Сторожа братьям своим

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Достоянием общественности стала очередная, бережно хранимая «до востребования» пленка майора Мельниченко...

Достоянием общественности стала очередная, бережно хранимая «до востребования» пленка майора Мельниченко. На сей раз на ней якобы зафиксирована «высокоинтеллектуальная» беседа экс-президента Леонида Кучмы с нынешним секретарем СНБОУ Петром Порошенко. Заверения в непоколебимой личной преданности, нелицеприятные высказывания в адрес ряда политиков и по большому счету заурядные эпизоды, свидетельствующие о методах руководства государством и средствах, которыми не брезгуют для того, чтобы править. Желающие могут ознакомиться с новой серией в интернет-изданиях, если это все еще кажется кому-то интересным.

Таким образом, происходят вещи, давно прогнозированные, в том числе и «ЗН». Мы наблюдаем последствия отсутствия четко выраженной государственной позиции относительно этих злосчастных пленок и монополии на них определенных лиц, руководствующихся исключительно личными интересами. Избирательная подача, ломания бравого майора «дам—не дам», череда меняющихся патронов Мельниченко, к сожалению, давно уже обусловили девальвацию всемирно известных записей. Надоело.

Тем не менее, к сожалению, совсем оставить без внимания очередной «слив» майора нельзя. Не в последнюю очередь потому, что, по информации «ЗН», готовится гораздо более масштабная подача расшифровок, в которых фигурируют представители нынешней власти. Насколько известно, изначально майор просил подождать, пока будет закончен кропотливый труд — 45 часов задушевных бесед до сих пор не известных широкой общественности, в частности, с участием Литвина.

Но похоже, майор все же принял решение продолжать выбросы по частям. Можно было бы подумать, что у него, например, просто не выдерживают нервы. Если бы не тот факт, что в это же время народный депутат Н. Мельник с парламентской трибуны поведал миру информацию о неблаговидной деятельности Порошенко, обвинив его в совершении уголовно наказуемых преступлений, о чем пойдет речь ниже.

Только наивный человек может поверить в случайность таких совпадений.

Остальным, пожалуй, совершенно ясно, в чем причина этого хорошо подготовленного экспромта.

Что касается пленок, то, пожалуй, единственным человеком, которого они могли удивить, был Виктор Ющенко. Еще для кого-то новостью могли оказаться отдельные эпизоды или штрихи. К образу П.Порошенко, сложившемуся у остальных, обнародованный текст вряд ли способен прибавить что-то новое.

Теперь что касается обвинений в адрес секретаря СНБОУ, прозвучавших с парламентской трибуны. Апеллируя, прежде всего, к Президенту Ющенко, член фракции Социалистической партии Николай Мельник заявил следующее: «К бизнесменам, к которым приходили бандиты от Януковича и Кучмы, сегодня приходят бандиты от Петра Порошенко.

Люди, которые привозили на зимний Майдан теплые одеяла и горячий чай, сегодня попали в когти секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Я официально заявляю, что сегодня в Украине действует очень опасный уголовный клан Порошенко, который возрождает кучмизм в его самых отвратительных формах. Деятельность этого клана максимально цинична и аморальна. Они пытаются оккупировать Украину. Народным депутатам жалуются налоговики на то, что Порошенко возглавляет всеукраинский процесс отмывания теневых денег, связанных со злоупотреблениями вокруг налога на добавленную стоимость. Жалуются таможенники на то, что Петр Порошенко является лидером и организатором контрабандных операций и через своего ставленника полностью контролирует таможенную службу. Рассказывают о том, что сам Петр Порошенко вместе с Третьяковым пытаются восстановить теневые потоки в НАК «Нафтогаз України». Украина стонет под ярмом секретаря СНБО, который люди из-за таких, как Порошенко, уже называют «Советом награбленного бизнеса».

У меня есть конкретные факты и реальные документы, которые очень красноречиво характеризуют Петра Порошенко с моральной стороны». Н.Мельник попросил считать свое выступление официальным запросом к генеральному прокурору, председателю СБУ и руководителю МВД. Журналистам были розданы материалы, содержащие более конкретные претензии к г-ну Порошенко. С предложением пролить свет на эти конкретные эпизоды «ЗН» обратилась к самому обвиняемому — Петру Порошенко.

— Петр Алексеевич, давайте начнем с юридической сути предъявленных вам претензий… Речь шла, в частности, об организации контрабанды.

— Я глубоко убежден, что в данной ситуации о юридических претензиях речь может идти только с моей стороны. И эти юридические претензии сейчас оформляются в виде судебного иска. Ни одной юридической претензии ни в выступлении, ни в документах, которые раздавались журналистам, ни юристы, ни я лично не увидели. Совершенно голословные и безответственные заявления. В частности, заявление о контрабанде, которое делает человек, вообще не представляющий себе принципы деятельности таможенной службы. Никакие доказательства не представлены. Если ему известно о совершении преступления, чем является контрабанда, он должен передать эти материалы вместе с доказательствами в Службу безопасности Украины. Мне бы очень хотелось, чтобы это было сделано. Чтобы доказательства были представлены в суде, раз их не предоставляют журналистам при обнародовании такой информации. И мне бы очень хотелось, чтобы г-н Мельник встретился в руководителем СБУ А.Турчиновым, и в результате были привлечены к ответственности люди по каждому факту контрабанды. Вообще эта проблема меня очень беспокоит. Программа «Стоп, контрабанда» была эффективной в первые два месяца. Но сегодня мы наблюдаем, что этот накал потихоньку спадает, люди сработались. Поэтому любое усиление внимания к этой проблеме я поддерживаю.

В обнародованных Мельником материалах речь идет исключительно о событиях 2002—2004 годов. Эти документы действительно были сфабрикованы. Речь идет о двух предприятиях — Луцком и Черкасском автомобильных заводах, где производятся автобусы «Богдан».

Сфабрикованный компромат озвучивался представителями старой власти. В частности, делал это некий г-н Гриб, заместитель председателя государственной налоговой администрации, который сейчас скрывается от следствия, лично ответственный за хищение 4 млрд. гривен НДС, поскольку он курировал этот вопрос. И делал он это под покровительством высших должностных лиц государства. Сегодня соответствующие материалы СНБОУ подтверждаются информацией СБУ.

Так вот, предприятия, на которых работает мой отец (подчеркиваю, не я, а мой отец), действительно имеют отношение к двум названным предприятиям. В следующем году ему исполнится 70 лет. Он вовсе не является номинальным руководителем, а полностью самостоятельно ведет бизнесовую деятельность. И это могут подтвердить более 20 тысяч человек, работающих в концерне. Отец имеет большой опыт такой работы и принимает решения совершенно самостоятельно, во всяком случае, не советуясь с членами своей семьи, это уж точно.

Так вот трудовые коллективы и директора упомянутых предприятий испытали очень жесткое давление со стороны старой власти. Людей неоднократно задерживали, арестовывали. На предприятиях в одно время сидели следственно-оперативные группы компетентных ведомств в составе 200 человек. Они работали так годами — за бюджетные деньги. И я счастлив и горд сказать, что даже в то время — в 2003—2004 годах — все решения по делам, касающимся этих предприятий, были вынесены в их пользу. Дела закончились пшиком. Причем дела, касающиеся указанных предприятий, были выиграны и прекращены еще до 26 декабря 2004 года. В отличие от других людей, на которых раньше оказывалось политическое давление и которые прекращали дела, возбужденные при старой власти, уже сейчас, как может возникнуть подозрение, с учетом новых обстоятельств, новых возможностей и полномочий. Так что здесь моя позиция абсолютно прозрачна.

Поэтому в данном случае мы имеем дело с клеветой, если пользоваться терминологией старого Уголовного кодекса, или со сведениями, порочащими честь и достоинство, если руководствоваться действующим кодексом. Я обязательно подам в суд иск с целью привлечь г-на Мельника к ответственности.

А весь этот обнародованный мусор был вытащен из архивов СБУ, ГНА, МВД.

В списке предприятий, указанных в обнародованных материалах, есть такие, о которых мне вообще ничего не известно.

— А что касается вашей поездки на Кипр с целью открытия счетов?

— В 1997 году я действительно был на Кипре. Но по другой причине. В августе того года у меня на Кипре погиб очень близкий мне человек — мой единственный брат. Я ездил вывозить его тело.

— Вы, разумеется, не считаете случайным стечением обстоятельств выступление депутата Мельника в ВР и новый «выброс» пленок Мельниченко?

— О подготовке выброса компромата, черного пиара мне было известно примерно за месяц. Я сообщил об этом Президенту. Совершенно четко знаю, кто это организовал. И мне приятно было услышать заявление А.Мороза относительно обсуждаемого нами вопроса о том, что, по его мнению, члены его фракции не причастны ни к какому сценарию. Это заявление сняло тяжесть с моей души по поводу того, что Александр Александрович мог быть информирован о подготовке такого сценария. А сценарий был, на его реализацию было потрачено много денег, но из большой тучи получился маленький дождь.

— Если Мороз говорит, что лично не знал об этом, это не значит, что не в курсе были его соратники…

— Я бы не назвал их соратниками. Это прилипалы. Когда вся страна боролась во время революции, отдельные прилипалы в партнерстве с социал-демократами, используя преступные механизмы власти, крали государственные деньги, набивая карманы. Все это будет установлено, речь идет о десятках миллионов украденных бюджетных денег. Ряд дел уже находится в суде, ряд — на стадии досудебного расследования. Так что акция против меня — это просто механизм защиты.

— Это касается, по вашему мнению, Мельника?

— Нет. В данном случае Мельник — это человек, чувства которого были использованы.

— Что вы можете сказать относительно пленок, зафиксировавших голос, похожий на голос Кучмы, и голос, похожий на голос Порошенко?

— После того как А.Мороз заявил, что на пленках есть среди голосов других политиков и мой голос, я сказал, что мои дела, поступки не расходятся с моими словами. Что на пленках из кабинета Кучмы нет и не может быть ничего такого, за что Порошенко придется краснеть. Я глубоко убежден, что записи Мельниченко, который помог раскрыть убийство Гонгадзе, из совершенно героического поступка превратились в нечто совершенно иное. А дальше трагедия страны просто перешла в фарс.

Безусловно, что касается пленок Мельниченко, то их нужно посмотреть, передать в руки общественности. Чтобы не было так, что Березовский и связанные с ним заплечных дел мастера Кучмы, которые сегодня подвизаются в новой власти, выкупив пленки, попытаются, организовав их дозированный слив, влиять на вопросы политики. Мне известно, что сейчас готовятся подобные материалы по ряду политиков. Речь идет о 40—45 часах записей. Мне это уже не интересно, потому что ничего общего с правдой все это иметь не будет.

— Вы утверждаете, что разговоров, расшифровки которых были обнародованы, у вас с Л.Кучмой не было?

— Да прошло уже около пяти лет, ведь пишут, что разговор был в 2000 году…

Я допускаю, что мог быть разговор о команде.

— В том контексте?

— Я не хотел бы вообще это обсуждать. Могли ли обсуждаться подобные темы в моем присутствии? Зная президента Кучму, могу сказать, что да. Соответствуют ли приведенные слова дословно тому, что действительно было сказано, комментировать не могу. Ведь, не удосужившись вложить в мои уста что-то негативное, они вложили слова «понятно» или «конечно».

— Мы даже не будем опускаться до выяснения, кто и как обзывал нынешнего премьер-министра, вопрос один — был у вас такой разговор с президентом или нет?

— В таком контексте этого разговора не было, я утверждаю это.

Если и обсуждались такие вопросы, то я подобные высказывания от президента слышал. Относительно критических или обидных утверждений в адрес Юлии Тимошенко или Виктора Ющенко я утверждаю, что это не соответствует моему стилю.

— Не соответствует вашему стилю?

— Да. Но я бы очень просил не лить воду на мельницу Мельниченко. Потому что сегодня эти пленки — это элемент черного пиара.

— Как вас понимать: пленки Мельниченко, которые были одним из главных аргументов, подтверждающих лозунг оппозиции о «преступной старой власти», и помогли, по вашим словам, раскрыть дело Гонгадзе, теперь лишь элемент черного пиара и не имеют ничего общего с правдой? А ведь участники оранжевой революции во главе с командой, пришедшей к власти, не подвергали сомнению содержание этих пленок…

— Когда речь идет о преступлении, об убийстве Гонгадзе, других людей или даже о хищениях, безусловно, эти материалы следует приобщать, устанавливать их достоверность, анализировать и смотреть. Когда речь идет о дискредитации кого-то фразой «тот-то дурак» и подобными, то нужно ведь учитывать эмоциональное состояние, общий фон, существовавший тогда, и главное — предмет обсуждения. Идет ли речь об убийстве или это какие-то досужие разговоры о каком-то третьем лице, обсуждение отношения одного лица к другому лицу. Это же совершенно разные вещи. И на сегодняшний день пленки Мельниченко являются механизмом дискредитации любой власти.

* * *

С последним тезисом П.Порошенко не согласиться, пожалуй, нельзя. Вообще создалась неприглядная ситуация, когда у власти нет желания привлекать к ответственности тех, чьи преступления зафиксировали пленки. А в то же время Мельниченко и пользователи его продукта проявляют склонность интриговать, преимущественно используя цветастые оценочные суждения, зафиксированные в кабинете президента.

«Двойной удар» по П.Порошенко выглядит откровенно нарочито. Вместе с тем, несмотря на слабую технику исполнения, акция вполне закономерна, если брать во внимание общеизвестную бурную деятельность П.Порошенко, последствия которой многие успели ощутить на себе. Потому что «широта взглядов» секретаря СНБОУ, в поле зрения которого попадают все финансовые потоки, с руслами которых необходимо навести порядок, и имеющие, с его точки зрения, самое непосредственное отношение к национальной безопасности, поражает даже видавших виды еще при ненавистном режиме Кучмы. Однако в архитектуре нынешней украинской власти П.Порошенко — один из главных столпов. Вторым столпом в этой конструкции является Юлия Тимошенко, на которую также опирается Президент, — одновременно побаиваясь и подозревая в неверности «рейтингоносную» миледи.

В том случае, если П.Порошенко действительно обратится в суд, украинская Фемида в очередной раз будет поставлена в весьма щекотливое положение. Она из него, конечно, выйдет, может, и не с честью, но выход найдет обязательно. Но в ситуации, когда статус фигуранта прозвучавших обвинений настолько высок, Президент не может и не должен оставаться в стороне. Однако у Президента в таких случаях позиция специфическая. Когда ему докладывают о неблаговидных делах соратников, неизменной его реакцией, насколько известно, бывает: «Зачем вы следите за моими людьми?»…

…Записи Мельниченко, ставшие искрой, от которой возгорелось пламя, способное воспылать очистительным огнем для настрадавшейся и разуверившейся страны, должны были дать ей шанс. Но этот огонь перевели на сотни одноразовых зажигалок, годящихся лишь для использования в узкоспецифических интересах частных лиц.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно