СУДИТЕ ТОЛЬКО ПО ДЕЛАМ

30 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

Год прошел - и Бог с ним. Почему-то кажется, что большинство политиков расстается с 1999-м без особого сожаления...

Год прошел - и Бог с ним. Почему-то кажется, что большинство политиков расстается с 1999-м без особого сожаления. Слишком во многих душах он оставил щемящее чувство недосказанности. Слишком многие с удовольствием прожили бы его еще раз, по-другому. Наверное, никогда еще в короткой новейшей истории Украины не разбивалось столько надежд.

1999-й стал годом утраченных иллюзий не только для политиков, но и для наших коллег. Тысячам журналистов удалось найти временный легкий заработок, однако при этом не удалось сберечь остатки веры. Отечественные масс-медиа после выборов сильно смахивают на Перл-Харбор после налета японской авиации. А хроника минувшего политического года не менее отчетливо напоминает страшную сказку о потерянном времени.

Как удачно заметил французский писатель Жюль Ренар, только время не теряет времени. Время добросовестно плодит все новых и новых триумфаторов и неудачников, героев и предателей, грешников и подвижников. В строгом соответствии с давней и доброй традицией «ЗН» предложило ведущим отечественным журналистам вспомнить всех поименно.

Думается, все наши эксперты - Мыкола ВЕРЕСЕНЬ («1+1»), Дмитрий ДЖАНГИРОВ («Вечерние вести»), Светлана ДОРОШ (Украинская служба Би-Би-Си), Владимир КАЦМАН («Столичные новости»), Николай КНЯЖИЦКИЙ (Нацсовет по телевидению и радиовещанию), Наталия КОНДРАТЮК (Киевское бюро ОРТ), Татьяна КОРОБОВА (независимый журналист), Лаврентий МАЛАЗОНИЯ (телепродюсер), Вячеслав ПИХОВШЕК («1+1»), Дмитро ПОНАМАРЧУК (пресс-секретарь Народного руха Украины), Виталий ПОРТНИКОВ (Радио «Свобода»), Ирина ПОГОРЕЛОВА («Политические хроники»), Сергей РАХМАНИН («Зеркало недели»), Александр РОДНЯНСКИЙ («1+1»), Владимир СКАЧКО (независимый журналист), Игорь СТОРОЖУК (Национальная телекомпания Украины), Александр ТКАЧЕНКО («Новый канал»), Александр ЮРЧУК («Money Maker») - присоединятся к новогоднему пожеланию «Зеркала недели». Надеемся, что вас никогда не оставят два самых главных чувства - чувство юмора и чувство собственного достоинства.

ПОЛИТИК-99

В год президентских выборов политиком года, как и следовало ожидать, стал избранный глава государства Леонид Кучма. Чистую победу Леониду Даниловичу присудил, например, Владимир Кацман: «Однозначно - Леонид Кучма. Он переиграл всех во все игры. И еще раз доказал, что президентский жезл дает неоспоримые преимущества в тактике и стратегии в любых разновидностях политических игр. Бывали моменты, когда Кучма диктовал условия таких игр, а бывали и такие, когда играл сам с собой - рядом никого и не было…».

Примерно так же считает и Игорь Сторожук: «Президент Украины Леонид Кучма. Именно ему удалось таким образом выстроить отношения как со своими политическими единомышленниками, так и с оппозицией; как с властью, так и с народом, чтобы добиться победы на выборах. Экзамен серьезен, результат реален».

Другие достоинства у Леонида Даниловича обнаружил Лаврентий Малазония: «Новый «старый» Президент Украины - ЛДК. Он вполне овладел важным для политика искусством искать сложности, повсюду их находить и вовремя надежно перепрятать, пока их первыми не нашли конкуренты с целью их неправильного истолкования».

Победу Леонида Даниловича не только на выборах, но и в этой номинации просчитал Вячеслав Пиховшек: «Это, конечно же, Президент Л.Кучма, и не только потому, что он выиграл выборы. Его отличает жесткая воля к власти и, пожалуй, везение. Воля к власти в случае Л.Кучмы выразилась в умении упреждающе нейтрализовать политконкурентов. Президент, вскарабкавшись на вершину намыленного столба, никогда не забывал поливать столб шампунем. А невезучему не достались бы в качестве политконкурентов четырнадцать таких «оригиналов», среди которых ему совсем было нетрудно выглядеть Одним. Только везучий мог получить состав «каневцев» из демократического социалиста, правого социал-демократа, мэра-середнячка и славяноборца, благодаря чему не было проблем сформулировать нечто внятное, противопоставленное демократическому славянскому социализму с реабилитированным ОУН-УПА в антизападной системе братских народов. Поэтому его победа, как многим это и не нравилось, не стала неожиданной, она просчитывалась».

Александр Роднянский присуждает новоизбранному гаранту победу по очкам: «Политиком года стал собирательный образ - Президент Украины и его команда, с которой он выиграл выборы». Примерно в этом направлении мыслит и Светлана Дорош, но она более конкретна: «Получилось, что вроде как Леонид Данилович Кучма. Однако правильней, наверное, считать политиками года тех немногих стратегов и тактиков, которые «сделали» Кучму еще на пять лет.

Оказалось, что настоящими, успешными политиками в Украине пока являются те, кто не занимается публичной политикой».

Татьяна Коробова, как всегда, обходится без эвфемизмов: «Вот пишу и плачу: разумеется, Александр Михайлович Волков. Потрясающая способность лепить из ничего конфету. Из ракетчика - Президента, из Президента - «другого» Президента. Из себя - кандидата политических наук, директора Верховной Рады и начальника отдела кадров всея Украины. После того, как Александр Михайлович доверил Евгению Кирилловичу борьбу с преступностью и коррупцией, - все идут отдыхать. Даже неутомимый Гриша Омельченко… О-о-о, Александр Волков, это не имя, это - статус!».

Аналогичные крамольные мысли высказал и Виталий Портников: «Александр Волков. Добиться избрания на второй срок практически неизбираемого и непопулярного у населения Президента, дестабилизировать оппозицию рядом умелых маневров и добиться взаимности от беспристрастных избирательных комиссий - браво! Конечно, Волков не был одинок в своих усилиях, но вполне сойдет за персонифицированный результат успеха команды Президента».

Некоторые нюансы в разработку темы политического веса Александра Волкова вносит Мыкола Вересень: «Можно назвать г-на Волкова и без сомнения его команду во главе с Ю.Л., если не учитывать, что всех их нанял Президент, и если не подумать, что Л.Кучма обидится на г-на Волкова, если его, т.е. г-на Волкова, все же назвать».

«Пожалуй, их все-таки два - «новый» Леонид Кучма - Президент, и «новый» премьер Виктор Ющенко», - так считает Александр Ткаченко, который заканчивает президентский блок и перебрасывает мостик к политику, занявшему третье место в номинации - Виктору Ющенко.

Столь высокое место только что назначенный премьер-министр занял не только потому, что «запоминается последняя фраза». С ним те, кто не хотел переизбрания Леонида Кучмы, связывают свои надежды на определенные изменения. Назначение Ющенко премьер-министром - своеобразная психологическая компенсация не только для оппозиции, но и для тех, кому хотелось свежей крови. В хорошем смысле этого слова. Например, Александр Юрчук считает так: «Наверное, политик года - премьер Виктор Ющенко. В качестве аванса ему можно предоставить данное звание. Стабильного банкира Виктора Андреевича кинули в нестабильное политическое море, и начало этого заплыва поражает своим трагизмом и эмоциональным накалом. В премьерской жизни так мало хорошего, и пусть хоть стартовые сто дней Ющенко будут ему пух.., то есть удачными».

Отмечает Ющенко и дает ему шанс Ирина Погорелова: «Он оказался в нужное время в нужном месте - вершина мастерства для украинской политики. Не тратя силы на борьбу за власть, получил ее, причем не из рук Президента, а из рук парламентских фракций. Ввиду измотанности Президента и парламента взаимной борьбой В.Ющенко имеет шанс стать первым сильным премьером в Украине, чему особо способствует нынешний «конституционный кризис». Умело оперируя словом «большинство», модернизировав модель премьера а-ля «Кучма-93», - имеет все основания диктовать свои условия. Стоит ему только проявить личные качества, которых пока не наблюдалось у его нынешних «старших товарищей».

Гораздо больше скепсиса по этому поводу у бывшего пресс-секретаря Вячеслава Черновола Дмитрия Понамарчука: «Многие скажут, Ющенко. А на самом деле, что он такого сделал? Как и два года назад, прокинув все предложения возглавить процесс на выборах, отсиделся, что тот кот в кустах. (Скоро поймет, чье сало съел). «Настоящих буйных мало», - пел бард, пока не погиб. Наш последний «буйный» тоже погиб. А таких, как он, я в политике еще не знавал. Поэтому и сказать не про кого. Да и не следует мне».

За Юлию Тимошенко отдано столько же голосов, сколько и за Виктора Ющенко. Дмитрий Джангиров лаконичен. Его скромность компенсирует Николай Княжицкий: «Юлия Тимошенко, которой удалось сменить имидж «газовой королевы» на имидж чистого политика-реформатора и при этом серьезно повлиять на бюджетный процесс».

Один голос был отдан лидеру социалистов Александру Морозу, поскольку Владимир Скачко посчитал, что «если человек вызывает на себя такую тотальную атаку всей государственной машины и ее прихлебателей среди олигархов, адептов, СМИ и даже якобы оппозиционеров, то это означает, что он чего-то стоит».

И как всегда, не обошлось без самого весомого собирательного образа, ибо Наталия Кондратюк посчитала, что политиком года стал «народ, поставленный перед выбором, он показал истинную политическую смекалку. Заслуженно оценил «матерых политиков» по рейтингу и выбрал для себя чисто политический принцип: изменить все ничего не меняя».

А вот Сергей Рахманин абсолютно уверен в том, что «политик года в Украине отсутствует. Свято место оказалось пусто. Избирательная кампания - главное событие года - выглядела соревнованием в политической убогости. Факторами, предопределявшими победы и поражения, являлись деньги и технологии, страх и безысходность. Абсолютно всем претендентам на победу в этой номинации не доставало решительности, последовательности, выдержки, склонности к компромиссу и политической тонкости».

Вот такие вот игры света и тени случились в этой номинации. Многие специфические моменты, получив огласку, действительно доказали, что политиков, достигающих поставленной цели, в Украине не так много. Зато есть очень много тех, кто играет в политические имиджи. «Утопим отечественную буржуазию в море имиджей», - призывал один из героев Пелевина. Наших политиков в этом море не утопить. Они могут быть погребены под кучей «не по сеньке шапок».

ПОЛИТИК-ФИАСКО-99

Смерч предвыборной кампании втянул и выплюнул политические тушки не только оставшихся за бортом кандидатов. Но тем не менее самым явным для опрошенных журналистов стало фиаско наиболее сильных экс-кандидатов в президенты. В перечне потерпевших бедствие чаще всего упоминаются Евгений Марчук, Александр Мороз, Александр Ткаченко. Но Евгений Кириллович все же чаще других...

Татьяна Коробова: «Чего-чего, а тут - букет веником. Витренко, Удовенко, Пустовойтенко и т.д. Но главное украшение этой икебаны - конечно, генерал Марчук. Какая жалость! Только-только выдвинувшись из засады, еле-еле отшелушившись от имиджа «скромен в бою, мысленно беспощаден к врагам», чуть-чуть научившись произносить без спазм слова «режим Кучмы» и «преступная власть», генерал с готовностью погрузился в нее - именно туда, где снова можно хранить глубокомысленное молчание. По сути, мужественный и по всему мучительный для генерала марш-бросок в открытую политику на оппозиционном направлении - это всего лишь маневр по перебежке из неприспособленного окопа в благоустроенный. Кто не понял - он не виноват».

Опять без определений обходится Дмитрий Джангиров: «Евгений Марчук». Наверное, что-то знает.

Владимир Скачко (скорее, не злорадно, а разочарованно): «Евгений Марчук» жирно поставил крест на собственной карьере публичного политика, угробив надежды всех, кто в него поверил.

Стиль констатации диагноза избрала Наталия Кондратюк: «Евгений Марчук, Александр Ткаченко. Первый так успешно боролся с властью, что власть, наконец, его признала «своим». Теперь в парадной должности он будет тихо пылиться «за печкой» у власти, напоминая о том, что сказки о добром и смелом рыцаре заканчиваются печально, если рыцарь не может победить дракона в себе. Второй, похоже, перехитрил сам себя, забыв простую селянскую пословицу: «Чем посеешь, тем и пожнут...».

На втором месте - Александр Мороз. Вячеслав Пиховшек считает, что фиаско потерпело «большинство ныне действующих персоналий, избравших политику профессией. Как личность жаль Александра Мороза: для него шанс на выборах-99 был, по-видимому, последний. Поход к цели по трупам идущих к цели закончился пирровой победой - идеальный способ разово избавиться от своих и чужих. Поэтому как жертву жаль В.Пустовойтенко. То, что случилось с ним, он, наверное, считает несправедливым - хотя знал, что «справедливость» существует только в словаре. На букву «С». Особенно жаль П.Симоненко, так и не понявшего, что его не продали, а выдали даром».

Мнение Владимира Кацмана: «Александр Мороз. Он проиграл все во всех играх - в очередной раз. Позволил слабой и некомпетентной команде убедить себя в собственном величии - это стратегическая ошибка. Тактические - пытался перехитрить партнеров в «К-4», не догадался сыграть «по умолчанию» в истории с криворожскими гранатами и «товарищеским» скандалом с Вадимом Рабиновичем, убеждал себя и журналистов в том, во что и не верил. Теперь будет долго отдавать долги и отходить уже на третий план…».

А вот несколько коллективных политических гербариев. Мыкола Вересень: «Упал г-н Горбулин, но может вновь подняться, как наоборот может упасть г-н Волков, хотя не похоже пока. Но вот, кто не поднимется, - это г-н Мороз и г-н Марчук. Первый перед избирателями, второй - перед теми, кто его очень любил».

Александр Ткаченко считает, что фиаско потерпела «целая группа - ряд из них еще «на плаву», но явно, что их время прошло или проходит: Владимир Горбулин, Наталья Витренко, Валерий Пустовойтенко, группа «каневской четверки» каждый по-разному, конечно».

«Их много, - считает Николай Княжицкий. - Это и Мороз, и Марчук, которые благодаря собственной непоследовательности погубили «каневскую четверку». Фиаско потерпел и зачем-то поддержавший коммунистов Владимир Олийнык. В провале оба лидера Руха, которые успешно его развалили».

Фиаско «каневской четверки» выделяет Лаврентий Малазония: «Каневцы» или, как писало «Зеркало недели», - НЕКУЧМЫ. Они не поняли многого, в том числе и главное: что в политике самое ценное - это короткая память. В их комбинации политическая память оказалась слишком длинной. Вечная им память… «Политическая» имеется в виду».

Александр Юрчук: «Каневская четверка». Владимир Олийнык канул в небытие, спикер Александр Ткаченко стремительно проигрывает все, что только можно проиграть, Александр Мороз оказался в патовой ситуации, а Евгений Марчук занимается национальной безопасностью под чутким патронатом своего бывшего политического соперника».

Александр Роднянский: «Мне трудно выделить кого-то одного из конклава людей, «поставивших» на поражение Л.Кучмы и не просчитавших последствия его победы для собственной карьеры. Среди них немало и тех, кто пытается сейчас убедить себя в том, что направление меняет не флюгер, а ветер. Они не долго будут пребывать в иллюзиях - именно для этого и существует журналистская память. И все же больше других проиграли трое: А.Мороз, который долго пребывал в иллюзиях, что он побеждает,

А.Ткаченко, который несколько раз радикально менял свою позицию, и В.Олийнык-«реформатор», который в конце концов примкнул к коммунистам».

Светлана Дорош: «Фиаско потерпели все основные соперники Леонида Кучмы, проигравшие выборы. Именно 1999 год, наверное, станет началом их постепенного ухода из главной политической сцены. Они еще смогут повеселить (А.Ткаченко), удивить (Е.Марчук), взбудоражить (Н.Витренко) или даже восхитить (А.Мороз), но вряд ли их политический взлет может быть выше, нежели он был в 99-м и в предыдущие годы. О П.Симоненко разговор особый. Он еще может пригодиться в будущих избирательных кампаниях».

Отдельно поражение Александра Ткаченко отмечает Игорь Сторожук: «Слишком много сбитых флажков на пути политического слалома».

Сергей Рахманин: «Наиболее болезненными, на мой взгляд, оказались поражения Павла Лазаренко и Александра Ткаченко. И в одном, и во втором случае мы, кажется, имеем дело с тривиальной переоценкой собственных сил. Как выяснилось, ни внушительные финансовые капиталы, ни не менее внушительные властные полномочия не гарантируют пожизненной уверенности в завтрашнем дне».

Валерию Пустовойтенко посвящает свой ответ Дмитрий Понамарчук: «Аргентина - Ямайка - 5:0. Какая боль! Выше головы прыгнул во имя победы «гаранта», а от «гаранта» - ноль гарантий… Как оказалось. Смешно. С Табачником следовало б побольше консультироваться…».

А Ирина Погорелова в течение шести лет не поступается своими принципами в этой номинации: «Президент-«победитель» Леонид Кучма. Он не выиграл выборы - его самого «выиграли». Легитимность его - третьей свежести, международный имидж - унизительный, цена его «победы» несоразмерна с дивидендами, он уже «сдал» своих воистину ближайших по духу соратников, но не может поднять руку на тех, кто может стать, в дополнение к Лазаренко, свидетелями по его собственным делам. Но лидером Кучма остался: страна катится в пропасть, и ее Президент возглавляет направление этого движения».

И наконец Виталий Портников, которому из Москвы все большое лучше видится: «Фиаско потерпела Украина. В 1999-м она осталась - и надолго - заложницей усилий команды, на протяжении пяти (если бы только пяти!) лет доказывавшей неспособность к управлению страной, многие члены которой на Западе имеют репутацию мелких жуликов, а у нас гордо называются олигархами. Причем даже на выборах особого выбора-то у Украины не было - что самое интересное в ее положении».

ОППОЗИЦИОНЕР-99

В украинской политике многие действующие лица (а тем более исполнители) к оппозиционности относятся как к контрацепции: одни пользуются ею до, другие - после, а некоторые - вместо. Но есть такие, которые с ней живут открыто, ни под кого не подстраиваясь и никого не стесняясь.

Согласно проведенному опросу, оппозиционером года стал Александр Мороз. Дмитрий Джангиров, чьи убеждения, очевидно, более структуризированы, нежели отечественная оппозиция, называет фамилию лидера социалистов без всяких комментариев. Николай Княжицкий высказывается в пользу Александра Александровича: «Несмотря на слабость и тактическую непоследовательность, по большому счету он остался единственным незапятнанным оппозиционером года».

Присоединяется к вышеупомянутым и Александр Ткаченко, правда, с некоторыми оговорками: «Александр Мороз - только вопрос большой, сможет ли он сохраниться как влиятельная политическая единица в 2000 году».

В числе соратников по левому лагерю Александра Мороза упоминает и Дмитрий Понамарчук: «Штатный - Петр Симоненко, внештатный - Наталия Витренко, стажер - пока что Александр Мороз. Истинным оппозиционером надо родиться. Или хотя бы переродиться».

Свой путь к оппозиционеру года Александр Юрчук начинает издалека, но приходит в ту же точку: «Профессиональный оппозиционер Петр Симоненко профессионально помог Леониду Даниловичу переизбраться на второй срок. «Железная леди» Юлия Тимошенко, которая в 1998 году называла Кучму «политическим трупом», стала милым и несколько привередливым в бюджетном отношении существом, способным на многое. Пожалуй, только Александр Мороз может совместить звание «политическое фиаско года» с должностью «оппозиционер». Что-то в этом есть».

А Ирина Погорелова Александра Мороза считает оппозиционером года без всяких оговорок: «Причем - в единственном числе. Очевидно, именно потому, что А.Мороз до конца не поверил ни в свое полное одиночество как политика, ни в очень высокую цену своей головы, ни в степень конъюнктурности и конформизма своих т.н. партнеров и соратников, ни в уровень падения политического иммунитета своих сограждан, - он проиграл выборы. Но пока он сохраняет способность говорить «да, но нет», он остается единственным центром кристаллизации политической оппозиции в Украине, в отличие от многообразнейших «конструктивных оппозиционеров», которые так и не разучились говорить «нет, то есть да».

На втором месте… на втором месте - пустота. Владимир Скачко убежден, что в Украине оппозиции нет.

Александр Роднянский считает, что «оппозиции в общеевропейском понимании этого слова в стране не существует. У нас в основном оппозиция - это конкуренция, когда некто утверждает: «Я могу, как он, только лучше». Лучшее же, как известно, враг хорошего. Я не утверждаю, что власть хороша, она - власть, всего лишь.

Объективно власть не может вместить всех желающих, и отсюда во многом обилие оппозиции. Что же касается так называемой «несгибаемой оппозиции», то, как известно, несгибаемость - достоинство, с годами переходящее в диагноз. Боюсь, что эти президентские выборы имели своим результатом и постановку диагноза «несгибаемым».

Натуралистичен Вячеслав Пиховшек: «Если учитывать, что опираться можно только на то, что оказывает давление, то оппозиции у нас нет. На нечто зыбкое, поддающееся, время от времени испускающее газы, не обопрешься. Это болото».

Свой, «ветеринарный» взгляд на проблему у Татьяны Коробовой: «Какой оппозиционер?! Какая оппозиция?! Взлелеянные красные, как фон для «реформатора», и бегущие наперегонки к кормушке «разноцветные» - вот и весь расклад. Бобик сдох. Процесс начался с Юлии Тимошенко, которая свершила крутой вираж от идеи импичмента Президенту к чаепитиям и «конструктивному сотрудничеству». Евгений Марчук подвел черту. Собачка отмучилась. Теперь Кучма - «другой», любые оппозиционные симптомы называются «постафганский синдром», а безнравственное стремление хоть бочком, хоть рачком, хоть пузом, хоть юзом вползти во еще вчера «преступную» власть квалифицируется как «европейский стандарт».

Кстати, о Евгении Кирилловиче. Владимир Кацман уверен, что «при всем небогатстве выбора - Евгений Марчук. Из малоприглядных (типа «К-4») историй вышел с наименьшими потерями в облике, потому что доверял чувству прагматизма. Если достанет сил, имеет шанс «в легкой форме» оппонировать и дальше, пытаясь играть на выборах-2002 умеренного правофлангового, но рискует утратить такую позицию, если в еще большую игру пойдет Виктор Ющенко…».

На ту же фигуру, правда, через очки с другими стеклами обратил свое внимание и Сергей Рахманин: «Вне всякого сомнения, Евгений Кириллович. Марчук-99 - это суровая классика исконно украинской оппозиционности».

Игорь Сторожук считает главным оппозиционером Петра Симоненко. А Мыкола Вересень предлагает отделить мух от котлет: «Оппозиция строю и режиму - это разные оппозиции. Строю - это коммунисты, социалисты и так далее налево от входа. Оппозиция режиму - это ВР почти в полном составе. Таким образом, г-н Ткаченко - собирательный образ всей оппозиции, но такой несмелой, робкой оппозиции».

В определенном смысле неожиданным является вердикт Лаврентия Малазонии: «Новый Президент Украины ЛДК. Вовремя вытащил на свет им же надежно перепрятанные «найденные сложности» Леонида Кучмы. Сам себе оппозиционер. Фактически».

Слава Богу, что хоть один человек вспомнил о Наталье Витренко. Наталия Кондратюк: «Она - оппозиционер по призванию. Она в оппозиции ко всем. Какая разница, как именуется такая оппозиция, - «конструктивная», «деструктивная», «прогрессивная» - она никому не мешает, зато - весело».

О народе тоже вспомнили. И, на мой взгляд, очень философски и глубоко. Светлана Дорош: «Это собирательный образ огромного количества обнищавших людей. В 99-м таких оппозиционеров стало больше. Они клянут власть, не верят ей, а может быть, не верят вообще никому. Однако еще более печально, что огромное количество людей во власти - в оппозиции к этим людям».

Венцом сказания об отечественных оппозиционерах может смело служить ответ Виталия Портникова: «Альберт Гор, рассказавший президенту о том, что у него в окружении - подумать только! - есть коррупционеры. Это легендарный оппозиционер. А реальный - Джордж Сорос, написавший самую честную статью года о ситуации в Украине и президентских выборах у нас».

ОЛИГАРХ-99

Несмотря на отсутствие классических по определению олигархов в Украине, мы все же внесли этот вопрос в нашу анкету. Ведь есть же в нашей стране люди, которые очень хотят ими казаться. Равно как и есть те, кто очень хочет их найти.

В соревновании за право называться самым главным условным олигархом безоговорочно победил Александр Волков. Правда, например, Виталий Портников, назвав народного депутата и внештатного советника Президента, уточнил: «Только не олигарх, а лоббист. Лоббист с полномочиями номер один». Александра Волкова называет и Дмитрий Джангиров: «Он доказал своему патрону во время выборов, что другие олигархи тому не нужны».

Нужно отдать должное непредвзятости Николая Княжицкого: «Александр Волков, сумевший упрочить собственные позиции у президентского трона, при этом оттолкнув всех конкурентов. Он плавно пытается перейти из номинации «Олигарх» в номинацию «Политик». Удастся ли?»

Владимир Скачко настроен не так индифферентно: «Александр Волков - экс-торговец овощами в роли доморощенного исчадия ада - это интересно и в высшей мере печально».

Если бы это что-то изменило, то, может быть, с предыдущим оратором поспорил бы Александр Роднянский: «Я бы не преувеличивал, как это принято в отечественной прессе, значения «олигархов» в политической жизни страны. Наши олигархи - суть «приводные ремни» единого государственного механизма - в этом их сила и одновременно слабость. Если говорить о людях, внесших наибольший вклад в победу действующего Президента, то это Александр Волков».

Специфический вес Александра Волкова отмечает и Сергей Рахманин: «Как выразился кто-то из политиков «стратегически дружной» нам страны, - «олигарха нельзя ни кинуть, ни нагнуть. По определению». В нашей стране под столь емкое определение подпадает только один человек - Александр Волков. Хотя, безусловно, нельзя обойти вниманием стремительность, с которой набирает живой олигархический вес Виктор Медведчук».

А вот мнение Александра Юрчука: «Олигархи в Украине есть, но они довольно своеобразные. Не хватает им чего-то… Хотя если взять Александра Волкова, то он уже на подходе к титулу олигарха года. Директор-распорядитель парламента, глава миссии фонда социальной защиты по вспашке электорального поля сегодня находится в расцвете возможностей. Внутри Украины ему открыты все дороги. Правда, за пределы страны ему выезд заказан. Такова судьба украинских олигархов. Один вот выехал не по своей воле…».

На втором месте с двумя голосами, обойдя всех отечественных претендентов, оказался гражданин лоббистского мира Борис Березовский. Татьяна Коробова: «Если олигарх - это тот, кто с помощью материальных возможностей и умственных способностей может ставить в любую позицию политиков, население и государства, то законченный олигарх всех новейших времен и народов СНГ - Борис Березовский. Сказал, что «Кучма - от Бога», значит «люминий». Сказал «люминий» - и как затрусил Украину пресловутый НГЗ…».

Ей вторит Владимир Кацман: «Наши не доросли, чтобы играть сразу на всех досках - думские выборы в России, ОРТ с Доренко, горная республика (не Швейцария), Швейцария и др. Березовский такая сильная личность, что его влияние даже на Украину ощутимо…».

Ни на кого не указывая пальцем, Александр Ткаченко констатирует: «Наши олигархи, в отличие от русских, - травоядные. Помните таких динозавров: все большие, с длинными шеями, но спугнуть их может даже маленький тиранозаврик, не говоря уже о китах американского или европейского бизнеса. Даже лидеры наших бронтозавров похожи друг на друга».

А вот Наталия Кондратюк, между прочим, берет выше, поскольку считает, что олигархом года является «Леонид Кучма. Предвыборная кампания показала, что у него в руках 17 областей, вместе со всем их промышленным потенциалом и СМИ. Ни один (и не только украинский) олигарх не может похвастаться такой мощной, контролируемой империей. Пусть даже прибыль от нее исчисляется в условных политических единицах».

Думаю, не ошибусь, если сразу после персонифицированного ответа Наталии Вячеславовны приведу как бы абстрактное заключение Вячеслава Пиховшека: «На звание «заслуженного олигарха Украины» претендует слишком много героев, чьи лица свежи, как у всех, кто долго просидел в «тени». Отдадим должное «олигархам» - тем более, что есть мнение: они должное берут - без «олигархов» многим было бы труднее обозначать врага. «Олигархи» это тоже знают, понимая, что если враг не сдается, он уничтожает. Впрочем, уже не «заслуженным», а «народным олигархом» является только один человек, дающий и отбирающий. А он думает о себе, и небезосновательно, что он - единственный «олигарх». Так и будет, пока на его место не придет новый, думающий о себе точно так же».

Мыкола Вересень, по всей видимости, захотел, чтобы его поняли не только читатели, но и олигархи и решил изъясниться следующим образом: «Чисто, конкретно и однозначно, т.е. на самом деле двузначно, это Г.Суркис и В.Пинчук».

А вот ответ Ирины Погореловой: «Евгений Марчук. Во всяком случае, он сам полагает, что «держит в руках» тот самый знаменитый «список олигархов», а значит контролирует все их пассы и манипуляции над украинской политикой и экономикой. Они должны называть его «шефом». Главное же - считается, что он выступает в Украине негласным «постоянным представителем» Вашингтона, то есть якобы относится к тем немногим, кто вообще не имитирует власть, а пользуется ею».

Лаврентий Малазония считает, что олигарх номер один «сидит в федеральной тюрьме Сан-Диего, мечтая хоть раз еще искупаться хотя бы в одном из бассейнов своей виллы «от Эдди Мерфи». Павел Лазаренко - единственный и, уверен, последний олигарх в Украине».

У Игоря Сторожука фамилии не выкристаллизовываются и существует некий суммарный образ. А вот Дмитрий Понамарчук потенциальным олигархам дает маячок: «Волков, Пинчук, Суркис, днепропетровский Швец, Рабинович, Бакай etc. - тоже мне Рокфеллеры & Дюпоны. Они, что - Америку в Украине построят? Им, конечно, льстит, когда их кличут олигархами - в своем кругу это круто зарисоваться. На самом деле, шарлатаны, а не олигархи они-то вовсе. Здесь иное определение следует подыскать. Украинскими олигархами будут те, кто «баксы» не за бугор повезет, а дома такие законы «купит», чтоб и капитал «крутить», и олигархом быть».

ЦИТАТА-99

Богатый политическими перлами год тем не менее не родил высказывание, запавшее в большинство опрошенных душ. На цитату года не тянет даже дважды упомянутое высказывание Леонида Кучмы «Я - не политик. Я - ракетчик». Во-первых, потому что это - плагиат, вошедшего в историю самоопределения Лазаренко «Я - не политик. Я - хозяин». Во-вторых, как считает Татьяна Коробова: «Высказавшегося так в центре Европы Кучму все-таки обошла Ирина Погорелова в ночь после выборов на «Интере»: «Мы выбирали между Шариковым и Швондером».

Правда, Николай Княжицкий считает, что цитату Президента все же можно считать цитатой года, «несмотря на явное преуменьшение заслуг в политике и преувеличение их в ракетостроении». Николаю Леонидовичу еще понравилось высказывание Александра Волкова: «Вот тут Ткаченко говорит, что не знает, кто такой Волков. Я и хочу, чтобы он спустился, сел со мной рядом в зале и познакомился».

Нужно отдать должное и Борису Абрамовичу Березовскому, навязавшему не только TWG Николаевскому глиноземному заводу, но и вероисповедание народу Украины: «Кучма на Украине - от Бога».

Александру Роднянскому «запомнились цитаты, которые в этом году звучали актуально и отражали перипетии политической борьбы.

Л.Кучма: «У хлопців щось поїхало».

А.Ткаченко: «Я не перший, але і не другий…»

В.Пустовойтенко: «В душі залишаюсь прем'єром»

Светлане Дорош «к сожалению, запомнилась цитата со знаком «минус». Президент, причем неоднократно, говорил о том, что его оппоненты, извините, «нелюди», а также «не люди». У многих эти высказывания вызвали просто шок именно потому, что звучали они из уст лидера государства, «арбитра нации», «нового Президента».

С благодарностью о работе журналистов с цитатами вспоминает Дмитрий Понамарчук: «В Кіровограді висить Симоненко, під ним - Удовенко», - искренне сожалел Геннадий Иосифович по поводу того, что агитки за Симоненко висят выше. Как точно сказано! Даже журналисты слово «висить» не брали в кавычки. Спасибо и на этом».

А Игорь Сторожук просто на горячем застукал председателя Центральной избирательной комиссии Михаила Рябца: «…Шановні друзі! Хотів би вам сказати: ми сьогодні приймаємо важкі рішення для себе, всупереч інколи своїй совісті…»

Оговорки принципиального характера случались и у спикера Александра Ткаченко. На них обратил внимание Лаврентий Малазония: «Что у Пустовойтенко было на уме, то у «голови уряду» было на языке (6 липня 1999 р., в залі ВР): «…Тому нам потрібно проводити ту політику (і ми будемо проводити), яку, перш за все, потрібно Міжнародному валютному фонду. То єсть Україні… Та ладно, конєчно, оговорився. Воно, конєчно, дуже смішно».

В отношении олигархов, как замечает Владимир Скачко, спикер парламента был просто афористичен: «Если они спакуют чемоданы, то большинства (парламентского. - В.С.) не будет». И он же о них же: «Не суетитесь - вас и так заметят».

Хоть Александр Николаевич и не младенец, но порой, считает Ирина Погорелова, его устами глаголет истина: «Цитата, точнее - пророчество-99: А.Ткаченко: «Нужно, чтобы Президент изменил управление на 360 градусов». Пока все сходится, потому что даже Ющенко-99 - это всего лишь Пинзеник-94-95…».

Мыкола Вересень приводит пример «народно-политической поговорки декабря»: «Пока неясно, какого премьера приобрели, но хорошего банкира уже потеряли».

Вот что вписал в графу «Цитата года» Дмитрий Джангиров: «При утверждении Виктора Ющенко на пост премьер-министра на вопрос о доходах его жены и гражданстве его ребенка ответил, что «это личный вопрос и он готов ответить на него возле туалета». Я сожалею, что руководители такого ранга не понимают, что такие вопросы не могут являться личными».

Вячеслав Пиховшек является кладезем цитат. И он их не просто приводит, он их трактует. Разумеется, в присущем ему стиле: «Между собой конкурирует много «перлов». Несколько примеров. Из предвыборной программы В.Олийныка - «власть, не подчиняющаяся закону, должна встречать организованное сопротивление народа». Хотел бы я жить в народе, пользующемся поддержкой власти. Или из аналога-документа Н.Витренко: «Отчисления в бюджет осуществляются не за счет раздевания граждан» - нравятся, наверное, Н.М. стриптизерши, а стриптизеры - нет. Или из А.Мороза, сказавшего что-то о схожести избирателей и стада. Первенство отдаю Н.Витренко со словами, что в выборах-99 было противостояние «мужчины против женщин» - по этой логике в выборах боролись «больные против здоровых», «студенты против профессоров» и «пассажиры против контролеров». Интересно, Владимир Романович, он, соответственно тоже - «против женщин»? Я лично нет».

Владимир Наумович Кацман предлагает придерживаться классики и всем остальным тоже сознательно обманываться: «Вечно актуальный Александр Сергеевич Пушкин в год своего двухсотлетия взял, да и выпалил: «Ах, обмануть меня не трудно - я сам обманываться рад…». Сказано по другому поводу, но о-о-очень политически звучит…».

УГРОЗА-2000

Наша жизнь имеет столько же граней, сколько и опасностей, угрожающих им. Реформаторам угрожают ретрограды, профессионалам - холуи, законам - понятия и т.д. И обратите внимание, если в номинации «Надежда-2000» будет много сказано о личном, то в этой номинации речь исключительно о стране в целом. Может, потому что у нас в опровержение толстовского определения весь народ счастлив по-разному, а вот несчастлив одинаково?..

Александр Роднянский считает, что в 2000 году самой серьезной может быть «угроза разочарования. Если страна не будет видеть свет в конце туннеля, будет больше разочарованных самим фактом ее существования, сомневающихся в сохранении такого положения. Время, конечно, великий врач и оно много сделает для подъема Украины. Но свое сделать должна и политическая элита - ведь для нее свет в конце туннеля может быть светом двигающегося поезда, поезда общественного нетерпения».

С ним согласен и Николай Княжицкий, считающий угрозой «крах несостоявшихся реформаторов, если они не состоятся». Этого опасается и Александр Ткаченко: «Кроме вполне реальной компьютерной катастрофы и такого же реального «дефолта» - возможны неудачи нового правительства - тогда уж «правые» и реформы серьезно будут отброшены назад».

Татьяна Коробова прогнозирует в том же ключе: «Если народ, привыкший, что «реформы Кучмы» - это когда долго не платят зарплат и пенсий, а потом активно погашают задолженности, вдруг столкнется с некими реальными реформами, и страшно удивится, возмутится и выразит свой еще не реализованный протест в бурной форме. Бедный Ющенко!».

Виталий Портников заботливо пытается упредить приход иной угрозы, которая заключается в том, «что президентская команда будет доказывать, что способна управлять страной. Ну не надо! Пожалуйста! Наслаждайтесь плодами победы, съездите куда-нибудь, куда вас еще пускают, отдохните…».

Солидарность с Виталием Портниковым, правда, без такой душевной щедрости высказывает Ирина Погорелова: «Потеря государственности. Конституционный референдум, затеянный щелкающими зубами от страха и непомерного аппетита господами со звериными фамилиями, - имеет только одну перспективу: стереть с лица Украины остатки правовой системы, создание которой успешно блокировалось все минувшие годы Президентом и его окружением. В результате такого референдума создать новую систему власти не удастся, но удастся ликвидировать ныне действующую Конституцию, после чего претендентам на раздел Украины как в переносном, так и в прямом смысле, в том числе и геополитическом, останется лишь разделить между собой имущества покойного банкрота, отправив в долговое рабство его вдову и сирот».

Владимир Скачко угрозу-2000 видит в «усилении африканских мотивов при исполнении гимна Украины в полном соответствии с положением и местом страны в мире, по многим показателям».

Сергей Рахманин опасается вот чего: «Ходят упорные слухи, что Леонид Кучма в наступающем году планирует серьезно ограничить влияние олигархов. Господи Иисусе, что ж со страной-то будет?».

Владимир Кацман указывает на локальную угрозу: «Вдруг ради святой цели возродить украинское кино кто-то возьмет, да и снимет «Полтавского цирюльника» какого-нибудь… Вот ужас! Глобальная угроза: премьера заставят возглавить футбольную федерацию…».

Наталии Кондратюк угрожающей кажется вот какая тенденция: «Прятать голову поглубже в песок и в такой позе раздавать обещания: вот после того-то все будет хорошо, а после этого-то все будет распрекрасно.... у нас уже кое-что выросло и нечто поднялось, правда, незаметно для широких масс... Иногда кажется, что участвуешь в масштабной постановке Оруэла «1984». Масштаб - 50 млн.».

По мнению Александра Юрчука, угроза - в голове не опущенной, а той, которая поднимается: «Деболт, который граничит с суверенным дефолтом, поднимает голову. Его призрак бродит по стране и пугает по ночам высшее политическое руководство государства. Один Ющенко ничего не боится и смело берется за дело. 1000 дней и все…Да, у нас нет газа, но есть новый Президент и будет двухпалатный парламент».

По мнению Вячеслава Пиховшека, эпицентром угрозы «является сам характер украинской власти. Завязанность всего в отечественной политике на одного человека есть и возможность быстрых изменений, проистекающая из самого характера личной ответственности, но и «дамокловая» возможность «разменяться», путать тактическое и стратегическое, временное и вечное, следствием которой будет бег по прямой, все более превращающейся в круг. И дело не только в экономике: когда слышишь ответы наших экономистов на свои вопросы, иногда перестаешь понимать вопросы. Дело в том, что и с наступлением года 2000 никак не заканчивается эпоха этих политиков, ибо еще не истощились их основные предрассудки».

Внутренние угрозы фиксирует Игорь Сторожук: «Возможное понижение жизненного уровня, активизация попыток возврата к старым политико-экономическим моделям, в том числе «подтягивание» Украины к российско-белорусскому союзу».

Очень замысловато угрозу определяет Лаврентий Малазония. Но он знает, что кому надо, те поймут: «Резкое увеличение хороших советов тем, от которых хотят избавиться. Неумение политиков и «не политиков» в политике «фильтровать» советы».

Дмитрий Джангиров думает, что пришло время опасаться крымских татар.

А вот Мыкола Вересень небезосновательно считает, что холодом повеет, как и положено, с севера: «Приход сильного шовиниста В.Путина в Кремль - главная угроза извне. Возвращение Л.Кучмы образца 97-99 - главная внутренняя угроза». И разве с ним поспоришь?

НАДЕЖДА-2000

Не могу как журналист журналиста не поддержать Владимира Скачко, который надеется на то, что «все станут свободными, и никому от этого не будет противно».

Вот и Сергей Рахманин надеется на то же: «Теплится надежда, что к концу тысячелетия от отечественной журналистики хоть что-нибудь останется».

Но это так, о наболевшем. Основные же надежды опрошенные связывают либо с Виктором Ющенко лично, либо с возглавляемым им правительством. Вот, например, Александр Ткаченко - давний сторонник изымания Виктора Ющенко из кресла главы Нацбанка и заслуженного его водружения либо в президентское, либо в премьерское кресло: «Кроме футбола, это, конечно, все то же новое правительство - это действительно не шанс - их может быть много, это - надежда, что в стране перестанет хотя бы плохо пахнуть «с головы».

Мыкола Вересень туда же, но осторожно: «Если премьер знает, что хочет, если он сможет то, что хочет, если того же хочет Президент. Если не будет интриг и нашептываний, если будет объявлена внятная политика и если это продлится долго, то есть шанс - но, похоже, последний».

На решительные действия Виктора Ющенко надеется и Ирина Погорелова: «Разумеется, надежда-2000 в том, что конституционный референдум не состоится, а г-н Ющенко выполнит свою историческую миссию. Которая заключается не столько в реструктуризации внешних долгов, сколько в том, что сформированное «под Ющенко» парламентское большинство обошлось без «олигархов» и коммунистов, добилось подписания Президентом закона о Кабмине в проекции на парламентскую форму правления («Конституционный договор-2»), лишь после чего возможно возвращение к национальным интересам страны».

И в заключение реформаторского раздела Виталий Портников: «Что Виктор Ющенко… Ну ладно, хватит смеяться».

Игорь Сторожук как-то не по-новогоднему, но зато очень фундаментально надеется на «совместные действия ветвей власти, направленные на социально-экономическое развитие при минимизации государственного влияния на разные сферы жизни».

У Дмитрия Джангирова «надежд нет». Нет, и все. По всей видимости, не переполнена ими и Татьяна Коробова: «Если сегодня главные демократы страны - это «демсоюзовцы» Волков, Бакай и Кулик, то я, в отличие от Альберта Гора, абсолютно спокойна: титаны мысли, отцы украинской демократии твердой ногой поведут страну в заданном направлении: будет вам и Европа, и свобода слова, и белка, и свисток. Какой «демос», такая и «кратия». Они стоят надежд друг друга».

Без сантиментов и иллюзий к вопросу о надежде подходит Вячеслав Пиховшек: «Ее не существует. Партия давно расписана наперед, статисты исполняют роли. В политике верх всегда берет расчет, а не надежда. Анализ, предварительное просчитывание, которое и есть предугадывание, материализация - лучше надежды, ибо рациональнее: те, кто слишком много надеются, зачастую внутренне страшатся признаться себе в своем самом страшном кошмаре. За иллюзорные надежды расплачиваются действительностью. Следовательно, речь идет не о том, чтобы надеяться на что-то, а создавать его».

А вот Александр Юрчук уже все просчитал: «Все будет хорошо, и наступит эра процветания. Но не в 2000 году, не у нас, и не в этой жизни».

В общем все это, надо сказать, выглядит не очень обнадеживающе. Что «маємо», то и выглядит. Поэтому переход от надежд глобальных к более личным начинает Наталия Кондратюк: «Глобальной надежды на 2000-й у меня нет. Есть только личные маленькие надежды. Я постараюсь успеть их загадать под Новый год в надежде, что все хорошее - сбудется».

У Дмитрия Понамарчука надежда имеет свое лицо, а точнее - личико. Именно оно было изображено на календарике, призывавшем голосовать за будущее и Геннадия Удовенко. Потому что надежда Дмитрия Понамарчука: «Мой сын - Вячеслав. Весной ему будет уже целый год!»

Как и советовал Владимир Высоцкий, очень правильные книги в детстве читали Александр Роднянский и Светлана Дорош. Наверное, среди них были и сказки. Наверное, поэтому они такие оптимисты.

Светлана Дорош: «Надежда на то, что у нас не будет политиков-фиаско, не будет оппозиционеров, противостояния и угроз. А олигархи будут только хорошими».

Александр Роднянский: «Мы можем рассчитывать только на самих себя. Наша жизнь изменится к лучшему, когда мы изменимся сами. Мне кажется, что мы все-таки продолжаем изменяться и критическая масса здравого смысла в нашем обществе постоянно увеличивается. Надеюсь, что количественные изменения наконец перейдут в качественные».

Совершенно по-другому в смысле размаха преобразований к надеждам-2000 подходит Лаврентий Малазония: «Я надеюсь хотя бы на сокращение клонирования VIP-политиков, VIP-экономистов, VIP-и т.д., которые по отдельности ничего сделать не могут - «галузеві імпотенти», а собравшись вместе приходят к выводу, что им по силам «оплодотворить» какую-нибудь тему».

А вот Владимир Кацман ответ начал с анекдота о Рабиновиче. И это уже смешно само по себе: «По улице бежит человек, навстречу другой: - Куда торопишься? - Подслушал телефонный разговор своей жены. Ей на вечер назначил свидание Рабинович… - Да, но то вечер, а сейчас два часа дня! - А-а-а-га, знаю я этого Рабиновича!»

Знаем мы этот 2000 год: будет страшно нелегко, но все равно потом полегчает; и смеяться будем, и деньги тратить, и влюбляться, и даже что-то там удастся написать. Главное - поспешить!..».

Так хочется, чтобы пессимисты оказались не правы, а оптимисты хотя бы раз рассчитали путь к исполнению желаний правильно. Но мы будем реалистами, точнее - не мы, а Николай Княжицкий, который надежду-2000 определил так: «Как всегда - выживем!».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно