РУКИ, КАЧАЮЩИЕ КОЛЫБЕЛЬ ДЕМОКРАТИИ— 3

6 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 6 октября-13 октября

Безымянным пальцем мы пользуемся едва ли не реже остальных. Даже имя сему персту дано не слишком уважительное...

Безымянным пальцем мы пользуемся едва ли не реже остальных. Даже имя сему персту дано не слишком уважительное. Меж тем именно на него возложена священная обязанность носителя обручального кольца. Безымянный палец — симбиоз бесполезности и значимости, философско- анатомическое проявление единства и борьбы противоположностей. Немного перефразируем экс- спикера Александра Ткаченко: он не первый, но и не пятый. Он один из. Он важен в силу факта своего существования. Он необходим хотя бы потому, что без него рука окажется неполноценной. Ему никогда не усохнуть до мизинца и никогда не набрать веса большого пальца либо длины среднего…

Еще за каких-нибудь полгода до последних парламентских выборов прогнозировать электоральный урожай отечественной Партии зеленых означало тыкать пальцем в небо. О самой древней политической организации современной Украины электорат знал негусто. Всевозможные околочернобыльские акции, здоровый образ жизни, рассадка саженцев — на этом перечень образов, ассоциировавшихся у обывателя с ПЗУ, пожалуй, можно считать исчерпанным. Особо продвинутые избиратели, поднапрягшись, удосуживались припомнить, что вождь украинских зеленых является обладателем пышных усов и неформального хвостика. Но вот назвать его фамилию представлялось делом весьма затруднительным.

Однако чем ближе становился «судный день», тем отчетливее вырисовывались шансы зеленых на успешное преодоление 4% избирательного барьера. Согласно исследованиям центра «Социальный мониторинг» (Украинский институт социальных исследований) в феврале 98-го зеленые занимали второе место в общенациональном рейтинге, уступая только абсолютным лидерам — коммунистам.

Причин для столь мощного спурта было несколько. Безусловно, сыграл свою роль удачный рекламный ролик, прокрученный популярным каналом «1+1» (в соответствии все с тем же опросом «Социального мониторинга» предвыборный клип ПЗУ в реестре самых популярных занимал почетное второе место после «футбольной телеагитки» СДПУ). По утверждениям информированных источников, близких к «1+1», телераскрутка стоила зеленым сущие копейки, хотя и в «зеленых».

На парламентских скачках «темная лошадка» в зеленых яблоках взяла приз в размере 1 444 264 голосов (или 5,4354%), что обеспечило 19 гарантированных мест в парламенте. ПЗУ пересекла заветный рубеж в соседстве с еще семью партиями, но только ей удалось заручиться поддержкой не менее 4% практически во всех регионах (кроме Херсонской, Львовской и Черновицкой областей). Для людей знающих именно этот аспект успеха зеленых казался особенно впечатляющим, так как краевые организации ПЗУ представляли собой, по рассказам, довольно жалкое зрелище — как правило это были клубы по интересам, как шутили сами зеленые, «тусовки недобитых экологов». В то же время местные предвыборные штабы представляли собой мобильные, хорошо укомплектованные и прилично оснащенные подразделения. Чудесное превращение пояснялось предельно просто — собственно зеленые к организации предвыборной кампании имели такое же отношение, как безымянный палец к складыванию фиги. Львиную долю финансовых затрат ПЗУ взяли на себя люди, по тем или иным причинам испытывающие необходимость в получении депутатского мандата.

Существует несколько версий по поводу того, когда и как глава ПЗУ Виталий Кононов познакомился с Василием Хмельницким, Сергеем Кривошеей, Игорем Кирюшиным и Сергеем Рысь, бизнесменами, внесшими ощутимый вклад в двухлетней давности триумф зеленых. По одной из гипотез, в роли своеобразной «сводни» выступил средней руки киевский предприниматель Виктор Кононенко, насколько можно судить, тщетно надеявшийся в качестве «комиссионных» за посредничество получить место в партийном списке. Впрочем, как именно сошлись «чистый» романтик Кононов и четверо коммерсантов-прагматиков, впоследствии добавивших веса фракции и партии, не суть важно. Они искали встречи друг с другом. Партии (чтобы окончательно не загнуться) и Виталию Кононову (чтобы не потерять кресло лидера, а кроме того, дабы не стать могильщиком собственного детища) был необходим парламент. Как зимой пальцам необходима перчатка. Зеленые хотели собрать нужные средства и при этом сохранить должное лицо. Поэтому не слишком многочисленные, хотя и вполне заманчивые, предложения по поводу блоков и «крыш» «грин-скауты» не приняли. Требовались молодые, но денежные. Малоизвестные, но амбициозные. Не слишком одиозные, но достаточно влиятельные. Нужны были люди, чье списочное соседство с «чистыми» зелеными Кононовым, Курыкиным, Самойленко, Гавриловым хотя бы не сильно резало глаз. Все-таки партия романтиков…

«Идеология зеленых всегда напоминала мне романтические произведения Сервантеса. Я убежден, что если бы этот великий испанец жил в наше время, то его идальго бросался бы с копьем на атомные станции и свалки мусора, а внешне напоминал нашего лидера Виталия Кононова», — так несколько жеманно высказался о родной организации заместитель главы ПЗУ, руководитель ее секретариата Олег Шевчук. Сам Олег Борисович мало похож на стойкого идейного борца с ветряными мельницами и атомными станциями. Партийному «динозавру» (второй номер списка числится в зеленых с начала 90- х) пристрастие к дону Мигелю и задекларированный романтизм абсолютно не мешал успешно заниматься бизнесом и делать не менее успешную политическую карьеру. На момент парламентских выборов 30-летний выпускник радиофизического факультета КГУ почти два года занимал должность коммерческого директора и заместителя генерального директора «Укртелекома». Уже через год после выборов он, при активном участии набравшей вес родной партии, перекочевал в кресло председателя Госкомитета по связи и информатизации.

Приходилось слышать версию, что именно с подачи Шевчука в канун выборов к стае зеленых прибились другие молодые львы (или волки, если кому- то больше нравится это определение), чьи когти и зубы стали серьезным аргументом в схватке за политический ареал. Не удалось отыскать ни одного свидетельства в поддержку данной гипотезы. Скорее не так: Шевчук был символом того, что романтическая партия и жестокий бизнес — не есть вещи несовместимые. В конце концов, когда на безымянный палец надевают обручальное кольцо, он перестает быть бесполезным…

Участники «тройки нападения» Кривошея—Кирюшин—Рысь, надо думать, прибились к зеленым исключительно из лоббистских соображений. Все трое были по политическим меркам молоды (самому старшему из них на момент выборов-98 стукнуло только четыре десятка), все трое имели непосредственное отношение к «Укринбанку», одной из наиболее разветвленных банковских структур страны. Это обстоятельство давало дополнительные возможности при развертывании сети предвыборных штабов. Выгоды от альянса были очевидны, а потому главу правления АО «Укринбанк» Сергея Кривошею, президента фирмы «Шелтон» Сергея Рысь и сопредседателя Совета украинских переработчиков нефти, экспортеров и импортеров нефтепродуктов Игоря Кирюшина наделили соответственно 7-м, 8-м и 11-м местами в предвыборной табели о рангах по версии ПЗУ.

Но самым авторитетным из «новых зеленых» неожиданно для непосвященных оказался 32- летний паренек со звучной фамилией Хмельницкий, румяный и вихрастый. Каким образом человек, до выборов работавший всего-навсего (если верить официальным сведениям, распространенным Центризбиркомом) начальником информационно-аналитического отдела ООО «Реал-Груп» (г.Ватутино Черкасской области) мог оказаться в списке ПЗУ третьим, после партийных метров Кононова и Шевчука? Мальчишеская внешность, традиционно помятый воротничок рубашки, вехи биографии (уроженец села Баян-Аул Павлодарской области, выпускник СПТУ, пролетарий-газоэлектросварщик), специфическая лексика — ничто не выдавало в этом молодом человеке сверхудачливого предпринимателя, уже тогда на равных общавшегося со многими передовиками капиталистического труда и заслуженными олигархами Украины.

Незаурядность проглядывалась, пожалуй, только в широко, по-октябрятски, раскрытых глазах — из них била жажда власти и жажда борьбы. Хмельницкий алкал новых высот, новых денег и новых игр. Не знаю, что увидел в этих глазах Виталий Кононов, но, думаю, он должен был вздрогнуть. И дело вовсе не в популярных рассказках о якобы имеющих место связях Хмельницкого с некоторыми питерскими кругами. Просто, наверное, неуютно иметь за своей спиной человека, способного гнуть и ломать, не роняя при этом с лица обаятельной улыбки…

Дрожала или нет рука партийного вождя, судить не берусь, но этой рукой в партсписок были вписаны фамилии еще четверых представителей бизнеса, которых позже будут идентифицировать как «людей Хмельницкого». Замдиректора ООО «ГІ-Брокер» Владимир Ельчанинов, директор ООО «Реал- Груп» Сергей Павленко, гений бухгалтерии, директор фирмы «Мульти-Аудит» Ирина Белоусова и первый заместитель главы правления ОАО «Кировоград-Нефтепродукт» Олег Полищук (соответственно 6-е, 12-е, 14-е и 17-е места в предвыборном реестре ПЗУ) стали для одного из самых амбициозных представителей новой бизнес-генерации новой точкой опоры. Фракционным трамплином.

Насколько можно судить по рассказам людей, близко знающих Хмельницкого, он относится к породе максималистов. Неважно, что является целью — запорожская сталь, лисичанская нефтепереработка или львовский отель. Наивно было бы полагать, что Василий Иванович удовлетворится ролью простого члена партии и фракции. Под аккомпанемент неодобрительного ропота «идейных» зеленых» и скрежетания зубов «аборигена» Олега Шевчука выходец из деревеньки в Северном Казахстане стал сопредседателем парламентской ячейки ПЗУ и заместителем главы партии. Что, кстати, автоматически гарантирует ему место в будущем партийном списке — в соответствии с нормативными документами зеленых, замы Кононова попадают в заветный перечень вне конкурса.

Хмельницкий получил то, что должен был получить. Потому что Кононов получил то, о чем мечтал. Команду, состоящую из молодых (возраст 11 из 19 «списочников» не превышал 40 лет — какая еще партия могла похвалиться подобной роскошью), небедных и неодиозных. Не самую маленькую фракцию (в лучшие времена ее численность достигала 26 человек). Сравнительно устойчивое финансовое положение.

Правда, «чистых» зеленых можно было пересчитать по пальцам одной руки — сам Кононов, Курыкин, Самойленко, Гаврилов, Москвин — да и все, пожалуй. Чем откровеннее становились лоббистские и карьерные устремления «новых зеленых», тем острее становилось непонимание между лидером партии и «канониками», прежде всего, Сергеем Курыкиным. Далеко не всегда было легко находить между собой общий язык и новым меценатам партии — бизнес-интересы «группы Хмельницкого» и «группы банкиров» совпадали далеко не всегда.

Жалел ли Кононов о содеянном? На последнем партфоруме ПЗУ, посвященном десятилетнему юбилею организации, он предпринял попытку объясниться: «… Я не только отбрасываю упреки в нецелесообразности привлечения промышленников и бизнесменов к партийной работе, я настаиваю, что именно такое привлечение является наиболее продуктивным и наиболее эффективным способом достижения цели… Те, кто остается вне силового поля идейного влияния зеленых, так и не постигнут глубинной необходимости экологически безопасной среды, а значит и не будут спешить свои производства приводить в соответствие с экологическими нормами…» Убедительно, не правда ли?

А был ли у Кононова выбор? Появление в уютной, но начинающей разваливаться зеленой беседке зубастых мальчиков было предопределено исторически. В конце концов, сколько можно было играться в «тимуровцев»? Как иронизировал сам Кононов, «двигайся на велосипеде, мух не трогай, улиток спасай, не кури, не пей, не ешь и не дыши…»

Виталия Николаевича можно уважать за его стремление не иметь особой личной выгоды от партийного соседства с Хмельницким, Шевчуком, Кривошеей и Вороновым — мало, кто знает, что партбосс живет с женой и дочкой в однокомнатной квартире в Святошине и не гнушается покупать вещи на базаре. Но ветераны партии, наверное, вправе попрекнуть его тем, что он заигрался и перестал контролировать ситуацию. Он оказался не готовым к конфликтам, к интригам, к борьбе без правил. К борьбе, в ходе которой не чтутся библейские заповеди и не соблюдаются экологические нормативы. К тому, в чем, как рыба в воде, чувствовали себя его новоявленные соратники. Первым звоночком стал локальный конфликт в партии и фракции, разгоревшийся весной 99-го. В марте «осередок» покинул 18- й номер списка, буковинский бизнесмен Михаил Гуцол (транзитом через «Батьківщину», оказавшийся в «Яблуке»), в апреле к нему присоединился 9-й, экс-чиновник столичной администрации Орест Мельник. Позже один из апологетов зеленых, Игорь Гаврилов назовет их «незабываемыми предателями». Формально «чисто экологическая разборка» свелась к потере двух, не самых выразительных персон и к типично украинскому партийному «клонированию». В прессе «ортодоксы» и «раскольники» увлеченно спорили, кто идейнее и кто «зеленее». Но суть конфликта была глубже — партия переходила в качественно иное состояние, она уже обретала статус «выгодной». В чистом поле не борются за влияние, то, что никому не нужно, не делят. Отныне ПЗУ предстояло пройти тот же путь, что и социал-демократам, идейный крах которых начался в момент соития «красивой» вывески и «некрасивых» капиталов. Примитивно говоря, безымянный палец приобрел красивое кольцо, но потерял красивое лицо.

Кононов сделал не слишком удачную попытку спасти партийное (свое?) лицо в 99-м. 22 мая VII съезд ПЗУ выдвинул своего лидера кандидатом в президенты. Зачем? Этот вопрос задавали себе и политологи, убежденные, что неизбежное сокрушительное поражение перечеркнет значимость «зеленого» успеха годичной давности. И близкие соратники Кононова, опасавшиеся, что подобное геройство может стоить ему кресла партийного шефа. И «новые зеленые», считавшие, насколько можно судить, что открыто следует поддерживать только гаранта, давать деньги можно всем понемножку, но самим при этом ни в коем случае не светиться. По сути, все крупнейшие инвесторы партии покинули исторический съезд и кинули партийного выдвиженца, в котором все еще безуспешно боролись друг с другом «зеленый» романтик и политический прагматик, интуитивный стратег и ситуативный тактик, искренний оппозиционер и вынужденный конъюнктурщик. Кажется, романтик на время победил в душе и надолго проиграл в политике — итогом предвыборного «демарш-броска» стали унизительные 0,29% и третье место с конца.

И хотя от добра добра не ищут, все же нет худа без добра. Председатель самой гармоничной (по идеологии) партии не сумел отыскать гармонию в собственной душе. Поиграв в самостоятельность, он загнал фракцию в самые глубины дремучего пропрезидентского большинства. В тяжелую годину «имплементационного» голосования Кононов, цвет лица которого полностью гармонировал с названием его партии, закрыв глаза, нажал кнопку «за». Его примеру с большей или меньшей степенью легкости последовали еще полтора десятка подопечных. Лишь хранитель зеленых ценностей Сергей Курыкин отправился пить кофе, прихватив с собой свою карточку.

Тем не менее, природа не терпит пустоты. Во время избирательных заморозков-99 политическому «природоведу» Кононову не дал вмерзнуть в ледяной политический грунт еще один молодой и зубастый, Игорь Воронов. За спиной у которого была страховая компания «Кредо-Классик», деловые и приятельские отношения с Григорием Суркисом (кстати, бесконечно далекий от самой популярной в мире игры, Игорь Алексеевич недавно вошел в руководство возглавляемой Григорием Михайловичем Федерации футбола), и такая же, как у Хмельницкого, жажда схватки. Сегодня 35- летний Воронов не только заместитель председателя партии, но и (если верить имеющейся информации) один из наиболее солидных спонсоров партии. Можно с большой степенью вероятности предположить, что большинство громких «зеленых» акций было профинансировано именно им. Почувствовав неладное, Хмельницкий на время отвлекся от памятных всем проблем с СБУ и от текущих бизнес-дел и с истинно «зеленым» задором погрузился в обеспечение публичных мероприятий, проводимых под эгидой ПЗУ.

Прогнозировавшийся конфликт между Вороновым и Хмельницким мог лишить фракцию еще нескольких членов, а партию нескольких статей дохода. Но, похоже, болельщики ПЗУ беспокоятся зря — хищники находят общий язык быстрее, чем борцы за права животных. Партию ждут более или менее спокойные времена, даже несмотря на не слишком веселое состояние бизнес-хозяйства еще недавно столь влиятельных Кривошеи, Рыси и Кирюшина. С тех пор, как членом партии, а вскоре и членом руководства стал некий Олег Яценко (приходящийся племянником одному очень известному в Украине лицу), ее, кажется, не слишком пугают избирательные комиссии и налоговые органы. Приход на последний партийный съезд Виктора Медведчука и его теплое приветствие в адрес именинников- зеленых в ПЗУ восприняли как хороший знак. Количество желающих сделать маникюр безымянному пальцу, надо думать, будет расти с каждым днем.

И кому какое дело, что у пальчика, кажется, двойной перелом?

Сергей РАХМАНИН

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно