«СОЛНЦУ ВСТАТЬ! РАЗ-ДВА!»

2 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 2 ноября-9 ноября

«Если гора не идет к Магомету, Магомет найдет другую гору». Судя по всему, именно так подумал верхо...

«Если гора не идет к Магомету, Магомет найдет другую гору». Судя по всему, именно так подумал верховный рефери украинского народа, завизировав на минувшей неделе два документа, которым суждено сыграть принципиальную роль в судьбе ближайших парламентских выборов.

Как и прогнозировало «ЗН», Леонид Данилович вынужден был подписать последнюю редакцию избирательного закона. Созданное «по случаю» парламентское «нью-большинство» согласилось учесть наиболее принципиальные пожелания гаранта по поводу сроков проведения кампании и технологии формирования окружных избирательных комиссий. В свою очередь, Леониду Даниловичу пришлось отказаться от целого ряда других замечаний к тексту. Особенно не нравилось членам временной коалиции олигархов и национал-патриотов упорное стремление Президента наделить исполнительную власть правом контроля за ходом выборов. Кучма спорить не стал — он просто воспользовался старым, не единожды испытанным рецептом. Левой рукой подмахнул многострадальный закон, правой — поставил уверенный автограф на указе с многоэтажным названием «Об обеспечении реализации прав граждан, принципов демократического общества, открытости и прозрачности в процессе подготовки и проведения выборов 2002 года».

Как свидетельствует опыт избирательных кампаний, чем меньше центральная власть заботится о прозрачности, открытости и демократичности выборов, тем больше у выборов шансов оказаться действительно прозрачными, открытыми и демократичными. Выборы — особый период в жизни страны, короткий миг относительной свободы. Отгородившись от власти ветхой шторкой, украшающей избирательную кабинку, самый бесправный член общества на миг превращается из раба небожителей в их судью. Президентский же указ, при ближайшем рассмотрении, оказывается весьма похожим на инструмент, при помощи которого власть надеется сделать в этой самой шторке как можно больше дырок. Чтобы подглядывать и подсказывать.

С правовой точки зрения упомянутый выше документ — абсолютный абсурд. Поскольку «создавать необходимые условия для проведения выборов», «оперативно принимать необходимые меры для обеспечения неуклонного соблюдения требований законодательства», «обеспечивать полное и своевременное финансирование затрат на подготовку и проведение выборов» et cetera разномастные чиновники обязаны и без напоминаний Банковой.

Делать сие их обязывают Конституция и законы, т.е. нормативные акты, имеющие больший юридический вес, чем президентские указы. Кроме того, отдельные положения рассматриваемого документа, мягко говоря, не вполне соответствуют Основному Закону, о чем Леонид Данилович (как его формальный гарант) должен был бы знать. 77-я статья Конституции гласит: «Порядок проведения выборов народных депутатов Украины устанавливается законом». То есть правила проведения выборов могут быть выписаны только в избирательном законе, и нигде больше. Между тем указом предлагается часть этих правил изменить. В законе (наконец-то завизированном главой государства) достаточно четко выписаны правила использования средств массовой информации и определен ответственный за этот процесс — Центральная избирательная комиссия. А в указе предписывается создать некий общественный совет, которому поручено «разработать порядок использования средств массовой информации, прежде всего государственных» (!?). Во-первых, зачем разрабатывать то, что уже разработано и обрело железобетонную силу закона? Прикрываясь заботой о соблюдении законности, Президент, по сути, призывает нарушить закон, который сам же только что подписал. Во-вторых, что означает оговорка «прежде всего, государственных»? Навязывать частным масс-медиа формы, принципы и методы размещения предвыборных материалов не вправе ни ЦИК, ни Президент, ни тем более какой-то мифический общественный совет. Закон, по сути, оговаривает только финансовые правила деятельности коммерческих СМИ в условиях выборов. Он предписывает газетам и каналам:

— обязательно брать деньги за размещение агитационных материалов;

— независимо от симпатий и антипатий исходить из единых расценок, причем расценки эти не должны выходить за рамки обычных рекламных «прайсов» и не должны изменяться в течение кампании;

— ни в коем случае не использовать «черный нал».

В указе же содержится намек на то, что некий орган, никому не подотчетный, с никем не определенными правами и полномочиями, способен навязать свои правила частным средствам массовой информации. Группа пока никому не ведомых «известных общественных деятелей, авторитетных политологов, специалистов в области организации и проведения выборов» становится верховными судьями в области свободы слова. Абсурд? Несомненный. Особенно если учесть, что определять степень «известности» и «авторитетности» членов общественного совета предложено государственным органам — Госкоминформу, Нацсовету по вопросам телевидения и радиовещания, Центризбиркому. С таким же успехом можно было поручить МВД, СБУ и ГНАУ создание мощной и авторитетной оппозиции существующему режиму. По поводу очередного президенсткого «ноу-хау» можно было бы просто посмеяться. Если бы это было очередное откровение на встрече с избранными представителями региональной прессы. Но данное пожелание главы государства облачено в форму указа, и, следовательно, имеет силу закона. Не сумев «заложить» административный контроль за проведением выборов в избирательный закон, Президент «ввел» этот контроль указом. Судя по всему, мало беспокоясь, как это будет сочетаться с духом и буквой законодательства.

Есть и другие любопытные новшества. Кабмину, местным администрациям поручено «содействовать вместе с государственными и коммунальными средствами массовой информации, правоохранительными органами деятельности создаваемых избирательными комиссиями пресс-центров». При чем тут правоохранительные органы к пресс-центрам, известно, наверное, только Президенту. Как говаривал один известный телеперсонаж: «допрос в полночь в личных апартаментах королевы — это что-то новенькое во дворцовом лексиконе». Впрочем, думается, такой тонкий знаток СМИ, как нынешний начальник милицейского ведомства с присущей ему деликатностью, решит любые проблемы, касающиеся неукоснительного соблюдения принципов свободы слова.

Разбирать президентский указ, как говорится, «по косточкам», не имеет смысла. Он как минимум двусмысленен с точки зрения правовой: исполнительную власть силовым решением впихивают в процесс, от которого ей следует максимально дистанциироваться, если она, эта власть, действительно, заинтересована в том, чтобы выборы были «демократическими, прозрачными и открытыми». Между тем едва ли не в каждой строчке указа тем или иным структурам исполнительной власти предписывается контролировать, консультировать, обучать, советовать, следить, проверять. Все эти глаголы можно заменить одним — «влиять». Влиять на ход выборов, от которых слишком много зависит, чтобы пускать их на самотек.

С точки зрения общечеловеческой — указ бессмысленен. Абсурдным выглядел бы указ, предписывающий солнцу вставать на востоке. Еще более абсурдным выглядел бы указ, обязывающий солнцу восходить на западе. Смешно призывать соблюдать закон тех, кто его и так соблюдает. Еще более смешно призывать соблюдать закон тех, кто его никогда не соблюдал и соблюдать не собирается.

С точки зрения политической — указ отдает цинизмом. Так как в переводе с «политической морзянки» он означает попытку узаконить административный контроль. И делается это под прикрытием заботы о «прозрачности» и «демократии».

И если то, что предлагает автор этого указа, называется открытостью, то автор этого материала готов искренно агитировать за закрытое общество.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно