СБУ И МВД СТАВЯТ ТОЧКУ В «ДЕЛЕ ЧОРНОВИЛА». НАВСЕГДА? - Архив - zn.ua

СБУ И МВД СТАВЯТ ТОЧКУ В «ДЕЛЕ ЧОРНОВИЛА». НАВСЕГДА?

10 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Дело об убийстве Вячеслава Чорновила, возбужденное в конце марта 2001 года по статье о террористическом акте, закрыто...

Дело об убийстве Вячеслава Чорновила, возбужденное в конце марта 2001 года по статье о террористическом акте, закрыто. Таков главный вердикт датированных 25 июля двух постановлений, подписанных заместителем начальника главка МВД Кириленко и старшим следователем СБУ Антиповым и полученных случайно на прошлой неделе родными погибшего политика.

 

Однако сделанная практически под копирку отписка двух «важняков» из МВД и СБУ вряд ли приблизила к установлению истины в столь резонансном деле. Неудивительно, что сын Вячеслава Чорновила Тарас уже успел заявить: отца «заказали». Но следственная группа МВД вряд ли сможет найти настоящих заказчиков убийства его отца.

Недоверие к выводам следствия отнюдь не случайно. Вспомним общеизвестные ранние нюансы произошедшего. Вячеслав Чорновил вместе со своим водителем гибнет в автокатастрофе поздно вечером 25 марта 1999 года на 5-м километре трассы Борисполь—Золотоноша в столкновении с «КамАЗом». А утром на следующий день без выводов экспертов министр МВД Юрий Кравченко уверенно заявляет о единственно правильной версии случившегося — случайном ДТП.

«Версия покушения на Вячеслава Чорновила как причина его гибели даже не рассматривалась», — сказал министр.

О том, что смерть политика, тем более такого масштаба, всегда кому-то выгодна, а потому нужно разрабатывать и другие версии автокатастрофы — первый милиционер страны (случайно или умышленно) тогда не додумался. Не говоря просто об отработке бытовых версий убийства — ненависти или мести.

Через несколько месяцев после аварии это же подтвердил и следователь «дела Чорновила», заявивший в одном из интервью: «Уже 24 июня следствие пришло к выводу, что теракта не было».

Удивительно, но факт. Следствие расследует дело исключительно в рамках ДТП, теракт настойчиво отрицается. Разве можно, поднявшись ввысь на 100 метров, утверждать, что во Вселенной отсутствует жизнь?

Были и другие сомнения. В частности пресс-секретарь Руха, Дмитрий Понамарчук, ехавший тогда в одной машине с Чорновилом, утверждает, что все экспертизы подгонялись под одну версию — случайное ДТП.

В частности, по его словам, в одной из них говорится, что водитель Чорновила Евгений Павлов превысил скорость, что и послужило причиной столкновения, в другой — будто подушки безопасности в «Тойоте» не сработали по причине слабой силы удара.

То есть, если Евгений Павлов ехал со скоростью 120—140 километров в час, то как в таком случае можно говорить, что был слабый удар? И почему, кстати, на самом деле не сработали подушки безопасности? «У меня вообще большие сомнения — а были ли они там», — сказал Понамарчук.

Не совсем понятно с экспертизой, которая должна была установить, какова была видимость в ту злополучную ночь. На каком расстоянии мог видеть водитель «КамАЗа» свет фар легковой машины? Так вот Понамарчук утверждает, что экспертиза была проведена с серьезным опозданием.

Однако гораздо «интереснее» события вокруг «дела Чорновила» разворачиваются через полтора года с момента автокатастрофы — во времена Гонгадзегейта.

В декабре 2000 года депутаты Григорий Омельченко, Анатолий Ермак и мэр Черкасс Владимир Олийнык засвидетельствовали, что у секретаря Совета национальной безопасности и обороны Евгения Марчука в канун проведения президентских выборов была видеокассета с информацией о проведении спецподразделением МВД операции по уничтожению лидера Народного руха. Они утверждали, что Марчук показывал им эту видеокассету. В ответ секретарь СНБО 19 января нынешнего года на заседании временной следственной комиссии Верховной Рады свой отказ обнародовать видеокассету простодушно объяснил: мол, «не воспринял серьезно» упомянутые свидетельства. По мнению Марчука, то обстоятельство, что спецназовец, который имеет хоть какое-то юридическое образование и является соучастником преступления, сам себя документирует на пленке, противоречит здравому смыслу. Потому сама кассета теряется. «Как появилась, так и исчезла», — говорил тогда Марчук в многочисленных интервью.

Позже народный депутат Анатолий Ермак еще более конкретен в определении исполнителей убийства Чорновила — он называет фамилии людей, работающих в спецподразделении МВД «Сокол». В ответ ведомство шлет письмо в Генпрокуратуру проверить эту информацию, а в случае ее неподтверждения привлечь клеветника к ответственности.

При таких обстоятельствах, да еще учитывая многочисленные заявления народных депутатов с трибуны ВР с призывом к Генпрокуратуре возобновить уже давно закрытое дело, Потебенько не мог не начать расследование вновь. И новая проверка фактов началась с 27 марта 2001 года.

Что же сделали при возобновившемся расследовании? Допросили народных депутатов — Танюка, Костенко, Кендзьора, Жовтяка, Ключковского. Одним словом, тех народных депутатов, которые в интервью журналистам заявляли о заказном характере гибели лидера Руха.

Остается одна и та же версия — трагическая случайность ДТП. Ведь водитель легковой машины при предельно допустимой скорости в 90 км/час на том участке и при той видимости ехал не менее 130—150 км/час.

Вопрос, почему водитель «КамАЗа» (а машина была с прицепом) резко начал маневрировать при приближении «Тойоты» на 90 м, создавая западню — ответа до сих пор нет.

Впрочем, это не единственный вопрос. Скажем, почему к материалам следствия не приобщено свидетельство о наличии в КамАЗе средств радиосвязи? Почему не изъят журнал регистрации автомобилей на контрольном пункте около города Переяслав-Хмельницкий, по которому можно было установить последовательность движения автомашин? Сопровождала ли машины с Вячеславом Чорновилом и Геннадием Удовенко еще одна иномарка и т.д.

Мог ли Чорновил случайно погибнуть в автокатастрофе? Мог. Однако установить, а уж тем более заявлять об этом можно лишь в одном случае — после получения ответов на выше поставленные вопросы. Версия о случайной аварии может рассматриваться при таких обстоятельствах одной из последних, но никак не первой. И потом — наибольшая вероятность получения ответов была в первые три месяца после автокатастрофы. Однако не теперь, спустя два с половиной года…

Впрочем, Тарас Чорновил заявил, что намерен опротестовать решение правоохранительных органов. Как знать, может хоть в судебном порядке удастся что-то прояснить в столь темном деле.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно