РОССИЯ ОПРЕДЕЛЯЕТ УГРОЗЫ СВОЕЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

25 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 25 октября-1 ноября

В 1993 году увидели свет «Основные положения военной доктрины РФ». Основной чертой, отличающей их от...

В 1993 году увидели свет «Основные положения военной доктрины РФ». Основной чертой, отличающей их от подобных документов советского периода, является провозглашение оборонительного характера политики России в военной области, отсутствие у нее агрессивных намерений.

Однако позднее, особенно в период последней предвыборной кампании, в России стали все чаще и чаще говорить о «беззубости» новой военной доктрины и необходимости ее пересмотра. В последнее время российские эксперты, в том числе военные, стали предлагать свои проекты доктрины. Хотя официально авторами новых концепций являются малоизвестные люди, глубина и профессионализм, с которыми выполнены разработки, говорят об авторстве серьезных аналитических центров (а может, и институтов), занимающихся проблемами национальной безопасности. Несмотря на незначительные отличия, все варианты совпадают в вопросе ужесточения позиции России в военной сфере, а их публикация во влиятельных российских газетах (например, в приложении к «Независимой газете») говорит о сознательном формировании общественного мнения со стороны властных российских структур относительно необходимости пересмотра концепции военного строительства именно в этом направлении.

С учетом практики 1990-96 гг. во всех проектах выдвигается следующее требование в части ведения локальных войн в пределах СССР: вооруженные силы России должны быть в состоянии одновременно участвовать не менее чем в одной локальной войне высокой степени интенсивности, не менее чем в одной «вялотекущей» локальной войне и не менее чем в трех «замороженных» локальных конфликтах и миротворческих операциях.

Наибольший интерес в новых доктринах заслуживает четкое определение направлений угроз для национальной безопасности страны. Так, в «Основных положениях...» 1993 года содержится тезис об отсутствии у России внешних врагов. Разработчики новых проектов утверждают, что практика показала ошибочность данного тезиса. На сегодняшний день, по их мнению, основными вероятными противниками России остаются США и страны НАТО. В качестве аргументов приводится линия американских властей, в особенности Конгресса США, на ревизию договора по ПРО 1972 г., создание тем самым предпосылок для разработки к 2003 г. и последующего развертывания стратегической системы ПРО. Сам факт существования НАТО, не говоря уже о расширении альянса на Восток, по мнению авторов концепций, демонстрирует то, что Россия по-прежнему считается на Западе вероятным противником.

На территории же постсоветского пространства главным противником России называются силы агрессивного национализма, действующие при поддержке извне и имеющие собственные вооруженные формирования: армия, полиция и другие военизированные формирования республик Прибалтики (!), вооруженные формирования чеченского сопротивления, таджикской оппозиции и т.д.

Основным же средством сдерживания вероятного противника называются стратегические ядерные силы. Условием их дальнейшего совершенствования определяется отказ от ратификации Государственной думой РФ договора СНВ-2.

Несмотря на свой радикализм, подобные концепции, похоже, отражают видение будущего военной безопасности России руководством военного ведомства страны. Подтверждением этого стала свежая публикация на эту же тему генерал-полковника Валерия Манилова, назначенного на прошлой неделе заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных сил России.

В его статье «Национальные цели России и угрозы ее безопасности», правда, в более мягкой форме, повторяются почти все идеи, упомянутые выше.

Так, утверждается, что на Западе интересы России объективно не могут во всем совпадать с интересами других государств, и прежде всего США. Стремлению Вашингтона закрепить свое лидирующее положение в мире объективно не соответствуют восстановление и укрепление политической и военной мощи России, рост ее влияния в странах СНГ, в Европе, в других регионах мира. Прямо противоречат национальным интересам и безопасности России, по словам Манилова, попытки расширить НАТО за счет государств Центральной и Восточной Европы, а также Балтии, приблизить военную инфраструктуру и группировку блока к границам России.

На Востоке главный узел противоречий лежит в сфере отношений Китай-США-Япония-Россия. Причем, говорится, что и Россия, и Китай (потенциальные союзники?) заинтересованы в предотвращении военно-политического доминирования в АТР какой-либо одной державы (имеются в виду, конечно, Япония и Корея, поддерживаемые США), а также в недопущении распространения ядерного оружия.

Генерал уверен, что на Юге обстановка в значительной мере определяется попытками усилить влияние исламского фундаментализма, распространить его идеи не только в регионе, но и за его пределами. В целом к югу от границ бывшего СССР формируется зона противоборства ряда государств, которые способны при определенных условиях в целях самоутверждения и улучшения своего положения начать новый передел мира. Возможность реализации такой готовности, особенно на базе воинствующего национализма и сепаратизма, усиливает вероятность кризисов и конфликтов, способных дестабилизировать региональную и глобальную обстановку.

Любопытен анализ относительно стран СНГ. Определяющим развитие политической ситуации на территории бывшего СССР названо стремление к национальному самоутверждению, повлекшее за собой болезненное размежевание и раздел имущества. Источником угрозы для национальной безопасности РФ является возникновение препятствий на пути к интеграции, взаимодействию, формированию новой общности народов бывшего СССР или потеря Россией лидирующей роли в этом процессе.

Непосредственные угрозы России Манилов разделяет на внутренние и внешние. Из десятка внутренних угроз интерес вызывают такие, как:

- политическая поляризация общества;

- снижение жизненного уровня, имущественная федерализация населения;

- усиление неравномерности социально-экономического развития регионов, региональный сепаратизм;

- национал-экстремизм.

А среди внешних угроз внимания заслуживают:

- локальные войны, этнополитические, религиозные и другие конфликты, прежде всего в непосредственной близости от границ России;

- попытки воспрепятствовать реализации конструктивной роли России в решении ключевых международных проблем, в том числе в рамках международных организаций;

- противодействие интеграционным связям, сотрудничеству с другими организациями, ущемление экономических интересов, ограничение присутствия на международных рынках или вытеснение с них;

- политическая, экономическая, духовная экспансия;

- дискриминация граждан Российской Федерации в зарубежных странах.

Во всех проектах новой военной доктрины РФ авторы особое внимание уделяют Украине. Наша страна имеет ключевое значение для безопасности России. Одним из факторов, определяющих угрозы ей на постсоветском пространстве, называется дрейф Украины в сторону Запада и ее отказ от более глубокой интеграции в структуры СНГ. Российские аналитики уверены, что именно США активно инспирируют создание ситуации конфронтации между Украиной и Россией. Задачей России при этом, по их мнению, является не дать втянуть себя в конфронтацию, так как Украина является для нее скорее стратегическим союзником.

Говоря о потенциальных союзнических отношениях с нашей страной, россияне рассматривают, в первую очередь, сотрудничество в военно-технической области. По их мнению, в случае отказа РФ от ратификации СНВ-2 перед ней встанет проблема наращивания ядерного потенциала. Исходя из невозможности решить эту проблему собственными силами, предлагается купить у нас дополнительные баллистические ракеты

СС-18 и ММ-24 (которые еще находятся на складе готовой продукции на Павлоградском заводе), а также бомбардировщики Ту-160.

Вот такие угрозы для безопасности страны определены в проектах новой военной стратегии России. При всей критичности отношения к ней, напрашиваются два умозаключения. Прежде всего, относительно роли нашего государства. Если вспомнить, что в американской стратегии национальной безопасности (как и в российской) Украина вместе с прибалтийскими странами названа в числе приоритетных стран для США на постсоветском пространстве, начинаешь ощущать национальную гордость. С другой стороны, читая подобные российские проекты, становится ясно, что период неопределенности во внешней политике России уже закончился. К сожалению, документов такого рода, с высоким уровнем конкретизации угроз нашей национальной безопасности и подготовленных на высоком государственном уровне у нас пока не опубликовано и похоже они не появятся, пока мы будем балансировать между Западом и Востоком.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно