ТАК ВАЖНО УСЛЫШАТЬ ДРУГ ДРУГА

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Не знаю, можно ли назвать прошедший 7 октября в Ялте саммит Украина— ЕС «эпохальным», «историческим» или охарактеризовать его еще каким-нибудь высокопарным словом...

Не знаю, можно ли назвать прошедший 7 октября в Ялте саммит Украина— ЕС «эпохальным», «историческим» или охарактеризовать его еще каким-нибудь высокопарным словом. Не уверена, что после крымской встречи следует трубить о «победах» и «прорывах». Но, кстати, фанфар и не слышно. По мнению многих участников ялтинской встречи, этот саммит, в отличие от большинства предыдущих, стал саммитом конкретики, прагматизма и сближения позиций.

«Саммит 7 октября в самом деле прошел чрезвычайно успешно, — подтвердил в интервью «ЗН» глава делегации Европейской комиссии в Украине, Молдове и Беларуси Норбер Жюстен. — Он дал возможность лидерам Европейского Союза и Президенту Украины обсудить состояние сотрудничества между ЕС и вашей страной, а также поговорить о перспективах на следующие годы. В частности, речь шла и о состоянии выполнения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) — основного документа, регулирующего отношения между ЕС и Украиной. Стороны пришли к выводу, что соглашение реализуется успешно. Также мы обменялись мнениями по поводу новой стратегии Европейского Союза «Расширенная Европа», которая предлагает новые возможности для сотрудничества Украины с Евросоюзом в контексте расширения последнего. Мы подчеркиваем, что так называемая политика нового соседства — это наиболее совершенный инструмент сотрудничества, позволяющий приблизить Украину к ЕС и предложить Украине общие европейские ценности. Для того чтобы воплотить эту политику в жизнь, стороны договорились использовать совместный инструмент — План действий, включающий формулировку задач, которые стороны поставят перед собой, график их выполнения и критерии оценки, измерения прогресса в достижении этих целей. Мы договорились, что в течение следующего месяца будем разрабатывать этот план, который после совместного обсуждения и одобрения к весне следующего года должен вступить в силу и начать выполняться».

Разумеется, никто на саммите не объявил о готовности подписать с Украиной соглашение об ассоциации (как еще минувшей весной с чего-то вдруг пообещал Л.Кучма). Но в документе по результатам ялтинской встречи — совместном заявлении Президента Украины Леонида Кучмы и президента Европейского Совета Сильвио Берлускони при участии генерального секретаря Совета, верховного представителя по вопросам общей внешней политики и политики безопасности ЕС Хавьера Соланы и президента Европейской комиссии Романо Проди — «Украина еще раз подтвердила свою долгосрочную стратегическую цель — полностью интегрироваться в ЕС», а «Европейский Союз признал европейские устремления Украины и приветствовал ее европейский выбор». Кроме того, стороны подтвердили свои обязательства «проводить линию на дальнейшее политическое и экономическое сближение и постепенную интеграцию социальных и экономических структур между расширенным ЕС и Украиной».

Конечно, «признать европейские устремления» — это не одно и то же, что и «предоставить перспективу членства в ЕС». Эта фраза означает лишь то, что Европейский Союз «услышал» нашу стратегическую цель. А «приветствие» европейского выбора Украины со стороны ЕС означает вовсе не ликование по поводу возможного будущего членства Украины в Евросоюзе, а удовлетворение тем, что наша страна официально выражает готовность разделить общие европейские ценности.

И все же некоторые изменения в евросоюзовской лексике эксперты отмечают: в частности, в совместном заявлении впервые употребляется слово «интеграция» по отношению к Украине. До сих пор европейцы старательно избегали этого термина и ограничивали наши отношения словом «сближение». Некоторое изменение позиции продемонстрировал даже обычно суровый к нашей стране Романо Проди, заявлявший ранее, что Украине никогда не будет места в институциях ЕС. В Ялте же президент ЕК заявил следующее: «Мы на данной исторической фазе разделяем с нашими друзьями все, кроме институционного аспекта. Мы должны работать для того, чтобы достичь этой цели».

Неоднократно украинцы слышали и фразу о том, что наша страна — приоритет для ЕС в рамках «Расширенной Европы». В качестве доказательств приводился хотя бы факт многочисленных встреч в последние месяцы украинского руководства с ключевыми фигурами Евросоюза (в июне Кучма—Проди в Болонье, Зленко—Паттен в Брюсселе, в сентябре Кучма—Ферхойген в Ялте, Грищенко—Ферхойген—Паттен в Брюсселе, а после нынешнего саммита через полтора месяца в Киев должен прибыть с визитом комиссар ЕС по вопросам внешней политики Крис Паттен). Украина стала первой страной, с которой Европейский Союз начал работу над совместным Планом действий. И то, что комиссар Евросоюза по вопросам расширения Гюнтер Ферхойген для обсуждения концепции «Расширенная Европа» (РЕ) прибыл, прежде всего, в Украину, по мнению европейцев, должно являться для Киева ясным сигналом. В ответ же на обиду украинцев по поводу того, что концепция не дает четкой европейской перспективы и, тем более, определенной даты, когда Украина сможет стать членом ЕС, европейцы акцентируют внимание на том, что РЕ не исключает перспективы членства для нашей страны, в отличие от некоторых других государств, и этот вопрос в настоящее время остается открытым. Неоднократно нам напоминали и о том, что ст.49 Договора о Европейском Союзе явно допускает возможность членства в ЕС для Украины. Что же касается вожделенной для Киева ассоциации с Евросоюзом, то в Брюсселе никак не могут взять в толк, почему для Украины свет сошелся клином именно на такой форме отношений с ЕС, ведь, напоминают европейцы, ассоциация далеко не во всех случаях означает обязательное последующее членство. В частности, для всех средиземноморских государств, не имеющих непосредственные границы с ЕС, но подписавших с Евросоюзом соглашения об ассоциации, перспективы членства в ЕС исключены (и это зафиксировано документально), в то время как для Украины такая возможность существует.

Впрочем, похоже, что в Ялте накал страстей вокруг термина «ассоциация» все же был снят. Европейцы с облегчением вздохнули после того, как Леонид Кучма признал, что сегодня Украина ни по одному из критериев не готова быть «полнокровным членом Европейского Союза», и поэтому «мы перестаем декларировать время вступления в ЕС», а собираемся шаг за шагом продвигаться к намеченной цели — сначала вступив в ВТО и получив статус страны с рыночной экономикой, затем перейдя к переговорам о зоне свободной торговли с ЕС, ассоциации и т.д.

Украинская же сторона с удовлетворением отмечает, что на саммите удалось предметно поговорить о новых формах сотрудничества с ЕС, о которых вечно прикрывающиеся «существующими договоренностями» и «отсутствующим мандатом» брюссельские бюрократы не хотели раньше и слышать. Для украинской стороны конечной целью готовящегося Плана действий (ПД) Украина—ЕС должны стать новые отношения с Евросоюзом, и уже появляется понимание того, что эти отношения не обязательно должны быть ассоциацией.

Что же касается собственно ПД, то и здесь можно констатировать сближение позиций. Ведь если еще летом крайне разочарованные украинцы рассуждали о том, а не отказаться ли вообще от подобного документа, поскольку предполагалось, что он будет односторонним — еэсовским, а участие Украины в его разработке — символичным, то теперь стоит отметить, что в конце концов избранная украинской стороной тактика работы на опережение себя оправдала. Европейцы согласились с позицией Киева и уже неоднократно на разных уровнях заявляли, что документ будет разрабатываться совместно. Кстати, подобная тактика срабатывает уже не первый раз. Например, насколько нам известно, на переговорах по подготовке соглашения о реадмиссии европейцы тоже предлагали принять их проект документа, но украинская сторона в ответ положила на стол и свой драфт, который был принят европейцами к рассмотрению, после чего уже пошло согласование двух документов. Удалось украинской стороне в свое время втиснуть свои предложения и в План действий в сфере юстиции и внутренних дел.

Представленные же Киевом предложения по Плану действий, похоже, несколько обескуражили европейцев своей конкретностью и прагматичностью. Дело в том, что основной идеей при подготовке украинской версии ПД было отказаться от призрачных и малореализуемых идей, а вместо этого собрать в документе все проблемные вопросы в отношениях Украины и ЕС — благо что совсем недавно была проведена совместная оценка выполнения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, и сторонам хорошо известно, кто и где недоработал. Если все эти конкретные недочеты и недоделки включить в ПД, расписать конкретные сроки их устранения и критерии оценки достижения поставленных целей, то по прошествии не такого уж и большого срока (украинцы считают оптимальным подписать ПД на три года, европейцы же с продолжительностью действия документа еще не определились) можно будет говорить о … полном выполнении СПС. Только вот вопрос: а заинтересованы ли в этом европейцы? Ведь тогда вопрос о необходимости заключения какого-то нового документа ЕС с Украиной встанет уже ребром. Так что европейская сторона сейчас в непростой ситуации: и отвергнуть украинские предложения они не могут, и полностью принять не решаются.

Кроме того, украинская сторона заложила в свой проект ПД и цели, производные от Копенгагенских критериев, дабы показать, что Украина способна приближаться к их выполнению.

Помимо целей, которые должна достичь наша страна с помощью Европейского Союза, украинская сторона предлагает включить в ПД также и совместные действия Украины и Европейского Союза. Ведь уже сегодня, например, в сфере безопасности, сотрудничество нашей страны с ЕС никак нельзя сравнивать с сотрудничеством Евросоюза с третьими странами. Есть все шансы поднять на такой же высокий уровень партнерство и в сфере ЮВД, хотелось бы достичь столь высокого уровня и в области торговли и инвестиций.

Украинцы разочарованы тем, что несмотря на предусмотренное СПС создание зоны свободной торговли (причем с 1998 г.) между нашей страной и ЕС, переговоры по этому вопросу до сих пор даже не начались. Сегодня европейцы заявляют, что в рамках «Расширенной Европы» они предлагают нам куда больше — расширение участия Украины во внутреннем рынке ЕС. Украинцы по этому поводу настроены по-прежнему скептично: «четыре свободы» — это для нас пока фантастично, давайте ставить реальные цели, нам пока хотя бы зону свободной торговли создать. Но европейцы неумолимы: сначала вы становитесь членами ВТО, а уж потом мы начинаем переговоры о ЗСТ. Хотя, от себя напомним, что в СПС, на который так любят ссылаться европейцы, нет никакой жесткой увязки между началом переговоров по ЗСТ и членством в ВТО. Кроме того, например, балтийские страны начали создавать с ЕС зону свободной торговли еще до того, как вступили во Всемирную торговую организацию. Конечно, украинцам обидно, ведь с большинством нынешних кандидатов на членство в ЕС Евросоюз создал ЗСТ сразу и без всяких условий, распахнул перед ними свой рынок в то время, как страны-кандидаты открывали свои рынки постепенно. Понятно, что в таких «тепличных» условиях нынешние кандидаты смогли значительно увеличить объемы торговли с ЕС. Украина же осталась в группе стран, с которыми у ЕС обычный торговый режим, и в этой группе нам приходится соревноваться в доступе на европейский рынок с такими тяжеловесами как, например, США, Россия или Япония. Но даже в этих условиях Украине удается туда пробиться. Вот если бы еще и статус страны с рыночной экономикой получить…

И на этом саммите радостного известия по этому поводу украинская сторона не получила. Но, как пояснил «ЗН» Н.Жюстен, «такой статус не предоставляется в связи с саммитами». По словам главы делегации ЕК, в связи с необходимостью соблюдения европейской стороной определенной процедуры, ЕС запросил у украинцев дополнительную информацию по ряду направлений. Когда она будет предоставлена, европейцы ее проанализируют, проведут «техническую оценку всех полученных данных». Украинцы, в свою очередь, высказывают опасения, что этот процесс может длиться до бесконечности: мы предоставляем информацию, европейцы ее анализируют и присылают новые вопросы, мы отвечаем, они анализируют и т.д. и т.п. Некоторую обиду вызывает и тот факт, что России, которая, по правде сказать, не так уж далеко ушла от нас по рыночному пути, статус страны с рыночной экономикой предоставлен уже давненько. Но, по мнению Н.Жюстена, сравнения с Россией в данном случае не очень корректны, поскольку «переговоры с РФ по этому вопросу были начаты гораздо раньше, чем с Украиной, и длились два года». «Россия этот статус получила после проведения точно такой же процедуры, такой же технической оценки, которая проводится сейчас и с Украиной. Так что, я думаю, что рыночный статус для Украины — это только вопрос времени», — уверен г-н Жюстен.

Однако некоторые украинские эксперты все же сомневаются, что все так однозначно. И предполагают, что россияне получили желанный статус за смягчение их позиции по Калининграду, а также в качестве «компенсации за моральный ущерб» россиян от проведения в Дании чеченского съезда. Возможно, рассуждают эти эксперты, и Украине планируется присвоить рыночный статус в обмен на что-то. Вопрос только, на что?

Нельзя полностью исключать вероятность того, что «обмен» состоится, например, по вопросу подписания Украиной и расширенным ЕС некоего документа — протокола о присоединении к СПС десяти новых членов Евросоюза. Дело в том, что в отличие от европейской стороны, предполагающей, что заключение подобного документа состоится, практически, автоматически, украинцы намерены этот вопрос очень детально обсудить и добиться каких-то компенсаций за негативные для Украины последствия расширения ЕС.

Впервые публично позицию украинской стороны высказал на недавней конференции, организованной Институтом «Восток—Запад», первый замминистра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Александр Чалый. «Если мы не увидим шагов навстречу, — заявил дипломат, — мы считаем, что в этом случае у нас есть существенный юридический инструмент, предоставляющий нам возможность активно поставить перед ЕС и странами-кандидатами вопрос относительно достижения соглашения с Украиной о преодолении некоторых негативных последствий расширения Евросоюза. Речь идет вот о чем. На сегодня в СПС участвуют 15 нынешних членов ЕС. После 1 мая следующего года нам необходимо будет заключить 10 протоколов о присоединении новых стран к СПС. И, я уверен, это будут не автоматические протоколы, они должны затронуть конкретные аспекты этого присоединения. Украина собирается поднимать конкретные вопросы относительно того, каким образом ЕС и страны-кандидаты будут компенсировать нашей стране негативные последствия расширения. Создается новая ситуация, которую юристы называют «коренным изменением обстоятельств». И если мы не увидим конструктивной позиции ЕС относительно работы над этими 10 протоколами, я уверен, что мы можем ставить вопрос о начале переговоров о подготовке нового СПС между Украиной и ЕС, который бы отвечал нашим современным отношениям и тем вызовам, которые ожидают наши отношения в будущем».

Европейцам же складывающаяся с СПС ситуация видится несколько иначе. Во-первых, они дают понять, что с того момента, когда новые страны вольются в Европейский Союз, они станут применять евросоюзовские таможенные тарифы и торговые режимы независимо от того, подпишет ли к тому времени Украина документы, позволяющие новым членам создать с ней отношения партнерства и сотрудничества. Во-вторых, судя по всему, евросоюзовская сторона предполагает подписать с Украиной один общий протокол о присоединении к СПС десяти новых стран, а не десять отдельных протоколов. В-третьих, нашей стороне весьма прозрачно намекают, что Соглашением о партнерстве и сотрудничестве — главным украино-еэсовским документом — никакие компенсации вовсе и не предусмотрены, кроме того, поскольку Украина до сих пор не является членом ВТО, то она не имеет права на какую-либо компенсацию согласно ст. XXIV ГАТТ. И в-четвертых, европейцы вообще считают, что страхи украинцев по поводу негативных последствий расширения ЕС в значительной степени преувеличены, и на самом деле Украина от этого расширения больше выиграет, чем проиграет.

«Мы не ведем дискуссию в терминах «компенсаций», — сообщил Н.Жюстен в интервью «ЗН». — Действие СПС при вступлении в ЕС новых членов будет распространено и на них. То есть этот документ будет регулировать взаимоотношения Украины и с этими десятью новыми членами. В то же время Украина получит серьезные выгоды от расширения, прежде всего, в сфере торговли, поскольку общие условия торговли будут гораздо лучше для вашей страны, в частности, именно с новыми членами ЕС. Речь, например, идет о более низких таможенных тарифах. Ведь средний тариф ЕС составляет 4%, тогда как у будущих членов он сейчас 9%. Мы, разумеется, планируем обсудить с Украиной беспокоящие ее вопросы, однако это обсуждение, повторяю, не будет в ракурсе «компенсаций».

Вчера в комментарии «ЗН» А.Чалый слово «компенсация» не упоминал. Однако дипломат еще раз подчеркнул: украинская сторона против автоматического подписания протоколов о присоединении. «Нам необходимо четко выяснить, как будет работать действующая договорная база, детально обсудить с каждым из новых членов ЕС, какие соглашения остаются в силе, а какие будут изменены и в какой форме, — пояснил дипломат. — И документ или документы о присоединении новых членов Евросоюза к СПС, их форма и содержание должны стать плодом переговорного процесса».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно