САММИТ «НЕФОРМАЛОВ»

31 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 31 января-7 февраля

Мода на «встречи без галстуков» в СНГ отмирает. Даже неформальные съезды лидеров бывших республик...

Мода на «встречи без галстуков» в СНГ отмирает. Даже неформальные съезды лидеров бывших республик СССР теперь проводят с соблюдением всех норм протокола и даже с галстуками, которые правилами «неформального» протокола запрещены. Впрочем, можно предположить, что если бы саммит, как и планировалось, проводился в карпатской Гуте, то изысканные костюмы были бы некстати. Но вышло так, что некстати оказались президенты в Карпатских горах. Да и открытие Года России в самом сердце Западной Украины было бы некстати, в то время как страна готовится отметить 70-ю годовщину голодомора.

Киев, где дышится тяжелее, чем в карпатской глубинке, а люди уже привыкли ко всякого рода визитам и саммитам, лучше приспособлен к проведению масштабных мероприятий. При этом организаторы саммита СНГ в Киеве даже не пытались придать ему неформальный статус. И как ни уверяли накануне официальные чины уважаемую публику, что встреча вообще не имеет повестки дня, кроме ряда сугубо экономических вопросов, главный результат встречи оказался самый что ни есть политический.

О России с любовью

Сложно даже сказать, к чему больше готовились в Киеве — к саммиту СНГ или рабочему визиту российского лидера Владимира Путина, приуроченному к церемонии открытия Года России. Если учесть, что крупнейший в стране Дворец «Украина» не вместил всех желающих посмотреть на Владимира Путина живьем, то сложно себе представить, как собирались его отметить, например, в Карпатах.

Церемония удалась на славу, главное — ее сделали не обременительной для президентов. Правда, Путин был более раскованным во время своего выступления и говорил о чувствах к Украине понятными словами и даже без заранее заготовленной бумажки. «Дружба наша старая, но крепкая на века», а сейчас россиянами и украинцами движет желание жить вместе, сказал Путин. По-видимому, столетия, прожитые бок о бок с россиянами, для украинского лидера не такой уж большой срок. По словам Леонида Кучмы, сегодня назрела необходимость «взглянуть друг другу в глаза». В новое время «мы становимся другими, открывая в себе непознанные грани исторического самовыражения» — сказал Президент Украины. При этом Леонид Кучма считает, что украинцам нужно вернуться к истокам европейской цивилизации, вернуться к самим себе, ибо цивилизация распространилась с берегов Днепра. Леонид Кучма был скуп на слова. О дружбе с Россией он упомянул один раз, о братстве и родстве, на котором останавливался Путин, — ни разу. Зато у Киева есть еще целый год — Год России в Украине, чтобы научиться жить рядом с Россией по-новому, познать ее в нынешнем состоянии.

На следующий день президенты Украины и России подписали договор о сухопутной границе протяженностью 2 063 километра. Как заявили российские дипломаты, точно вычертив линию кордона на карте, демаркацию на местности проводить не будут. Не сняты противоречия и по морскому участку в Азовском море и Керченском проливе, но это не очень омрачало высокие стороны. Как заявил Путин, «открытие Года России в Украине вышло за рамки политического акта и стало полноценным рабочим визитом. Договор о границе — это компромисс, который отвечает национальным интересам и Украины, и России. Проблемы Азова тоже будут решены». Посоветовал прекратить «политическую трескотню» вокруг данной проблемы. Впрочем, как ни странно, не Год России и даже не договор о сухопутной границе были преподнесены как главный итог происходящего в Киеве. Путин имел еще одно дело, о котором он поведал лишь на следующий день.

«Кучма — это естественный выбор»

В Содружестве не все любят Украину. В России ее даже боялись, считая потенциальным «могильщиком» СНГ. В Киеве с самого начала доминирующей была идея, что Содружество как форма «цивилизованного развода» бывших советских республик себя оправдала, но на этом его историческая миссия завершена. Возможности этого объединения в Киеве всегда оценивали со скепсисом, всякий раз делая акцент на необходимости укрепления двусторонних связей между новыми независимыми государствами.

Можно вспомнить и то, как на днепровских кручах уже не раз собирались устроить панихиду по Содружеству. Украинцы не хотели лезть в новое «ярмо», противились созданию надгосударственных структур и в то же время критиковали СНГ за его аморфность и бездеятельность.

Все это нашло выражение в том, что Киев так и не ратифицировал Устав СНГ, и де-юре Украина сегодня не полноправный член СНГ, а лишь «страна-участница» с ассоциированным статусом. Поэтому Россия не спешила отказываться в пользу Киева от почетной миссии председательствования в Содружестве на протяжении последних 11 лет. В Москве говорили, что частая ротация главы СНГ ослабит объединение. Хотя, согласно положению Устава СНГ, за эти годы в роли «председателей Содружества» должны были побывать все ныне действующие президенты постсоветских республик.

(Можно предположить — если бы Россия сразу согласилась на ротацию, а Украина сразу ратифицировала Устав СНГ, в 1993-м или 1994 году главой СНГ мог бы стать Леонид Кравчук, очередь же Леонида Кучмы наступила бы после 2004 года, а учитывая, что на третий срок нынешний гарант оставаться не собирается, почетная миссия порулить СНГ вообще досталась бы его преемнику.)

Владимир Путин, выступая в Киеве, признал, что Борис Ельцин был не прав, отказав другим лидерам в праве побыть руководителями Содружества. Возможно, теперь Москву меньше бы критиковали за стремление быть выше остальных.

Впрочем, пост председателя Совета глав держав СНГ для украинского президента, как первого, так и второго (до недавних пор), никогда не был целью. Украинцы отказались рвать отношения с Содружеством. Но в то же время были нерешительными, даже в тот момент, когда сам ход процессов на постсоветском пространстве давал отечественному эстеблишменту шанс предложить партнерам по СНГ собственную концепцию и взгляд на развитие этой организации. Киев так и не стал лидером для той части государств, которые в силу определенных причин и специфики своих отношений с Москвой хотели бы видеть в Украине некий противовес России. (На киевской встрече Украина самоустранилась от вмешательства в спор между Москвой и Тбилиси, предоставив шанс решить все лидерам двух стран, хотя в Грузии на украинскую поддержку всегда рассчитывают в трудную минуту.)

Киев никогда не выступал против воли Кремля, он нашел в себе силы присоединиться к региональному объединению ГУУАМ, в котором ему лидерство обеспечивает лишь географическое положение и размеры. Но что происходит теперь? Почему в последние полгода Киев фактически отказывается от традиционного курса и становится на путь укрепления связей с ЕврАзЭС, добивается для себя поста председателя СНГ? Неясно, зачем это Украине, но ясно зачем это нынешнему Президенту.

После череды скандалов последних лет, натянутых отношений Киева с Вашингтоном и Брюсселем «единогласная и безусловная» поддержка кандидатуры Леонида Кучмы на посту главы СНГ может быть истолкована как значительная дипломатическая победа. В частности, победа над амбициозным белорусским «бацькой», который был против кандидатуры Кучмы еще на Кишиневском саммите. Но он уступил, не потому что Кучма так хорош, а по просьбе Владимира Путина. «Раз надо для дела» — добавил высокопоставленный гость Киева, опоздавший по важной причине. Правда, для какого такого дела — Лукашенко уточнять не стал. По его мнению, Украине следовало бы теперь стать полноправным членом СНГ, ратифицировав Устав. Впрочем, в среде российских журналистов, сопровождавших российского президента, бытовало мнение, что платой за избрание Кучмы будет вступление Украины в ЕврАзЭС, чего Россия добивается с прошлого года.

Для самого Леонида Даниловича факт трудоустройства на новую работу за год до президентских выборов — факт показательный. Если это попытка красиво уйти, то лучше, чем у Бориса Ельцина, это вряд ли кому удастся. Впрочем, в Киеве никто не говорил о том, что через год или, например, на сентябрьском саммите СНГ в Ялте, руководить которым будет украинский Президент, вопрос ротации главы Содружества встанет вновь.

Но если так случится, что сможет успеть украинский лидер за столь непродолжительное время? Ведь усилия лидеров в последние 12 лет не превратили СНГ в более или менее стабильное образование. Лишь во всем соглашаясь с Россией, Украина может за это время повлиять на ход ряда процессов, хотя устоявшиеся тенденции и традиции на просторах СНГ переломить едва ли удастся. Но произойдет все скорее наоборот, считают украинские политологи, от своего председательствования в ЕС Леонид Кучма лично для себя ничего не выиграет, а Содружество в целом наверняка проиграет.

СНГ: хватит жевать сопли

С большой долей уверенности можно заявить, что не в Киев к новоизбранному главе СНГ, а по-прежнему в Москву к Владимиру Путину будут ездить за советом президенты Содружества.

Показательно, что прошедший саммит оказался наименее представительным — 4 лидера из 12 нашли причины в Украину не приезжать. Причем лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, ранее весьма активный сторонник интеграционных идей на просторах Евразии, пропустил съезд лидеров СНГ впервые за 12 лет. В швейцарском Давосе ему было интереснее, и собеседники более разнообразные.

Проблема в том, что саммиты СНГ стали все менее конкретными, и наибольшая ценность в таких переговорах — сами переговоры. По мнению наблюдателей, киевскую встречу и саммитом назвать сложно. Все превратилось в серию двусторонних консультаций.

«Нам нужна интеграция», — заявил гость из далекого Таджикистана Эмомали Рахмонов, ступив на украинскую землю. Правда, интеграция в его понимании очень отличается от того, как ее понимает, например, Владимир Воронин или Владимир Путин. Многие отмечают, что саммит прошел под лозунгом возрождения интеграционных процессов. Но они идут пока между отдельными участниками Содружества. В то же время лидеры отвыкли от обсуждения интеграционных процессов в рамках целого Содружества. Об этом им напомнил российский лидер, который на этот раз апеллировал к опыту ЕС. «В Европе общая валюта, общее пространство. От своего соседства они получают гораздо больше, чем мы. А мы, извините, все сопли жуем…» — доказывал Владимир Путин. Эта фраза не была воспринята как оскорбительная. В идеале СНГ хотели когда-то строить на принципах европейского сообщества, но от этих планов не осталось и следа. Хотя на нынешнем саммите Киев предложил вернуться к обсуждению таких условий, которые объединили бы всех участников Содружества.

Даешь зону!

Накануне в Киеве приоритетной задачей встречи обозначили дискуссию о создании зоны свободной торговли в рамках всего СНГ. Скажем сразу: такая идея, по мнению, например, молдавского президента Владимира Воронина, лишает смысла все прочие региональные объединения, как-то: Евразийское экономическое сообщество, ГУУАМ и Объединение центральноазиатских республик. Но она не вызвала оппозиции собравшихся в Киеве лидеров, хотя постоянно создавалось впечатление, что президенты говорят о разных зонах или вкладывают в это понятие иной смысл.

Так, еще во вторник, то есть до официального открытия саммита, Владимир Путин высказался о зоне свободной торговли с Украиной как деле будущего. Он видит основную проблему в том, что в структуре экспорта России значительную долю составляют энергоресурсы. В случае, если такой договор будет подписан, прямые потери бюджета России, по оценке Путина, составят 0—700 миллионов, так как поставки украинских товаров в Россию меньше по объемам. Но компромисс, по словам Путина, возможен. «Надо посмотреть и оценить все. И степень участия Украины в ЕврАзЭС тоже», — особо подчеркнул он.

Ранее Михаил Касьянов, а также спикер российской Думы Геннадий Селезнев высказывали мнение, что украинская инициатива о зоне свободной торговли (правда, тогда речь шла лишь о России и Украине, а не об СНГ в целом) может быть поддержана только в том случае, если Киев присоединится к ЕврАзЭС. Организации, которая, являясь правопреемницей Таможенного союза, ввела для своих членов единые таможенные режимы и пошлины. По мнению ряда российских экспертов, Украина значительно усилила бы эту организацию, в которой тон задает Россия. Однако Киев не интересует ЕврАзЭС в виде Таможенного союза, зато как зона или некоторая форма функционирования режима свободной торговли на обширном пространстве СНГ заманчива. Но Леонид Кучма вряд ли сам способен перестроить ЕврАзЭС под себя.

А присоединение Украины к ЕврАзЭС в нынешнем состоянии отнюдь бы не сняло проблему антидемпинговых расследований против отечественных производителей в той же России, а кроме того значительно осложнило переговоры Киева о вступлении в другую более глобальную структуру — Всемирную организацию торговли, а также в ЕС.

Но в среду в Киеве российский лидер говорил, что в рамках СНГ необходимо создавать не зону, а зоны (!) свободной торговли. Это, очевидно, свидетельствует, что пока в Кремле не отказываются от идей разноскоростной интеграции и региональных объединений.

Леонид Кучма же говорил о необходимости единой зоны свободной торговли для целого СНГ, и тут же с Эдуардом Шеварднадзе украинский Президент обсуждал перспективы создания зоны свободной торговли в рамках ГУУАМ.

Впрочем, по мнению украинского лидера, залогом успешного функционирования чего-то большего, чем клубов по интересам, станет создание в СНГ крупных транснациональных компаний, в сферах ТЭК и транспорта. Правда, российский лидер тут же добавил, что Москва и за взаимное проникновение капиталов в экономики стран СНГ.

Эксперты напоминают, что все эти дискуссии не новы и даже качественно не отличаются от тех, что велись в далеком уже сентябре 1993 года, когда лидерами СНГ был подписан договор о создании Экономического союза, в который Украина с 1994 года входит на правах ассоциированного члена. Как отмечают наблюдатели, нужно лишь вспомнить старое, чтобы повторно не изобретать велосипед, на разработку которого итак потрачено много времени и сил. А если учесть, что до Ялтинского саммита остается всего 8 месяцев — срок не такой уж большой, для того чтобы команда нового руководителя СНГ предложила главам государств Содружества нечто новое, а главное устраивающее всех в равной мере.

Парадоксально, но долгие годы Украина сама прививала Содружеству Независимых Государств комплекс неполноценности. Подписанные почти 1000 соглашений и договоров пылятся на полках штаб-квартиры содружества в Минске.

Теперь же в Киеве думают иначе и полагают, что СНГ не утратило своей актуальности и как обещал Леонид Кучма, он готов с ответственностью подойти к исполнению своих новых обязанностей. Впрочем, надежд, что даже часть из масштабных задумов по реанимации СНГ будет воплощена под руководством украинского Президента, не много.

Андрей ДЕРКАЧ, председатель Политисполкома партии «Трудовая Украина», народный депутат Украины

После отказа от ядерного оружия Украина интересует европейские страны и ЕС в целом в основном в качестве транзитной территории, по которой поступают российские и центральноазиатские энергоносители. Европейская экономика нуждается в их бесперебойном поступлении, откуда следует и заинтересованность наших континентальных контрагентов в поддержании достаточного уровня стабильности транзитной территории.

Традиционные исторические связи, конечно, нельзя расценивать как полностью несущественные, но в современном мире доминируют экономические интересы, которые и определяют внешнеполитический курс. Транзитным статусом, безусловно, следует воспользоваться, однако не спекулируя на нем (что априори не может привести к положительным результатам), а выстраивая на этом фундаменте скоординированную с Россией европолитику. Прежде всего политику экономическую, в силу того что Украина имеет возможность стать связующим звеном между Европой и Азией посредством своего трубопроводного транспорта. Эффективность подобной внешнеполитической стратегии уже доказана Владимиром Путиным, положившим в основу российской политики в регионе проблему транспортировки энергоносителей. Наиболее ярким подтверждением достигнутого Россией успеха служит статус «особого партнерства» с ЕС в энерготранспортной сфере.

Другая сторона поблемы заключается в том, что ЕС как выражение консолидированной политической воли и экономических интересов, входящих в него стран всегда более склонен считаться с другой консолидированной силой, выступающей с единых позиций и добивающейся общих или сходных целей.

Такой консолидированной силой по отношению к евроструктурам могут выступать только Россия и Украина, опирающиеся при этом на дополнительный потенциал СНГ как организации, выражающей общие жизненные интересы государств постсоветского евразийского пространства.

Только при подобной расстановке сил у Украины появляется возможность войти в интеграционистские структуры континента в относительно сжатые сроки, избавить нашу европейскую политику от постоянных ритуальных заклинаний и наполнить ее конструктивным содержанием.

Расширение договорно-правовой базы с Россией уже само по себе является фактором благоприятствования успешной евроинтеграции. Обязательное условие данного процесса — адаптация внутреннего законодательства к европейским нормам. Россия в силу целого ряда причин достигла в этом значительно больших успехов, и нам придется приложить немало усилий, чтобы сравняться с ней. Вместе же Украина и Россия, имея адаптированную к европейским нормам правовую систему, могут со значительно большей уверенностью защищать свои позиции в евроструктурах.

В более глобальном плане получение Украиной дополнительных возможностей влияния в СНГ знаменует начальный этап процесса создания оси европейской геостратегической стабильности. Ее основой станут Украина, Россия и Германия как страна, наиболее заинтересованная в эксплуатации российско-украинского транспортного коридора. Геостратегическая стабильность будет обеспечиваться синтезом экономических, социальных и политических факторов. Особо следует отметить, что центральноазиатские республики, получая немалые средства из Европы за экспортируемые энергоносители, имеют возможность часть из них вкладывать в развитие социальной сферы. Таким образом, у них может быть сведена к минимуму или почти полностью нейтрализована угроза нарастания исламского экстремизма, ставшего за последнее время наиболее угрожающей частью международного терроризма. Социальные проблемы являются наиболее питательной средой для роста фундаменталистских настроений в мусульманском мире, и для западного мира выгодней предотвращать эту опасность на ранней стадии экономическими методами, чем вкладывать огромные средства в борьбу с последствиями, часто невозможную без задействования силовых методов.

Дополнительными элементами складывающейся конфигурации станет ближайший германский партнер Франция и так называемый «православный пояс» на Балканах, состоящий из Греции, Болгарии и части республик бывшей Югославии. Характеризуя будущую «ось стабильности», следует отметить жизнеспособное сочетание находящихся в ее основе экономических и традиционно-исторических элементов, в том числе религиозно-культурного характера, что позволяет ей одинаково успешно преодолевать комплекс возникающих вызовов нового тысячелетия.

Таким образом, Украина совместно с Россией действительно становится неотъемлемым элементом европейской системы безопасности, сохраняя при полном соблюдении правовых норм Европейского Союза свой внеблоковый нейтральный статус и национальный суверенитет. Синхронизированное с Россией движение в сторону единой Европы не только не умаляет это основополагающее для государственного бытия понятие, но и создает под ним фундамент реальной экономики и построенной на европейских демократических стандартах системы права.

Юлия ТИМОШЕНКО,
лидер фракции БЮТ

Последние годы СНГ напоминало Пизанскую башню — вроде бы и угрожающе наклонилась, но не падает. Теперь же, после избрания Леонида Кучмы лидером Содружества, стало окончательно ясно — все-таки рухнет.

Это избрание свидетельствует о том, что в геополитическом пространстве Украины произошли радикальные изменения.

Во-первых, и это, очевидно, самое главное, теперь уже стало ясно, что Россия во главе с ее президентом окончательно утратила интерес к этому проекту. Мало кто может усомниться, что президент Путин стойко и последовательно отстаивает национальные интересы России и никогда не выпускает из своих рук и из-под своего контроля процессы, которые могут послужить во благо этим интересам (нам бы такого президента!). То, что он фактически передал Содружество под команду Кучмы, говорит о том, что России оно перестало быть интересным и выгодным.

Россия сейчас увлечена принципиально новым проектом евразийского объединения, сулящего ей значительно большие дивиденды и значительно меньшую головную боль, чем СНГ. Сдав Содружество на временное сохранение украинскому Президенту, российское руководство получает, как минимум, тройную выгоду:

— появляется благовидный предлог избавиться от обременительной, но еще ритуально почитаемой ноши;

— возникает возможность получить хоть какие-то дивиденды за этот никому не нужный российско-украинский дар (все знают, как любит украинский Президент разные подарки, регалии, титулы, мишуру политической позолоты, и, конечно же, братья-россияне, зная эту особенность, что-то с него получат за эту уже бессмысленную и бесполезную должность);

— найден наконец способ напоследок отомстить украинскому Президенту, который на всех общеэсэнговских встречах был самым капризным, необязательным и непредсказуемым (Путин как умелый педагог назначил двоечника дежурным по классу).

Во-вторых, стало ясно, что, кроме России, к эсэнговскому проекту утратили интерес и все остальные президенты (не случайно, что Лукашенко на эту фактически ненужную для него встречу — он-то ведь уже одной ногой в будущем новом союзе — опоздал, а почти все лидеры Средней Азии просто не явились — Восток есть Восток).

В кулуарах поговаривают, что должность лидера СНГ последний год перебрасывалась, как горячая картошка, из рук в руки среди президентов Содружества, пока окончательно не досталась нашему. Видимо, некоторые «любят погорячее».

Леонид Кучма имеет в СНГ стойкую репутацию самого опытного «кризисного менеджера». Не в смысле, конечно, решения кризисов, а в том смысле, что любую, казалось бы, самую безобидную ситуацию он умеет довести до крайнего обострения и кризиса. Попав в опытные руки, Содружество, очевидно не проживет теперь и года.

Но, как ни странно, в результате будут довольны почти все.

Будет доволен, конечно, наш Президент, которому напоследок дали такую большую, красивую игрушку.

Будет довольно, как уже говорилось, руководство России, которое так элегантно и легко избавилось от причины его головной боли всех последних лет.

Будут довольны все постсоветские лидеры, сомневавшиеся, что найдется политик, которому нравится быть не создателем, а могильщиком.

Будет, конечно же, довольно украинское окружение Президента Кучмы, которому вдруг открылась возможность запустить руку, так сказать, «на коня», в общеэсэнговскую кассу…

Единственно, кто не будет доволен, так это, очевидно, многострадальные народы Содружества. Без их ведома и без их разрешения пусть номинальным, но лидером всего Содружества стал человек с одной из худших в мире репутаций, которая теперь черной тенью ляжет на все эсэнговское пространство. К тому же практически невыездной, что является беспрецедентным для руководителя любой международной организации такого масштаба.

Будет недоволен, конечно, народ Украины, который с тоской смотрит на последние вагоны уходящего в Европу поезда и даже не может помахать вслед рукой, потому что в эту руку ему пытаются вложить колхозно-эсэнговскую лопату.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно