции и законов…» Для того чтобы понять это, нужен круглый стол?! Несколько десятков умудренных жизнью политиков со значительным видом провозглашали прописные истины. Странно, что никто не сообщил, как об очевидном открытии, о том, что:

— коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны;

— с биологической точки зрения жизнь является формой существования белковых тел;

— Волга впадает в Каспийское море.

Глядя на преисполненных значимости участников действа ловил себя на невольной мысли. Никогда бы не подумал, что те, кто чинил произвол, и те, кто не сумел виновных за произвол покарать, так беззастенчиво и легко обрядятся в тоги третейских судей.

А еще никогда бы не подумал, что слова «умора» и «стыдоба» могут быть синонимами терминов «консолидация», «единство» и «соборность».

«Мы ждали так долго. Что может быть глупее, чем ждать!»

Был ли шанс сшить разорванную страну и остается ли он сегодня? Ответ на этот вопрос неизвестен. Господь уберег меня от страшной кары, именуемой политикой, а потому автор этих строк не силен в таинствах политической рецептуры. Но, как всякий человек и гражданин, имею право на собственную версию.

Нельзя упрекать власть в том, что она не делала ничего. Успехи отдельных политиков и целых ведомств не остались незамеченными. Но они не произвели впечатления системных преобразований. Когда о реформах говорит население, — это означает их успех. Когда о них твердят инициаторы реформ, — это означает их имитацию. Красивые точечные удары оценят эстеты. Однако большинство, которое обнадежили обещаниями «ковровых бомбежек», их вправе не заметить.

Много и справедливо было за последних полтора года сказано об отсутствии настоящего лидера, спаянной команды, объединяющей идеологии.

Но главным пороком оказалось смещение приоритетов. Задачей номер один должно было стать установление единства страны. С чего оно начинается? С уважения к государству. А что для этого надо? Уважение государства к гражданам. Долгие и утомительные разговоры о заботе не заменят проявления этой заботы. Спичи о «моем народе» не заменят народу ни отсутствующей в Симферополе воды, ни отсутствующего в Алчевске тепла, ни отсутствующего в Прикарпатье газа. Разговоры о светлом пути в Европу не заменят нормальных дорог, отсутствующих на Подолье и Слобожанщине, в Полесье и Донбассе. Цитирование Шевченко не заменит его книжек в оставшихся в живых библиотеках Сиверщины, Буковины, Таврии, Волыни. Обеспечение больниц лекарствами, школ — компьютерами, котельных — углем, моргов — холодильниками, детских домов — едой не является столь шляхетным занятием, как попытка воссоздать первозданный облик Батурина, Хотина и Хортицы. Грех думать о памятниках средневековья и забывать о том, что далеко не вся страна из этого средневековья выбралась. Забота о гражданах, повседневная и реальная, избавила бы жителей Запада Украины от необходимости любить власть авансом. И сломала бы привычку жителей Востока ненавидеть власть по наитию.

И разве только в президенте дело? Очень многие высокопоставленные чиновники из «майдановского призыва» искренно верили в то, что говорили с трибуны главной площади страны. Но практически все не выдержали испытания властью и деньгами. Потому проиграли.

Отчего они даже не попытались сделать практически очевидного? Если в них не проснулось чувство ответственности, то почему не сработал хотя бы инстинкт самосохранения? Ведь в неблагополучной стране власть, как правило, обречена. Отсутствие интуиции стало лишним свидетельством их слабости как политиков.

«Взойти, упасть.
И снова взойти звездой?»

Оранжевым предоставлен второй шанс, и они его обязательно реализуют. Сей тезис довольно распространен, хотя лично я не разделяю.

У помаранчевых уже был второй шанс — после отставки правительства Тимошенко. Но он был упущен. Был третий — после выборов, но вся страна слышала и видела, как и почему развалилось так называемое демократическое большинство. Потому сегодня в разговоры об ответственности за судьбу страны способны поверить только те, кто уже успел забыть долгую и бесстыдную свару вокруг портфелей. Как и веру в непорочность Мороза могут сохранить лишь те, кто умудрился запамятовать краткую историю создания двух коалиций.

Есть и такие, кто считает, что шанс не только для помаранчевых, но и для страны, — это досрочные выборы, единый список БЮТ и «Нашей Украины», интенсивная работа над ошибками. Сторонники этой версии все еще верят в способность президента распустить нынешний состав Рады. Когда писались эти строки, операция «Универсал» еще продолжалась. Не исключено, что читателю уже известен ее исход. Мы можем его лишь прогнозировать, и кажется нам, что все окончится союзом «НУ» с «Регионами» и премьерством Януковича. В готовность Ющенко досрочно прекратить полномочия парламента поверить сложно. Почему? Да хотя бы потому, что до сих пор самым решительным шагом президента был… разгон правительства, им же самим и сформированного.

Но даже если предположить, что глава государства сподобится пойти на крайние меры, едва ли это станет новым шансом. Скорее, это обернется новой склокой. Новыми попытками подменить дело словом. И новой «антикризисной коалицией».

Выборы выглядят бесперспективными еще и потому, что сегодня в стране нет ни одной политической силы, способной стать носителем системы ценностей Майдана. С моей, сугубо субъективной точки зрения, можно говорить об отдельно взятых людях, разбросанных по разным партструктурам либо находящихся вне оных. Однако трудно представить, что они соберутся под одним знаменем. По крайней мере, сейчас.

Прекрасно понимая, что едва ли сие возможно, думаю, что шансом и для помаранчевых, и для страны мог бы стать уход «Нашей Украины» в оппозицию. Потому что это:

— будет справедливо с исторической и политической точек зрения;

— позволит сторонникам Ющенко сохранить лицо;

— позволит им же сохранить Ющенко как политика (если он их еще интересует в этой ипостаси);

— станет действительной, а не мифической демонстрацией ответственности.

Находясь именно в оппозиции (а не во власти, где им почти наверняка уготованы короткая политическая жизнь и еще более короткий поводок) сыны и дочери Майдана обретут моральное право подписываться под планами объединения страны и вынуждены будут их выполнять. Именно в стане противников режима (жестких и последовательных, но не истеричных) вчерашняя власть сможет собраться с новыми силами и обрести новых лидеров. Может заслужить право на новую жизнь. Именно там, по другую сторону баррикад, она сможет помочь отстоять немногие завоевания оранжевой революции.

Если нынешняя власть выглядит дружеским шаржем на власть истинную, то будущая может оказаться злобной карикатурой на нее. Что хуже? Вопрос не из легких.

Опять-таки, дай-то Бог, чтобы я ошибся в прогнозе, однако приход к власти «Регионов» со товарищи может стать серьезным испытанием для демократии. Есть основания думать, что нынешняя бело-синяя команда будет представлять угрозу для медленно, но верно становящегося на ноги гражданского общества. Для уже зародившегося среднего класса, существующего вопреки всему. Научившегося жить, невзирая на власть. Создающего рабочие места. Вытаскивающего нашу экономику и оставляющего надежду на будущую успешность нашей страны. Свобода слова и свобода предпринимательства не стали заслугой оранжевых. Это — очевидное завоевание общества. Есть повод думать, что помаранчевые просто побоялись возобновить систему «темников» и не сумели наладить механизм милицейских и налоговых зачисток. Хотя поначалу и пытались.

«Регионалы» не побоятся и смогут. Если им не помешают. Опыт и возможности тех оранжевых, которые не растеряли остатки майданной совести, должны пригодиться. Пригодиться всем тем, кто готов отстаивать свои права. Историческая миссия помаранчевых — быть строгими контролерами новой власти, а не ее безмолвными пособниками.

После всего, что было сказано и сделано в эти дни, трудно поверить в добровольный уход «Нашей Украины» в оппозицию. Но многим хочется в это верить. Дабы не разувериться в политике окончательно.

Майдан разрушил стену. И перед нами открылась пропасть. Пропасть разделяет власть и наши представления о ней. Не хотелось, чтобы на дне этой пропасти были окончательно погребены последние надежды.

В тексте использованы цитаты из песен Б.Гребенщикова

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно