СОЮЗ НЕКУЧМ

27 августа, 1999, 00:00 Распечатать

Крещатик грохотал парадом. Президент приветствовал офицеров, солдат, танки и самолеты. Мальчишки дергали отцов за рукава и, взахлеб делясь впечатлениями, тыкали пальцами в военную национальную гордость...

Крещатик грохотал парадом. Президент приветствовал офицеров, солдат, танки и самолеты. Мальчишки дергали отцов за рукава и, взахлеб делясь впечатлениями, тыкали пальцами в военную национальную гордость. У взрослых душа разворачивалась от гордого «Могем!». И тут же сворачивалась от обиды на то, что мощи хватает только на праздники.

А в это время под куполом реставрируемой Верховной Рады шел большой совет. В нем участвовали четверо. До невозможности обиженный на Президента спикер, которому не дали слово во время торжественного заседания во Дворце культуры «Украина» и даже не пригласили в президиум, лидер коммунистов Петр Симоненко, лидер социалистов Александр Мороз и просто Евгений Марчук. На повестке дня был единственный вопрос: проведение в День независимости встречи антикучмовской четверки в Каневе с выпуском в свет соответствующего совместного заявления. Текст заявления был почти готов. В нем участники встречи призывали Леонида Кучму уйти в отставку и не баллотироваться на второй срок, а всем здоровым силам в обществе предлагали поддержать единого кандидата от каневской группы.

Нельзя сказать, что эта акция готовилась задолго до Дня независимости. Скорее она оказалась шоу-экспромтом, и свое отношение к ней, по крайней мере Ткаченко и Симоненко, определили почти на ходу. У оскорбленного спикера выбора не было. Симоненко же, сославшись на необходимость посоветоваться с товарищами, отбыл и больше не вернулся. А он и не мог вернуться. И не потому, что, как предполагают некоторые, лидером коммунистов руководят с Банковой. Просто глава левой партии не мог поставить свою подпись рядом с подписью Евгения Марчука, которого поддерживают крайне правые и националисты. Электорат Симоненко слишком чувствителен к подобным вещам, а электоратом Петр Николаевич дорожит.

В Канев приехали трое. На Черкасчине к столичным паломникам примкнул местный выдвиженец, кандидат в президенты Олейник. В связи с этим не предусмотренным моментом в заявление пришлось вносить некоторые правки, в следствие чего оно увидело свет 25 августа.

На каневских кручах - месте символическом и политически нейтральном, четверо политиков, похожих друг на друга только одним - оппозиционным отношений к нынешнему Президенту, пообещали к первому туру выдвинуть из своих рядов одного, кто выйдет на бой с Леонидом Кучмой и победит. Такое заявление дало надежду той части общества, которая не хочет голосовать за ныне действующего Президента и не может поддержать крайне левых кандидатов. Для них забрезжила надежда появления единого кандидата в центре, поскольку ввиду отсутствия на встрече Симоненко, речи о едином левом кандидате в Каневе идти не могло. Но осмелюсь высказать предположение, что «Союз Некучм», образованный месяц назад во время подписания воззвания «За честные выборы», подобным образом собрался последний раз. И не потому, что каждый из участников приехал на встречу с известной комбинацией в кармане. Подобные мероприятия, в которых смешиваются кони и люди, левые и правые, не столько способствуют популяризации участников, сколько затирают различия между ними. А ведь в каждом из них по-своему ценны именно эти различия, изюминки, притягивающие конкретный электорат. Свою изюминку нельзя отдать другому, сделав его более привлекательным для избирателей. Точно так же любой из подписавших совместное заявление не может распорядиться в полной мере собственным электоратом.

Но давайте предположим невозможное. Двое из троих собравшихся (чтобы не путаться с десятыми процента, электорат г-на Олейника предоставим считать его штабу) скорее всего захотят поддержать того, у кого будут самые высокие шансы на победу во втором туре.

У Ткаченко таких шансов нет. Часть его команды, подталкивая спикера к борьбе за другой пост, надеялась, что Александр Николаевич при помощи своей специфической харизмы сможет быстро сформировать необходимый для победы электорат. Уже сейчас ясно, что этого не случится: Ткаченко оказался не представителем народа «от сохи». Он оказался представителем начальников доперестроечных времен. Таких и в городах, и в селах чувствуют кожей и не любят. Мечте о стремительном росте рейтинга не суждено было сбыться. Но это не мешает ткаченковскому окружению в мечтах делить посты и рынки. Другая часть команды, более прагматичная, играя на амбициях спикера, толкнула его в борьбу, по всей видимости рассчитывая не на победу, а на результаты процесса привлечения и распределения средств на предвыборную кампанию. Ведь известно, что ничто не достается окружению так дешево и не стоит для патрона так дорого, как предвыборные средства... Электорат Ткаченко мал, но достаточно управляем. Если предположить, что он в конечном итоге, открыв глаза, решится поддержать Марчука или Мороза, то процента три-четыре от симпатизирующих ему смогут прислушаться к призывам своего ставленника. Но для Мороза и Марчука Ткаченко ценен не процентами, а возможностями. Причем не столько финансовыми, сколько организационными, позволяющими отчасти помешать штабу Президента провести «правильный» подсчет голосов.

В пользу Марчука Александр Ткаченко вряд ли откажется от остроты ощущения участия в президентской гонке, хотя бы потому, что, по мнению представителей его штаба, у Марчука нет никаких шансов выйти во второй тур.

В пользу Мороза ему будет отказаться сложно по другим причинам, чисто психологическим. Хотя спикер Ткаченко при президенте Морозе имеет шанс быть и спикером, и президентом, и премьером одновременно. При условии, конечно, что Мороз, как, впрочем, и любой победивший на этих выборах, одним из своих первых решений не разгонит парламент.

Не исключено, что единственным человеком, в пользу которого Александр Ткаченко может выйти из игры, будет ныне действующий Президент. У глав двух властей всегда есть шанс договориться. И если Ткаченко почувствует, что реальной альтернативы Кучме нет, он откажется от выборов в пользу Леонида Даниловича. По крайней мере на сегодняшний день сходств и различий в целях этих двух политиков - фифти-фифти.

Евгений Марчук. Его рейтинг на западе Украины растет. При благоприятных раскладах он получит десяток своих процентов, в связи с чем сохранит политическое лицо и сможет претендовать на достойный пост при любом президенте. Что же касается возможности его отказа в пользу кого-либо из двоих союзников, то она маловероятна. На Ткаченко ставку делать не имеет смысла. Поддержать Мороза Евгений Кириллович вряд ли захочет, поскольку почему-то убежден в своей победе. Он, как. впрочем, и каждый, уезжающий из Канева, уверен в том, что отказ должен быть в его пользу. Но Мороз стопроцентно этого не сделает. Во-первых, потому, что считает себя более перспективным единоборцем с Кучмой, а во-вторых, небезосновательно полагает, что его электорат имеет более широкий политический диапазон, нежели электорат Марчука.

Самому же Александру Морозу абсолютно не выгоден отказ Евгения Марчука баллотироваться. Если генерал обратится к своему электорату с призывом отдать голоса за Александра Мороза, то этот призыв найдет отклик в весьма незначительном проценте сердец. Носители правых и националистических настроений, выбирающие Марчука как альтернативу левым и ныне действующему Президенту, вряд ли проголосуют за Мороза. Скорее, они распорошатся между Костенками и Удовенками и основным процентом все же вольются в ряды поддержавших Кучму. Следовательно, участие Марчука в первом туре понижает шансы не Мороза, а Кучмы. На западе и в центре Украины он оттягивает на себя президентские голоса. Что же касается Ткаченко, то, с точки зрения Мороза, было бы гораздо выгоднее получить спикера, как ставленника Компартии. Сошедший с финишной прямой Симоненко не смог бы обеспечить Александру Ткаченко выход во второй тур, но весьма помог бы в такой ситуации Морозу.

Вот мы и пришли к главному. Отказ двоих из троих собравшихся в Каневе в пользу одного, ни при каких обстоятельствах не обеспечит избраннику победу в первом туре. Точно так же проблематична перспектива самого по себе отказа кого-либо из участников союза в пользу другого. Скорее всего с момента начала работы сессии ВР и обострения предвыборной борьбы каждый из них будет действовать по индивидуальному плану, не особо принимая во внимание интересы друг друга. Да и по большому счету даже жертвоприношение каждого из них ощутимо не повысит шансы другого. Во всем предвыборном раскладе есть лишь одна фигура, способная радикальным образом повлиять на результаты марафона. Эта фигура - Петр Симоненко.

Золотая акция КПУ

Штаб Симоненко работает как часы. Мощный орговик товарищ Чичканов веером развернул по стране фракцию КПУ. Перед приездом Петра Симоненко, как перед выходом рок-звезды, публику разогревают «ВИА» послабее - народные депутаты. Практически на всех встречах с Симоненко - аншлаг. Таких встреч он уже провел около тысячи. На каждой из них, заметно прибавивший в ораторском искусстве коммунист №1, обличает. Очереди ярлыков бьют по Президенту, Морозу и Витренко. Петр Николаевич срывает голос, приезжает в Киев, восстанавливает его и вновь убывает в регионы. Почти без отпусков работает фракция. Тысячи агитаторов со стахановским задором повествуют о правоте левого дела.

В отличие от Мороза, Марчука и Ткаченко, у Симоненко действительно работает по всей стране сеть первичек. Тираж газеты «Коммунист» за время предвыборной кампании увеличен втрое. Больших проблем с финансированием у коммунистов нет. Помощь бизнесменов пока достаточна. В каждом областном штабе установлены резографы, подаренные благодарными за назначение Дворкиса винницким губернатором людьми. (Ведь именно коммунисты оказались решающей силой, не позволившей Винницкому облсовету заблокировать назначение Дворкиса на ныне занимаемый пост). В ближайшее время Компартии и ее лидеру намеревается оказать помощь самая крупная фирма Донецкой области, к которой имеют отношение самые взрослые местные дяди. В принципе, практически все киты отечественного бизнеса не против умеренно проспонсировать идеологических противников. И совсем не потому, что Симоненко может стать президентом. От падения солнца на землю никто страховаться не намерен. Просто от фракции коммунистов очень многое зависит в парламенте. И если есть возможность перевести ее лидера в разряд должников, то почему бы этого не сделать?

Ситуативным союзником Петра Симоненко становится Леонид Кучма. Президент понимает, что Симоненко - это самый удобный спаринг-партнер во втором туре. Во-первых, левый электорат, по крайней мере пока, до 50 процентов не дотягивает. Во-вторых, красно-белая агитация после первого тура, типа - «голосуй, а то проиграешь!» - гораздо эффективнее влияет на электорат, нежели трясина взаимных обвинений, в которую обязательно втянется Президент, если во второй тур выйдет Александр Мороз. Несложно заметить, что основную ударную силу президентские СМИ направили именно на лидера социалистов. Сейчас на Банковой готовится массированная атака на Марчука, который уже начал грозить президентским позициям на западе Украины. В адрес коммунистов - лишь шаблонная риторика, которая, как любая банальность, никого не задевает.

Как соперник Симоненко для Президента даже лучше, чем Витренко. Очевидно, именно поэтому листовки против Мороза и Марчука, выпущенные президентским штабом, были подписаны именем лидера коммунистов, а не прогрессивных социалистов. В газете «Коммунист» Петр Симоненко опроверг свою причастность к выпуску этих листовок. Но газета имеет тираж 300 тыс., а листовки выпущены тиражом как минимум в десять раз большим. Газету читает специфическая публика, а листовки были развешены в доступных для обозрения местах по всей стране. Думаю, что подобная взаимовыгодная помощь была оказана лидеру коммунистов Банковой не последний раз...

В то же время положение Симоненко не так радужно, как может показаться. Перед ним постоянно возникает вопрос: идти до конца и проиграть или отказаться в пользу претендующих на место «единого левого» Мороза или Ткаченко? Дело в том, что в Коммунистической партии, пожалуй, как ни в какой другой, судьбоносные решения принимаются с наибольшей долей коллективного участия. Петр Николаевич действительно советуется с товарищами. И в его окружении весьма мощное крыло представляют те товарищи, которые Александра Мороза товарищем не считают. Символом этого крыла мог бы быть Станислав Гуренко. Коммунисты не могут простить экс-спикеру трех вещей: во-первых, того, что Александр Мороз голосовал за запрет Коммунистической партии и, по их мнению, воспользовался ситуацией для того, чтобы создать свою Социалистическую партию. Во-вторых, крайние левые обижены на Мороза за то, что он для них, по сути сделавших его председателем Верховной Рады прошлого созыва, ничего не сделал и во многих принципиальных моментах не оказал поддержки. И третий момент - измена идеалам марксизма-ленинизма. В верхушке Компартии преобладают действительно идейные коммунисты. Это видно по лицам.

Возможно, у толкающих Симоненко на борьбу за президентский пост есть и другие аргументы. Например, можно предположить, что свой интерес в походе лидера коммунистов за президентским креслом имеет и первый вице-спикер парламента Адам Мартынюк. Ведь очевидно, что если Симоненко будет отказываться от своего участия в пользу Ткаченко или Мороза, то ему за это будет обещано спикерское кресло (о премьерстве речь идти не может). И если Симоненко станет спикером, то Адам Мартынюк наверняка потеряет место первого зама. При этом нет никаких гарантий, что он займет место лидера в любом случае крупнейшей парламентской фракции КПУ.

Есть, конечно же, и те, кто изначально предлагал Петру Симоненко, несмотря ни на что, сделать ставку на Мороза. Представители этого, скажем так, интеллектуального крыла партии на сегодняшний день - в меньшинстве. Дополнительным аргументом против их предложений был такой: «Мы уже один раз поддержали Кучму и что из этого получилось?! Нет никаких гарантий, что с Морозом все не повторится: он воспользуется голосами партии, а победив, станет проводить совсем другую политику». Отказ Симоненко в пользу Мороза практически гарантировал бы последнему президентское кресло. Но пойти на этот шаг для Симоненко означает переступить через самого себя.

Боятся коммунисты ставить и на Ткаченко. Они слишком хорошо знают Александра Николаевича. И не безосновательно опасаются того, что на красном мундире партии появятся пятна грязи после предания гласности теневой стороны деяний спикера. Еще несколько программ «Досье» - и Ткаченко для коммунистов будет неприкасаемым. Отвечать за «красного олигарха» КПУ незачем. Отказаться от президентской гонки в пользу Александра Ткаченко Петра Николаевича призывали в свое время московские сотоварищи. Эту тему будировал не столько Геннадий Зюганов, сколько спикер Совета Федерации Егор Строев. Но, убедившись в отсутствии шансов Ткаченко на победу, москвичи свой пыл поумерили. Что же касается самих лидеров КПРФ - Зюганова и Купцова, то они не в восторге от решения украинских собратьев выдвинуть Симоненко. По их мнению, неудача на выборах может ослабить КПУ. Но в руках у российских коммунистов нет кнопки «включающей» и «выключающей» Симоненко. К ним могут прислушаться, но не послушать. Петр Николаевич вообще достаточно прохладно относится к Геннадию Андреевичу, который известен своей дружеской привязанностью к Леониду Грачу...

Таким образом, решение о дальнейшем поведении Петр Симоненко и его ближайшее окружение будут принимать сами. При этом им предстоит решать: идти ли до конца самостоятельно и при этом брать на себя полную ответственность за сохранение Леонида Кучмы у власти, или же делать ставку на кого-то другого, у кого будут реальные шансы при поддержке коммунистов сесть в президентское кресло.

Если говорить о Коммунистической партии в целом, то ей скорее выгодно избрание тактики доведения борьбы Петра Симоненко за президентство до конца. Коммунистам не нужна власть, коммунистам не нужна ответственность. Им нужно влияние и мощная фракция в будущем парламенте. На президентских выборах они отработают агитационные и избирательные технологии и во всеоружие подойдут к 2002 году.

Симоненко - другое дело. Он просто оказался загнанным в «красный угол». Проигрыш во втором туре несомненно ослабит его позиции, как лидера партии, поскольку ситуацию с сохранением Кучмы по полной программе используют его внутрипартийные конкуренты и, в первую очередь, Грач, который, надо полагать, рассчитывает побороться на следующих президентских выборах за главный пост страны всерьез. Для этого ему необходимо возглавить КПУ, предварительно расшатав Симоненко.

Без потерь для своего имиджа Симоненко не сможет и отказаться в пользу другого левого кандидата. Так что ситуация для шефа КПУ сложилась достаточно непростая. Успокоить Петра Николаевича может только одно: слишком мало шансов у него пережить самый крупный удар - победу на президентских выборах. Ему не придется отвечать за страну. Но в любом случае придется разделить ответственность с тем, кто этим будет заниматься.

Но вернемся к участникам каневских событий. Плюсы от проведенной встречи очевидны. Четверо кандидатов в условиях блокадного пайка доступа к СМИ смогли, насколько это возможно, привлечь к себе внимание. Некоторым из участников удалось углубить и расширить трещину между спикером и Президентом. Ведь Ткаченко предпочел параду Канев. И, наконец, третий момент - каждый из подписавших каневское заявление дал возможность прессе порассуждать на тему, кто окажется счастливчиком, в пользу которого остальные откажутся от борьбы. Вот собственно и все. Минусов у этой акции, пожалуй, столько же, сколько и плюсов. Правда, не общих, а индивидуальных. Безусловно, Евгению Марчуку аукнутся его контакты с двумя левыми кандидатами. Особенно с Ткаченко, который вызывает идеосинкрозию у электората Евгения Кирилловича. Левая часть поддерживающих Александра Мороза будет далеко не в восторге от близости их ставленника к Евгению Марчуку, которого поддерживают в том числе и крайние правые. Этим моментом безусловно воспользуются Симоненко и Витренко, в очередной раз перед массами уличая Александра Мороза в колаборационизме. Александру Ткаченко будет сложнее, чем неделю назад, найти общий язык с Президентом.

Что же касается отношений в самой тройке, то они и без того не особенно прочные, будут подвергнуты множеству испытаний в ближайшее время. Не исключено, что по результатам президентской кампании оба заявления, подписанные кандидатами в президенты, - как киевское «За чистые выборы», так и каневское, будут названы «Пактом Молотовых-Риббентропов». Разумеется, не по сходству подписантов, а по сходству перспектив взаимоотношений между ними. Борьба есть борьба, особенно если приз в состязании, пусть даже не президентское кресло, а всего лишь политическое будущее каждого из кандидатов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно