ЦЕНА ПОБЕДЫ: ВОЕННЫЕ ПОТЕРИ УКРАИНЫ

21 июня, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 21 июня-28 июня

С мертоносным смерчем пронеслась война над многострадальной украинской землей, принесла ей огромные материальные и человеческие потери...

С мертоносным смерчем

пронеслась война над

многострадальной украинской землей, принесла ей огромные материальные и человеческие потери. Если первые более-менее исследованы и определены, то о человеческих, особенно военных, мы и сегодня знаем мало, не можем точно определить их количество. Это и неудивительно, ибо до последнего времени документальные материалы о наших потерях были тайной за семью печатями.

Лишь недавно ученые получили доступ к тому, что тщательно, десятилетиями скрывалось от исследователей. Сейчас мы стоим в начале пути к выяснению истинных размеров народной трагедии. Эта проблема имеет два взаимосвязанных аспекта: первый - научно-исследовательский - изучение и наиболее точное установление количества погибших граждан Украины во время военных действий, второй носит гуманитарный характер - это выяснение имен всех павших, мест их захоронения и увековечивания памяти. Именно с этой целью и ведется многолетняя кропотливая работа по созданию Книги Памяти Украины.

В этом разделе мы сосредоточимся лишь на потерях, которые понесли военные формирования, где воевали наши соотечественники. Осветить эту проблему, не рассматривая вопрос об общих потерях СССР, понятно, невозможно, поскольку, как известно, учет потерь (со всеми его недостатками и трудностями, порожденными условиями военного времени, и другими особенностями, связанными с политическими позициями руководства страны того времени) осуществлялся централизованно. Но среди исследователей до сих пор нет единого мнения в оценках прямых военных потерь СССР на протяжении 1941-1945 гг. Так, С.Максудов считает, что за 1418 дней войны на полях сражений было убито 5,5 млн., умерло от ран 1 млн. человек, погибли в плену (от ран, голода, болезней и боевых действий на стороне немцев) 1 млн. человек: вместе - 7,5 млн. человек. А.Рыбаковский называет другие цифры: 10 млн. погибших военнослужащих и 5,7 млн. пленных. Б.Соколов же подсчитал, что безвозвратные потери Вооруженных Сил СССР составили 13,2 млн. человек.

В начале 1991 года, высказывая официальную точку зрения военного руководства бывшего СССР, Г.Кривошеев привел такие данные: общие безвозвратные потери (убито, пропало без вести, попало в плен и не вернулось из него, умерло от ран, болезней и вследствие несчастных случаев) военнослужащих Советских Вооруженных Сил вместе с пограничными и внутренними войсками составляют 8 млн. 668 тыс. 400 человек. Именно эти данные взяты за основу и приводятся в подготовленной коллективом авторов книге «Памяти павших. Великая Отечественная война. 1941-1945», выпущенной научным издательством «Большая Советская Энциклопедия» в 1995 году.

В это число не вошли 939 тыс. 700 военнослужащих, которые в начале войны считались пропавшими без вести, однако были мобилизованы повторно на освобожденной от оккупантов территории, а также 1 млн. 836 тыс. бывших рядовых и командиров, которые вернулись из плена после окончания войны. Санитарные потери составили 18 млн. 344 тыс. 148 человек. Г.Кривошеев указывает, что большое количество солдат и офицеров, пребывая на фронте, получали от 2 до 7 ранений, поэтому могли фигурировать в донесениях неоднократно. Цифра потерь завышалась также потому, что воин мог быть ранен, возвращен в строй, а потом убит и, таким образом, дважды проходил по графе военных потерь.

Специально назначенная для изучения этой проблемы группа офицеров, созданная при Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации, подсчитала, что безвозвратные потери воинов-красноармейцев, украинцев по национальности, составляют 1 млн. 376 тыс. 500 человек, или 15,9% от общего числа потерь Советских Вооруженных Сил. На наш взгляд, эта специальная комиссия по неприемлемым, какими бы они ни были, причинам, прибегла к формально-статистическому методу оценки, рассчитанному на неизбежно необъективный результат. Не спеша с рассуждениями про цель, с которой это сделано, отметим, что приведенные данные, без сомнения, не воспроизводят военных потерь Украины, ибо фиксируют безвозвратные потери, учтенные только по национальному признаку (украинцы). Авторы такой «методики» подсчетов с легкостью отказали в принадлежности к Украине сотням тысяч ее граждан с деда-прадеда - русским, белорусам, полякам, евреям, немцам, татарам, молдаванам, армянам, грекам и представителям других национальностей, мобилизованным в ряды Красной Армии с Украины, как и эвакуированным во время войны и по известным причинам выселенным за пределы Украины в довоенные годы украинцам, которые были призваны в действующую армию из других союзных республик и погибли в боях за свою Родину и за освобождение народов Европы от немецко-фашистских захватчиков. Однако нетактичность текущей конъюнктуры в сравнении с вековечностью исторической правды и справедливости, которые, в конечном счете, и есть главная цель каждого добросовестного исследователя, настолько очевидна, что не требует специальных доказательств. Это, в частности, непосредственно касается факта неправомерного исключения московскими историками из числа погибших в 1941-1945 гг. граждан Украины других (кроме украинцев) национальностей. Исполнители этих подсчетов даже не старались аргументировать свой шаг, поскольку каких-либо аргументов в его пользу просто не существует.

Подобным образом составлялись ведомости относительно других народов бывшего СССР. Следуя этой логике, получается, что, например, Казахстан, превращенный в предвоенные годы в одно из всесоюзных мест ссылки, тюрем и концлагерей, из-за чего казахи составляли и до сегодня составляют меньшинство в собственной стране, понес минимальные потери (130 тыс. человек, 1,5% общесоюзного числа потерь), хотя они, понятно, более чем вдвое выше. С учетом полученных в республиках Союза последствий довоенной сталинской национальной политики с ее стиранием национальных граней и русификацией (помните любимое выражение И.Сталина: «Мы, русские...»?) этот способ «подсчетов» в конечном итоге дал старательно взвешенную незначительную часть - 33,7% - всех нерусских народов, которые положили свою жизнь на алтарь общей победы, чтобы подтвердить как бы мимоходом кинутую в упомянутой выше книге мысль: несмотря на приблизительное равенство в процентном соотношении национального состава Вооруженных Сил с данными предвоенной переписи населения СССР, «главное бремя войны вынес на себе российский народ».

Исходя из того, что Украина на протяжении 1941-1945 гг. направила в Вооруженные Силы СССР более 7 млн. человек и каждый второй из них погиб, то, обращаясь к методу экстраполяции, есть основания утверждать, что из общих военных безвозвратных потерь на долю граждан Украины выпадает более 3,5 млн. человек. В.Косик считает, что на фронте погибло 2,5 млн. наших соотечественников. Более точные цифры (а не оценки) может дать лишь полная компьютерная обработка данных о личном составе Красной Армии и ВМФ, которые хранятся ныне в российских (бывших центральных) архивах.

Относительно данных об общих безвозвратных потерях, приводимых Г.Кривошеевым, следует принять во внимание, что они отображают учтенные, а не фактические данные, поскольку учет потерь в условиях боевых действий проводился неорганизованно и усложнялся рядом причин. Еще в 1940 году были ликвидированы красноармейские книжки, а когда был выдан указ НКО №330 (7 октября 1941 г.) об их возобновлении, сотни тысяч бойцов и командиров были похоронены в безымянных могилах. В 1942 году в действующей армии началось введение специальных медальонов с двумя вкладышами, на которых указывались биографические данные владельца и сведения о ближайшем родственнике, его адрес, для командного и политического состава - индивидуальные жетоны с личными номерами, которые должны были помочь в установлении личностей убитых, если при них не оставалось документов. Однако, во-первых, не все солдаты и офицеры были обеспечены медальонами и жетонами, а во-вторых, во многих случаях они оказывались пустыми - бойцы вследствие причин психологического порядка вынимали одну, а то и обе записки.

Есть основания утверждать, что в госпиталях был не полный учет умерших, которых хоронили не позже 48 часов после смерти (как тех, чьи имена были установлены, так и безымянных). Таким образом значительное количество воинов, которые умерли вскоре после поступления в медучреждения, неминуемо переходили в категорию тех, кто пропал без вести.

Исследуя архивы Военно-медицинского музея Министерства обороны СССР, В.Конасов и А.Терещенко утверждают, что в фондах музея, где хранится более 20 млн. историй болезней и 32 млн. карточек учета, нет ведомостей обо всех бойцах, которые пребывали на лечении, списков умерших по каждому госпиталю. Дело не только в недобросовестном ведении документации, но и в том, что часть ее погибла вместе с медучреждениями во время боев, а часть была захвачена врагом.

Заполнить пробелы могли бы регистрационные книги военных кладбищ. Но в результате небрежного отношения к воинским могилам со стороны военно-медицинских инстанций надписи смывались непогодой, выгорали, много захоронений не учитывалось.

Констатируя неудовлетворительный характер учета потерь, заместитель наркома обороны С.Щаденко в приказе №0270 «О персональном учете безвозвратных потерь на фронте» (12 апреля 1942 г.) указал, что «на персональном учете состоит на сегодня не более одной трети действительного числа убитых».

Учитывая, что донесения о потерях в ряде случаев (пограничные бои, Киевская, Крымская, Харьковская оборонные и другие операции) вообще не приходили, очевидно, следует полагаться не столько на наличные документы, сколько на точные расчеты и оценки.

Самые большие потери Красная Армия и Военно-Морской Флот понесли в первом периоде войны: за более чем 17 месяцев оборонных боев - 11 млн. 162 тыс. человек. При этом безвозвратные потери превышали санитарные. Пик санитарных потерь падает на время наступательных боев как на территории СССР, так и на территории его восточноевропейских соседей. Следовательно, главные потери советским войскам противник нанес во время собственных наступательных операций, опровергая тезис о том, что наступательные войска несут больше потерь, чем те, которые ведут оборону. Красная Армия и во время наступательных боев платила большую дань победам, нежели противник, который оборонялся.

Однако гитлеровские захватчики также несли значительные потери. Представление о соотношении суммарных человеческих потерь Вооруженных Сил СССР и фашистской Германии дает фрагмент таблицы «Соотношение потерь в наступательных кампаниях Красной Армии».

В целом за всю войну на советско-немецком фронте в действующей армии вышло из строя 48% личного состава ее среднемесячной численности, при этом безвозвратные потери составили 173,2%, а санитарные - 314,8%. В переводе на абсолютные числа это значит, что если бы Красная Армия без пополнения воевала всю войну, то каждый ее военнослужащий должен был бы быть почти дважды убит или пленен и более трех раз ранен или серьезно болен.

Большие трудности вызывает установление количества погибших воинов, попавших в плен. И здесь среди оценок специалистов существуют расхождения. Генерал армии М.Гареев считает, что в плену побывало 4 млн. военнослужащих Красной Армии, из них погибло более 600 тыс. человек. Б.Соколов склонен считать, что на 1 мая 1944 года количество советских военнопленных составило 5,8 млн. человек, из которых погибло от голода или уничтожено в лагерях 3,3 млн. А.Кваша приводит такие данные: в концентрационных лагерях на территории СССР погибло 3,9 млн. человек.

В 1985 году во Франкфурте-на-Майне вышла книга Д.Гернеса «Гитлеровский вермахт в Советском Союзе», где даются обобщенные данные о советских военнопленных: 5754000 человек.

Наиболее документально подтверждено и аргументировано такое число советских военнопленных - 4 млн. 559 тыс. человек. Количество пленных просто поражает. Вот лишь некоторые из показателей, за которыми - трагедия миллионов бойцов и офицеров Красной Армии:

Белосток-Минск (август 1941) - 323 тыс. военнопленных; Умань - 103 тыс.; Смоленск--Рославль - 348 тыс.; Гомель - 30 тыс. (К.Штрафт называет 60 тыс.); оз. Ильмень (август 1941 г.) - 18 тыс.; Великие Луки - 30 тыс.; Демьянск (сентябрь 1941 г.) - 35 тыс.; Киев - от 465 до 514,5 тыс.; Луга-Ленинград - 20 тыс.; Эстония - 11 тыс.; Мелитополь - 100 тыс.; Вязьма - 662 тыс.; Керчь (ноябрь 1941 г.) - 100 тыс.; Изюм -Харьков (май 1942 г.) - от 207 до 240 тыс.; Балатонская операция (февраль 1945 г.) - 100 тыс.

Как следует из этих данных, гитлеровцы брали значительное количество пленных не только на начальной стадии войны, но и на последнем ее этапе, когда соотношение сил коренным образом изменилось в пользу Красной Армии.

Следует подчеркнуть, что как до перелома в войне, так и после него значительную часть среди окруженцев и военнопленных составляли украинцы. В конце июля - начале августа 1941 года на рубеже рек Синюха и Южный Буг в районе населенных пунктов Терновка, Ольшанка, Первомайск было окружено и взято в плен большое количество военнослужащих 164-й стрелковой и

96-й горно-стрелковой дивизий 17-го корпуса 18-й армии. Значительную часть пленных составляли только что мобилизованные, неподготовленные, необстрелянные жители Буковины. Немцы этапировали их через пересыльные лагеря и концлагеря Умани, Белой Церкви, Бердичева. Оттуда товарными вагонами перевозили в Польшу - Люблин, Холм, Замостье. Очевидцы утверждают, что в Холмском концлагере побывало 100 тыс. военнопленных, в Замостье - 12-14 тыс. бывших офицеров Красной Армии. Большинство из них умерло от голода в этих лагерях зимой 1941-1942 гг.

На завершающем этапе, когда боевые действия вновь прокатились по Украине, в немецкий плен также попадало значительное количество военнослужащих украинского происхождения, - ведь, как известно, все четыре Украинских фронта были украинскими не только по названию, но и по национальному составу.

Установлению точного числа уроженцев Украины, которые попали в немецкий плен во время войны, мешает то обстоятельство, что часть из них, в частности те, кто был взят в плен в первые дни гитлеровского нашествия, специальным указом освобождались и отпускались по домам. Это решение касалось также немцев Поволжья, прибалтов, белорусов. С июля по ноябрь 1941 года было освобождено 317,8 тыс. красноармейцев.

Удалось установить такое количество погибших военнопленных советских солдат и офицеров на территории Украины (по областям):

Волынская - 78,3 тыс. чел.; Днепропетровская - 37,185 тыс.; Житомирская - 78,595 тыс.; Каменец-Подольская - 255,8 тыс.; Киевская - 100 тыс. (только в Дарницком концлагере 69 тыс.); Львовская - 182 тыс.; Николаевская - 30,699 тыс.; Полтавская - 109,095 тыс.; Ривненская - 57,996 тыс.; Станиславская - 126 тыс.; Сумская - 67,2 тыс.; Тернопольская - 22,732 тыс.; Харьковская - 22,7 тыс.; Херсонская - 50,8 тыс.

По остальным областям имеются общие данные погибших мирных жителей и военнопленных.

Всего в Украине было уничтожено около 1 млн. военнопленных; на территории Белоруссии - 800 тыс., в Литве, Латвии, Эстонии - более 400 тыс., в Польше - более 1 млн. человек. Самые большие места трагедии военнопленных в Украине - Уманская яма, Дарницкий лес, Бабий Яр, лагеря в Ривном и Львове.

Польский исследователь Р.Назаревич называет общую цифру погибших военнопленных красноармейцев - 3,7 млн. человек, отмечая, что здесь не учтены те, кто принял мученическую смерть на оккупированной территории РСФСР, а также на территории Германии и оккупированных ею государств или ее союзников.

Недавно пришло сообщение о 18 тысячах советских военнопленных, которые нашли смерть на территории Финляндии. А сколько еще неизвестных больших и малых мест, где лежат тысячи советских воинов?

Скорбный мартиролог был бы неполным без учета потерь (еще не посчитанных окончательно), советских партизанских отрядов и подполья.

Потери участников освободительных движений 40-х - начала 50-х годов также пока окончательно не определены. По минимальным оценкам, потери ОУН составили 5-10 тыс. человек, максимальным - 18-20 тыс., УПА - 57 тыс. человек.

Суммируя сказанное, выходим на оценку прямых военных потерь украинцев и граждан Украины других национальностей в 1941-1945 гг. Они свидетельствуют, что только в составе Красной Армии за это время потеряно 3,5 млн. наших соотечественников.

Если просуммировать общие военные потери государств, с которыми воевал СССР, то выходит, что в ходе боевых действий они потеряли 8 млн. 649 тыс. 500 человек (из них: Германия - 6 млн. 923 тыс. 700 чел.; Венгрия - 863 тыс. 700 человек; Румыния - 680 тыс. 800 человек; Италия - 93 тыс. 900 человек). Военные же потери только одной Украины составляют почти половину военных потерь всех западных государств гитлеровского альянса вместе взятых. И это еще далеко не окончательные данные. Над их уточнением еще долго придется работать ученым, следопытам, военкоматам, всем тем, кому дорога память о каждом человеке, которого от нас забрала война.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно