Саммит раздраженных

28 января, 2005, 00:00 Распечатать

Виктор Ющенко сдержал свое обещание — сразу же после инаугурации посетил российскую столицу и, ме...

Виктор Ющенко сдержал свое обещание — сразу же после инаугурации посетил российскую столицу и, между прочим, дал в Москве свою первую пресс-конференцию в президентской должности — сотни российских и зарубежных журналистов терпеливо ожидали задержавшегося на пару лишних часов на переговорах нового главу украинского государства. Говорить о содержательной стороне поездки не приходится, да, собственно, никто и не ожидал от нее какого-либо практического содержания. Понятно, что Ющенко был в цейтноте — уже во вторник он отправлялся в Страсбург, а поездка в Москву, согласно предвыборным обещаниям, должна была предшествовать любым другим зарубежным вояжам. Понятно, что в российской столице никак не могли отказать Ющенко в желании посетить Москву — заявить о таком отказе, не имея никакого формального протокольного повода, означает подтвердить нежелание поддерживать отношения с Украиной и ее новым президентом. Между тем, президент Путин и другие российские руководители неоднократно заявляли о готовности поддерживать отношения с любым президентом, избранным украинским народом, — и не собирались этот тезис опровергать.

Встретились. Диалога не получилось. Это можно было заключить и по выражениям лиц президентов после встречи — ни о каких улыбках говорить не приходилось, оставалось только решать, кто мрачнее (мрачнее был Ющенко), и по тому, что они говорили — Путин отказался комментировать состав нового украинского правительства (то есть назначение Юлии Тимошенко) и отделался от журналистов общими словами, Ющенко также. И после этой встречи с президентом России, и на пресс-конференции, и во время зарубежных турне говорил об отношениях с Москвой скорее в общем плане — о дефиците доверия, программе на 2005 год, интересных задачах… Ничего о конкретных вопросах двустороннего сотрудничества не прозвучало, да и прозвучать — ввиду того же цейтнота и дефицита времени — не могло. Правда, Путин, говоря о преемственности, сказал и о газопроводном консорциуме. Судя по этому, специально выделенному российским президентом моменту, — это главное, что сейчас беспокоит Москву. Но никакого комментария на этот счет из Киева мы пока что не получили — и в самом деле, какие могут быть комментарии о консорциуме до формирования правительства? В таком случае, почему же можно делать вывод, что диалог не получился?

Это не вывод, а скорее прогноз. Да, президенты не подружились на первой встрече — и не подружатся на последующих, хотя этих свиданий будет немного. Можно усматривать причину в частностях. Например, в спешности визита. Или в том, что перед отлетом в Киев Ющенко подписал указ о назначении Юлии Тимошенко — в Москве это расценили как очередной плевок в лицо, что и было продемонстрировано на следующий же день после отлета украинского президента, когда генеральный прокурор России Владимир Устинов заявил о том, что дело против исполняющей обязанности закрыто не будет. Можно усмотреть причину возможного раздражения в информации о предшествовавшему встрече Владимира Путина с Виктором Ющенко свидании президента России с Виктором Януковичем. До сих пор невозможно сказать определенно, встречались ли Путин и Янукович или нет, однако сообщение об этом было вброшено в СМИ как раз накануне отлета Ющенко… Но это все частности. Главное — изменилась сама суть российско-украинских отношений.

До прихода к власти нового украинского президента можно было говорить об отношениях команд. Леонид Кучма овладел тактикой и стратегией этих отношений в совершенстве. Правило было сформулировано четко: ты используешь Кремль — Кремль использует тебя. Об отношениях государств в этом правиле речи не шло. Более того, как показала история с Тузлой, межгосударственные отношения никогда и не были особо теплыми. Просто они были редкими. В основном все вопросы решались на межличностном уровне, как бы в обход государственных структур. С другими странами Россия и Украина позволяли себе иметь нормальные межгосударственные отношения, между собой — в крайне редких случаях. Оказалось, что это неудобно — хотя бы уже потому, что государственные интересы не всегда пересекаются с командными… Собственно, межгосударственными российско-украинские отношения уже были — в эпоху Леонида Кравчука. И тогда они тоже были плохими — настолько плохими, что Россия приложила немало усилий, чтобы избавиться от нашего первого президента. Как журналист, занимавшийся российско-украинскими отношениями в то время, могу засвидетельствовать: российская сторона воспринимала украинскую с раздражением и недоумением — то, что «эти люди» могут говорить о своей выдумке, как о настоящей стране, вызывало искреннее непонимание наших соседей. В эпоху Леонида Кучмы все изменилось: украинцы вновь стали «нашими», так что если что и вызывало недоумение, так это, например, украинская реакция на Тузлу. Но примерно в таком виде: вон как «наши» завелись.

С инаугурацией Виктора Ющенко российско-украинские отношения вновь стали отношениями государств. То есть — плохими, сложными, противоречивыми. Отношениями бывшей колонии, не желающей более даже делать вид, что она готова идти на поводу у метрополии, и бывшей метрополии, не желающей более содействовать развитию бывшей колонии, но вместе с тем и не стремящейся отпускать ее на вольные хлеба. Это вечное противоречие сглаживалось общим номенклатурным интересом — проще говоря, желанием зарабатывать и делиться. Возможность совместной государственно-предпринимательской деятельности исчезла. Даже если предположить, что кто-то в новом украинском руководстве захочет предложить россиянам эту возможность, они от нее, безусловно, откажутся. Виктор Ющенко абсолютно прав, когда говорит о дефиците доверия в двусторонних отношениях. Но ведь это не только государства друг другу не доверяют, теперь и номенклатуры друг другу не доверяют — а в России, где политика носит отчетливо выраженный номенклатурный характер, это даже важнее государственного недоверия. И вот теперь попробуем понять схему развития двусторонних отношений. Отсутствие группового интереса делает их неинтересными для Кремля. Для нового же украинского руководства развитие диалога — это и есть групповой интерес: только так команда Виктора Ющенко сможет доказать, что с ее приходом к власти отношения с Россией не испорчены. Но Россия не заинтересована в том, чтобы дать Ющенко возможность предоставить это доказательство, так как ее интерес — смена власти в Украине и приход к ней людей, которым можно будет доверять, чтобы развивать не межгосударственные, а групповые взаимоотношения. Поэтому, если уж совсем честно сказать, президентам разговаривать было не о чем не только во время первой встречи — им и в дальнейшем не о чем будет говорить. А Юлия Тимошенко, если ее утвердят премьером, станет первым главой украинского правительства, которому вход в Первопрестольную будет заказан. Чем, вне всякого сомнения, воспользуются многочисленные — как мы убедились — недоброжелатели Юлии Владимировны в новой власти. Они будут стараться устанавливать собственные каналы связи с Москвой, совершать путешествия в столицу — примерно так, как сейчас время от времени ездит в Москву грузинский спикер Нино Бурджанадзе. В Москве с ними будут разговаривать, в нужный момент вбрасывать информацию об этих консультациях, которые велись вроде бы от имени президента. Тимошенко, разумеется, будет в бешенстве обвинять участников переговоров в предательстве, Ющенко не будет говорить ни да ни нет… В общем, будет весело…

Короче говоря: не нужно иллюзий. Виктор Ющенко, конечно же, может использовать свои полеты в Москву для демонстрации нового лица Украины, ее внешнеполитической самостоятельности, а также для раздачи автографов аккредитованным в российской столице журналистам. Но только Владимиру Путину, судя по происходящему, автограф нашего президента не нужен, и встречи с ним климата российско-украинских отношений не улучшат. Еще раз повторюсь — межгосударственные отношения России и Украины не стали плохими, они и были неважнецкими, и это всякий раз было видно по решению принципиальных вопросов — вспомним бодягу с Черноморским флотом, Тузлу, реверс, консорциум, дискуссии по поводу «совместного» вступления в ВТО, обходные маневры по ЕЭП, войска в Ираке, «Криворожсталь», наконец, вспомним — ее-то не продали не Соросу, а Мордашову! Отношения кланового характера с Москвой Виктор Ющенко установить, надеюсь, не хочет, а если и захочет — то не сможет. Останется чист. Так что придется нам жить в эпоху реальных российско-украинских отношений. Тем, кто выступал за их улучшение, следовало просто проголосовать за Виктора Януковича — в случае его прихода к власти клановый характер взаимных связей не просто бы сохранился, а восторжествовал и сложных межгосударственных отношений никто бы не заметил — не до того было бы, ведь отношения кланов всегда гораздо сложнее и забавнее, чем отношения государств.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно